English
AA
Центральное Интернет ТВ

ВсеДокументальные фильмы > Животные, природа, путешествия

Жизненные истории

33 кадр 443 мин

Производство: Великобритания, 2017

Центральное Интернет ТВ представляет "Жизненные истории" онлайн. Самые интересные и познавательные фильмы о природе и жизни животных для зрителей нашего телеканала.

Страница 1 из 1
Время выхода Название Оценка Рейтинг Длительность Год
05 июл 2018 20:00 Жизненные истории. Стратегия для выживания 5 47 мин. 2017
24 май 2018 20:00 Жизненные истории. Любить, чтобы жить 2 49 мин. 2017
13 ноя 2017 20:00 Жизненные истории. Ради жизни на Земле: Сон 5 50 мин. 2017
06 ноя 2017 20:00 Жизненные истории. Ради жизни на Земле: Общение 3 50 мин. 2017
30 окт 2017 20:00 Жизненные истории. Ради жизни на Земле: Дружба 2 48 мин. 2017
28 окт 2017 20:00 Жизненные истории. Убежище для жизни 3 50 мин. 2017
25 окт 2017 22:00 Жизненные истории. Обмани, чтобы выжить 4 49 мин. 2017
25 сен 2017 20:00 Жизненные истории. Наряды для жизни 5 49 мин. 2017
18 сен 2017 20:00 Жизненные истории. Ради жизни на Земле: Борьба 9 51 мин. 2017
Страница 1 из 1

Комментарии (313)

  • 12 ноя 2018 15:56

    МАРГАРИТА ТУЧКОВА - подвиг любви и веры:-----
    … Свадебный кортеж с молодыми возвращался после венчания из церкви на Пречистенке. Внезапно коляску с новобрачными остановил нищий старец, опиравшийся на посох. «Мария! — неожиданно сказал он, — возьми посох!» «Ты ошибаешься, отец, у меня совсем другое имя, я Маргарита», — ответила новобрачная. Но старец настаивал. Молодая женщина, недоумевая, приняла из его рук странный подарок, а старец в безобразных лохмотьях в следующую минуту словно растаял в воздухе…
    Маргарита родилась 2 января 1781 года в семье потомственных дворян Нарышкиных. Из этого древнего и славного боярского рода некогда вышла царица Наталья Кирилловна, мать Петра Великого. Маргариту в семье в детстве звали Огоньком. Это была большая дружная семья, и Маргарита была всеобщей любимицей. Все отмечали, что Маргарита — девушка образованная, тонкая, страстная и очень религиозная. Но, к сожалению, не сохранилось ни одного ее портрета в молодости, хотя известно, что она была высокого роста и очень стройна.
    В шестнадцать лет по воле своих родителей Маргарита Нарышкина вышла замуж за Павла Ласунского — его мать была близкой подругой матери Маргариты, урожденной Волконской, и они решили поженить своих детей. Но муж оказался гулякой и пьяницей. Он прямо объявил жене, что не собирается порывать со своими многочисленными подружками, а в качестве утешения посоветовал ей завести себе любовника из числа его друзей. Надо ли говорить, что для Маргариты это явилось настоящим шоком. Она скрывала это довольно долго, пока мать, видя, что ее дочь находится в ужасном состоянии, не узнала обо всей этой истории. Нарышкины были очень влиятельной семьей, поэтому удалось быстро добиться от Синода развода и возвращения Маргарите прежнего положения. Она вновь называлась девица Нарышкина.
    Словом, жизнь Маргариты начиналась довольно драматично. А кому пожалуешься? Какие подруги в шестнадцать лет, с которыми можно обсудить столь серьезные проблемы? Отчаяние и обида поселились в душе, свое нашептывала уязвленная гордость… Какой возможен дальнейший путь? Брак по расчету? Маргарите это не подходило, ведь она была натурой романтической, эмоциональной, чувствительной. Можно было поставить крест на своей личной жизни, обратиться к Богу. Но обращение в столь раннем возрасте, когда жизнь полна радостей и удовольствий, когда еще ничего по-настоящему хорошего и не было в ней, тоже было противно живой и деятельной натуре Маргариты. Какой же выход? Она втайне надеялась, что судьба ей улыбнется. Главное — терпение и выдержка. И Нарышкина стала ждать…
    После всей этой печальной истории первого замужества Маргарита неожиданно для себя влюбилась. Влюбилась в блестящего генерала, красавца Александра Тучкова, которого в столице называли Аполлоном. Молодые люди встретились на одном из балов и полюбили друг друга
    Тучков попросил руки Маргариты у ее родителей, но те отказали, потому что были напуганы неудачным предыдущим браком, и несколько лет не давали своего разрешения. После отказа родителей и отъезда Александра за границу Маргарита стала угасать на глазах. Нужна ли она ему, разведенная, с незадавшейся жизнью?
    Она ревновала, мучилась, ее душа металась. Вот он уехал и даже не попрощался… Но однажды Маргарите передали небольшой конверт. Это было письмо от Александра Тучкова на французском языке. И каждая строфа заканчивалась словами: «Кто владеет моим сердцем? Прекрасная Маргарита».
    Только в 1806 году молодые обвенчались, и Маргарита стала сопровождать мужа в военных походах. Да, женам русских генералов разрешалось следовать за мужьями фронтовыми дорогами, но сколь немногие воспользовались этой возможностью! Деятельный, неунывающий характер помогал Маргарите переносить тяготы походной жизни. Ей пришлось по пояс в ледяной воде переходить Ботнический залив во время шведской кампании.
    Она училась стойко терпеть зрелище смерти, перевязывать раненых, ухаживать за ними, выслушивать последнее слово умирающего… Не раз Маргарита обмирала от страха при грохоте артиллерийских орудий, и это были страшные часы, когда она не знала, вернется ли ее муж живым или нет.
    … Маргарита проснулась среди ночи от страшного сна. Она сидит у стола в незнакомой комнате вроде тех, что бывают на постоялом дворе. Вдруг отворяется дверь, входит ее отец и говорит со слезами: «Муж твой пал на полях Бородина». В отчаянии и слезах, даже не поняв, что это был всего лишь сон, она побежала к Александру. Услышав об этом нелепом сне, он велел тут же принести подробную карту России, и все принялись искать на ней это неведомое место — Бородино.
    Кто мог тогда знать, что Бородино навсегда войдет в историю России! Искали главным образом у западной границы, где был расположен тогда Ревельский полк, которым командовал Тучков. Не найдя, рассудили, что все вздор и все от перемены погоды. Наверное, Маргарита обладала очень развитой интуицией. Она ощущала, что может произойти что-то трагическое, и ее мистический сон, и все ее попытки быть рядом с мужем, как-то оградить, защитить его, говорят о том, что она многое предчувствовала…
    … В тот день в бою с французами под деревней Семеновской Тучков поднял свой полк в атаку. Солдаты, оробевшие под шквальным огнем вражеских батарей, замешкались. «Вы стоите? — Я один пойду! — крикнул Тучков, схватил знамя и кинулся вперед. Картечь расшибла ему грудь. Тело его не досталось в добычу неприятелю. Множество ядер и бомб каким-то шипящим облаком обрушилось на то место, где лежал убиенный, взрыло, взбуравило землю и взброшенными глыбами погребло тело генерала», — так писал Федор Николаевич Глинка о гибели Тучкова в своих «Очерках Бородинского сражения».
    Маргарита узнала о геройской смерти мужа на Бородинском поле в начале сентября 1812 года. Спустя два месяца, с картой, где было помечено место гибели Александра, Маргарита отправилась в Бородино. Невозможно себе представить, что увидела эта молодая, хрупкая женщина. Десятки тысяч трупов лежали неубранные с того страшного августовского дня, десятки тысяч лошадей, оружие, техника. Все это было перемешано страшным огнем с обеих сторон.
    Два дня она разыскивала тело своего мужа, но не нашла. И тогда она решила построить на этом месте церковь. Маргарита продала свои бриллианты, император Александр I прислал 10 тысяч рублей. Для Тучковой построили деревянный домик, где она поселилась вместе с сыном, родившимся в 1811 году, и руководила строительством. К 1820 году Спасская церковь была построена. Она оказалась первым памятником на Бородинском поле. Каждый день, каждый час Маргарита ощущала присутствие Александра. Он словно был рядом… Единственное, что спасало Маргариту — это сын Николенька. Как-то вечером на столе Маргарита обнаружила записку, написанную детским неуверенным почерком: «Матушка, жизнь моя! Если бы я мог показать Вам свое сердце, Вы нашли бы в нем Ваше имя».
    В 1826 году судьба нанесла новый страшный удар Маргарите. По делу декабристов, в кандалах, был отправлен в Сибирь ее любимый младший брат Михаил Нарышкин. Не выдержав горя от всего, что произошло, скончалась ее мать. А самое ужасное: от скарлатины в пасхальные каникулы умер любимый сын, пятнадцатилетний мальчик, в котором с каждым годом все больше проявлялись черты, внешние и внутренние, его отца, Александра Тучкова. Маргарита словно обезумела. Теперь уже ничто не держало ее в миру. Она привезла прах сына на Бородинское поле и похоронила его в склепе церкви Спаса Нерукотворного, построенной на костях ее мужа. Иногда по ночам она выскакивала из своего домика и бежала куда-то в темноту. Ей казалось, что сын и муж зовут ее. Она запиралась в склепе, и там ее находили без чувств…
    Надо было как-то справляться с этой безнадежной ситуацией, и Маргарита написала письмо с просьбой о духовной поддержке митрополиту Филарету Московскому, великому архипастырю своего времени. Он приказал сделать то, что было нужно в этом случае — убрать последние крохи, что остались от Николеньки — игрушки, детские вещи. Митрополит запретил ей часто бывать и плакать на могиле сына и велел заняться делом — основать общину, чтобы утешать других вдов. Она этим занялась, и у нее все получилось — ведь и по происхождению, и по харизме, которую она излучала, Маргарита была незаурядной, сильной духом женщиной, уповающей на помощь Божию. И в этой точке произошла удивительная перемена, когда жизнь становится житием…
    К 1833 году поселение вокруг Спасской церкви получило статус общежительства, пока еще не монастыря, а Спасо-Бородинский монастырь возник позже. В 1838 году Маргарита Тучкова приняла постриг и стала инокиней Меланией, а в 1840 году митрополит Филарет совершил над Тучковой обряд великого пострижения и на следующий день посвятил ее под именем матери Марии в сан игуменьи созданного ею Спасо-Бородинского монастыря. Сбылось пророчество неведомого старца. И до самой своей смерти в 1852 году она возглавляла этот монастырь и молилась за павших на Бородинском поле.
    Видимо, в минуты тяжких испытаний в человеческой душе открываются какие-то такие свойства, которые в обычное время спят. В истории Маргариты Тучковой много уникального, ведь уникальна каждая человеческая личность, и в то же время типичного. Типичного в том смысле, что множество русских женщин в то время в той или иной степени совершали подвиг, шли за своими мужьями в Сибирь, были верны до своего смертного часа памяти погибших близких. История Маргариты привлекает наше внимание и тем, что для нее как будто бы не существовало никакого другого варианта жизненного сценария. Подобно ее мужу, Александру Тучкову, погибшему в Бородинском сражении, она не знала сомнений в своем служении памяти, служении вере, России, людям…
    Автор - Елена Ерофеева-Литвинская

  • 10 ноя 2018 13:45

    Продолжение----Почему Дмитрий Менделеев не получил Нобелевскую премию------
    В 1905 году Менделеев написал: «По-видимому, периодическому закону будущее не грозит разрушением, а только надстройки и развитие обещает, хотя как русского меня хотели затереть, особенно немцы».
    Почему не получил Нобелевскую премию
    Как известно, Менделеев, как и Толстой, Чехов, Горький неожиданно для всех не были удостоены международной премии Нобеля. По этому поводу даже на заседании бюро Отделения физико-математических наук АН СССР 1 ноября 1955 г. был заявлен отказ от выдвижения советских ученых на Нобелевскую премию 1956 г. (в протоколе это пункт 19). Мотив такой:
    «Эту премию нельзя считать международной ввиду того, что Нобелевский комитет в свое время не считал нужным присудить эту премию выдающимся деятелям науки и культуры нашей страны (Д.И.Менделеев, Л.Н.Толстой, А.П.Чехов, М.Горький)»
    Мотив очень веский. Но авторы этого заявления не учли любопытный факт, о котором обычно не говорят вслух. Если быть еще точнее — он не могли знать об этом, ведь гриф секретности был снят гораздо позже и то, что происходило в первом десятилетии XX века в Нобелевском комитете стало известно только в 1960-е годы.
    Было установлено, что великий химик Дмитрий Иванович Менделеев, скончавшийся 73 лет от роду 2 февраля 1907 г., номинировался (выставлялся) на Нобелевскую премию (которая, напомним, присуждается с 1901 г.) трижды — в 1905, 1906 и 1907 гг. Однако на тайном голосовании, которое проводилось членами Императорской академии наук, его кандидатура постоянно проваливалась, и одной из самых веских причин — создателя Периодической системы элементов номинировали исключительно иностранцы, а не соотечественники. Все это отображено в архивах Королевской академии наук в Стокгольме.
    Так получилось, что отстаивали великое открытие и приоритет русского мыслителя лишь иностранные ценители его творчества, шведы прежде всего. Что же касается отечественного научного сообщества, то оно, по свидетельству С.Ю.Витте, всколыхнулось
    «только тогда, когда он умер» и когда «начали кричать, что мы потеряли великого русского ученого. Хорошо еще, что россияне отдали ему эту честь после смерти его, хотя для Менделеева было бы приятнее, если бы были оценены его достоинства во время его жизни»
    Одними из главных причин — почему среди его номинаторов (ученых, наделенных правом выдвигать кандидатов) не оказалось ни одного соотечественника, были зависть недоброжелателей и довольно тяжелый характер ученого. Об этом также в своих мемуарах упоминал Министр финансов Витте.
    Но помимо сложности характера было нечто другое.
    Менделеев был патриотом своей страны и свободным в поиске истины и потому неудобным власти. Мало кто знает, что ученого с мировым именем, автора фундаментальных исследований по химии, физике, метрологии, воздухоплаванию, метеорологии, сельскому хозяйству, экономике и химической технологии еще в 1880 году выгнали (по другой версии — он сам ушел) из университета из-за конфликта с министром просвещения, который во время студенческих волнений отказывается принять от Менделеева петицию студентов.
    Однако существовала и вполне объективная составляющая, ограничивавшая возможность его выдвижения на Нобелевскую премию. Дело в том, что одним из главнейших требований в течение первых четырех десятилетий функционирования нобелевских учреждений была непременная новизна открытия. Это требование, повторенное в уставе, предусмотрел сам Альфред Нобель в своем завещании. И оттого научный прорыв Менделеева в создании Периодической системы элементов, датируемый 1869 г., когда он опубликовал свой «Опыт системы элементов, основанный на их атомном весе и химическом сродстве», никак не укладывался в прокрустово ложе строго выполнявшегося устава.
    Но есть еще одна версия, почему Менделеев не получил премии.
    Борясь с хищническим потреблением углеводородов, Менделеев вступает и в конфликт с Людвигом Нобелем, старшим братом знаменитого Альфреда, и его сподвижниками. Пользуясь нефтяным кризисом и стремясь к монополии на добычу и перегонку бакинской нефти, Нобели спекулировали слухами об ее истощении. Менделеев доказал необоснованность подобных слухов к неудовольствию Нобеля. Между прочим, именно Менделеев еще в 1860-е годы предложил строительство нефтепроводов и доставку с их помощью сырой нефти в Центральную Россию. Однако Нобели, хорошо сознавая выгоду в этом для государства Российского, отнеслись к его предложению крайне отрицательно, поскольку увидели в этом ущерб собственному монополизму. Однако ровно через 20 лет Нобели с успехом внедряют предложение Менделеева как собственное.
    Научный авторитет Д. И. Менделеева был огромен. Список титулов и званий его включает более ста наименований. Практически всеми российскими и большинством наиболее уважаемых зарубежных академий, университетов и научных обществ он был избран своим почётным членом. Тем не менее, свои труды, частные и официальные обращения он подписывал без указания причастности к ним: «Д. Менделеев» или «профессор Менделеев», крайне редко упоминая какие-либо присвоенные ему почётные звания.
    В приватном письме С. Ю. Витте, оставшемся неотправленным, Д. И. Менделеев, констатируя и оценивая свою многолетнюю деятельность, называет «три службы Родине»:
    «Плоды моих трудов — прежде всего в научной известности, составляющей гордость — не одну мою личную, но и общую русскую… Лучшее время жизни и её главную силу взяло преподавательство… Из тысяч моих учеников много теперь повсюду видных деятелей, профессоров, администраторов, и, встречая их, всегда слышал, что доброе в них семя полагал, а не простую отбывал повинность… Третья служба моя Родине наименее видна, хотя заботила меня с юных лет по сих пор. Это служба по мере сил и возможности на пользу роста русской промышленности…»
    20 января в 5 часов 20 минут остановилось сердце ве­ликого русского человека и великого ученого…
    В день похорон ударила оттепель. Снег превратился в мокрую кашу. Фонари, увитые черным флером, тускло мерцали сквозь туманную дымку» Многотысячная процессия долго тянулась по улицам Петербурга к Волкову кладбищу. И когда все собрались у могилы, уже наступили ранние сумерки короткого северного дня.
    «Великий учитель! Слава земли русской! — говорил на могиле Д. Коновалов, ученик Менделеева. — Твои заветы не умрут. Твой дух будет всегда жив между нами и всегда будет вселять веру в светлое будущее. Да будет легка тебе родная земля!»
    Стало быстро темнеть. Толпа начала медленно расходиться, и вскоре на месте похорон осталось небольшое возвышение из мерзлой земли, утопавшее в цветах и венках. Рядом, прислоненная к стенке склепа, гордо возвышаясь над цветами, стояла картонная таблица с периодической системой, сорванная студентами Технологического института с аудиторной стены. И это необычное соседство серого тусклого картона с цветами и вывороченной землей придавало волнующую многозначительность и торжественность свершившемуся.
    Ровно через год на могиле Менделеева собрались на панихиду родственники, друзья, коллеги. В скорбном молчании столпились они у слегка возвышающегося над землей цементного склепа, окруженного гранитными тумбами с железными цепями. Над могилой возвышалась гранитная глыба, увенчанная массивным крестом. Из-за сильных морозов каменщики успели выбить на граните только три слова: Дмитрий Иванович МЕНДЕЛЕЕВ.
    Эта недоделка особенно смущала вдовствующую Анну Ивановну. И вдруг прямо за ее спиной кто-то произнес: «Как хорошо, что на памятнике нет ничего, кроме имени — Дмитрий Иванович Менделеев, — именно на этой могиле ничего другого и не нужно писать».
    И на памятнике не появилось ни бюста Дмитрия Ивановича, ни барельефа, ни цитат, ни полного титула, которым он так никогда и не пожелал подписаться при жизни…
    Дмитрий Иванович Менделеев
    Дмитрий Менделеев в кабинете, 1904 г.
    Русский учёный-энциклопедист: химик, физикохимик, физик, метролог, экономист, технолог, геолог, метеоролог, нефтяник, педагог, воздухоплаватель, приборостроитель. Профессор Санкт-Петербургского университета; член-корреспондент по разряду «физический» Императорской Санкт-Петербургской Академии наук. Среди наиболее известных открытий — периодический закон химических элементов, один из фундаментальных законов мироздания, неотъемлемый для всего естествознания. Автор классического труда «Основы химии».
    На сайте есть док.фм Гении и злодеи. Дмитрий Менделеев.

  • 10 ноя 2018 13:43

    Почему Дмитрий Менделеев не получил Нобелевскую премию:-----
    По легенде, мысль о системе химических элементов пришла к Менделееву во сне, однако известно, что однажды на вопрос, как он открыл периодическую систему, учёный ответил: «Я над ней, может быть, двадцать лет думал, а вы думаете: сидел и вдруг… готово».
    Неожиданная мысль
    1 марта 1869 года. В Петербурге в этот день было пасмурно и морозно. Под ветром поскрипывали деревья в университетском саду, куда выходили окна квартиры Менделеева. Еще в постели Дмитрий Иванович выпил кружку теплого молока, затем встал, умылся и пошел завтракать. Настроение у него было чудесное.
    За завтраком Менделееву пришла неожиданная мысль: сопоставить близкие атомные массы различных химических элементов и их химические свойства.
    Недолго думая, на случайном листке бумаги стал записывать химические символы, а потом и вовсе, прервав завтрак, удалился в свой кабинет. Закрывшись, достал из конторки пачку визитных карточек и стал на их обратной стороне писать символы элементов и их главные химические свойства. На тот момент их было известно 63. Разложив эти карточки, Дмитрий Иванович стал расставлять их, переставлять с места на место, раскладывать словно «химический пасьяттнс».
    Через некоторое время домочадцы услышали, как из кабинета стало доноситься: «У-у-у! Рогатая. Ух, какая рогатая! Я те одолею. Убью-у!» Эти возгласы означали, что у Дмитрия Ивановича наступило творческое вдохновение.
    В тот день начал вырисовываться облик будущей Периодической системы химических элементов. А вслед за ней и Периодический закон Менделеева.
    В течение всего дня Менделеев работал над системой элементов, отрываясь ненадолго, чтобы поиграть с дочерью Ольгой, пообедать и поужинать.
    Вечером 1 марта 1869 года он набело переписал составленную им таблицу и под названием «Опыт системы элементов, основанной на их атомном весе и химическом сходстве» послал ее в типографию, сделав пометки для наборщиков и поставив дату «17 февраля 1869 года» (это по старому стилю). Позднее, отпечатанные листки с таблицей элементов Менделеев разослал многим отечественным и зарубежным химикам.
    Так был открыт Периодический закон, современная формулировка которого такова: «Свойства простых веществ, а также формы и свойства соединений элементов находятся в периодической зависимости от заряда ядер их атомов».
    Менделееву тогда было всего 35 лет.
    Н.А.Ярошенко. Портрет Дмитрия Менделеева
    18 марта 1869 года в Журнале Русского химического общества был опубликован от имени Менделеева небольшой доклад о Периодическом законе. Доклад сначала не привлек особого внимания химиков, и Президент русского химического общества, академик Николай Зинин (1812-1880) заявил, что Менделеев делает не то, чем следует заниматься настоящему исследователю. Правда, через два года, прочтя статью Дмитрия Ивановича «Естественная система элементов и применение ее к указанию свойств некоторых элементов», Зинин изменил свое мнение и написал Менделееву: «Очень, очень хорошо, премного отличных сближений, даже весело читать, дай Бог Вам удачи в опытном подтверждении Ваших выводов. Искренне Вам преданный и глубоко Вас уважающий Н. Зинин».
    Периодический закон Д. И. Менделеева имеет исключительно большое значение. Он положил начало современной химии, сделал ее единой, целостной наукой. Элементы стали рассматриваться во взаимосвязи, в зависимости от того, какое место они занимают в периодической системе. Открытие Периодического закона ускорило развитие химии и открытие новых химических элементов.
    На основе периодического закона и периодической системы Д. И. Менделеева быстро развивалось учение о строении атома. Как указывал Н. Д. Зелинский, периодический закон явился «открытием взаимной связи всех атомов в мироздании».
    Критика со стороны западных коллег
    Не все зарубежные химики сразу оценили значение открытия Менделеева. Уж очень многое оно меняло в мире сложившихся представлений. Так, немецкий физикохимик Вильгельм Оствальд, будущий лауреат Нобелевской премии, утверждал, что открыт не закон, а принцип классификации «чего-то неопределенного». Немецкий химик Роберт Бунзен, открывший в 1861 году два новых щелочных элемента, рубидий Rb и цезий Cs, писал, что Менделеев увлекает химиков «в надуманный мир чистых абстракций».
    Профессор Лейпцигского университета Герман Кольбе в 1870 году назвал открытие Менделеева «спекулятивным». Кольбе отличался грубостью и неприятием новых теоретических воззрений в химии. В частности, он был противником теории строения органических соединений и в свое время резко обрушился на статью Якоба Вант-Гоффа «Химия в пространстве». Позднее Вант-Гофф за свои исследования стал первым Нобелевским лауреатом. А ведь Кольбе предлагал таких исследователей, как Вант-Гофф, «исключить из рядов настоящих ученых и зачислить их в лагерь спиритов»!
    С каждым годом Периодический закон завоевывал все большее число сторонников, а его открыватель — все большее признание. В лаборатории Менделеева стали появляться высокопоставленные посетители, в том числе даже великий князь Константин Николаевич, управляющий морским ведомством.
    Предсказание и триумф Менделеева
    Химия благодаря Менделееву перестала быть описательной наукой. С открытием периодического закона в ней стало возможным научное предвидение. Появилась возможность предсказывать и описывать новые элементы и их соединения, еще не открытые. Блестящий пример тому — предсказание Д. И. Менделеевым существования еще не открытых в его время элементов, из которых для трех — Ga, Sc, Ge — он дал точное описание их свойств.
    Вслед за неожиданной критикой со стороны западных коллег, наконец, пришло время триумфа.
    В 1875 году французский химик Поль-Эмиль Лекок де Буабодран открыл вюртците, предсказанный Менделеевым «экаалюминий» и назвал его в честь своей родины галлием Ga (латинское название Франции — «Галлия»). Скромный француз писал:
    «Я думаю, нет необходимости настаивать на огромном значении подтверждения теоретических выводов господина Менделеева».
    Заметим, что в названии элемента есть намек и на имя самого Буабодрана. Латинское слово «галлус» означает петух, а по-французски петух — «ле кок». Это слово есть и в имени первооткрывателя. Что имел в виду Лекок де Буабодран, когда давал название элементу — себя или свою страну — этого, видимо, уже никогда не выяснить.
    Доподлинно известно, что Дмитрий Иванович Менделеев точно предсказал свойства экаалюминия: его атомную массу, плотность металла, формулу оксида El2O3, хлорида ElCl3, сульфата El2(SO4)3. После открытия галлия эти формулы стали записывать как Ga2O3, GaCl3 и Ga2(SO4)3. Менделеев предугадал, что это будет очень легкоплавкий металл, и действительно, температура плавления галлия оказалась равной 29,8 оС. По легкоплавкости галлий уступает только ртути Hg и цезию Cs.
    В 1879 году шведский химик Ларс Нильсон открыл скандий, предсказанный Менделеевым как экабор Eb. Нильсон писал:
    «Не остается никакого сомнения, что в скандии открыт экабор… Так подтверждаются нагляднейшим образом соображения русского химика, которые не только дали возможность предсказать существование скандия и галлия, но и предвидеть заранее их важнейшие свойства».
    Скандий получил название в честь родины Нильсона Скандинавии, а открыл он его в сложном минерале гадолините.
    В 1886 году профессор Горной академии во Фрайбурге немецкий химик Клеменс Винклер при анализе редкого минерала аргиродита обнаружил еще один элемент, предсказанный Менделеевым. Винклер назвал открытый им элемент германием Ge в честь своей родины, но это почему-то вызвало резкие возражения со стороны некоторых химиков. Они стали обвинять Винклера в национализме, в присвоении открытия, которое сделал Менделеев, уже давший элементу имя «экасилиций» и символ Es. Обескураженный Винклер обратился за советом к самому Дмитрию Ивановичу. Тот объяснил, что именно первооткрыватель нового элемента должен дать ему название.
    Продолжение....

  • 09 ноя 2018 14:10

    АРТУР ТОСКАНИНИ-великий дирижер-----
    Великий дирижер Артуро Тосканини был итальянцем, но фашистская пропаганда вмиг окрестила его «почетным евреем» за нежелание сотрудничать с нацистским режимом. Он тяжело переживал отлучение от миланского оперного театра «Ла Скала», но боль за еврейский народ была сильнее. И в 1936 году он не раздумывая согласился на просьбу виртуозного скрипача Бронислава Губермана дирижировать первым еврейским оркестром в Палестине. Именно благодаря Тосканини и Губерману появился Израильский филармонический оркестр – один из самых престижных сегодня в мире.
    Пощечины маэстро
    Когда в январе 1933 года Адольф Гитлер пришел к власти в Германии, 65-летний Тосканини был в зените славы. В престижном Нью-Йоркском филармоническом оркестре, который маэстро возглавил в 1930 году, на него буквально молились. Но был в мире один театр, где великий дирижер хотел работать больше всего на свете, но не мог – итальянский «Ла Скала».
    Тосканини возглавил этот миланский «храм оперной музыки» в 1920 году, провел там радикальную революцию и создал сильнейший оркестр под своим руководством. Однако в 1929 году маэстро пришлось оставить свое любимое детище из-за нарастающего конфликта с фашистским режимом и лично с Бенито Муссолини. Свои политические взгляды итальянский дирижер отчасти унаследовал от отца, портного из Пармы и патриота, воевавшего за освобождение Италии в стане Гарибальди, недолюбливавшего церковь и монархию. Несмотря на непродолжительную близость к фашизму как к поначалу левому движению, родившемуся на патриотическом подъеме, Тосканини практически сразу резко порвал с партией. Фашисты на протяжении нескольких лет пытались принудить маэстро исполнять перед выступлениями свой гимн, а когда поняли, что артист не поддается контролю, буквально выжили его из театра.
    А немного позднее, в 1931 году, и из страны. Случилось это так. Тосканини приехал в Болонью из США, чтобы дирижировать концертом в память об одном из своих любимейших композиторов – Джузеппе Мартуччи. В это же время в городе проходил фестиваль фашистской партии, и туда съехались все первые лица. Маэстро, как обычно, отказался исполнять партийный гимн. У входа в театр его окружили фашистские хулиганы и дали ему несколько увесистых пощечин. После этого эпизода, вызвавшего международное негодование, Тосканини покинул Италию и не выступал там до конца Второй мировой войны.
    Компромисс невозможен
    Спустя несколько месяцев после прихода к власти Гитлера Тосканини вместе с группой деятелей культуры подписал телеграмму, адресованную новому рейхсканцлеру, выражая жесткий протест против расовой политики Германии и преследований еврейских музыкантов. С евреями Тосканини связывало не только чувство профессиональной и человеческой солидарности – его зять, муж дочери Ванды, был знаменитый российско-американский пианист еврейского происхождения Владимир Горовиц.
    Позднее маэстро отказался от участия в Байройтском фестивале 1933 года. За несколько лет до этого итальянский дирижер, страстный поклонник Рихарда Вагнера, первым из иностранцев за всю историю фестиваля был удостоен чести дирижировать операми немецкого композитора в Байройте в 1930-31 годах. Убедить в 1933 году Тосканини вернуться не помогло даже личное письмо Гитлера, написанное по просьбе Винифред Вагнер, вдовы Зигфрида, сына композитора, и страстной поклонницы фюрера.
    С приходом к власти нацистов и прославленному польскому скрипачу-виртуозу Брониславу Губерману пришлось принимать бескомпромиссные решения. До 1933 года он гастролировал по всей Европе, в СССР и в США, но особенно любила его публика в Германии. Именно в Берлине за много лет до этого юный Губерман начинал всерьез учиться музыке, после чего этот вундеркинд сделал блистательную музыкальную карьеру. Однако с приходом Гитлера польский музыкант сразу же отменил все свои выступления в Германии.
    Несмотря на то, что евреи были теперь исключены из культурной жизни рейха, знаменитый немецкий дирижер Вильгельм Фуртвенглер попросил министра пропаганды Йозефа Геббельса сделать исключение для выдающихся артистов и пригласил Губермана вернуться. Тот ответил решительным отказом, позднее отметив: «Фуртвенглер – это типичный немец-не нацист, миллионы которых и сделали нацизм возможным»
    Рождение оркестра
    Губерман понимал, что компромиссы в сложившейся ситуации невозможны, поэтому с большим скепсисом отнесся к деятельности Еврейской культурной лиги, созданной в нацистской Германии в 1933 году и дававшей работу еврейским артистам и музыкантам, выступавшим исключительно перед еврейской публикой. Польский музыкант уже тогда понимал, что ни в Германии, ни в уязвимой Европе у его еврейских коллег нет будущего. И вот, вернувшись с концертами в Палестину в 1934 году – впервые он побывал там в 1929 году и был поражен аудиторией, ее жаждой культуры и идеализмом, – Губерман был озарен одной идей. «В то время как Гитлер выгонял с работы лучших музыкантов в Германии, я вдруг осознал, что это было невероятной возможностью для того, чтобы дать палестинской аудитории свой первоклассный оркестр», – позднее вспоминал он.
    Так возник замысел создания Палестинского симфонического оркестра. В последующие два года Губерман, оставив свою работу в Венской академии музыки, ездил по Центральной и Восточной Европе с прослушиваниями, набирая музыкантов в будущий оркестр. В феврале 1936 года он написал Тосканини, прося о встрече, чтобы изложить ему «конструктивную идею в области искусства», которой Губерман был «одержим». Узнав, о чем шла речь, маэстро сразу же согласился дирижировать первыми концертами оркестра в Палестине, настояв, что поедет туда за свой счет и не возьмёт гонораров.
    Новость сразу же облетела весь мир и позволила за короткое время собрать деньги на проект. Самый известный еврей в изгнании – физик Альберт Эйнштейн, ставший вскоре президентом американской Ассоциации друзей Палестинского оркестра, писал Тосканини 1 марта из Принстона: «Позвольте мне сказать Вам, как я Вами восхищаюсь и почитаю Вас. Вы не только непревзойденный исполнитель всемирного музыкального наследия <…>. В борьбе с фашистскими преступниками Вы проявили себя как человек наивысшего достоинства».
    «Земля чудес»
    Тосканини прилетел в Палестину 20 декабря 1936 года вместе с супругой Карлой и немедленно приступил к репетициям. «По прибытии в Тель-Авив мне сразу же был оказан самый восторженный прием, – писал маэстро в письме к одной знакомой. – Казалось, будто наконец свершился приход их Мессии». Приезд Тосканини стал и впрямь выдающимся культурным событием для еврейских поселенцев, но больше всего его ждал оркестр Губермана. Еще с сентября 73 музыканта, главным образом из Польши, Германии, Австрии, Венгрии и Нидерландов, репетировали под руководством немецкого дирижера Уильяма Стайнберга, которого Губерман убедил покинуть Еврейскую культурную лигу и возглавить вместе с ним Палестинский оркестр.
    На первой репетиции Тосканини без лишних слов приступил к делу. Поднявшись на подиум, он произнес: «Симфония Брамса». И началась напряженная работа. Уже после следующей репетиции маэстро покрыл музыкантов итальянскими проклятиями – о гневе Тосканини ходили легенды, во время репетиций он рвал на себе одежду, мог и разбить вдребезги платиновые часы с бриллиантами. Но оркестром Тосканини остался все-таки доволен и был благодарен Стайнбергу за проделанную работу.
    И вот 26 декабря настал вечер первого концерта. Программа была очень солидной – 2-я симфония Брамса, увертюра из «Шелковой лестницы» Россини, «Неоконченная симфония» Шуберта, скерцо из «Сна в летнюю ночь» Мендельсона, чьи произведения были запрещены в Германии из-за еврейского происхождения композитора, и увертюра из «Оберона» Вебера.
    В зале на территории «Торгово-промышленной выставки Ближнего Востока» в Тель-Авиве собралось 3 тысячи человек, не считая тех, кто столпился снаружи или забрался на крышу, надеясь что-нибудь услышать. Присутствовали на концерте и Хаим Вейцман, президент Всемирной сионистской организации, Давид Бен-Гурион, в то время председатель Еврейского агентства Израиля, и Голда Меир, в будущем ставшая выдающим израильским политическим деятелем. Успех был оглушительный, он повторился и на последующих концертах.
    Всего Палестинский оркестр под руководством Тосканини дал 12 концертов за 18 дней, побывав в Иерусалиме, Хайфе, Каире и Александрии. Один из иерусалимских концертов транслировался по радио, и все движение в городе встало, пока люди слушали музыку дома и сидя в кафе. Из-за огромного спроса Тосканини даже открыл для публики репетиции за символическую плату.
    Итальянский дирижер был в полном восторге от увиденного в Палестине. «С тех пор как я прибыл в Палестину, я живу в постоянной экзальтации души», – писал он в одном письме. Тосканини хотел приобщиться к еврейской жизни во всех ее аспектах. Маэстро побывал в библейских местах, посетил лекцию в Еврейском университете, но больше всего его поразили киббуцы. Тосканини с женой и Губерманом несколько раз побывали в киббуце Рамот Хашавим, основанном евреями-выходцами из Германии. «Я встретил чудесных людей среди этих евреев, выдворенных из Германии, – людей образованных, докторов, юристов, инженеров, ставших фермерами, обрабатывающими землю; там, где лишь недавно были дюны, песок, растут теперь оливковые и апельсиновые рощи», – писал маэстро. Жители киббуца подарили Тосканини участок земли, где он торжественно посадил апельсиновое дерево.
    «Прямой путь»
    В апреле 1938 года маэстро вновь дирижировал концертами «новорожденного» Палестинского оркестра, оставив на несколько недель специально созданный для него в США Симфонический оркестр NBC. Как раз незадолго до этого произошел аншлюс Австрии. Еще ранее, видя, что австрийский канцлер все больше идет на поводу у нацистов, Тосканини отменил свое участие в Зальцбургском фестивале, где он выступал на протяжении нескольких последних лет. На уговоры подождать с окончательным решением, пока ситуация в стране не определится, маэстро ответил немецкому дирижеру еврейского происхождения Бруно Вальтеру: «Для меня существует лишь один способ думать и действовать. Я ненавижу компромиссы. Я иду и буду идти прямым путем, который я избрал для себя в жизни».
    Находясь в Палестине, Тосканини писал одной знакомой: «При мысли о трагическом разрушении еврейского населения Австрии кровь стынет в жилах. Только подумай, какую выдающуюся роль евреи играли в жизни Вены на протяжении двух столетий! Не забывай, что, когда Мария Тереза попыталась изгнать их, Великобритания и другие нации выразили протест посредством дипломатических интервенций. Сегодня, несмотря на весь великий прогресс нашей цивилизации, ни одна из так называемых либеральных наций не шелохнется. Англия, Франция и США молчат!»
    В 1938 году для Тосканини и других музыкантов, отказавшихся выступать на традиционных летних фестивалях в нацистских странах, был создан Люцернский фестиваль. После выступлений в Швейцарии Тосканини задержался на отдых в своей любимой Италии, где он узнал о только что вступивших там в силу расовых законах, направленных против евреев. «Средневековье!» – возмутился он в подслушанном секретной полицией телефонном разговоре. По распоряжению Муссолини у дирижера и его семьи конфисковали паспорта, и только благодаря нажиму международной прессы их выпустили в США. В Италию Тосканини уже не возвращались до конца войны.
    Когда война закончилась, а разбомблённый «Ла Скала» был восстановлен, маэстро лично позаботился о том, чтобы вернули на работу еврейских музыкантов, уволенных во время фашизма. На первом послевоенном концерте театра 11 мая 1946 года Тосканини вновь дирижировал своим любимым оркестром, а хором руководил еврейский хормейстер Витторе Венециани. А 14 мая 1948-го в Тель-Авиве было провозглашено создание независимого еврейского государства, и оркестр Губермана – теперь называвшийся Израильский филармонический оркестр – играл на церемонии гимн «Ха-Тиква».
    Анна Лесневская
    В Парме дом-музеей Артуро Тосканини (Museo Casa Natale Arturo Toscanini) / Nicola Luberto

  • 06 ноя 2018 16:40

    Тайна двух Перельманов-----
    В современной истории есть два крайне значительных для науки Перельмана. Один — наш современник Григорий Яковлевич Перельман — российский математик, доказавший гипотезу Пуанкаре и возмутивший общественность отказом получать «Премию тысячелетия». Другой – Яков Исидорович Перельман – популяризатор науки, писатель, журналист и автор термина «научно-фантастическая» литература.
    Кстати, вы знали, что именно Яков Перельман предложил сезонно переводить стрелки часов, чтобы экономить энергию?
    Несмотря на парадоксальное совпадение имён, Перельманы не являются родственниками. Яков Перельман скончался за 20 лет до появления на свет Григория Яковлевича.
    4 декабря исполняется 135 лет со дня рождения Якова Перельмана, «певца математики, барда физики, поэта астрономии, герольда космонавтики», мы хотим поближе познакомить вас с этим исключительным человеком.
    Хотя, вероятнее всего, ваше знакомство с ним состоялось несколько десятков лет назад. Ведь имя Перельмана было известно каждому старшекласснику, учившемуся некогда в советской школе. «Занимательная физика» помогла не одному поколению школьников заниматься этой наукой с большим удовольствием и даже с огоньком. И не исключено, что Григорий Перельман тоже вдохновился в свое время работами своего тёзки.
    Страсть к познанию, воспитанная с детства
    Яша Перельман родился в 1882 году в продвинутой, как бы мы сейчас сказали, но бедной семье. Мать одна воспитывала четверых детей, отец скончался, когда Яше был год. Надо отдать должное матери Якова – учительнице младших классов, за ее неутомимое желание привить детям любовь к познанию. Кстати, брат Якова Перельмана прославился как драматург – он писал под псевдонимом Осип Дымов.
    Благодаря усилиям мамы или же от природной склонности к познанию Яков Перельман действительно учился легко и с удовольствием, поэтому трудно подтвердить или опровергнуть факт, что ему повезло с педагогами. Тому, кто учится страстно, везёт всегда, не правда ли?
    В 1899 году, как это принято у человечества накануне смены веков, все ожидали конца света. Студенту реального училища Перельману было 17 лет. В ответ на всеобщую панику Яков опубликовал в газете очерк «По поводу ожидаемого огненного дождя», где дал простое и понятное научное разъяснение разным пугающим физическим процессам и явлениям. Статья имела общественный резонанс. Якова заметили, и он довольно легко поступил в Лесной институт в Петербурге – одно из самых передовых учебных заведений того времени.
    500 статей и «Мир приключений»
    Попав в серьёзные научные круги и пообщавшись со светилами науки, Яков стал не только понимать довольно сложные вещи, но и смог дать им доступные трактовки. Его очерки в журналах были написаны так легко и понятно, что пользовались огромной популярностью. Сначала статьи были посвящены астрономии, но потом появились математические и физические исследования. Перельман, одержимый идеей космонавтики, выступил в журнале «Природа и люди», с которым сотрудничал, с инициативой напечатать некоторые работы Циолковского.
    Вся эта история привела к тому, что к окончанию института в 1908 году Перельман чувствовал себя не специалистом по лесному делу, а журналистом. Несмотря на то, что официальная специальность Перельмана звучала как «ученый лесовод 1 разряда», именно страсть к журналистике решила дальнейшую судьбу Якова Исидоровича.
    В 1913 году была опубликована первая часть книги Перельмана «“Занимательная физика», которая имела бешеный успех у читателей. Молодого журналиста признали и в ученом мире. Один из светил науки того времени так отозвался об авторе:
    «Лесоводов-ученых у нас предостаточно, а вот людей, которые умели бы так писать о физике, нет вовсе».
    За 17 лет работы в «Природе и людях» Перельман напечатал более 500 статей. Благодаря ему появилось приложение «Мир приключений», где печатались рассказы Герберта Уэллса, Артура Конан-Дойля, Эдгара По. После революции журнал перестал существовать. Но с Уэллсом Перельман всё же встретился – писатель приезжал в СССР в 1934 году.
    Дом занимательных наук
    После революции журналиста не оставляла идея научно-популярного журнала. В 1919 году увидел свет первый номер «В мастерской природы», с которым впоследствии сотрудничали генераторы мысли начала прошлого века, от Дзержинского до Циолковского.
    Известно, что страстно увлечённый фантастикой учёный написал дополнительную главу к роману Жюля Верна «Из пушки на Луну», которой дал название «научно-фантастическая».
    До этого романы были либо научными, либо фантастическими, поэтому именно Перельман стал автором понятия «научная фантастика».
    В двадцатых годах Яков Перельман работал в «Науке и технике», «Педагогической мысли», «Красной газете», в издательстве «Молодая гвардия». Вслед за «Занимательной физикой» была опубликована «Занимательная арифметика», «Занимательная алгебра», «Занимательная астрономия», «Занимательная геометрия», «Занимательная механика».
    Интересно, что общий тираж перельмановских книг, изданных только в нашей стране, — более тринадцати миллионов экземпляров! Цифра эта намного возрастёт, если учесть и зарубежные издания — в европейских странах, Египте, Японии, Китае.
    YAkov-Perelman-za-rabotoВ начале тридцатых годов Яков Исидорович был членом президиума Ленинградской группы изучения реактивного движения, в числе прочего он занимался разработкой первой советской противоградовой ракеты.
    15 октября 1935 года стало важной датой в судьбе Перельмана. В этот день благодаря его инициативе и хлопотам был открыт ленинградский Дом занимательных наук — прототип современных музеев занимательной науки.
    Когда началась война, Яков Перельман нашел новое приложение своему таланту. Он разрабатывал темы, касающиеся экстремальных ситуаций, ориентирования и физических аспектов военных действий и с энтузиазмом читал лекции солдатам и матросам.
    Яков Исидорович Перельман скончался 16 марта 1943 года от голода в блокадном Ленинграде.

  • 05 ноя 2018 12:47

    АПОЛЛИНАРИЙ ВАСНЕЦОВ-художнк и,брат худож.Виктора Васнецова.
    Ни на одном из полушарий,
    Ни днём, ни ночью с фонарём,
    Как Васнецов Аполлинарий —
    Таких людей мы не найдём.
    И.К. Линдеман
    Даже если ты младший брат и протеже старшего, это не значит, что ты должен идти по его стопам. Это значит, что благодаря поддержке близкого человека у тебя появляется возможность раскрыть собственный потенциал. Так случилось и с Аполлинарием Васнецовым, младшим братом известного художника-сказочника Виктора Васнецова. Благодаря Виктору юный Аполлинарий получил пропуск в мир искусства и большие возможности, но вскоре нашёл свой путь, совершенно уникальный и весьма плодотворный. Его гений проявился на стыке различных дисциплин — точнее, на стыке науки и искусства, — что всегда ведёт к отменным результатам и свежим открытиям, становящимися поворотными в развитии человеческой мысли.
    Он известен как авторитетный историк и талантливый живописец, серьёзный археолог и неподражаемый график, создатель собственной техники рисунка и основоположник нового жанра в станковой живописи, а ещё — теоретик искусства, философ и первооткрыватель неизвестных до этого фактов по истории Москвы.
    Картины Аполлинария Васнецова хранятся в музеях разной специфики — художественных и исторических, — потому что принадлежат одновременно и искусству, и науке. Их выдаёт Google на первой странице, если забить в строку поиска «история Москвы» или «древнерусский город» — в качестве иллюстраций реального облика улиц, зданий, городского ландшафта и бытовой жизни Москвы XII—XVII веков. Однако критики не считают работы Аполлинария только лишь документальной фиксацией фактов, а говорят о его картинах и акварелях как о «редчайшем явлении в жизни русского искусства» (К.Ф. Юон), талантливом «синтезе научных исследований и художественной фантазии» (П.В. Сытин) и, наконец, как об уникальном воплощении «археологического материала в яркие художественные образы» (М.Г. Рабинович).
    «Всехсвятский каменный мост. Москва конца XVII века»
    Аполлинарий Михайлович Васнецов родился в 1856, умер в 1933 году, застал императорскую Россию, революцию, Гражданскую войну, становление новой власти и вплетённую во всё это интереснейшую историю искусства, с резкими скачками от реализма к модерну и от модерна к авангарду; с триумфом национального в живописи, архитектуре и интерьере в период последних Романовых; с активной интернационализацией культуры в раннее советское время, а затем возвращением вновь к народным истокам.
    Большую часть жизни художник прожил в Москве, где его природный интерес к древности оформился в научную деятельность с участием в Московском археологическом обществе, а именно в Комиссии по сохранению древних памятников и в Комиссии по изучению старой Москвы. «Старая Москва» представляла собой серьёзную научную организацию, образованную при Николае II, успешно просуществовавшую под разными наименованиями вплоть до 1930-х годов и в дальнейшем вошедшую в состав общей системы областного краеведения. В Комиссию входили историки, археологи, этнографы, географы и другие специалисты, которые занимались археологическими раскопками, сбором различных документальных данных и их интерпретацией, изучением памятников архитектуры и прикладного искусства, реставрацией и сохранением особо ценных сооружений во время нового строительства в столице.
    В итоге все накопленные материалы оказались весьма востребованы широкой аудиторией и разошлись в экспонатах по музеям Москвы, в подтверждённых научных фактах — по учебникам истории и москвоведения, в сборниках и докладах — влились в общий поток исторической науки и отечественной культурологии. Огромная роль в этом принадлежит Аполлинарию Михайловичу Васнецову.
    Васнецов занимал в «Старой Москве» видное место — не только по степени вклада в науку и уровню подачи своих исследований (об этом позже), но и вполне буквально — занимая должность председателя, а затем почётного председателя — в общей сложности в течение 12-ти лет (с 1918 по 1930).
    Фактически он руководил всей работой по сохранению культурного наследия столицы, включая экспертизы архитектурных памятников, составление экскурсионных маршрутов, создание карты мемориальных мест, посвящённых выдающимся личностям и т.д.
    Научная работа и организаторская деятельность сочетались у него с постоянным художественным творчеством, которое было высоко оценено современниками и признано критиками в России и за рубежом.
    Московский застенок. Конец XVI века. Константино-Еленинские ворота московского застенка на рубеже XVI и XVII веков, 1912
    Это был самый настоящий «универсальный человек», всюду успевающий достигнуть высот, даже в качестве писателя и астронома. Не имея в силу обстоятельств художественного академического образования, он прекрасно «самообразовался», выучившись у лучших русских художников кон. XIX — нач. XX века, имел звание академика Императорской Академии художеств и долгие годы успешно преподавал в художественных учебных заведениях пейзажную живопись и академическое рисование.
    Будучи создателем нового жанра в живописи — «исторического пейзажа» и оставив после себя более 350 картин и 1000 этюдов, он в числе других членов Комиссии по сохранению древних памятников активно участвовал в общественной жизни и, в частности, добился запрета на строительство электростанции рядом с Кремлём в 1900 году. Неугомонный Аполлинарий, уже в 1920-х годах, будучи 60-ти с лишним лет, самолично лазил по траншеям, тоннелям и подземельям во время строительных работ в разных частях Москвы, отыскивая в земле новые древности, зарисовывая, зачерчивая и открывая их миру. Как он везде успевал? Непонятно. Наверное, так же, как Михаил Ломоносов или Леонардо да Винчи. Универсальный человек потому и универсален, что его интересы не только крайне разносторонни, но и имеют конечный результат — реальные открытия, достижения и ценности.
    Вот как проходила работа Аполлинария Васнецова над очередной картиной в жанре «исторического пейзажа» — изображения древнего города с его архитектурной средой и народным бытом, где центральным художественным образом была сама старинная архитектура. После того как художник-историк определялся с темой, он погружался в глубокое исследование, посещая библиотеки, архивы, музеи, археологические раскопки, консультируясь со специалистами.
    Чтобы максимально реалистично воссоздать конкретное место в конкретный период русской истории, Васнецов досконально изучал древние карты, планы, летописи, иконы, гравюры, жития святых, труды историков, рассказы иностранных путешественников, предметы быта и декоративно-прикладного искусства, остатки древних зданий, мостовых, храмов… Иногда эти поиски заводили так далеко, что в итоге «выливались» в оформленные научные работы наподобие статей «Способы передвижения на улицах Москвы в XVII-XVIII веках» и «Лесной торг в Старой Москве», или, например, наподобие статьи «Облик старой Москвы» в «Истории русского искусства» под редакцией И.Э. Грабаря (1910).
    Мясницкие ворота. Уличное движение в XVII веке. 192
    Старинные карты с большой лупой, принадлежащей Аполлинарию, и сейчас можно увидеть на письменном столе в его Музее-квартире в Москве (Фурманный переулок, д. 6). Однажды он даже поднялся на воздушном шаре и облетел вокруг Первопрестольной, чтобы лучше уяснить ландшафт местности. После сбора и систематизации найденного материала художнику-учёному оставалось сделать главное: художественно выразить исторические данные на холсте или бумаге — так, чтобы зритель не только смог представить, как выглядел деревянный Кремль при Иване Калите, но и прочувствовать дух той эпохи, словно побывать в прошлом. Поэтому, помимо собственно исторических исследований, Аполлинарий Васнецов много трудился и как истинный художник, бесконечно создавая варианты этюдов и эскизов, экспериментируя с освещением и временем года, в результате долгих поисков находя нужную композицию и верный колорит.
    Когда картина была готова, он брал её с собой на очередное заседание Комиссии по изучению старой Москвы. Картину открывали, и Аполлинарий Михайлович начинал рассказывать о том, что ему удалось найти по теме, показывая каждое здание, мост или площадь и доказывая выдержками из достоверных источников их расположение, внешний вид и функциональную принадлежность. Здания не просто информировали о былой архитектуре и быте — они представали в конкретно-историческом облике: со следами пожаров, войны или обветшалые от времени — в зависимости от того, какой период демонстрировался и что ему предшествовало согласно историческим документам.
    По сути, это была иллюстрированная презентация новых фактов по истории Москвы или других древних русских городов. Слушатели — а это были серьёзные люди и опытные специалисты — во время доклада Аполлинария Васнецова затихали и теряли ощущение времени. Один из очевидцев вспоминал:
    «Все мы сами вошли в его картину, слушали, как читает дьяк, глазели на проезжающего боярина… Показывали же старину многие художники, но в их картинах жили только люди, а здесь живёт, дышит и рассказывает каждый камень стены, каждая маковка церкви, каждое бревно сруба» (С.Д. Васильев).
    Основание Кремля. Постройка новых стен Кремля Юрием Долгоруким в 1156 году, 1917
    К картинам Васнецов прилагал «объяснительные чертежи», на которых схематично дублировал рисунок, дополняя его видом сверху, делал условные обозначения и подписи, указывая где какие здания находились. При этом чёрными линиями он обозначал сооружения, которые не сохранились до наших дней, красными — реально существующие — так, что можно было визуально отследить произошедшие за века изменения панорамы Москвы. Эти чертежи вместе с картинами и акварелями, к которым они относятся, хранятся сейчас в Музее Москвы (Зубовский бульвар, 2).
    Аполлинария Васнецова сегодня можно было бы назвать научным визуализатором Древней Руси. Он не придумывал волшебные архитектурные сказки, а создавал реалистичный мир прошлого, крепкий сплав исторической достоверности и художественной выразительности. За всем этим, безусловно, стоит редкий талант, недюжинный ум и кропотливый труд.
    Личную историю Аполлинария Васнецова можно рассматривать как настоящий пример успеха: помимо продуктивной самореализации художник-учёный при жизни получил широкое признание в обществе. Он работал не только в жанре исторического пейзажа, но и как пейзажист эпических полотен, изображающих монументальную природу России, — именно они прославили его ещё до того, как Аполлинарий увлёкся Москвой. Картины Васнецова приобретал Павел Третьяков для своей галереи, они выставлялись на российских и европейских выставках, получая награды и восхищённые отзывы.
    В 1907 году Васнецов принял участие в конкурсе архитектурных проектов и получил первую премию за проект жилого дома в русском стиле. Того самого дома П.Н. Перцова, который в итоге был реализован по другому проекту — художника Сергея Малютина, потому что заказчик предпочёл его, хотя мнение авторитетного жюри относительно победителя и не оспаривалось.
    Аполлинарий был знатным перфекционистом, однако это нисколько не мешало делу — наоборот, можно сказать, что именно природный перфекционизм помог ему найти себя и раскрыть свою индивидуальность. Первые работы Васнецова на тему средневековой Москвы, с которых всё началось, — это иллюстрации к поэме М.Ю. Лермонтова «Песня про купца Калашникова», сделанные в 1891 году. 35-летний художник получил заказ изобразить Москву XVI века и сразу решил, что рисунки не могут быть фантазийно-мифическими, а должны быть максимально реалистичными. Для этого он начал «копать» материал по библиотекам и музеям и в конце концов настолько увлёкся историей, что стал делать научные исследования профессионально, как историк и археолог.
    Затем был ещё ряд театральных декораций к операм на тему русской истории — и тот же подход дотошного перфекциониста, серьёзно относящего к поставленной задаче, напряжённая и качественная работа ради безупречного результата.
    Чтобы максимально точно передать мысль и образ, Аполлинарий разработал собственную технику, которая сочетала акварельную воздушность и чёткость линий карандаша: поверх угольного или карандашного рисунка он наносил акварельные краски, передавая таким образом архитектурный пейзаж в мельчайших деталях, будь то резьба на деревянных постройках или кладка каменного моста.
    Научный подход лёг в основу проектирования мебели, которым также занимался Аполлинарий. Прежде чем нарисовать эскиз, по которому затем изготавливали предмет, он изучал историю не только подобного вида мебели, но и всей окружающей обстановки — то есть, фактически, был специалистом по интерьеру Древней Руси. Вот почему его стулья и буфеты особо выделяются среди других предметов в русском стиле.
    Здесь, так же как и в живописи, мы сталкиваемся с уникальным явлением в искусстве: синтезом глубокого знания учёного и личного таланта художника.
    «Междисциплинарный» Аполлинарий создавал предметы, которые одновременно исторически достоверны и творчески оригинальны, принадлежат русскому стилю и индивидуальному стилю автора. На сегодняшний день они являются большой редкостью и счастливой находкой для ценителей эпохи модерна.
    Увидеть вживую мебель Аполлинария Васнецова можно в Москве: в Мемориальном музее-квартире, Всероссийском музее декоративно-прикладного и народного искусства и Государственном историческом музее.
    В качестве искусствоведа Аполлинарий известен своим трактатом «Художество», вышедшим в разгар борьбы старого и нового в мировом искусстве — в 1908 году. К слову, в нём автор громил модное увлечение формализмом и утверждал, что живопись не может быть чисто декоративна — она всегда неразрывный сплав внешней формы и внутреннего содержания. С текстом трактата и сейчас каждый желающий может ознакомиться в Национальной электронной библиотеке РФ. Кроме того, Васнецов участвовал в работе над различными сборниками по искусству — например, написал статью «Происхождение красоты» для книги «Вопросы теории и психологии творчества», изданной в 1923 году.
    Аполлинарий Михайлович проявил себя ещё и как философ. Он писал о состоянии духовности в современном обществе, о пагубности атеизма и истоках оптимистического отношения к жизни — и оставил после себя философский труд, имеющий три рабочих названия: «Странствования для обретения правды и истины, или Философия самосознания, или Идеалистический материализм». До сих пор рукопись хранится в музейном архиве и ждёт своего издателя, а нам пока остаётся только удивляться многогранности автора и гадать, что же она в себе таит.
    Аполлинарий Васнецов. Портрет 1914 года. Художник С.В. Малютин
    Старший брат Виктор Васнецов всегда так наставлял младшего: «Не размазывайся, работай обдуманно и не мечись». Аполлинарий следовал совету брата, работал много и основательно, однако не довольствовался чем-то одним, а постоянно имел целый спектр увлечений, в каждом из которых преуспевал. Брался за различные, как бы сейчас сказали, «проекты» и все их доводил до конца — даже, например, иллюстрировал детскую Азбуку и участвовал в создании первого художественно-исторического музея на севере России (сегодня Вятский художественный музей имени В.М. и А.М. Васнецовых, г. Киров).
    На надгробном памятнике Аполлинария Михайловича высечена краткая, но очень ёмкая эпитафия: «Художнику, учёному, мыслителю».
    Редко какому человеку искусства или человеку науки удаётся совмещать в себе эти противоположные способы восприятия действительности, ведь мир делится на мыслящих образами и оперирующих фактами. Иногда природа решает нас удивить, и тогда рождаются такие люди, как Аполлинарий Васнецов — не только талантливые интеллектуалы, но и цельные характеры, обладающие завидной силой воли и отменным трудолюбием.

  • 03 ноя 2018 14:26

    Забытые имена русских патриотов: Василий Варгин – купец и меценат:----
    ак часто из памяти потомков исчезают славные ранее имена соотечественников! Так произошло и с именем ярчайшего представителя купечества первой половины 19-го века – Василия Васильевича Варгина. Сегодня мало кто знает об этом замечательном человеке, заслуги которого перед Россией были столь велики, что он был удостоен нескольких наград, среди которых медаль «За усердие» и звание потомственного почетного гражданина.
    Василий Варгин вырос в семействе крепостных в городе Серпухове. Несмотря на низкий жизненный старт, родители Василия быстро сумели выбиться в люди, разбогатев на вязании варежек. От слова варежки (варьги) и пошла фамилия семьи Варгиных, перешедшей в купеческое сословие.
    Еще ребенком Василий Варгин много читал, в основном духовную литературу, так как рос он при монастыре. По велению души юноша хотел принять монашеский постриг, но не получил благословение батюшки. Последствием этого желания стало решение Василия оставаться всю жизнь холостым и вести практически аскетичный образ жизни.
    Но, несмотря на скромные запросы, молодой человек отличался высокой активностью, целеустремленностью и живым практичным умом. Он рано начал заниматься коммерцией, достигая в этой области больших успехов. В возрасте 17 лет, незадолго до войны России с наполеоновской Францией, Варгин взял подряд на поставку холста для армии, дав при этом купеческое слово не поднимать первоначальную цену товара. Свое слово Варгин, будучи честным человеком, впоследствии сдержал.
    Совсем скоро энергичный молодой купец был замечен властями, и получил заказ на все войсковое обеспечение. К памятному 1812 году Варгин стал полным монополистом на этом рынке. Несмотря на столь выгодное положение, молодой коммерсант не только не задрал цены на товары в военные времена, но напротив, понизил их! Так уже в то время проявил Василий Варгин свой патриотизм.
    Военный министр граф А.И. Татищев высоко оценивал заслуги купца перед страной, которой он помог
    «преодолеть все трудности в заготовлении вещей и, благодаря низким ценам, сохранить казне многие миллионы».
    «Варгин действовал как гражданин, разделяющий душевно общее несчастье, хотя мог бы тогда потребовать двойную цену, и принуждены были бы платить даже еще дороже, лишь бы не оставить войска без вещей. Но воспользоваться барышами во время государственного замешательства Варгин почитал делом недостойным и несогласным с его чувствами; напротив, он выполнял поставки, сколько известно, с пожертвованиями своего капитала».
    Татищев писал, что деятельность Варгина стала «подвигом, продиктованным любовью к Отечеству, ибо стараниями купеческого сына было поставлено в строй 650 тысяч человек».
    Граф Татищев не зря восхвалял молодого коммерсанта, ведь в военное время Варгин недополучил прибыль в размере 30 млн. рублей!
    Таким нестяжательством гражданская позиция Василия Варгина не исчерпывалась. Существует предание о том, как повел себя купец в ситуации, когда обозы с амуницией могли попасть в руки французов. Приказ Варгина был однозначен: «Утопить!» В результате чего весь товар стоимостью около полумиллиона рублей ушел под воду…
    Немудрено, что после войны 1812 года Варгин был вознагражден правительством. Кроме трех медалей, изображения которых украсили торговый знак Варгиных, коммерсанту по-прежнему предоставлялась многолетняя монополия на армейские поставки.
    Благодаря привилегированному положению и личным усилиям Василий Варгин неуклонно умножал свое состояние. Вскоре он владел несколькими полотняными и текстильными фабриками. Обладатель роскошной коллекции бриллиантов, одиннадцати доходных домов, Варгин был одним из богатейших людей России. Жил он в Москве на Пятницкой улице, вместе с родителями.
    Знаменит был он и как меценат. В частности, Варгин обеспечивал хор при храме Николы Явленного. Но его самым значительным вкладом в культуру России стал Малый театр, возведенный благодаря Варгину.
    Еще в конце войны с Наполеоном, Василий Варгин дошел вместе с русскими военными до самого Парижа. Там молодой человек был очарован театральной площадью Плас Пигаль, которая произвела на него такое сильное впечатление, что он задумал основать подобную площадь и в Москве.
    После чудовищного пожара 1812 года город необходимо было отстраивать заново. Проект по воссозданию Москвы был поручен архитектору Д. Бове. Одним из его проектов стало здание будущего Большого театра. Недалеко от него и купил Варгин несколько участков под строительство. На одном из них возвели здание, которое московские власти взяли в аренду под театр. Василий Варгин оплатил все расходы по перепланировке строения, которой занялся Бове. В новом проекте был учтен подземный коридор, соединяющий здания будущих Большого и Малого театров. В 1824 году в театре, созданном на средства Варгина, дали первый спектакль, поражающий воображение своим великолепием. Что интересно, тогда в Большом и Малом театрах играла общая труппа в количестве 73 человек
    В 1829 году управление императорских театров Москвы выкупило Малый театр у Варгина. Стоимость здания была покрыта частично, поэтому и в этом случае купец пожертвовал своими средствами ради искусства.
    Сейчас около Малого театра находится памятник великому драматургу А.Н. Островскому. Но не то что памятника меценату Варгину, даже мемориальной доски с его именем здесь не предусмотрено… А жаль!
    Несправедливость судьбы не ограничилась для Василия Варгина неблагодарностью потомков. В 1827 году в военные министры произвели любимца нового императора Николая Первого графа А.И.Чернышева. Будучи противником Татищева, Чернышев начал расправляться со всеми приближенными бывшего министра. В том числе пострадал и Василий Варгин. Его обвинили в преступном хищении казенного имущества, а для доказательства обвинения была сформирована особая комиссия по расследованию дела. Первая комиссия не подтвердила вины Варгина, поэтому позже была созвана вторая. На этот раз документы сфабриковали на славу так, как и хотелось новоиспеченному министру.
    Василий Варгин был арестован и посажен в Алексеевский равелин Петропавловской крепости. Вскоре после этого скончались его мать и отец… Вышел Варгин из тюрьмы через год, к тому времени это был уже надломленный человек. Лишенный средств к существованию, одинокий купец был сослан в Выборг.
    Лишь в 1842 году власти признали всю несправедливость обвинения. По новым расчетам выяснилось, что Варгин не имел государственных долгов. А вот казна, напротив, оказалась должна купцу полтора миллиона рублей. В 1858 году, уже при императоре Александре Втором дело Варгина было окончательно пересмотрено, и ему, наконец, вернули все состояние. Пострадавшему от произвола чиновников сообщили, что власть простила ему долги. Тогда Варгин сказал со слезами:
    «Не им меня прощать — у меня надо бы им просить прощения».
    К тому времени Василий Варгин уже тяжело болел. Не выдержав нервного потрясения, 9 января 1859 года он ушел из жизни и был упокоен на кладбище Донского монастыря. Сумма личных средств бывшего богатейшего купца России составляла всего 15 рублей серебром… Куда исчезли миллионы Василия Варгина, до сих пор остается загадкой.
    Уже в нашем веке были изучены все документы по делу купца Василия Варгина. По результату исследования все обвинения в его адрес можно считать несправедливыми.

  • 02 ноя 2018 11:32

    ИЛЬЯ МЕЧНИКОВ:----
    Слава таким как И.Мечников! Всю свою жизнь посвятил науке для спасения челвечества!
    4 выдающихся заслуги лауреата Нобелевской премии Ильи Мечникова
    В 1862 г. в редакцию московского журнала "Бюллетень Московского общества испытателей природы" по почте пришел пакет из Харькова. В нем находилась рукопись "Некоторые факты из жизни инфузорий ". Под статьей стояла подпись никому не известного автора: "Илья Мечников".
    Не удивительно, что в ученых кругах о нем не знали: семнадцатилетний Мечников тогда еще только окончил гимназию и это была его первая научная работа. Статья появилась лишь три года спустя, в дополнительном выпуске другого журнала — "Вестник естественных наук". Так начал свою деятельность знаменитый биолог впоследствии прославивший свое имя блестящими научными открытиями.
    1. Объяснил иммунитет
    Весенним днем 1873 года взъерошенный Илья сидит на стуле и прощается с жизнью. Чрезмерная доза морфия растекается по его желудку. Жена Людмила, с которой Илья прожил четыре года, умерла от туберкулеза. 28-летний Мечников распланировал оставшуюся жизнь так: асфиксия через несколько минут и, может быть, отек мозга. Но организм "включает" рвотный рефлекс (такое бывает в редких случаях), Илью тошнит, жизнь продолжается. Через 35 лет, в 1908 году, неудавшийся самоубийца получит Нобелевку за работу "Невосприимчивость в инфекционных болезнях", где докажет, что организм сам защищает себя от инфекций, в том числе с помощью фагоцитов — клеток, которые поглощают вредные бактерии.
    2. Победил бешенство
    Сыграв в 1875 году свадьбу во второй раз, вскоре Мечников снова решает покончить с собой. Супруга, студентка Императорского Новороссийского университета, заболевает брюшным тифом. Илья в панике ждет ее смерти, и сам в сердцах вкалывает себе дозу возбудителя болезни, но в итоге выживают оба. В 1886 году Мечников основывает Одесскую бактериологическую станцию (вторую в мире и первую в Российской империи), где вместе с коллегами разрабатывает вакцины против опасных вирусов и бактерий — в том числе против брюшного тифа. А еще под его руководством в нашей стране впервые делают прививки от бешенства — благодаря Одесской станции смертность от бешенства снижается почти в пять раз.
    3. Популяризировал йогурт
    Старость — такая же болезнь, с ней нужно бороться. Так считал Илья, в конце жизни поставивший себе целью сократить или вообще убрать этот период из человеческой жизни (и ставший в результате основателем научной геронтологии). Мечников утверждал, что старение связано с неправильной работой кишечника, вызванной нарушениями его микрофлоры, а это, в свою очередь, следствие неправильного питания. Мечников первым доказал, что кисло-молочные продукты полезны для здоровья, и вознес на пьедестал болгарскую молочную палочку Lactobacillus delbrueckii — основной ингредиент натурального йогурта.
    4. Спас армию от сифилиса
    Илья Ильич стал одним из главных борцов с сифилисом, который в то время быстро поедал Россию. К примеру, в 1904 году этим ЗППП страдали 9,76% воен-нослужащих русской армии, а в 1907-м — уже 19,79%. Профессор Мечников первым стал экспериментировать на шимпанзе. Он заражал приматов сифилисом и применял разные методы лечения, результатом чего стала разработка профилактической мази Мечникова — она помогла значительно снизить заболеваемость.
    ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ ИЗ ЖИЗНИ
    Великий русский физиолог Илья Мечников долгое время работал во Франции, занимаясь изучением различных заболеваний. В Париже он нечаянно чем-то обидел некоего французского аристократа. Тот решил проучить русского наглеца, вызвав его на дуэль.
    Секундант пришел прямо в лабораторию Мечникова и заявил:
    — Никакие извинения не принимаются, дуэль состоится в любом случае, — заявил француз русскому ученому. — По правилам, за тем, кого вызывают на дуэль, право выбора оружия. Какое изволите выбрать вы?
    — Что ж, — пожал плечами Мечников, — я выбираю бактериологическое оружие. Вот два стакана с жидкостями. — Он показал емкости слегка прибалдевшему французу. — Они внешне ничем не отличаются друг от друга. Но в одном — чистая питьевая вода; в другом — вода с бактериями сибирской язвы. Ваш граф волен выпить любой из этих стаканов, а я выпью оставшийся.
    Секундант молча откланялся.
    Осенью 1863 года, неожиданно для всех Илья подает заявление с просьбой отчислить его из университета. Никто не мог понять причин такого поступка. Все оказалось "просто" Мечников решил ускорить процесс обучения и, подготовившись самостоятельно, закончил университетский четырехгодичный курс естественного отделения физико-математического факультета за два года!
    Для подготовки кандидатской работы Мечников отправляется летом 1864 года на остров Гельголанд в Северном море. Остров привлек внимание молодого ученого изобилием морских животных, выбрасываемых на берег, которые были ему нужны для исследований. В течение следующих трех лет Мечников занимался изучением эмбриологии беспозвоночных.
    5 сентября большая группа зоологов прибыла с Гельголанда в Гиссен на съезд естествоиспытателей. Днем позже приехал в Гиссен и Мечников. Появление на съезде юноши вызвало всеобщее удивление. Ученое собрание насторожилось, когда на трибуне появился Мечников.
    Русский хотя и говорил раздражающе громко, но очень дельно о неизвестных даже такому обществу профессоров фактах из жизни нематод — круглых червей. Он доказывал, что нематоды, по его исследованиям, составляют особую, самостоятельную группу животных в эволюционной цепи.
    Собрание аплодировало Мечникову, когда он закончил свое сообщение. Но никто из высокопоставленных слушателей не знал, какой ценой ему давалась наука. После голодовки на Гельголанде Илья голодал и в Гиссене. В перерыве между заседаниями съезда делегаты шли в ресторан, а Илья незаметно исчезал, чтобы где-нибудь поесть за грошовую плату.
    В 1867 году, в возрасте 24 лет, защитив диссертацию об эмбриональном развитии рыб и ракообразных, Мечников получил докторскую степень Петербургского университета, где затем преподавал зоологию и сравнительную анатомию.
    Мечников решил жениться на Людмиле Васильевне Федорович, зная к тому времени, что она уже болела туберкулезом. И вот наступил день свадьбы. Радость не смогла улучшить состояния здоровья невесты. Не было сил из-за одышки на своих ногах пройти расстояние от экипажа до алтаря в церкви. Бледную, с восковым лицом Людмилу Васильевну внесли в церковь в кресле. Так началась супружеская жизнь Ильи Ильича.
    Встреча с Луи Пастером (выдающийся французский микробиолог и химик) в Париже привела к тому, что великий французский ученый предложил Мечникову заведовать новой лабораторией в Пастеровском институте. Мечников работал там в течение следующих 28 лет, продолжая исследования фагоцитов. Но Пастеровский институт постоянно испытывал нужду в денежных средствах. Многие исследования требовали дорогостоящего оборудования и животных для экспериментов, а денег не хватало. Сколько унижений приходилось переносить, чтобы получить у богачей жалкую подачку для науки!
    В 1908 году одинокий престарелый богач Ифла-Озирис перед смертью завещал Пастеровскому институту все свое состояние — двадцать восемь миллионов франков. Стало возможным улучшить лабораторное оборудование, и впервые научный руководитель института Пастера Илья Ильич Мечников стал получать вознаграждение за свой труд!
    "Нобелевская премия, подобно волшебному жезлу, впервые открыла миру значение моих скромных работ"
    Конечной целью борьбы с преждевременной старостью Мечников считал ортобиоз — "достижение полного и счастливого цикла жизни, заканчивающегося спокойной естественной смертью".
    Мечников умер в Париже 15 июля 1916 г. в возрасте 71 года после нескольких инфарктов миокарда. Его тело, согласно воле покойного, было сожжено, а урна с прахом поставлена в библиотеке института Пастера.

  • 01 ноя 2018 13:14

    Неизвестные таланты известных личностей6---
    Истинный талант обычно не может ограничить себя рамками одной только области науки или искусства. Он, как известно, должен проявляться «во всем». Есть много примеров, подтверждающих данный факт. Для таких личностей даже создали специальный термин. Их называют полиматами. В этом обзоре – рассказ о людях, заслуживших в истории эпитет «великих» и о тех талантах, которые остались «за кадром» их основной деятельности.
    Михаил Ломоносов
    Обычно, рассказывая о многочисленных талантах, приводят пример Леонардо да Винчи, который обладал, кроме художественного дара, способностями к исследованиям и изобретательству. Однако Россия может похвастаться не менее одаренным человеком. Перечисление всех талантов Михаила Васильевича Ломоносова тоже займет немало времени: энциклопедист, физик и химик, основоположник научного мореплавания, приборостроитель, географ, металлург, геолог, а еще поэт, художник, историк, филолог и генеалог, просветитель и полиглот. Причем во всех этих областях он добился впечатляющих успехов и оставил после себя богатейшее наследие.
    Есть еще один его талант, о котором не часто упоминают. Известно, что во время учебы за границей, в Марбургском университете, молодой студент отлично освоил искусство фехтования и частенько применял его на практике. Так что Ломоносова с полным правом можно называть очень разносторонне развитым человеком.
    Вольфганг Амадей Моцар
    Великий композитор вообще был очень увлекающейся личностью. Еще в детстве, если какое-нибудь занятие ему нравилось, он мог отдаваться ему, забывая обо всем на свете. Так, например, случилось… с математикой. Маленький Вольфганг получал домашнее образование, и когда он открыл для себя красоту точных математических законов, то был ими очарован не меньше, чем музыкой. Сохранились воспоминания о том, что стены и пол в его комнате в этот «математический» период были сплошь исписаны формулами. Позднее, с не меньшим рвением, он увлекался танцами.
    Современники считали его прекрасным танцором. Он мастерски играл в кегли и очень любил бильярд, даже имел дома огромный бильярдный стол. Кроме того, практически всю свою взрослую жизнь он преподавал и был очень талантливым педагогом. Правда, на это занятие он сам ворчал, так как не любил тратить время и ходить по домам учеников.
    Александр Сергеевич Грибоедов
    Все помнят, что этот великий писатель и драматург служил дипломатом, однако мало кому известен тот факт, что он был еще и очень талантливым пианистом и композитором. К сожалению, из его сочинений до нас дошли только несколько небольших пьес. Одна из них, написанная для фортепиано, считается первым русским вальсом. Кроме того, этот одаренный человек был по современным меркам настоящим полиглотом, причем талан к языкам проявился у него с раннего детства – уже в шесть лет он свободно владел тремя иностранными языками, а еще через несколько лет – шестью. Кроме основных европейских языков он знал латынь и древнегреческий.
    Бенджамин Франклин
    Этого человека, известного всему миру благодаря портрету на 100-долларовой купюре, можно с полным правом назвать американским Леонардо. Кроме дипломатической работы и политической карьеры он известен как гениальный изобретатель, писатель, журналист и издатель. Как ученый он занимался изучением электричества, кстати, известное всем с детства обозначение зарядов «+» и «-» придумал именно он. Заодно он разработал проект полезного практического приспособления – молниеотвода. Кроме того, Франклин является автором кресла-качалки (на эту конструкцию оформлен патент), особого «пенсильванского камина», бифокальных очков и электрического двигателя. Кстати, он стал первым американским членом Российской Академии наук.
    Кроме науки и политики одной из своих основных работ он считал печатное дело. Как Франклин успевал все это? – Он заодно изобрел свою систему организации времени, став, таким образом, одним из основоположников очень актуального сегодня тайм-менеджмента.
    Александр Порфирьевич Бородин
    Автор знаменитой оперы «Князь Игорь» был, наверное, единственным в мире музыкантом-химиком. Причем трудно даже соразмерить и сказать, какую из этих его специальностей нужно называть первой. Его достижения в химии и медицине были не менее важны, чем создание стиля эпического симфонизма в музыке.
    Оба таланта буквально «разрывали» Бородина уже с детства: в 9 лет он уже играл на нескольких музыкальных инструментах и создал свое первое музыкальное произведение, а в 10 увлекся химией, и чуть не спалил весь дом, так как одним из первых его творений в этой области был самодельный фейерверк. Так он и остался в памяти потомков человеком с двумя равнозначными талантами – академиком, профессором медицины, одним из создателей Русского химического общества и в то же время – членом «Могучей кучки».
    Сергей Сергеевич Прокофьев
    Рассказывать о музыкальном наследии великого русского композитора, пожалуй, нет необходимости. За 60 лет жизни он успел создать более 130 произведений, которые считаются настоящими сокровищами мировой художественной культуры. Но кроме этого он оставил после себя еще и литературное наследие – рассказы, либретто, автобиографию, над которой он работал 15 лет. Современники считали, что если бы он не был композитором, то вполне мог бы стать писателем. Но была у Сергея Сергеевича и третья страсть – шахматы.
    Сам композитор говорил, что «Шахматы — это музыка мысли». В 1909 году он сыграл вничью с Эмануилом Ласкером, а в 1914 года при сеансах одновременной игры с Хосе Раулем Капабланкой Прокофьев победил в одной партии и две проиграл. Чтобы успевать уделить внимание всем своим увлечениям, композитор с детства приучил себя к строгой дисциплине и научился эффективно переключаться с одного вида деятельности на другой.

  • 29 окт 2018 13:36

    Как создавался фильм «Весна на Заречной улице»---
    65 лет назад режиссеры Марлен Хуциев и Феликс Миронер приступили к работе над фильмом "Весна на Заречной улице", который стал их визитной карточкой и пользовался огромной популярностью у зрителей.
    Съемки заняли около двух лет, и за это время произошло много интересных событий, о которых можно было бы снять еще один фильм. Так, например, Николай Рыбников научился азам профессии у сталевара из Запорожья, который стал наставником и другом актера на долгие годы.
    Съемки фильма начались в Запорожье в 1953 г. Они проходили на заводах "Запорожсталь" и "Днепроспецсталь". Для того, чтобы Николай Рыбников правдоподобно выглядел в образе рабочего, его отправили на завод, где он работал подручным сталевара и проводил у мартеновских печей по 8 часов в день. Его наставником стал ровесник – 23-летний парень Григорий Пометун, который уже тогда успел стать почетным металлургом за перевыполнение годового плана. Хотя все персонажи и сюжетные линии в сценарии были вымышленными, именно Григория Пометуна называют прототипом Саши Савченко, так как он во многом помог Николаю Рыбникову создать этот образ, и режиссер просил актера подражать его манере поведения и даже походки.
    Кадр из фильма *Весна на Заречной улице*, 1956
    Позже Григорий Константинович не раз рассказывал журналистам о том, как проходила работа над фильмом: "Фильм начали снимать в 1953 году. Снимали долго, по кусочкам, он вышел через три года после начала съемок. Помню, как ко мне в цех привели Колю. Ему тогда, как и мне, было 23. Сказали: учи его всем премудростям профессии. Коля, кстати, себя не щадил. На обучение было всего недели полторы, но он справился. А когда пришло время съемок и Рыбникову выдали новую спецовку – выменял ее на ношеную робу у ребят, чтоб в фильме было все, как в жизни… Моя задача была научить Колю, как ходить на рабочей площадке, подходить к печи, показать все мои навыки в этой работе – в общем, весь технологический процесс. А еще – как с ребятами общаться и вести себя на "пятиминутках". В общем, я должен был показать кусочек маленькой металлургической жизни".
    Нина Иванова в роли Татьяны Сергеевны
    Молодого парня выбрали в качестве наставника актера для того, чтобы они быстрее нашли общий язык, и чтобы Рыбников не стеснялся расспрашивать его обо всех деталях производственного процесса. Их внешнее сходство было настолько заметным, что сталевара даже иногда путали со знаменитым актером. Однажды во время поездки по городам Сибири к Григорию Пометуну подошел один из чиновников и, увидев у него звезду Героя соцтруда, спросил: "Николай Николаевич, когда это тебе Героя дали?" С Рыбниковым они общались и в свободное от съемок время, и после их завершения – каждый раз, когда актер приезжал в Запорожье на День металлурга, он заходил в гости к приятелю. Они общались до самой смерти артиста. Заслуженный сталевар Украины Григорий Пометун проработал в мартеновском цехе "Запорожстали" 35 лет.
    Заслуженный сталевар Украины Григорий Пометун – наставник и друг Николая Рыбникова
    Школы рабочей молодежи тогда действительно существовали, и многие рабочие после смены приходили туда на занятия. Одна из учительниц 4-й школы рабочей молодежи, Светлана Косицына, рассказывала, что учила актрису Нину Иванову проводить диктант. Однажды она пришла к ней на урок и наблюдала за работой учительницы. Класс снимали в той же школе, а учительскую – в соседней 47-й средней школе.
    . выдалась почти бесснежной, а по сценарию нужно было снимать вьюгу и заснеженные улицы. Для этого привезли фюзеляж "кукурузника" без крыльев и с пропеллером. Снег собирали со всей округи и бросали на пропеллер, он крутил хлопья и создавал иллюзию настоящей метели. В парке Энергетиков, где снимали один из эпизодов, снега было очень мало, и его собирали по всему парку и сносили на ступеньки, где героиня Нины Ивановой должна была поскользнуться и упасть. Несколько сцен успели снять в один из дней, когда в Запорожье и правда начался снегопад.
    Многие жители Запорожья были уверены в том, что съемки действительно проходили на улице Заречной. Но в те времена улицы с таким названием еще не существовало – она появилась уже после выхода фильма. Недавно в городе установили два памятника герою Рыбникова Саше Савченко и один – героине Нины Ивановой, учительнице Татьяне Сергеевне. А часы влюбленных на бульваре Шевченко отбивают мелодию песни "Когда весна придет – не знаю", которая стала неофициальным гимном города.
    Геннадий Юхтин и Нина Иванова
    Этот фильм стал кинодебютом режиссеров-однокурсников Марлена Хуциева и Феликса Миронера. Хуциев рассказывал: "Первый фильм – это всегда очень важно. "Весна на Заречной улице" – это, пожалуй, моя единственная картина, которая была сделана легко. Собралась очень дружная группа. Сценарий принадлежал Феликсу Миронеру, с которым мы жили в одной комнате в общежитии ВГИКа и вместе много писали. Снимали операторы Петр Тодоровский и Радомир Василевский – очень молодые, отчаянные, увлеченные. А время было замечательное – все было как-то легко".
    Нина Иванова и Николай Рыбников так убедительно изображали влюбленную пару, что зрители были уверены в том, что у них на самом деле случился роман. Однако в действительности они не вызывали друг у друга симпатии – Рыбников все свободное от съемок время проводил с женой Аллой Ларионовой, а Нина Иванова и правда встретила свою судьбу на съемочной площадке. Вот только это был не актер, а оператор Радомир Василевский, с которым они поженились после окончания съемок. Авторы картины на встречах со зрителями рассказывали: "Татьяна Сергеевна в "Весне…" была так красива потому, что камера смотрела на нее влюбленными глазами оператора Радомира Василевского".
    Николай Рыбников в роли Саши Савченко
    Премьера фильма состоялась в 1956 г., а цветную версию не теряющего популярности кинохита выпустили в 2010 г. В год выпуска фильм стал лидером кинопроката – тогда его посмотрели более 30 млн человек. По результатам опроса интернет-пользователей, "Весна на Заречной улице" вошла в топ-100 лучших российских фильмов."
    Н сайте есть цветной фиьм.

  • 27 окт 2018 15:19

    Прокофьевы: три поколения-----
    На проходившей недавно всемирной акции «Ночь музеев» в Санкт-Петербурге гвоздем программы в Большом зале филармонии стал симфонический концерт из произведений трех поколений Прокофьевых. В начале вечера актер «Молодежного театра на Фонтанке» Михаил Черняк читал стихи философского содержания Олега Прокофьева, сына великого Сергея Сергеевича. Затем был сыгран концерт для виолончели с оркестром Габриэля Прокофьева, внука композитора. И в заключительной части прозвучали Концертино для виолончели с оркестром и фрагменты балета «Ромео и Джульетта» сочинения самого Сергея Прокофьева
    Все поздравления, овации зрителей принимал приехавший в Петербург 38-летний Габриэль Прокофьев

    Как оказалось, он - не только успешный композитор, а и продюсер, основатель лейбла и одноимённого клуба NONCLASSICAL, сочинитель электронной музыки, диджей. И, самое главное, довольно четкий последователь мощного симфонического стиля своего легендарного деда.
    - Габриэль, расскажите, когда Вы узнали, кем был Ваш дедушка? Слушали ли Вы в детстве музыку Сергея Прокофьева?
    Да, конечно, в нашем доме всегда звучала музыка деда с пластинок - например, симфоническая сказка «Петя и волк». Эту сказку слушали, наверное, все. Из малоизвестного у деда я очень любил сюиту «Зимний костёр». Мы с сестрой любили танцевать под неё вокруг дивана. Именно эта музыка ассоциируется у меня с детством. Я закрываю глаза и слышу её.
    И, когда что-то шло в лондонских концертных залах, какие-то симфонии, или давали балеты на музыку Прокофьева, отец всегда водил нас. Мы даже встречались после исполнения с дирижерами и солистами. Так что к 16-ти годам я прослушал всю музыку деда. Она очень близка мне.
    - Я не знал его лично – он умер за 23 года до моего рождения. Умер в Москве. Я же родился в Лондоне. Мой отец - Олег - был обижен на советские порядки, которые не позволяли ему воссоединиться с его первой женой-англичанкой Камиллой Грей. В течение восьми лет ей не давали визу в СССР. А когда ее, наконец, впустили, она прожила в России всего лишь год и умерла. Отцу разрешили сопровождать тело жены в Англию, и он принял решение уже не возвращаться на родину. Вот поэтому, может быть, мой отец столь болезненно относился к тому, что связывало его с Россией, наверное, оттого не считал нужным учить меня русскому языку. Ни к каким русским общинам в Англии он не примыкал.
    Олег родился в Париже, но в 1936 году семья Прокофьевых возвращается из эмиграции в Россию. Здесь Олега ждет много трагических событий - война, уход отца из семьи, арест и ссылка матери, испанской певицы Каролины Кодим. Он начинает заниматься рисованием, берет уроки у самого Роберта Фалька, его привлекает неофициальное искусство.
    В 1971 году Олег Прокофьев выезжает в Англию и остается на Западе, там он становится успешным художником, но никогда не забывает Россию. Вернуться сюда при жизни ему было не суждено только. В 2010 году в Третьяковской галерее была открыта выставка его работ, которая так и называлась "Олег Прокофьев. Возвращение".
    В фильме принимали участие: вдова Олега Прокофьева Франсес Прокофьева, дочь художника Анастасия Прокофьева, сын Габриэль Прокофьев, подруга матери Камиллы Грэй Габриэлла Джонс. А также: искусствовед Ольга Мамонова, художник Уильям Бруй, композитор Дмитрий Смирнов, композитор Елена Фирсова, художник Юрий Злотников, искусствовед Венедикт Рид, сотрудник посольства Великобритании в СССР в 1960-е годы Джефри Марелл, профессор живописи Университета г. Линдс Барри Герберт, актриса Каролина Блэкистон.
    Текст читают: Дмитрий Филимонов, Галина Полякова, Андрей Казанцев.
    - И тем не мене, когда Вы взялись за сочинительство, вы назвали себя не Прокофьевым, а Олеговичем. Почему?

    - Фамилия деда мешала мне. Будучи 13-летним парнем, ещё в школе, я собрал с друзьями диско-панк-группу «Спектр». Мы сочиняли и пели попсовые песни. У нас были электрогитары, барабаны, синтезатор и всё такое. Мы часто выступали для друзей, и одна местная газета написала про нас заметку под заголовком «Внук Прокофьева ударился в попсу». Это угнетало. Тот факт, что я внук великого композитора, отвлекло журналиста от главного — мы были классные 13-летние ребята и у нас были здоровская группа. Потому я взял творческий псевдоним от своего отчества – Олегович. Это дало мне возможность развиваться самостоятельно, делать то, что мне нравится. Я хотел бы остаться в истории не как «внук Прокофьева», а как «хороший композитор». В конце концов, я понял, что наконец обрёл свой язык. Мне перестала мешать фамилия Прокофьев. Я вполне ассоциирую себя с дедом, с его генами, с его кровью, его музыкальной одаренностью, хотя думаю, его способности превосходят мои – он уже девятилетним мальчиком сочинял симфонии! И я все же другой, я шел к сочинительству не с детства, все происходило постепенно, по мере моего взросления возникала и потребность писать серьезную симфоническую музыку.
    - То есть Вы хотите сказать, что Вас не толкали к композиторской карьере, и Вы выбрали ее сами?
    - Именно так. Отец воспитывал меня очень демократично, не стремился направить меня куда-то конкретно. Он не хотел никоим образом ограничивать мой выбор. Я занимался хип-хопом, фолком, фанком, электронной музыкой и, наконец, пришёл к академической. И образование у меня для этого было вполне подходящее - я закончил отделение электроакустики в Бирмингемском университете, получил степень магистра музыки в университете Йорка.
    Мои «классические» корни дали побеги не так давно. Кажется, что клубная музыка — есть воплощение свободы. Однако это не так. Существует очень строгая структура битов, в которые нужно обязательно вписываться. Это ограничивает диджея. Я понял, что академическая музыка даёт больше возможностей. Я использую в своих сочинениях элементы танцевальных ритмов фанка и хип-хопа, электронной музыки. Мне нравится соединять современные возможности, выступать в качестве диджея – миксовать новое и старое. Я открыл в Лондоне клуб NONCLASSICAL, где делаю неформальные концерты современной академической музыки, которые помогают продвигать серьезную музыку в молодежной среде. Мои друзья не ходят на классические концерты, их не затащить в зал консерватории. Они боятся этой академичности. Поэтому я переношу музыку в клуб, где можно аплодировать, когда захочется, где можно пойти в бар, если музыка не нравится. Где нет формальных правил поведения.
    - На Западе сложно с восприятием серьезной музыки?
    - Конечно. Мне даже кажется, что там гораздо больше сложностей с этим, чем в России. Насколько я успел заметить за свое короткое пребывание в Петербурге, здесь молодежь более подкована в классической музыке. Хотя я могу ошибаться. В том же Лондоне засилье попсы, но не классики.
    - Используете ли Вы при работе компьютер?
    - Конечно, я пишу партии для разных инструментов, и свожу их при помощи компьютера.
    - Вашему деду было бы сегодня, наверное, проще писать симфонии, будь у него компьютер.
    - В какой-то степени да. У него вместо клавиатуры были фортепианные клавиши и он бы прекрасно справлялся. Технические возможности сегодня сильно ускоряют результат, но с ними надо быть осторожным. Есть риск облениться.
    - Можете ли сказать, что Вы унаследовали какие-то черты характера Сергея Сергеевича?
    - У деда был довольно сложный характер, очень эмоциональный, взрывной. Я не похож на него. Я спокойнее. Папа тоже. Что Олег Сергеевич безусловно унаследовал от своего отца, так это большую целеустремленность, привычку работать каждый день. Он, вслед за своим преподавателем Робертом Фальком, говорил, что надо каждый божий день что-то делать в том направлении, которое ты выбрал. Папа не был музыкантом, он был художником и скульптором. С девяти до пяти каждый день он проводил в мастерской. Я всегда восхищался этой целеустремленностью, самоотдаче. Я бы очень хотел писать музыку каждый день, но у меня это не всегда получается, надо еще зарабатывать деньги на содержание семьи, у меня трое детей. И мне приходится отвлекаться от сочинительства.
    - Насколько трудно было Вам репетировать с оркестром Санкт-Петербургской филармонии – все-таки состоялось всего три репетиции такого объемного произведения, как Ваш концерт.
    - Три репетиции для нового произведения – это вообще мировая практика, здесь ничего необычного нет. Но было действительно непросто в том смысле, что все-таки музыканты этого оркестра привыкли к более классическим партиям, а тут им пришлось разучивать совсем иную музыку, я использовал много синкоп. Но я вполне доволен – с задачей они справились на «отлично». Оркестр сыграл очень хорошо, и огромное спасибо дирижеру Сабрие Бекировой и солисту-виолончелисту Александру Ивашкину.
    - Когда актер читал стихи Вашего отца на русском языке, понимали Вы что-нибудь? Не жалеете, что не знаете русского языка?
    - Я понимал смысл стихов, потому что у меня есть перевод на английский сочинений моего отца. Но я, конечно же, хотел бы владеть русским. И возможно, начну изучать язык. Мне кажется, я теперь чаще буду бывать в России, мне очень интересна культура моей исторической родины.
    - Когда Вы пишете музыку, чувствуете ли Вы себя англичанином? Или может быть, русским, или интернационалистом?
    - Ну, конечно, я во многом англичанин. Стили и направления современной музыки произросли из каких-то английских истоков, то есть, тех направлений, которые я изучал здесь – рок, поп и так далее. Но, безусловно, я очень откликаюсь на произведения русских композиторов: Стравинский, Шостакович, Губайдуллина. Здесь наступает моя идентификация с русской культурой, о которой я знаю лишь понаслышке. Хотя я думаю, по большому счету я пишу музыку вне национальных привязок – она вполне универсальна.
    - Вы редкий человек в Англии, который миксует современную и классическую музыку?
    - На самом деле, здесь нет ничего необычного. Взгляните на композиторов прошлого - Моцарта, Шопена, Римского-Корсакова — все они черпали вдохновение из народной музыки, фолка, то есть, из тогдашней современности. Довольно знаменитый пример — вальс. Сейчас в нашем представлении это - классика. Тогда вся буржуазия танцевала менуэт. Вальс, считался «грязным танцем», этаким деревенским развлечением бедняков. Композиторы взяли вальс «в оборот» и сделали классикой.
    Сейчас я не вижу, чтобы классическая музыка стремилась включиться в современное пространство. Я хочу, чтобы она как-то была связана с миром, в котором мы живём. Поэтому использую накопленные знания в сфере электронной и танцевальной музыки, когда пишу академическую музыку.
    - У меня есть окружение молодых композиторов, которые занимаются примерно тем же самым, чем и я. Мы записываемся вместе. Другая проблема – мы существуем очень разрозненно. Нам надо объединяться в какой-то профессиональный союз. Насколько я знаю, эта проблема существует и в России. Композиторы всех стран, давайте объединяться! (улыбается)."

  • 22 окт 2018 16:25

    Почему дети дочери Сталина не простили ей побег из СССР:----
    В памяти знавших ее людей Светлана Аллилуева осталась человеком с трудным характером и непредсказуемыми поступками. Сталин любил свою маленькую "Сетанку-хозяйку", но повзрослев, она разочаровала отца неожиданными поступками, стремлением жить по-своему. Кремлевская принцесса легко меняла мужей и любовников, пристрастия и привязанности, мнения о странах и народах, места жительства. Сложными были у нее отношения и с детьми, которые остались в СССР, когда она сбежала из Советского Союза.
    Побег в США
    В Индию Аллилуева приехала в декабре 1966 года, сопровождая прах своего гражданского мужа Браджеша Сингха. Согласие на выезд из страны она получила от тогдашнего председателя совета министров Косыгина. С разрешения Политбюро компартии Аллилуева могла остаться в стране на два месяца, чтобы проститься с любимым человеком и побыть с его родней.
    По воспоминаниям знакомых, сборы в поездку были нервными и скорыми. Почему-то вышло так, что Светлана забыла положить в чемодан фото детей, матери. Она накричала на жену сына, попытавшуюся поднести саквояж с урной с прахом, не простилась с друзьями, которые пришли провожать её. Прощание с детьми также было торопливым и холодным.
    Индия Светлане понравилась своей необычностью, умиротворенностью, и она захотела остаться в этой стране. Однако ей было отказано. Индира Ганди опасалась непредсказуемости Аллилуевой, способной стать причиной осложнений международных отношений. Тогда 6 марта Светлана попросила разрешения остаться в Индии еще на месяц. В этом ей также было отказано - она и так на полмесяца превысила разрешенный срок.
    В своих воспоминаниях Аллилуева писала, что она не собиралась покидать СССР. Неизвестно что произошло, но 8 марта она, бросив в номере подарки для детей, вышла из отеля, села в такси и отправилась в посольство США. Светлана Аллилуева сделала свой выбор - она решила бежать из СССР, оставив там своих детей.
    Первый раз Светлана вышла замуж в 1944 году. Её мужем стал Григорий Морозов, старый друг брата Василия. Через год у них родился мальчик, которому дали имя Иосиф, фамилию Аллилуев. Сталин не любил зятя, за три года брака ни разу его не видел, но внук ему понравился. Впоследствии Иосиф стал известным кардиологом, достигшим немалых успехов в медицине.
    Когда мать уехала за границу, Иосифу было 22 года. Особенно тяжелыми были первые два года. Иосиф работал в клинике в две смены, приходил домой, где его ждали корреспонденты всевозможных печатных изданий. Ося вынужден был общаться с ними, чтобы по стране не пошли слухи, что внука Сталина куда-то упекли. Постепенно жизнь Иосифа вошла в свою колею в отличие от сестры, для которой поступок матери стал сильным ударом.
    В письме к матери Иосиф написал, что своим поступком она отделила себя от детей. Теперь они будут жить по своему разумению, получая совет и реальную помощь от других людей. По сути, он от своего имени и имени сестры отказался от матери. Многих советских людей абсолютно не волновало бегство дочери Сталина за границу, ей не могли простить брошенных детей и бесчисленных скандальных романов за границей. Но в 1983 году заговорили об воссоединении семьи.
    Светлана и ее дочь от последнего брака Ольга стали перезваниваться с Осей, наладилось более-менее дружелюбное общение. В 1984 году мать с дочерью приехали в Советский Союз, собираясь остаться в стране навсегда. Иосиф увидел человека, который жил при других обстоятельствах, в другой стране и стал совершенно чужим ему. Светлане не нравились его жена, постоянная занятость (Ося работал над диссертацией), нежелание общаться с ней. Когда мать уехала в Грузию, а затем навсегда за рубеж, Иосиф, по его словам, испытал большое облегчение.
    Второй раз Светлана вышла замуж в 1949 году за Юрия Жданова. Через год у них родилась девочка, которую назвали Катей. По словам Иосифа, мать любила дочь больше, процесс же воспитания сына заключался в "постоянном мордобитии". Побег матери стал для Кати неожиданным и горьким предательством. Закончив МГУ по специальности "геофизика", она через несколько лет уехала на Камчатку в поселок Ключи. Катя была общительной, живой, пела и играла на гитаре. Вскоре она вышла замуж, оставив в браке свою фамилию, родила дочь Аню. После самоубийства мужа, злоупотреблявшего алкоголем, Екатерина переменилась, стала нелюдимой, начала замыкаться в себе, признавая только компанию собак.
    Из родных она общалась лишь с отцом. Отказавшись от прав на квартиру в столице, она всю жизнь жила в небольшом деревянном домике без телевизора, обставленном старой мебелью. Работала на станции Института вулканологии. Когда Аллилуева вторично пыталась прижиться на Родине, Катя отказалась от встречи с матерью. Она ограничилась короткой запиской, в которой писала, что никогда не простит. Аллилуева передавала дочери письма с американскими учеными, прикомандированными к станции, но та не отвечала. В ответ на сообщение о смерти Светланы внучка Сталина сказала, что это ошибка, что она Жданова, а Аллилуева ей не мать.
    Семья
    Светлана Аллилуева никому так и не раскрыла причин отъезда, послужившего основанием для разрыва отношений с детьми. Свой поступок она оправдывала тем, что сын и дочь были уже в таком возрасте, когда могли позаботиться о себе сами. Она забывала, что в то время такой побег считался предательством Родины, и отношение к близким невозвращенца было сложным. Что им пришлось пережить в свя

  • 21 окт 2018 13:19

    Русский французский режиссёр Роже Вадим
    Французский кинорежиссёр, сценарист, актёр и продюсер Роже Вадим (фр. Roger Vadim; 1928 — 2000 г.г.) на самом деле носил имя Вадим Игоревич Племянников. Вадим родился 26 января 1928 года в Париже. Его русский отец, Игорь Николаевич Племянников, былфранцузским дипломатом в Египте и Турции, где и прошло детство Вадима. Мать — французская актриса Мария-Антуанетта Ардилуз.
    По сказаниям старинных родословных Племянников, происходит от Салтанеича Яндоуганда Трегуба, выехавшего из Золотой Орды к великому князю нижегородскому и суздальскому Константину Васильевичу (1295/1303 — 1355 г.) , который наделил его вотчинами. После крещения Трегуб получил христианское имя Василий, его сын Андрей Васильевич, прозванный «Племянником» князя, стал родоначальником фамильного древа, от прозвища Андрея Васильевича и пошёл род Племянниковых.
    Представители рода Племянниковых были боярами, наместниками, стольниками и воеводами, а также занимали другие посты в древнерусском государстве. Род Племянниковых внесён в Дворянскую родословную книгу, в 6 её часть древнего дворянства.
    После смерти отца Вадим Племянников с матерью переехали из Турции обратно во Францию. Сестра, Элен Племянникова, известный монтажёр, работала в кино-индустрии с Нагиса Осима, Клодом Шабролем, Франсуа Трюффо, Луисом Бунюэлем.
    Вадим был православным христианином, его русская фамилия Племянников была слишком длинной и трудной для произнесения среди французов, и Вадим решил взять в качестве псевдонима французское имя —
    «В том, что касается воспитания и культуры, я, конечно, француз, — говорил он. — Но в отношении к жизни в отличие от Фрацузов-прагматиков я, видимо, скорее, русский».
    После изучения актёрского мастерства в 1944—1947 годах играл небольшие роли в театре. Взял себе сценический псевдоним Роже Вадим.
    В это время Роже Вадим написал роман и представил его писателю Андре Жиду, который дал отрицательную критическую оценку литературным начинаниям Вадима. Андре Жид познакомил Вадима с режиссёром Марком Аллегре, у которого Роже начал работать ассистентом и соавтором сценария. Одновременно он работал журналистом в «Paris Match».
    Автор множества сценариев Роже Вадим снял около 20 фильмов. Среди его работ фильмы «…И Бог создал женщину » (1956), «Опасные связи «, по роману Шодерло де Лакло. Главные роли играли Жанна Моро и Жерар Филип. «Барбарелла «, «Карусель «, «Племя » (1996) и др.
    Вклад Племянникова в развитие мирового кино бесспорен. Однако его успешная кинематографическая карьера отходит на второй план в силу того, что Вадим Игоревич затмил свои кинематографические успехи необыкновенным даром открывать «звезды» мировой величины. Роже Вадима называли создателем звезд, каждая его возлюбленная — Брижит Бардо, Катрин Денев, Джейн Фонда — становилась не просто яркой звездой кино-индустрии, но и настоящим секс-символом своего времени.
    В 1952 году Роже Вадим женился на малоизвестной тогда актрисе Брижит Бардо. Роже Вадим содействовал расцвету её таланта, помогая ей оставаться самой собой. Он дал ей роль, которая соединила вымышленный образ с тем, чем она была в жизни, — роль Жюльетты в картине «…И Бог создал женщину» До этого она уже снялась в шестнадцати фильмах, но лишь семнадцатый сделал её звездой.
    Брижит Бордо очень хотела, сохранить брак с Роже Вадимом. Несмотря на размолвки, они умудрялись иногда находить в себе прежний пыл и прежнюю нежность. Бриджит хотела сделать своего мужа счастливым, но он чувствовал неизбежность конца семейной жизни. Все случилось на съемках первого фильма Роже Вадима «…И Бог создал женщину»(1956).Роже Вадим сам нашёл партнера для Брижит, тогда еще никому не известного французского актёра Жан-Луи Трентиньяна, который с первого взгляда не понравился Бриджит. Но по мере съемок её отношение менялось, как на экране — героини к герою, так и в жизни — актрисы к партнеру. Будучи режиссером, Роже Вадим исполнял роль «законного» шпиона, наблюдая страсть, терявшую в его глазах всякую тайну, ибо она была показана, обнародована.
    В 1957 году Роже Вадим и Брижит Бардо развелись. После развода они сохранили добрые дружеские отношения. Брижит не вышла замуж за Жан-Луи Трентиньяна. Роже Вадим оставался её доверенным лицом, её «старым русским», которому она жаловалась на своё одиночество.
    Позднее Вадим сказал: «У неё ужасная потребность во внимании. Вот из-за чего мы и расстались: я не мог исполнить её требование вечно оставаться рядом, полностью сосредоточившись на ней, подстерегая поворот её страсти. Теперь, имея дома десяток собак, у Брижит на коленях всегда одна из них, а другая лижет ей руки…»
    В 1958 году Роже Вадим женился на датской актрисе Аннетт Стройберг, которая сыграла в его фильмах «Опасные связи» и «Умереть от наслаждения». В 1958 году у них родилась дочь Натали (Наталья Вадимовна Племянникова).
    Вот как о ней рассказывал сам Роже: Поначалу она не думала об актерской карьере. У нас родилась дочь Натали. А потом я стал снимать фильм «Опасные связи» по роману Шодерло де Лакло. Главные роли играли Жанна Моро и Жерар Филип.
    Аннет иногда приезжала на съемки и постепенно заразилась этим вирусом. Она сыграла в этой ленте маленькую роль женщины, которая разрывается между необходимостью остаться верной мужу и страстью к другому мужчине. На эту роль требовалась артистка с чистым невинным лицом. Я рискнул, дал эту роль жене. Она сыграла очень хорошо. Потом сыграла еще в одной моей картине, в фильме ужасов. Играла роль женщины-вампира. Здесь она снималась уже под именем Аннет Вадим.
    В 1960 году их брак распался. После развода дочь Натали осталась с отцом, позднее Катрин Денев стал замечательной мамой для Натали.
    В 1960 году 30 летний Роже Вадим познакомился с 17-летней Катрин Денёв. Вадим пригласил Катрин Денёв в свой фильм «Порок и добродетель» с Анни Жирардо и Робером Оссейном в главных ролях. Потом он устроил ей другую роль — в фильме «Парижанки», где партнером Катрин стал певец Джонни Холлидей. Роже Вадим почему-то ревновал к нему Катрин, ему показалось, что она скрывает от него свои чувства к партнеру по фильму.
    Катрин Денёв раскрыла секрет успеха Роже Вадима у женщин: «Прежде всего исключительный шарм Вадима, который так неотразимо действует на женщин. Мне даже трудно объяснить, в чем он состоит: манера говорить, улыбка, голос... Я также бы отметила такое его качество, как русская щедрость.Она проявляется не только в постоянном стремлении помочь друзьям и близким в решении финансовых проблем, но и в его душевной широте, доброте. Наконец, это настоящий рыцарь, один из самых верных и преданных мужчин, которых я когда-либо знала».
    В 1963 году у них родился сын, Игорь Вадимович Племянников, известный как Кристиан Вадим, ставший актёром. Они жили в Сен-Тропезе. Июльское солнце, друзья, терраса, увитая диким виноградом, прогулки на лодках, обожаемый ребёнок, звонкий смех старшей дочери Натали, запах чабреца, — вес это порождало ощущение счастья. Но они никогда так часто не ссорились, как в Сен-Тропезе. Катрин и Вадим всё еще любили друг друга, и после каждой ссоры падали друг другу в объятия. Потом Катрин уехала на съемки фильма «Шербургские зонтики», который сделал её звездой. Брак с Катрин Денёв был гражданским, и продлился до 1965 года.
    После разрыва с Денёв Вадим познакомился с актрисой Джейн Фондой, он дважды предлагал ей сниматься в своих картинах. Все усилия Вадима-режиссера свелись к тому, чтобы придать Джейн уверенность в её внешних данных и в том, что она — незаурядная, глубокая личность.
    «Я отвожу себе скромную роль гранильщика бриллиантов, — говорил позже Вадим. — Думаю, что делал это удачно. Судите сами: для образа Марианны — символа Франции, бюсты которой украшают все мэрии страны, французы выбрали за послевоенную историю двух моих женщин — вначале Бардо, а потом — Денёв».
    В 1965 году Роже Вадим и Джейн Фондой поженились, брак закончился разводом в 1973 году. Джейн Фондой появилась в фильмах Роже Вадима «Карусель», «Добыча» и «Барбарелла».
    28 сентября 1968 года у них родилась дочь Ванесса. Джейн Фонда через год заявила: «Достигнув тридцати двух лет, я обнаружила, что потеряла тридцать два года своей жизни». В то время она снималась в «Загнанных лошадях» и на съемках отрезала свои волосы. Это было знаком того, что она хочет обрести новый облик.
    Джейн Фонда любила говорить, что жизнь без цели — потерянная жизнь. Роже Вадим был с ней не согласен. Он не считал возможным и нужным ограничивать свою жизнь стремлением к определенной цели.
    Когда Джейн увлеклась политикой, Вадим не одобрил её новых политических убеждений. Он слишком многое видел во время оккупации и после освобождения Франции, и взял себе заправило пользоваться всем лучшим, что даёт жизнь — море, женщины, спорт, автомобили, искусство, приятели, вечеринки, — вот что его влекло, но только не политика.
    Две недели в конце сентября 1968 года в Сен-Тропезе были последними счастливыми днями их любви. Ванессе — их дочери — исполнился год. Прогулки, пляж, смеющаяся дочка…
    Джейн Фонда увлеклась Индией, она говорила о социальной несправедливости, боролась за права женщин, индейцев, негров, против войны во Вьетнаме. Роже Вадим понимал, что это конец, но ждал, когда она сама скажет об этом. И она не заставила себя ждать.
    Брак Вадима и Джейн продлился с 1965 по 1973 год.
    Четвёртый брак Роже Вадима с Катрин Шнайдер состоялся 13 декабря 1975 и завершился разводом 10 июня 1977 года. В браке родился сын Ваня.
    Удивительно, но все женщины, покинувшие Вадима, продолжают его любить или хотя бы испытывать нежную симпатию к своему бывшему мужу или любовнику. Есть ли у него магическая формула покорения сердец?
    «Должен вас разочаровать, — отвечал журналистам Вадим, — нет у меня никаких ни формул, ни рецептов. Я, видимо, наделен какой-то внутренней антенной, позволяющей улавливать желания слабого пола. В противоположность донжуану, который подчиняет их своей воле, превращает в рабынь, я стремлюсь понять женскую душу, все, что её волнует и беспокоит. И мне обычно отвечают взаимностью».
    В шестьдесят три года Роже Вадим женился в пятый раз — на французской актрисе Мари-Кристин Барро.
    «Она — первая, кто согласился с основополагающим принципом моей жизни: никогда не портить пустыми ссорами главное в жизни, независимо от обстоятельств и желания лидерства. До Мари-Кристин второстепенные вопросы создавали в моих взаимоотношениях какую-то атмосферу беспокойства, лукавой неуверенности, короче, нависала вечная неотвратимость катастрофы. За эти годы мы ни разу не ссорились. Сейчас один из прекраснейших периодов моей жизни. Полнейшее сходство взглядов, сексуальный расцвет. Такое счастье до сих пор я знавал лишь по крохам.»
    Пятый брак Роже Вадима с актрисой Мари-Кристин Барро продлился с 1990 по 2000 год.
    В начале 1980-х годов Роже Вадим играл в американских фильмах, был постановщиком спектаклей, снимал телефильмы (в «Красавица и чудовище» снялся Клаус Кински). В последние годы жизни Роже Вадим занимался литературной деятельностью, вышло несколько его книг. Его перу принадлежит автобиографическая книга «От звезды к другой звезде «.
    От разных браков Роже Вадим имел четверых детей: с Аннетт Стройберг — дочь Натали (Наталья Вадимовна Племянникова), с Катрин Денёв — сына Кристиана, с Джейн Фондой — дочь Ванессу, с Катрин Шнайдер младшего сына Ваню.
    Мари-Кристин прекрасно уживалась с бывшими женами, с детьми своего избранника. Старшую дочь Наталиот датской актрисы Аннет Штройберг Вадим воспитывал почти один. Сейчас Натали уже за тридцать, она работает в Голливуде, помощником режиссера. Ванесса — дочь от Джейн Фонды, родившаяся в то время, когда мать занялась политической борьбой, делила свою жизнь между Лос-Анджелесом и Парижем. Ванессазащитила докторскую диссертацию в Нью-Йоркском университете. В одном подъезде с Вадимом живёт одна из его бывших жён, дочь короля французской стали Катрин Шнайдер вместе с сыном Ваней, студентом факультета философии. Его старший сын от Катрин Денев, Кристиан стал актером.
    «Таинство любви двух зрелых людей — в умении оставаться детьми, — считает Вадим. — Никогда не уходить из детства — вот наипрекраснейшая форма зрелости... Если по взгляду человека я чувствую, что нравлюсь ему, то старение перестает меня тревожить…»
    В том числе и пятая жена, актриса театра и кино Мари-Кристин Барро, единственная вдова Роже Вадима.
    Роже Вадим писал: «Гениев было много, великих режиссеров было много. Режиссеров, которые женились на известных актрисах, было много. Но я довольно уникальный случай в области кино. Я не женился на звездах. Я встречал девчонок, которые были совершенно неизвестны никому. У них даже не было особо яркой внешности. С одной стороны, мне это приятно, ведь часть моего ремесла – создавать актрис.И уметь их найти. С другой стороны, это несколько затеняет мой талант режиссера. Но и льстит мне. Значит, у меня хороший вкус. И я умею делать женщину свободной, а не закрепощать её».
    На сайте еть док.ф-м -"Русский след.Роже Вадим. и не мало худ.фильмов,среди которых известный ф-м "И Бог создал женщину"-1956г. и опять снял ф-м в 1988г.-"И Бог создал женщину."

  • 18 окт 2018 13:13

    КАК И ПОЧЕМУ ТАНЦЕВАЛИ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЕ
    Человек танцевал всегда – даже когда был первобытным и ходил в набедренной повязке. Только если в древние времена танцы были частью первобытного ритуала, то к средним векам они стали играть совсем иную роль. Поначалу то, что исполняли предки современных европейцев, было вовсе не результатом творческого порыва, а своего рода психологической разрядкой и попыткой побороть ужас и депрессию. Но постепенно танец стал популярнейшим видом развлечения и высокого искусства
    ТАНЕЦ КАК ПСИХОТЕРАПИЯ
    В раннее средневековье танцы были неразрывно связаны с темой смерти, и эту тему человек использовал в творчестве еще с древних времен. Особенно возрос страх перед смертью во времена распространения в Европе чумы. Именно тогда в живописи и литературе появился образ старухи с косой. Смерть, как и нечистая сила, вызывала у людей ужас, а слабо развитая медицина, войны и антисанитария в условиях эпидемии его только усиливали. Многие жители европейских стран в те годы прибывали в постоянной депрессии и тревоге, и танцы были своего рода разрядкой, хотя бы на время избавляющей от угнетенного состояния.
    Например, во времена чумы у европейских жителей был популярным «Танец смерти», в котором с удовольствием принимали участие как представители высших сословий, так и бедняки. Этот танец был своеобразным ритуалом, со стороны напоминавшим массовую истерику. Хаотичные движения участников действа сначала были быстрыми, а затем замедлялись, после чего один из пляшущих падал на землю, изображая, что умирает. Остальные продолжали танец, имитируя оплакивание покойного, после чего лица противоположного пола подходили к умершему и начинали его целовать. «Покойник» поднимался, и все оканчивалось общим веселым хороводом. Наиболее характерный пример таких танцев – пляска св. Витта – массовая истерия, охватившая Италию и Германию во время чумы. Это явление впоследствии дало название известному заболеванию нервной системы.
    Пляска смерти. Популярный аллегорический сюжет в живописи средних веков. Худ. Михаэль Вольгемут, 1493
    СОПЕРНИЧЕСТВО ПОД КОНТРОЛЕМ ЦЕРКВИ
    В какой-то момент одержимость танцами стала перерастать в Европе в массовое помешательство. Пляски, происходившие возле храмов, часто мешали церковным службам. И если поначалу церковь положительно относилась к танцам (например, в храмах Испании практиковались и священные пляски, и «фарсы» – рассказы на религиозные темы с танцевальным сопровождением), то в дальнейшем отношение резко поменялось на негативное. Танец стали считать делом греховным.
    Однако тяга человека к пляскам оказалась настолько велика, что в итоге католическая церковь вынуждена была смириться с ней, впрочем, на своих условиях – взяв танцевальную сферу под свой контроль: танец должен быть пристойным и отвечать определенным канонам.
    От импровизации к определенным правилам. /Фото:lanatigrana.ru
    Постепенно танцы перестали носить импровизационный характер и напоминать ритуальные обряды. Этот вид искусства начал стремительно развиваться, стали появляться новые танцы. Короли и вельможи постоянно соперничали, стараясь обойти друг друга в искусстве проведения балов, праздничных шествий, маскарадов.
    КАК ТАНЦЕВАЛИ В СРЕДНИЕ ВЕКА
    Если народные танцы продолжали быть более свободными в плане движений и представляли собой чаще всего хороводы, то придворные, напротив, стали принимать определенные, строгие очертания.
    Согласно сохранившимся письменным документам, придворные танцы в основном состояли из определенным образом чередующихся шагов, реверансов и маленьких прыжков. В линейном танце участники выстраивались в один или несколько рядов и выполняли различные па в строгой последовательности. К таким танцам относились, например, джига, моррис и бассе
    Придворный танец – грациозные, скользящие движения. /Фото:wikimedia.org
    Помимо хороводных или линейных танцев, в средние века был популярен контрданс, сочетавший в себе оба этих вида. Такие танцы состояли из хлопков и шагов вперед-назад. К контрдансам относятся яичный танец, павана, кадриль.
    НАИБОЛЕЕ МОДНЫЕ ТАНЦЫ ТЕХ ЛЕТ
    Кэрол (другие называния – кароль, карола) был очень модным в XII-XIII веках в Англии, Франции, Италии. Он имел народные корни и представлял собой круговой либо цепочный хоровод. Взявшись за руки, танцующие вышагивали попеременно то в быстром, то в медленном темпе. При этом участники процесса пели: запевал впереди идущий, а припев исполняли все вместе. Ну чем не современный новогодний хоровод!
    На смену кэролу в XIII веке пришел эстампи. Во время его исполнения танцоры выстраивались попеременно то в две линии, то в круг, но уже не пели - теперь танец сопровождался игрой музыкантов.
    Очень распространен был и яичный танец, связанный с темой Пасхи. Танцоры плясали между лежавшими в центре яйцами, пытаясь не раздавить их. Танец имел много вариаций. Исполняли его обычно во время народных праздников.
    Особой популярностью в средние века пользовался старинный английский танец моррис, практиковавшийся еще со времен английского короля Эдуарда III и изначально зародившийся в деревнях. Он был посвящен подвигам храбрых героев и исполняли его, как правило, мужчины одной общей группой из нескольких человек. На ноги, как правило, прицепляли колокольчики. Аккомпанементом служила игра на барабанах, трубах, флейте или скрипке. В качестве дополнительного атрибута танцоры могли использовать мечи или палки, изображая битву/
    Праздник танца моррис в наши дни. /Фото:agape2.livejournal.com
    Кстати, в Англии этот танец до сих пор исполняют на фольклорных праздниках – в стране есть даже специальный День танца моррис.
    КАК ОДЕВАЛИСЬ ТАНЦОРЫ
    Представители богатых сословий для танцев использовали яркие наряды из дорогих тканей. Причем, неизменное обилие кружев было характерно как для женских, так и для мужских костюмов. Дамы под платьями носили корсеты и плиссированные юбки. Мужчины облачались в разноцветные яркие туники, на которых красовались родовые гербы, а на поясе у танцора, как правило, висел меч.
    Мартин Пепейн. Придворный бал 1604 г
    Что касается простых крестьян, то у них не было специального наряда для плясок – танцевали в повседневном. Но если кто-то имел более праздничную одежду, облачался в нее. Крестьянки были одеты в простые цветные платья, а мужчины – в деревенские рубахи.
    Питер Брейгель Старший. Свадебный танец на свежем воздухе 1566 г.
    Поскольку классы бедняков и представителей знати никогда не проводили совместные праздничные мероприятия, танцы богатых особ сильно отличались от народных плясок.
    Пропасть между этими двумя социальными слоями была настолько велика, что искусство придворного танца в плане разнообразия и техники исполнения в средние века шагнуло далеко вперед. И такое стремительное развитие танца дало толчок к последующему зарождению более современных стилей.
    Абрахам Боссе. Бал. 1635 г.

  • 17 окт 2018 12:45

    Продолжение---СТАЛИНСКИЕ ВЫСОТКИ В МОСКВЕ – МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ.
    Сколько Сталинских высоток в Москве В планах советского правительства было возведение одного дома высотой 32 этажа, двух домов высотой 26 этажей и пяти домов высотой 16 этажей. Самым высоким зданием, согласно первоначальному проекту, должна была стать гостиница для трудящихся на Воробьевых горах. Главным зданием МГУ, с высотой в 36 этажей, она стала позднее. Никаких парков, фонтанов и смотровой площадки также не предполагалось, добавлены в архитектурный ансамбль они были также позднее.
    Все Сталинские высотки в Москве были возведены по единой концепции: широкое основание, ступенчатая пирамида, остроконечные шпили и мотивы кремлевских башен. Участки под строительство советских небоскребов выделялись огромные, что ощутимо отличало их от американских, где плата за аренду участка под строительство не просто большая, а очень большая и пирамидальное постройка, в условиях рыночных отношений, считалось непозволительной роскошью.
    Некоторые из архитектурных решений были продиктованы не только эстетикой, но и особенностями Московского грунта. Если Манхеттен стоит на скалистой и твердой местности, то Москва стоит на холмах и болотах. Следствием этого, и стали удивительные технологии, использованные при строительстве сталинских небоскребов. Еще одной проблемой для архитекторов была категоричная позиция вождя по вопросу выбора мест под строительство. В его кабинете все строящиеся небоскребы были отмечены на карте, и предложения архитекторов перенести здания в другое более благоприятное место для сооружения отвергались.
    Сталинская высотка на Смоленской площади
    Первой была возведена высотка на Смоленской площади для Министерства иностранных дел. Архитектура здания МИД отличается сдержанностью и является единственной Сталинской высоткой, на которой отсутствует пятиконечная звезда, так как непрочный шпиль здания не смог бы выдержать ее вес и ветровые нагрузки на 172- метровой высоте.
    Здание МИД РФ было возведено в 1953 году, его высота 172 метра. За строительство этого 27-этажного небоскреба отвечали архитекторы Гельфрейх и Минкус. Первоначально здание было спроектировано и построено без шпиля, добавили его по указанию Сталина уже на последнем этапе строительства. Для уменьшения дополнительной нагрузки, на здании соорудили легкий, декоративный шпиль, на котором вместо тяжелой звезды появился герб.
    Сталинская высотка на Комсомольской
    Следом появилась самая маленькая Сталинская высотка – Гостиница «Ленинградская», дополняющая концепцию Комсомольской площади. Ее внутреннее убранство было исполнено в стиле московского барокко. Архитектурная роскошь «Ленинградской» в последующие годы очень критиковалась со стороны Н. Хрущева. Сталинских наград были лишены архитекторы гостиницы.
    Гостиница «Ленинградская», построенная в 1952 году по проекту Л. М. Полякова и А.Б. Борецкого, является самой маленькой, «миниатюрной» среди всех «сестер». За ее элегантным наружным декором скрывается великолепный роскошный интерьер, в котором элементы храмовой архитектуры соседствуют с московским барокко. Впоследствии эта ее архитектурная роскошь подверглась жесткой критике со стороны Н. Хрущева, а архитекторов гостиницы даже лишили Сталинских наград. С 2008 года здесь находится 5-звездочный отель Hilton.
    Сталинская высотка на Котельнической набережной
    Затем архитектурный облик Москвы дополнился Сталинской высоткой на Котельнической набережной. Здание гармонично вписалось в ландшафт на стрелке Москвы-реки и Яузы. За счет примыкания к зданию возведенного ранее жилого дома общее количество квартир достигло 700. Высотка на Котельнической разместила в себе кинотеатр, почта, парикмахерская, множество кафе и магазинов.
    Для этого небоскреба было выбрано очень красивое место - слияние Москва-реки и Яузы. Здание, построенное в 1952 году (арх. Чечулин и Ростковский), выдержано в неоготическом стиле, в качестве украшений для него использовали обелиски и барельефы. Многие квартиры в нем занимали представители творческих профессий. Поскольку новое здание присоединили к дому, в котором проживали чекисты, они и курировали строительство. К работе здесь также привлекались заключенные.
    Сталинская высотка на Баррикадной
    Сталинка на Кудринской площади в Москве получила прозвище «Гастроном». Здесь также, как и в здании на Котельнической, разместились магазины, кинотеатр, гаражи. Фасад здания декорирован множеством скульптур и барельефов.
    В конце 1954 года семейство московских небоскребов пополнилось еще одним зданием на Кудринской площади высотой 156 метров с роскошной, утонченной отделкой (архитекторы Посохин и Мндоянц). Центральный его корпус состоял из 24 этажей, а прилежащие боковые – из 18. В народе его назвали Дом Авиаторов, поскольку проживали здесь в основном летчики-испытатели и другие работники, связанные с авиацией, а также представители номенклатуры. Именно в этом доме снимали сцены в профессорской квартире в фильме «Москва слезам не верит».
    Высотка на Красных воротах
    Выход из метро «Красные Ворота» расположен в еще одной высотке, возведенной на Садовом кольце. В советские годы это здание занимало министерство транспортного строительства. В Сталинской высотке находились как рабочие кабинеты работников министерства, так и жилые квартиры. Три корпуса дома не связаны ни наземными переходами, ни чердаками, общим для них является только подвал.
    Высотка у Красных Ворот, спроектированная Алексеем Душкиным, является самой низкой из всех “сестер” (всего 133 м). Центральный корпус с 24 этажами использовался как административный, а в боковых корпусах находились квартиры. При сооружении этого здания для того, чтобы не закрывать выход из метро, применили уникальное инженерное решение. Котлован под его фундаментом заморозили, и здание возвели с некоторым расчетным отклонением, в дальнейшем, при усадке дома, все пришло в норму.
    Сталинская высотка на Кутузовском
    Московская высотка гостиница «Украина» расположилась в начале Кутузовского проспекта. Место для строительства небоскреба выбрано очень удачное: начало проложенного как раз в послевоенные годы Кутузовского проспекта, и набережная Москвы-реки с причалом. Стратегическое расположение гостиницы делало ее крайне привлекательной для гостей столицы, а интерьер поражал своим великолепием.
    Второе по высоте (206 м) среди семи “сестер” здание гостиницы построили уже после смерти Сталина в 1957 году, при Хрущеве. Авторы проекта Аркадий Мордвинов и Вячеслав Олтаржевский. По распоряжению Хрущева первоначальное название "Дорогомиловская" изменили и назвали новую гостиницу "Украина". В 2005 - 2010 годы высотка претерпела капитальную реконструкцию, и теперь здесь расположен один из крупнейших фешенебельных отелей Европы Radisson Royal, имеющий 505 номеров. Советскую символику - звезды, серпы, молоты и обрамляющие их венки, давно утратившую свой былой политический пафос, сохранили, как изюминку декора.
    Сталинская высотка на Воробьевых горах
    Самая высокая среди Сталинских высоток – главное здание Московского государственного университета на Воробьевых горах. Силуэт МГУ виден на большом расстоянии и стал одним из символов Москвы. Парки, фонтаны и смотровая площадка привлекают на Воробьевы горы как горожан, так и туристов. Экскурсия по высоткам в Москве неизменно привлекает массу слушателей. Многое из истории проектирования и строительства московских небоскребов послевоенной эпохи остается тайной и сейчас.
    1 сентября 1953 года 36-этажный небоскреб на Воробьевых горах принял первых студентов. Будучи самым высоким (240 метров) и красивым зданием среди “сестер”, до 1990 года оно оставалось и самым высоким в Европе. Архитектором этого проекта был Лев Руднев. Из-за огромного масштаба строительства в качестве рабочих привлекали заключенных Гулага, для сокращения транспортных расходов некоторые из них здесь и проживали некоторое время.
    Восьмая высотка в Зарядье
    Когда умер Сталин, все работы с высотками были прекращены, поскольку Хрущев разгромил сталинскую идею по возведению “свадебных тортов”, как он называл высотки. Поэтому проект последнего и самого высокого восьмого небоскреба (275 м) по проекту архитектора Д. Чечулинане так и не был реализован. Вместо этого Москва стала застраиваться “хрущевками”.
    Мифы Московских высоток
    Мы можем только догадываться какой могла быть Москва, если бы Сталин сумел реализовать свой грандиозный план по возведению всех высоток и других сооружений. Но мы можем с уверенностью говорить, что облик Москвы был бы навсегда изменен. Сталин приказал архитекторам построить пирамиды и скрыть их под архитектурной «шелухой». Все генеральные планы и координаты Сталинских высоток были строго засекречены. По сути, это были такие же пирамиды как и в древнем Египте, которые должны были стать своего рода энергетическими накопителями.
    Говорят, эти пирамиды (Сталинки) могли бы концентрировать огромное количество энергии, что в итоге могло открыть путь к бессмертию. Восемь пирамид (высоток) должны были замыкаться на девятой, центральной (самой высокой среди них) пирамиде, что позволило бы вырабатывать огромную жизненную энергию. Месторасположение каждого сооружения Сталин определял лично, но странное дело — все Сталинские высотки в Москве стоят на геологических разломах.
    Почему 9 высоток в Москве
    Всего должно было быть 9 небоскребов, ровно столько планет в солнечной системе. Каждая олицетворяет определенную планету. К примеру, сооружение на Котельнической может быть соотнесено с планетой Венера (красота). Венера означает, что это может быть одно из самых красивых зданий и эстетически выдержанных и, что там могут жить представители искусства, как оно действительно и происходит. Здание на Кудринской площади соотносится с планетой Марс (эмоции). Здание МИДа соотносится с Юпитером (энергия двигательная). Здание МГУ имеет отношение к планете Меркурий (образование). Таким образом, Сталинские высотки представляют собой пирамиды и у каждой свое предназначение.
    Где пересекаются все высотки
    Здания имеют пересечение в одном месте, именно там, где должна была быть девятая высотка (Дворец Советов), сейчас находится Храм Христа Спасителя. Пересечение всех линий создает знак, очень похожий на знак в пустыне Наска в Перу. Дворец Советов начали строить в конце 30-х годов. Был залит огромный бетонный фундамент, сделан металлический каркас, построено несколько этажей, внизу был готов зал заседаний политбюро и, конечно же, к этому сооружению проходили ряд туннелей, но началась Великая Отечественная война и строительство заморозили, а каркас разобрали на производство танков.

  • 17 окт 2018 12:45

    СТАЛИНСКИЕ ВЫСОТКИ В МОСКВЕ – МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ:---
    Огромные помпезные здания, дома-легенды, выполненные в сложной комбинации стилей русского барокко и готики, так называемом сталинском ампире, построенные с 1947 по 1953 годы, известны как «семь сестёр». Они и сегодня гордо красуются в столице, напоминая об ушедшей эпохе. И у каждого из этих зданий своя захватывающая история.
    Эпоха послевоенного восстановления Москвы характеризуется невероятными архитектурными решениями и грандиозными стройками. Сталинские высотки в Москве стали символом этого строительства
    Послевоенное время требовало перемен во всем. Нужно было показать Западу, что у страны, победившей фашизм, есть сила и ресурсы. В честь победы и в ознаменование 800-летия Москвы было решено построить в Москве 8 высотных зданий. Интересно, что все сталинские высотки были заложены в один день – 7 сентября 1947 года. В этот день праздновали 800-летие Москвы. Над созданием облика этих высотных зданий трудились лучшие архитекторы того СССР. Перед ними ставилась задача создать высотки, отличающиеся от западных небоскребов. И архитекторам все же удалось создать оригинальный архитектурный стиль, получивший в дальнейшем название сталинский ампир или советский монументальный классицизм
    7 высоток Москвы
    Все Сталинские высотки в Москве были построены за десять лет (1947-1957 гг.).
    Всего построили семь Сталинских высоток в Москве:
    1)МИД на Смоленской площади Смоленская-Сенная пл., д. 32/34, м. Смоленская
    1948-1953 гг. В.Г. Гельфрейх, М.А. Минкус 27 этажей, 172 м
    2)Гостиница «Ленинградская» Каланчевская улица, д. 21/40, м. Комсомольская
    1949-1954 гг. Л.М. Поляков, А.Б. Борецкий 17 этажей, 136 м
    3)Дом на Баррикадной Кудринская площадь, д. 1, м. Баррикадная 1948-1954 гг.
    М.В. Посохин, А.А. Мндоянц 24 этажа, 156 м
    4)Гостиница «Украина» — «Radisson Royal Hotel» Кутузовский проспект, д. 2/1 стр. 1, м.
    Киевская 1953-1957 гг. А.Г. Мордвинов, В.К. Олтаржевский 34 этажа, 206 м
    5)Административное строение возле «Красных ворот» Садовая-Спасская улица, д. 21, м.
    Красные ворота 1947-1952 гг. А. Н. Душкин, Б.С. Мезенцев 24 этажа, 138 м
    6)Жилой дом на Котельнической набережной Котельническая набережная, д. 1/15,
    м. Таганская 1948-1952 гг. Д.Н. Чечулин, А.К. Ростковский 26 этажей, 176 м
    7)Главное здание МГУ им. Ломоносова Воробьевы горы, д. 1, м. Университет 1949-1953 гг.
    Б.М. Иофан, Л.В. Руднев, С.Е. Чернышев, другие 32 этажа, 240 м
    В начале 20-го века американские небоскребы были символом свободы и эпохи зарождающихся рыночных отношений. Манхэттен, Эмпайр-стейт-билдинг, улицы и авеню, пересекающиеся строго под прямым углом, и сейчас являются символом капитализма. Москва в 20-е годы с каменными аристократическими особняками, деревянными купеческими домиками, бараками и хитровским рынком совсем не подходила на роль столицы молодого советского государства.
    Власть, к началу 30-х годов отчетливо понимала, что новому государству нужен новый прогрессивный город, отражающий как политическое устройство страны, так и отвечающий всем потребностям строителей коммунизма. Все это привело к началу масштабного строительства высотных строений в Москве, которые получили название «Сталинские высотки».
    Источник: way2day.com
    Сколько Сталинских высоток в Москве должно было быть
    Однозначно ответить на вопрос, сколько Сталинских высоток было запланировано построить, сложно. Исторически установлено Иосиф Сталин хотел, чтобы в Москве были сооружены восемь грандиознейших высотных сооружения, символизирующих 800-летие города героя. Осенью 7 сентября 1947 г. в 13.00 в разных местах Москвы приступили к закладке «первого камня» в основания восьми советских небоскребов.
    Однако, возвели только семь. Работы над восьмой Сталинской высоткой было решено остановить сразу после смерти вождя, а на уже возведенном фундаменте в районе Зарядье позднее появилась Гостиница Россия, демонтированная в 2007 г
    Источник: way2day.com
    Городские легенды гласят, что московские высотки – это только часть мечты Сталина о городе будущего, с величественными административно-жилыми комплексами и идеально ровными гранитными набережными. Эти легенды подтверждаются конкурсными проектами разных архитекторов. Глядя на эти макеты с трудом можно представить, что именно так могла бы выглядеть Москва.
    Сталин хотел сделать из Москвы «пионера», а после все остальные города приняли бы аналогичный облик. Таким образом, выражение «Сталинские высотки» могло стать популярным во всем мире и олицетворять всю силу и мощь Советского Союза.
    Проект строительства восьми небоскребов в Москве являлся частью грандиозного плана по возведению монументальных сооружений во всех областных центрах и столицах республик СССР. Самым значимым, из уже запланированных архитектурных объектов, должен был стать Дворец Советов, так называемая девятая высотка, строительство которого стартовало еще в 1939 г. вместо разрушенного до основания Храма Христа Спасителя. Дворец Советов планировался как самое высокое строение своего времени (415 м + 100 м высота статуи Ленина) и должен был стать центром всего Советского государства. К сожалению или к счастью, но Сталинские высотки появились ограниченной партией и далее не получили должного развития.
    Заложили его в 1931 году, взорвав для этой цели Храм Христа Спасителя, однако в связи с началом войны строительство прекратили, каркас разобрали. После войны достраивать грандиозное здание не стали, построили на этом месте бассейн, а сегодня здесь вновь красуется отстроенный заново Храм.
    В 1947 году в честь 800-летнего юбилея столицы, по указанию Сталина, одновременно были заложены восемь огромных небоскребов (но возведено было семь из них). Все проекты утверждал лично Сталин.
    Сталинки в других городах
    Возведенный в эпоху сталинского ампира, Главный корпус Челябинского Южно-Уральского государственного университета, часто относят к числу Сталинских небоскребов. К памятникам советского могущества во всей восточной Европе относят и высотки, построенные другими государствами, входившими в состав советского союза: Рижская академия наук, Дворец культуры и науки в столице Польши Варшаве, Гостиница «Украина» и жилой небоскреб на Крещатике Киева, пражская гостиница «Crowne Plaza», Дом свободной прессы в Бухаресте.
    Проектирование небоскребов было начато еще в конце 30-х годов. В тяжелейшие годы Великой отечественной войны грандиозные стройки были остановлены. Сталинские высотки в Москве продолжили строить практически сразу после окончания войны. Вождь еще принимал парад победы на Красной площади, а архитекторы уже вели подготовительную работу над проектами новых сооружений. Использованные архитектурные решения получили название «сталинский ампир». Задача перед архитекторами стояла одновременно очень простая и очень сложная: превзойти американские небоскребы — по величию и грандиозности. Как показывает история, с задачей справились!
    Архитекторы Сталинских высоток
    В конкурсе, проводимом для отбора проектов, участвовало немало известных и заслуженных архитекторов. Победителями же стали молодые, талантливые архитекторы, задачу перед которым ставил лично И. Сталин. Как позднее писали современники, ему нужна была команда градостроителей готовых беспрекословно выполнять его пожелания и реализовывать самые амбициозные замыслы. О причинах такого внимания со стороны вождя к проектам небоскребов Москвы до сих пор спорят историки.
    Архитекторами Сталинских высоток были очень разные люди, их судьбы сложились по-разному. Наиболее странной была судьба одного из первых архитекторов Главного здания МГУ на Воробьевых горах, Бориса Иофана (ему же принадлежит авторство других не менее известных проектов сооружений Москвы). Борис учился в римском институте изящных искусств и после его окончания спроектировал не мало советских сооружений, но и итальянских.
    В начале 30-х годов он был автором грандиозного проекта Дворца Советов и считался «придворным» архитектором Иосифа Сталина. Однако, его проект здания МГУ, возведение которого было запланировано на Ленинских (Воробьевых) горах вызвал жесткую критику. По официальной версии, И. Сталина не устраивало выбранное Б. Иофаном место для будущего здания МГУ из-за нахождения в этом месте объектов правительственной связи.
    Сейчас достоверно невозможно установить в чем была суть конфликта между вождем и архитектором, но МГУ сместили на несколько сотен метров от запланированного, а Б. Иофана сместили с поста главного архитектора. Предложенный и реализованный проект МГУ основан на чертежах Б. Иофана, но его имя по указанию И. Сталина вычеркнули со всех документов.
    Сталинские высотки в Москве, мистика и легенды
    Легенды вокруг высоток начали появляться еще на этапе проектирования, начиная с самой идеи их строительства и заканчивая изображением древних символов на фасадах: масонских, языческих и христианских. Закладка фундамента всех московских небоскребов по приказу вождя происходила ровно в 13.00 7 сентября 1947 г., дата и время были основаны на астрологических прогнозах. В этот день в Москве, также по указанию сверху, были запрещены все строительные работы.
    Архитектурные формы сооружений скрывают под собой пирамиды, пропорции которых аналогичны египетским пирамидам. Пирамида, как известно, символизирует превосходство, власть, знание, энергию и силу. Сталинские высотки в Москве отличаются особо прочным металлическим каркасом. И большинство эзотериков сходятся во мнении, что наличие металлических арматуры и шпилей предполагает использование зданий как грандиозных передатчиков энергии.
    В рассекреченных архивах КГБ практически нет фотографий хода строительства высоток, так как строили их заключенные, и публично данный факт афишировать не стоило. Жильцы этих домов, хорошо знали о том, кто и каким трудом возводил эти стены, но предпочитали эту тему не обсуждать.

    Существует множество легенд и слухов о технологиях заморозки грунта, которые к тому времени действительно активно применялись, но только для строительства метро. Большинство таких легенд похожи на главы из романов будущего: про использование для заморозки грунта жидкого азота, который кстати, превращает металл и бетон в пыль, про 3-й подвал МГУ, где находятся громадные холодильные установки, которые поддерживают грунт под зданием в твердом состоянии, и если их отключить, то МГУ сползет в Москву-реку за одну неделю. А еще истории о том, что все сооружения имеют прямой выход к туннелям метро
    Звезда на гостинице Ленинградская
    вартиры в Сталинских высотках Москвы и их жильцы
    Заселение строений часто происходило по прихоти судьбы. Квартиры получали как известные политические деятели, так и звезды кино, художники, писатели и доктора наук.
    Продолжение следует-----

  • 15 окт 2018 15:52

    Самые популярные московские «страшилки»: Загадочные легенды об известных исторических местах
    И в современном мегаполисе есть место суеверным страшилкам.
    В каждом городе есть предания, слухи и легенды, связанные с теми или иными домами, районами, событиями. Москва – не исключение. А поскольку город изобилует культурными достопримечательностями и историческими зданиями, то и страшилки, придуманные московскими любителями мистики, очень эффектны и загадочны. И очень часто эти леденящие душу истории тесно связаны с известными историческими личностями.
    Скупые супруги
    Согласно городским слухам, в доме 17 по Мясницкой улице жил богатый генерал-майор Кусовников. Хозяин и его супруга прославились своей скупостью. Однажды летом чета уехала в другое имение и на время своего отсутствия спрятала почти все свое деньги в печи. Дворецкий, не зная об этом, решил протопить дом – деньги и сгорели. Говорят, супруги не смогли пережить горя: генерал-майор тронулся умом, а его жена скончалась. Городские легенды гласят, что в течение многих лет после этой трагической истории соседям Кусовникова периодически мерещился призрак, причитающий: «Денежки мои, денежки».
    Чудеса в «Третьяковке»
    Такое известное культурное заведение, как Третьяковская галерея, ну просто не могло не породить множество слухов и легенд. Самая распространенная них – это якобы роковое влияние картин «Третьяковки» на судьбы людей. Например, ходят легенды, что картина Сурикова «Утро стрелецкой казни» принесла неприятности дочке Павла Третьякова (она сильно заболела), а вот полотна Левитана и Рериха, наоборот, якобы позитивно влияют на тех, кто ими любуется.
    Овраг или машина времени?
    В парке-усадьбе «Коломенское» есть овраг, который издавна называют Голосовым – якобы в честь древнеязыческого божества Волоса (Велеса) – второго по значимости у древних славян после Перуна. А поскольку слово «волосы» – ну просто кладезь для разных ассоциаций, то овраг породил сразу несколько легенд.
    Согласно первой, в середине позапрошлого века двое крестьян шли через овраг, который в тот момент был заполнен густым туманом, и попали в светлый коридор, где увидели покрытых шерстью людей. Когда же они покинули это место и вернулись в свое село, оказалось, что прошло уже 20 лет – их жены успели постареть, а дети – стать взрослыми.
    Ходят слухи и о чудо-свойствах камней, лежащих на дне оврага. Дескать, один из них помогает слабому полу, а другой – сильному.
    Третья же легенда гласит, что если в овраг бросить денежку, это принесет невиданные богатства.
    Дом на набережной все еще пугает
    Это знаменитое московское здание, прославленное Юрием Трифоновым в одноименной повести, притягивает не только экскурсии школьников и студентов-литераторов. Многих жильцы дома в советские годы пострадали от репрессий, что и породило мифы о привидениях. Мол, еще когда в отстроенный дом только начали въезжать новые владельцы, в темное время суток в его окрестностях можно было встретить девушку в цепях, а местные жители часто слышали странные вопли и стоны. А в наши дни по квартирам Дома на набережной якобы блуждают призраки репрессированных жильцов.

    Книговед-помощник?
    У главной библиотеки страны (РГБ) тоже есть своя мифическая история. Согласно слухам, по ночам в ее стенах можно встретить призрак известного литератора и библиографа Николая Рубакина, завещавшего перед смертью все свои книги библиотеке.
    Согласно городским слухам, никто иной, как сам Рубакин помогает посетителям быстро найти нужный томик.
    Замурованная дама
    Одна из старых московских легенд гласит, что купец Николай Игумнов, живший на Якиманке со своей любовницей, однажды узнал, что она ему изменяет. В ярости он убил ее и замуровал в стене. Любители мистики уверяют, что ее призрак до сих пор бродит по зданию и его окрестностям в образе неизвестной дамы, одетой во все белое.

    Крестьянин в Большом театре
    Сильный пожар, который произошел в Большом театре в середине XIX века, запомнился москвичам подвигом крестьянина Василия Марина. Увидев на крыше полыхавшего здания человека, он вскарабкался по водосточной трубе и с помощью веревки помог мужчине спуститься.
    Согласно легенде, годы спустя призрак Марина якобы стал появляться на других московских пожарах и спасать горожан.
    Опыты на Сухаревке
    На месте старинных Сретенских ворот в 1695 году была построена Сухаревская башня, которую, в свою очередь, снесли большевики в 1934-м. Говорят, что раньше здесь находилась тайная научная лаборатория, в которой соратник Петра I, государственный деятель и ученый Яков Брюс создавал мертвую и живую воду. По легенде, созданные им жидкости до сих пор хранятся в некоем потайном месте.
    Тень товарища Берии
    Еще одна городская страшилка связана с соратником Сталина Берией, который жил на Малой Никитской улице, 28/1. Сейчас здесь расположено посольство республики Тунис. Так вот, согласно слухам, кто-то неизвестный регулярно портит в кабинетах важные документы. Более того, по ночам в помещениях посольства слышно, как кто-то кашляет, тяжело дышит и пыхтит, а возле здания многим мерещится шум мотора машины-невидим

    Кошмары «Останкино»
    Телецентр «Останкино» и одноименная башня всегда порождали много страшилок. Если верить одной из них, в этом районе необычайно много самоубийств. Согласно другой – уже несколько веков подряд здесь периодически видят бабку-горбунью, которая предсказывает горожанам трагические события, которые должны произойти в стране. Например, она предвидела смерть двух российских императоров, а также кровавые события 1993-го и пожар на Останкинской Телебашне, произошедший в 2000 году.
    Гроза журналистов
    Одна из самых известных легенд-страшилок старой Москвы – это история про тайную возлюбленную Саввы Морозова. Якобы в тот момент, когда дама проезжала по мосту в экипаже, торговец газетами выкрикнул новость о том, что Морозов застрелился в Каннах. Она срочно велела извозчику остановиться, но, выходя, случайно попала под колеса другого проезжавшего мимо экипажа и погибла. Легенда гласит, что девушка до сих пор бродит по ночам по Кузнецкому и особые несчастья приносит работникам прессы.

  • 14 окт 2018 13:32

    «Мастер и Маргарита»:--что зашифровано Булгаковым:---
    «Мастер и Маргарита» — один из самых загадочных романов в истории, над его толкованием до сих пор бьются исследователи. Мы дадим семь ключей к этому произведению.
    Литературная мистификация
    Почему знаменитый роман Булгакова называется «Мастер и Маргарита», и о чем, на самом деле, эта книга? Известно, что идея создания родилась у автора после увлечения мистицизмом XIX века.Легенды о дьяволе, иудейская и христианская демонологии, трактаты о Боге – все это присутствует в произведении. Наиболее важными источниками, которыми консультировался автор, стали работы «История сношений человека с дьяволом» Михаила Орлова и книга Амфитеатрова «Дьявол в быте, легенде и в литературе средних веков». Как известно, у «Мастера и Маргариты» было несколько редакций. Говорят, первая, над которой автор трудился в 1928-1929 годах, не имела никакого отношения ни к Мастеру, ни к Маргарите, и называлась «Чёрный маг», «Жонглёр с копытом». То есть центральной фигурой и сутью романа был именно Дьявол - эдакий русский вариант произведения «Фауст». Первую рукопись Булгаков самолично сжег после запрета его пьесы «Кабала Святош». Об этом писатель сообщил правительству: «И лично я, своими руками, бросил в печку черновик романа о дьяволе»! Вторая редакция, также была посвящена падшему ангелу и называлась «Сатана» или «Великий канцлер». Здесь уже появились Маргарита с Мастером, а Воланд обзавелся своей свитой. Но, нынешнее название получила лишь третья рукопись, которую, на самом деле, автор так и не закончил.
    Многоликий Воланд
    Князь тьмы является, пожалуй, самым популярным персонажем «Мастера и Маргариты». При поверхностном прочтении у читателя создается впечатление, что Воланд – это «сама справедливость», судья, который борется с человеческими пороками и покровительствует любви и творчеству. Кто-то вообще считает, что в этом образе Булгаков изобразил Сталина! Воланд многолик и сложен, как и полагается Искусителю. Его рассматривают как классического Сатану, что и замышлял автор в ранних версиях книги, как нового Мессию, переосмысленного Христа, чье пришествие и описывается в романе.
    На самом деле, Воланд – не просто дьявол – у него множество прототипов. Это и верховный языческий бог – Вотан у древних германцев (Один — у скандинавов), великий «маг» и масон граф Калиостро, который помнил события тысячелетнего прошлого, предсказывал будущее, и имел с Воландом портретное сходство. А еще это «темная лошадка» Воланд из «Фауста» Гете, который упоминается в произведении лишь однажды, в эпизоде, который упустили в русском переводе. Между прочим, в Германии черта называли именно «Фаланд». Помните эпизод из романа, когда служащие не могут вспомнить имя мага: «Может быть, Фаланд?».
    Свита Сатаны
    Как человек не может существовать без тени, так и Воланд – не Воланд без своей свиты. Азазелло, Бегемот и Коровьев-Фагот – это инструменты дьявольского правосудия, самые яркие герои романа, за спиной у которых отнюдь не однозначное прошлое.
    Возьмем, например, Азазелло – «демона безводной пустыни, демона-убийцу». Этот образ Булгаков позаимствовал из ветхозаветных книг, где так зовут падшего ангела, который научил людей изготовлять оружие и украшения. Благодаря ему, женщины освоили «блудливое искусство» раскрашивать лицо. Поэтому, именно Азазелло дает крем Маргарите, толкает ее на «темную дорожку». В романе это правая рука Воланда, исполняющая «черную работу». Он убивает барона Майгеля, отравляет влюбленных. Его суть – бестелесное, абсолютное зло в чистом виде.
    Коровьев-Фагот – единственный человек в свите Воланда. До конца не ясно, кто стал его прототипом, но исследователи возводят его корни к ацтецкому богу Вицлипуцли, имя которого упоминается в разговоре Берлиоза с Бездомным. Это – бог войны, которому приносили жертвы, а по легендам о докторе Фаусте – дух ада и первый помощник сатаны. Его имя, неосторожно произнесенное председателем «МАССОЛИТа» – сигнал для появления Воланда.
    Бегемот – кот-оборотень и любимый шут Воланда, чей образ происходит из легенд о демоне обжорства и мифологическом звере ветхого завета. В исследовании И. Я. Порфирьева «Апокрифические сказания о ветхозаветных лицах и событиях», которое было явно знакомо Булгакову, упоминалось морское чудовище Бегемот, вместе с Левиафаном обитающее в невидимой пустыне «на востоке от сада, где жили избранные и праведные». Сведения о Бегемоте автор также почерпнул из истории о некой Анне Дезанж, жившей в XVII века и одержимой семью дьяволами, среди которых упоминается Бегемот, демон из чина Престолов. Этот бес изображался в виде чудовища со слоновьей головой, хоботом и клыками. Руки у него были человеческие, а громадный живот, короткий хвост и толстые задние лапы - как у бегемота, что напоминало о его имени.
    Черная королева Марго
    Маргариту часто считают образцом женственности, эдакой пушкинской «Татьяной XX века». Но прототипом «королевы Марго» стала явно не скромная девушка из российской глубинки. Помимо явного сходства героини с последней женой писателя, в романе подчеркнута связь Маргариты с двумя французскими королевами. Первая - та самая «Королева Марго», жена Генриха IV, свадьба которой обернулось кровавой Варфоломеевской ночью. Это событие упоминается по дороге на Великий бал Сатаны. Толстяк, узнавший Маргариту, называет ее «светлая королева Марго» и лопочет «какой-то вздор про кровавую свадьбу своего друга в Париже Гессара». Гессар - парижский издатель переписки Маргариты Валуа, которого Булгаков сделал участником Варфоломеевской ночи. В образе героини видят и другую королеву - Маргариту Наваррскую, которая была одной из первых французских женщин-писательниц, автор знаменитого «Гептамерона». Обе дамы покровительствовали писателям и поэтам, булгаковская Маргарита любит своего гениального писателя – Мастера.
    Москва – Ершалаим
    Одна из самых интересных загадок «Мастера и Маргариты» – это время, когда происходят события. В романе нет ни одной абсолютной даты, от которой можно вести отсчет. Действие относят к страстной неделе с первого по седьмое мая 1929 года. Эта датировка приводит параллель с миром «Пилатовых глав», которые происходили в Ершалаиме 29 или 30 года в течение недели, которая впоследствии стала Страстной. «Над Москвой 1929 года и Ершалаимом 29-го стоит одна и та же апокалипсическая погода, одна и та же тьма надвигается на город греха грозовой стеной, одна и та же луна пасхального полнолуния заливает переулки ветхозаветного Ершалаима и новозаветной Москвы». В первой части романа обе эти истории развиваются параллельно, во второй, все более и более переплетаясь, в конце концов они сливаются воедино, обретая целостность и переходя из нашего мира в потусторонний.
    Влияние Густава Майринка
    Огромное значение на Булгакова оказали идеи Густава Майринка, произведения которого появились в России в начале XX века. В романе австрийского экспрессиониста «Голем» главный герой мастер Анастасиус Пернат в финале воссоединяется со своей возлюбленной Мириам «у стены последнего фонаря», на границе реального и потустороннего миров. Связь с «Мастером и Маргаритой» налицо. Вспомним знаменитый афоризм булгаковского романа: «Рукописи не горят». Скорее всего, она восходит к «Белому доминиканцу», где говорится :«Да, конечно, истина не горит и ее невозможно растоптать». Там же рассказывается о надписи над алтарем, из-за которой падает икона Божьей матери. Равно как и сожженная рукопись мастера, возрождающая Воланда из небытия, который восстанавливает истинную историю Иешуа, надпись символизирует связь истины не только с Богом, но и с дьяволом.
    В «Мастере и Маргарите», как и в «Белом доминиканце» Майринка, для героев главным является не цель, а сам процесс пути – развитие. Только вот смысл этого пути у писателей разное. Густав, как и его герои, искал его в творческом начале, Булгаков стремился к достижению некоего «эзотерического» абсолюта, сути мироздания.
    Последняя рукопись
    Последняя редакция романа, которая впоследствии дошла до читателя, была начата в 1937 году. Автор продолжал работать с ней до самой смерти. Почему он не смог закончить работу над книгой, которую писал дюжину лет? Может, он полагал, что недостаточно осведомлен в вопросе, за который взялся, и его понимание иудейской демонологии и ранних христианских текстов было дилетантским? Как бы то ни было, роман практически «высосал» жизнь автора. Последним исправлением, которое он внес 13 февраля 1940 года, стала фраза Маргариты: «Так это, стало быть, литераторы за гробом идут?». Через месяц он умер. Последними словами Булгакова, адресованные роману были: «Чтобы знали, чтобы знали…».

  • 12 окт 2018 11:00

    Отец и сын Дюма: фабрика романов:----
    С самого юного возраста врядли найдётся человек ,который не любилбы произведения Дюма.
    Мало кто может похвастаться, что прочитал всего Дюма. Со своей системой соавторов (можно назвать их и литературными рабами) он создал больше пяти сотен толстенных томов. Про него шутили: «Торговый дом «Александр Дюма и Ко». Покупаем рукопись за 250 франков, продаем за 10 000!». Или: «Фабрика романов «Дюма и сын». Но товар, выпущенный этой «фабрикой», востребован благодарным человечеством вот уже скоро как 200 лет.
    Д’Артаньян у подножия памятника Александру Дюма в Париже
    Вообще-то исторические романы вошли в моду ещё с лёгкой руки Вальтера Скотта. Французские писатели тоже осваивали это «поле», взять хоть Гюго с его «Собором Парижской Богоматери». Но Дюма-старший придумал приём, безотказно действовавший на читательские души. Он брал великие исторические события и объяснял их поступками вымышленных героев — получалось весьма увлекательно. Иногда герои эти были взяты просто из головы. Иногда у них были какие-то бледные исторические прототипы. Так, виконт де Бражелон действительно упоминался в исторических документах в связи с королевской фавориткой Лавальер. И кавалера Дебюсси в самом деле погубил из ревности некий рогоносец — де Монсоро. Что же касается господина д’Артаньяна, капитан-лейтенанта первой роты королевских мушкетеров, то его мемуары, из которых выросла идея «Трёх мушкетёров», как выяснилось позже, были поддельными, их написали гораздо позже описываемых событий. Но какое это имеет значение? «История — только гвоздь, на который я вешаю свои романы», — хвастался Дюма.
    Он никогда не писал сам, всегда в соавторстве. Да и скучно было ему, не любившему библиотечной пыли, копаться в мемуарах 200—300-летней давности. Самым частым соавтором Дюма был преподаватель истории Огюст Маке: он работал и над «Тремя мушкетёрами», и над «Графиней де Монсоро», и над «Графом Монте-Кристо». Работа шла так: Маке разрабатывает сюжет, прикидывает главы, а Дюма шлифует черновик, исправляет ходульные сцены, добавляет тысячи деталей, прописывает диалог, вводит второстепенных персонажей. Например, он придумал лакея Гримо. Поговаривали, правда, что молчаливый слуга Атоса нужен был автору в основном для того, чтобы увеличить гонорар. Роман печатался отрывками в газете, а там по традиции платили построчно, невзирая на длину строки. А когда стали платить только за те строки, которые занимали больше половины колонки, Дюма начал вымарывать целые страницы: «Я убил Гримо. Ведь я придумал его именно ради коротких строчек
    Луиза Лавальер, фаворитка Людовика XIV — персонаж вполне реальный
    Что же касается подписи под коллективным трудом, сам Дюма не возражал, чтобы имя Маке стояло на обложке рядом с его собственным. Но воспротивились в редакции: «Роман, подписанный «Александр Дюма», стоит три франка за строку, а «Дюма и Маке» — тридцать су». Поэтому младшему соавтору пришлось удовлетвориться восемью тысячами франков вознаграждения.
    Позже, поссорившись с Дюма, Маке пытался доказать, что это он — настоящий автор «Трёх мушкетёров». И опубликовал главу о смерти Миледи в том виде, в каком он сдал её на переработку. Это оказалось нечто безжизненное, хоть и близкое по сюжету, но бесконечно более слабое, чем то, что опубликовано в итоге…
    Словом, Александр Дюма-отец, может, и не был в полном смысле слова автором своих романов. Но он безусловно осветил тексты сиянием своего трудноопределимого, но явного гения. Вся его семья была такая: так сразу и не скажешь, в чём именно, но точно выдающаяся.
    Раб с острова Гаити
    Вообще-то знаменитых Александров Дюма было трое. Кроме отца и сына был ещё Александр Дюма-дед. Вернее, Тома-Александр Дюма. И вот уж кто прожил интересную жизнь! Он был наполовину гаитянин. В свою очередь его отец, маркиз Александр-Антуан Дави де ла Пайетри, в 1760 году сбежал от долгов на Гаити, завел там сахарную плантацию, рабов. Одна из чернокожих рабынь по имени Мари-Сессетт стала его наложницей и родила четверых детей. Местные прозвали её «Мари из усадьбы» — это звучало как «Мари Дюма».
    Потом Мари умерла, а маркиз вернулся во Францию. Уезжая, он продал своих детей соседу-плантатору. Они ведь были рабами. Впрочем, маркиз оставил за собой право, если когда-нибудь захочет, выкупить старшего, Тома-Александра, за ту же цену. На момент продажи мальчику было 10 лет. Через четыре года отец и правда за ним приехал. А вот трое остальных гаитянских отпрысков так и остались в рабстве.
    Тома-Александру — очень смуглому, курчавому, толстогубому — в Париже пришлось нелегко. За спиной шипели: «Негр, ублюдок!». Однажды он с дамой сидел в Опере, в ложе. Какой-то мушкетер вошёл к ним и, не обращая внимания на спутника, принялся любезничать с дамой. Та обратила его внимание, что она не одна. «Ах, простите! Я принял этого господина за вашего лакея!». Наутро был поединок на шпагах. Тома-Александр ранил наглеца в плечо, после чего мушкетёр предпочел сдаться. С тех пор связываться с «негром» опасались. Он был высок, ловок и чудовищно силен. Засовывал в дула сразу четырех ружей по пальцу и поднимал на вытянутой руке. Зажимал коленями коня и подтягивался вместе с ним на балке манежа. С такими способностями Тома-Александру просто необходимо было идти в армию, вот он и записался. Рядовым драгуном. Отец разъярился: нижний чин не может носить фамилию де ла Пайетри. Сыну ничего не оставалось, как взять другую — Дюма. Под этой фамилией он и прославился. Первое офицерское звание он получил, взяв в одиночку в плен тринадцать тирольских стрелков. В другой раз он один удержал на мосту целый австрийский эскадрон: просто стоял там и рубил с двух рук. В считанные годы Дюма дослужился до бригадного генерала и в этом качестве совершил ещё один «гераклов» подвиг. Французам никак не удавалось выбить с неприступной вершины горы Мон-Сени укрепившихся там пьемонтцев. Дюма велел изготовить 600 стальных крюков, их прикрепили к подошвам трёх сотен добровольцев, и те полез вверх по отвесному склону – во главе с самим Дюма. Добравшись до вершины, смельчаки уперлись в забор из кольев, которым было обнесено укрепление врага. Тогда генерал Дюма просто перебросил все триста своих солдат через забор, хватая одного за другим за штаны и за ворот. Вскоре он командовал дивизией, а затем и всей западной пиренейской армией
    Могучий генерал Тома-Александр Дюма
    Тем временем к власти пришёл Бонапарт, ценивший отвагу и военный талант. Но Дюма оказался непредусмотрителен и поссорился с Наполеоном, прямо высказав, что ему не нравится план похода на Восток.
    А потом случилась беда: Тома-Александр плыл на корабле из Италии во Францию, началась буря, корабль укрылся в первом попавшемся порту. Порт, как оказалось, принадлежал Неаполитанскому королевству, с которым буквально накануне Франция начала войну. Генерала Дюма арестовали и заключили под стражу. Он просидел там два года, пока его не обменяли, но за эти два года тюремщики несколько раз пытались отравить генерала и подсыпали ему в еду мышьяк. На свободу Дюма вышел хромым, глухим, с больным желудком. Наполеон, никогда не забывавший обид, отреагировал так: «Значит, он уже не сможет спать на раскалённом песке или на холодном снегу? Такой кавалерийский офицер мне не нужен, я с успехом заменю его первым попавшимся капралом!». Пенсию Тома-Александру тоже никто не назначил, и скоро он тихо скончался, оставив в крайней бедности свою семью — жену и двоих детей (он успел жениться ещё в начале своей головокружительной карьеры).
    Так что Дюма-второму снова пришлось начинать всё с нуля. Родня предлагала юноше взять фамилию деда — к тому времени Наполеон был свергнут, в Париже вновь воцарились Бурбоны, и числиться маркизом снова стало выгодно. Александр наотрез отказался, заявив, что с гордостью носит фамилию своего славного отца.
    Две телеги пороха
    И вот будущий создатель «Трёх мушкетёров», 22-летний Александр Дюма прибывает в Париж из родного Вилле-Коттре этаким Д,Артаньяном: с двумя луидорами в кармане, но с большими надеждами. Он замечательно владел шпагой, стрелял из пистолета, да ещё писал каллиграфическим почерком – более не умел ничего. Шпага в 1823 году (а именно тогда он появился в Париже) хоть ещё и носилась на поясе, но в качестве боевого оружия уже не была столь востребована, как во времена Д’Артаньяна, а то бы Дюма, может, и поступил бы в личную гвардию короля. Пришлось удовольствоваться местом писаря с окладом в полторы тысячи франков – ему помогли раздобыть это место друзья отца, которым он привёз рекомендательное письмо. Карьера начиналась не блестяще, но Дюма не унывал. Он быстро обзавелся любовницей — белошвейкой Катрин Лабе. Она была старше его, замужем, но кто же в Париже живёт с собственными мужьями! От этой связи через год родился сын, названный в честь отца, Александром. Со временем его станут называть Александр Дюма-сын.
    Писарем Александр прослужил недолго, и со своей белошвейкой прожил – тоже. Довольно скоро в его судьбе наметились существенные перемены. Он надумал посвятить себя драматургии, нашёл соавторов, вместе они писали водевили и пристраивали их в театры — правда, об авторстве Дюма в афишах упорно не упоминалось. Чтобы сделать имя, нужны были связи. И вот Александр принялся искать лазейки в неприступный и закрытый круг литераторов. Однажды в Пале-Рояле читал лекцию историк, критик и литератор Матье-Гийом Вильнав. Среди слушателей была и его дочь Мелани — очень худая, плоскогрудая, с нездоровым цветом лица, но с живым взглядом, так и полыхавшим страстью. Ей было уже около тридцати, её муж, капитан интендантской службы, навечно застрял в каком-то дальнем гарнизоне. Александр сумел напроситься даме в провожатые и сподобился быть приглашённым в дом на светский раут. Оставалось завоевать ещё и расположение самого Вильнава. Дюма узнал, что старик — страстный коллекционер автографов и рыщет по всей Франции в поисках росписи Наполеона времён, когда тот ещё представлялся как «Буонапарте». У Александра как раз завалялось письмо Наполеона к его отцу, подписанное именно таким образом. Вильнав был счастлив до слёз: «Вот оно! Вот это заветное «у»!». И не стал возражать против того, чтобы молодой человек приударил за его дочерью.
    Мелани Вальдор
    Мелани, сделавшись любовницей Дюма, оказала ему колоссальную помощь. Знакомила его с парижскими знаменитостями, давала удачные советы и, главное, помогла пристроить пьесу во французский театр. Теперь белошвейка с сыном были начинающему драматургу лишь помехой, и он перевёз их в деревушку Пасси, славящуюся своим здоровым воздухом и чистой водой. Но это ещё не значило, что Александр готов был хранить безупречную верность Мелани. Ведь в театре столько соблазнов!
    Десятки актрис прошли через его постель, особенно когда Дюма прославился и его слово получило вес при распределении ролей. Одни мелькали в его жизни и исчезали на манер метеоритов. Другие оставались чуть подольше. Например, Белль Крельсамер, с бездонными синими глазами и античным носом (Дюма в каждой женщине умел разглядеть что-то особенное). Или Мари Дорваль — некрасивая, но живая и очень талантливая. Эти два романа Дюма завёл почти одновременно — он поспевал везде, как Д’Артаньян.
    Тем временем муж Мелани прислал известие, что вскоре приедет в отпуск. Александр поднял все свои новообретенные связи, добрался до военного министерства, чтобы этого не допустить. Трижды разрешения на отпуск, уже готовые к отправке, уничтожались в последний момент. Муж так и не приехал.
    Все эти волнения из-за злосчастного капитана интендантской службы навели Александра на мысль написать для театра его собственную историю с Мелани. Как он выразился, «чуть-чуть подправленную». Герой и героиня любят друг друга, но муж застает их на месте преступления, и герой, спасая честь любимой, убивает её и объясняет, что хотел овладеть ею силой, а она сопротивлялась. В финале героя ведут на эшафот. Называлась пьеса по имени главного героя: «Антони». «Антони» — это я минус убийство!» — провозглашал Дюма. Вскоре выяснилось, что Мелани беременна, решено было спрятать её от чужих глаз в провинцию, в Нант. А если у неё родится мальчик, дать ему имя Антони
    Генерал Лафайет
    Тут во Франции грянула очередная революция (1830 года), в Париже выросли баррикады, Карл Х бежал в Сен-Клу, а Дюма решил, что во всё это стоит вмешаться. Явился к лидеру повстанцев генералу Лафайету, предложил свои услуги. Генерал как раз пребывал в унынии из-за того, что пороха осталось не больше чем на 4 тысячи выстрелов. «Хотите, я добуду порох?» — предложил Александр. Истинный сын своего отца, он сказал, что в одиночку отправится в роялистский гарнизон Суассона (город, неподалеку от которого прошло его детство) и заберет все запасы пороха, благо знает там каждый уголок. Генерал в такую возможность, конечно, не поверил, но на всякий случай снабдил Дюма бумагой с требованием выдать «подателю сего» порох.
    Первым делом Дюма нанял кабриолет, украсил его собственноручно сшитым трёхцветным знаменем и таким образом придал своей командировке официальности. Прибыв в Суассон без препятствий со стороны верных королю войск, он прямиком направился к коменданту гарнизона и предъявил свой сомнительный документ. Комендант, конечно, отказался отдавать порох противнику, тогда Дюма выхватил пистолет. Дальше всё произошло очень по-французски: в комнату вбежала жена коменданта и пала на колени перед мужем: «Уступи, уступи ему, друг мой! Не то тебя убьют, как моих родителей». Оказалось, родители этой бедной женщины пали во время восстания туземцев на Сан-Доминго. И это, как ни удивительно, решило дело! Комендант отдал порох, Александр погрузил его на две телеги и привёз в Париж. «Господин Дюма, только что вы создали лучшую свою драму!» — сказал ему герцог Орлеанский, которому вот-вот предстояло сделаться королем Луи-Филиппом. Но никаких должностей, наград и почестей, на которые вообще-то очень рассчитывал Дюма, за этим не последовало.
    Пока Дюма спасал «новую Францию», кто-то донёс Мелани о его любовных похождениях с актрисами. Тут же свалилась и ещё напасть: беременной оказалась и Белль Крельсамер. С женщинами пора было что-то решать, ситуация накалялась, и Александр отправился в Нант.
    Обезображенная беременностью, озлобленная, отчаянно ревнующая, Мелани осыпала возлюбленного упреками. Дюма оправдывался, уверял, что любит её одну, что она не должна так волноваться, а не то повредит будущему ребенку, «нашему цветку герани, малышу Антони». И был прав: у Мелани случился выкидыш. Александр почувствовал, что у него гора с плеч свалилась, и почти сразу же умчался назад в Париж: «Мне очень жаль, дорогая, что цветок герани сломался. Но береги его стебель, и тогда расцветут ещё у нас новые цветы. Пока же долг зовет меня заняться спасением другого «Антони» — моей пьесы! Не то без меня её испортит режиссер».
    Пьеса удалась! На премьере поклонники поотрывали все пуговицы с пиджака Дюма. Героиню играла его любовница Мари Дорваль. Более мелкая женская роль досталась Белль Крельсамер. Мелани была в ярости! И порвала с Дюма отношения. Встретив Мелани лет через пять на каком-то балу (она с собственным мужем, наконец-то добравшимся до Парижа, отплясывала галоп), Дюма даже удивился: как мог когда-то любить такую некрасивую женщину?
    Ида Феррье, ей единственной удалось перейти из статуса любовницы Дюма-старшего в статус жены
    В положенное время Белль, к которой после разрыва с Мелани открыто переехал Александр, произвела на свет девочку. Дюма ее официально признал, а заодно вспомнил и о сыне от белошвейки, Александре-младшем. Оформив отцовство, Дюма решительно и безжалостно потребовал у Катрин отдать ему 7-летнего сына. Мать пыталась бороться: то прятала мальчика под кроватью, то заставляла выскакивать в окно, когда за ним приходил полицейский комиссар. Но однажды Александра-младшего всё-таки поймали и препроводили к Александру-старшему. По наущению ревнивой Белль отец вообще запретил сыну видеться с матерью. Хотя настоящие неприятности для сына Катрин Лабе начались, когда отец сменил пассию.
    Ида Феррье была молода, белокура, толста, малоросла и очень бойка. Она сумела взять верх над Белль и перетянуть любовника к себе. Белль отныне не разрешалось видеться с дочерью, так же как Катрин Лабе — с сыном. У Иды вообще был характер дай Бог каждому генералу! Она сумела добиться даже того, что Дюма на ней женился. Накануне свадьбы знакомый спросил у Александра, зачем он это делает. «Да чтобы отделаться от неё, голубчик!». С дочерью Дюма Ида поладила легко, а вот сына невзлюбила. И мальчика отдали в пансион…
    Бастард и дама с камелиями
    Много позже Александр Дюма-младший отзывался об Александре Дюма-старшем так: «Отец — большое дитя, с которым мне пришлось научиться нянчиться ещё в раннем детстве». А старший младшему говорил: «Когда у тебя самого родится сын, люби его, как я люблю тебя, но не воспитывай так, как я тебя воспитывал!». Ещё бы… Нелёгкое детство выпало Александру-сыну. В пансионе Губо обучались очень богатые и родовитые мальчики. Как сын белошвейки мог там себя чувствовать? Тем более что матери некоторых его соучеников были клиентками Катрин Лабе. Александра унижали целыми днями. Ночью мешали спать, в столовой передавали пустые блюда, на уроках пользовались любым предлогом, чтобы спросить учителя о бастардах. Травля ожесточила младшего Дюма, а с другой стороны, заставила его болезненно остро сочувствовать соблазненным девушкам и незаконнорожденным детям.
    От отца поддержки не было никакой. Ведь мачеха считала, что мальчик не оказывает ей должного уважения, и Дюма-старший шёл у нее на поводу. С сыном он держался отчуждённо и только советовал: «Напиши письмо госпоже Иде, попроси, чтобы она стала для тебя тем же, чем стала для твоей сестры, и ты будешь самым желанным для нас гостем». Всё изменилось, когда отец разошелся с Идой. Удивительно, но это она бросила Дюма! Нашла себе какого-то итальянского князя, уехала во Флоренцию. А у отца с сыном без неё установились самые нежные отношения. К этому времени Александр-младший как раз окончил пансион. «Если имеешь честь носить фамилию Дюма, приходится жить на широкую ногу, обедать в «Кафе де Пари» и ни в чём себе не отказывать. Пусть для этого придется даже утонуть в долгах», — учил отец. Поговаривали, что он делится с сыном не только своими костюмами и своими деньгами (когда они у него водились), но и любовницами. Но свою настоящую любовь Дюма-младший нашёл сам.
    Дюма-сын
    Он увидел Мари Дюплесси (на самом деле ее звали Альфонсина Плесси) в театре. Высокая, очень тоненькая брюнетка с глазами, будто из эмали, в простом белом атласном платье. В ней всё дышало юностью, благородством и чистотой, хотя она имела происхождение самое простое и была известной в Париже куртизанкой. Она привыкла тратить сто тысяч франков золотом в год и постоянно нуждалась в мужской любви. Мари страдала туберкулезом, а эта болезнь разжигает чувственность. Ей многое было нельзя. Например, она не переносила никаких запахов: в её квартире в больших китайских вазах стояли только камелии — цветы, лишённые аромата. От малейшего глотка шампанского её щёки вспыхивали лихорадочным румянцем, она принималась истерически хохотать и отпускать непристойности. Потом заходилась в кашле и сплёвывала в серебряный таз сгустки крови. В Дюма-сыне эта женщина пробудила и жгучую страсть, и щемящую жалость. «Она одна из последних представительниц той редкой породы куртизанок, которые обладают сердцем», — считал он.
    Мари Дюплесси, дама с камелиями
    Впрочем, к самому Александру Мари часто бывала бессердечна. У него не всегда хватало даже на то, чтобы оплатить ей билеты в театр, камелии, конфеты, ужин. А драгоценности, а лошади, а платья? Если радостей, которые Мари столь ценила, не мог доставить ей этот погрязший в долгах юноша без определённых занятий, то она просто прибегала к помощи других мужчин. Дюма упрекал её, что она ему постоянно лжёт. Она смеялась: «От лжи зубы белеют». В конце концов Александр написал ей: «Дорогая Мари, я не настолько богат, чтобы любить вас так, как мне хотелось бы, и не настолько беден, чтобы быть любимым так, как хотелось бы вам». Он так страдал, что отец решил увезти его от греха подальше, в путешествие по Испании, Алжиру, Тунису.
    Тем временем в считанные месяцы Мари сгорела от своей болезни. Ей было всего 23 года, когда она умерла. Александр-младший узнал о случившемся, только когда вернулся в Париж и прочёл объявление в газете о распродаже мебели и личных вещей, а адрес был указан её, Мари. Обливаясь слезами, он кинулся на этот траурный аукцион, вновь увидел мебель розового дерева, бывшую некогда свидетельницей его короткого счастья, тончайшее бельё, платья. У него хватило денег только на одну золотую цепочку…
    Свою боль и скорбь Дюма-сын излил в романе «Дама с камелиями». Образ Мари там был сильно приукрашен. Героиня жертвовала собой, чтобы не повредить любимому. Зато роман имел бешеный успех, так же как и пьеса, написанная на тот же сюжет позже. На премьере исполнительница роли Маргариты Готье потеряла сознание прямо на сцене, а актер, игравший Армана (альтер эго автора), порвал на ней кружева на 6 тысяч франков. Самого же Дюма забросали мокрыми от слёз букетами, когда он вышел на поклон. «Ты — мое лучшее произведение», — написал младшему Дюма старший по поводу успеха «Дамы с камелиями». С тех пор Александров Дюма в литературе стало два, а, чтобы их не путали, пришлось одному именоваться Дюма-отец, другому Дюма-сын.
    О замке Монте-Кристо
    Замок Монте-Кристо
    Тем временем Дюма-отец от сочинения пьес про себя самого перешёл к историческим драмам, потом к историческим романам, а там уж «фабрика романов» заработала на полную мощь, и доходы приносила вполне фабричные. Он, впрочем, умудрялся спускать всё. После успеха романа «Граф Монте-Кристо» Александр-старший решил обзавестись одноименным поместьем. По дороге из Буживаля в Сен-Жермен выбрал участок, пригласил архитектора:
    — Разбейте мне здесь английский парк, здесь устройте готический павильон, здесь — каскады водопадов, а здесь — замок в стиле Возрождения.
    — Но, господин Дюма, тут глинистая почва. Все ваши строения поползут, или придется вложить несколько сот тысяч франков!
    — Надеюсь, никак не меньше, — подмигнул архитектору Дюма.
    Готический павильон (его ещё называют замком Иф), здесь Дюма устроил себе рабочий кабинет
    Он вложил в строительство 400 тысяч и считал, что нужно вложить ещё 100, которых у него уже не было. Каково же было всеобщее изумление, когда выяснилось, что Дюма не стал оформлять никаких бумаг на землю, подтверждавших его права, просто заключил с крестьянами, раньше сажавшими на месте замка капусту, устное «джентльменское» соглашение. «Представляете, если прежние хозяева вдруг вздумают снова распахать своё поле и выращивать капусту, Дюма будет обязан снести замок! «Монте-Кристо» — одно из самых прелестных безумств, которые когда-либо совершались», — восхищался Бальзак.
    В замке постоянно жили какие-то люди, половину которых Дюма и знать не знал. Не говоря уж о многочисленных любовницах. Писатель вообще был до крайности щедр. Гордился: «Я никогда и никому не отказывал в деньгах, за исключением собственных кредиторов». Однажды у Дюма попросили 20 франков на похороны судебного исполнителя, умершего в бедности, так он дал 40: «Похороните двух исполнителей!». А тут грянула очередная революция, литературные доходы резко упали, кредиторы стали требовать свои деньги, и даже бывшая жена подала на Дюма в суд, требуя астрономических алиментов. У Александра совершенно не осталось денег. Однажды мажордом в «Монте-Кристо» сообщил: «Сударь, у нас вышло всё вино для прислуги. В погребе — только шампанское. Прикажите выдать 10 франков». — «У меня нет денег. Пусть для разнообразия пьют шампанское!». Кончилось тем, что «Монте-Кристо» был продан за долги.
    Дюма в России
    Но Дюма не слишком расстроился. Он прожил еще 22 года, и каждый раз, когда ему удавалось снова немного разбогатеть, принимался тратить с удвоенной силой. Он пережил ещё множество приключений. Ездил в Россию — просто так, развеяться. На самом деле он давно собирался съездить, да его не пускали: император Николай I не простил писателю романа «Записки учителя фехтования» — о любви гвардейского офицера-декабриста и французской модистки, последовавшей за ним в Сибирь. Царская цензура запретила роман, но все тайком читали его, не исключая самой императрицы. Когда же император умер, Дюма приехал в Россию и даже, посещая Нижегородскую ярмарку, встретил графа и графиню Анненковых — прототипов своих героев (в XX веке вторую жизнь всей этой истории даст фильм «Звезда пленительного счастья»).
    Потом Дюма ездил ещё в Италию, там встал на сторону Гарибальди, расхаживал в красной рубашке, получил при новом правительстве должность смотрителя античных памятников в Неаполе, руководил раскопками Помпеи, основал газету… А в итоге заслужил чёрную неблагодарность от жителей Неаполя, устроивших демонстрацию перед его окнами: «Прочь, чужеземец! Александра Дюма — в море!». Пришлось возвращаться домой. Правда, Дюма прихватил с собой одну молодую итальянку, столь охочую до любви, что её муж-итальянец обматывал ей вокруг бедер мокрые полотенца, чтобы утихомирить темперамент. Но старик Александр и такой любовнице ухитрялся изменять, так что синьора в конце концов рассердилась и уехала обратно в Неаполь, прихватив все деньги, что нашлись в шкатулке у Дюма.
    С последней любовью — Адой Менкен
    Последней любовью Александра стала американская наездница Ада Менкен. Парочка так откровенно вела себя на публике, что Париж возроптал! После того как Ада, наконец, уехала гастролировать дальше, Дюма-сын сделал попытку усмирить отца, женив на… Катрин Лабе, собственной матери. Старик согласился — отказалась Катрин. «Мне уже за семьдесят, я живу тихо и скромно, а господин Дюма перевернул бы вверх дном мою маленькую квартиру. Он опоздал на сорок лет».
    Это действительно поразительно, сколько успел этот человек за свою не такую уж и длинную жизнь — 68 лет. В последние свои дни Дюма показал сыну два луидора: «Вот что осталось от моего состояния. А ещё говорят, что я мот. Ничего подобного! Когда-то я приехал в Париж с двумя луидорами в кармане. И вот они всё ещё целы!». Старика не стало, и парижане тут же воздвигли ему памятник. Дюма-сын каждый день навещал его и говорил: «Здравствуй, папа!».
    В противоположность отцу, Дюма-сын ударился в морализаторство. После «Дамы с камелиями», проникнутой сочувствием к куртизанке, он писал совсем другие пьесы — обличающие моральную деградацию общества. Одна из его драм называлась «Господин Альфонс» — о продажном мужчине; так французский язык обогатился новым понятием. Флобер ехидничал: «Господин Дюма одержим навязчивой идеей: не позволять задирать юбки»
    Лидия Нессельроде
    Но сам Александр, как ни старался, никак не мог сделаться образцом нравственности. Сначала он влюбился в русскую графиню Лидию Нессельроде — невестку русского премьер-министра (и дочь московского генерал-губернатора Закревского). Она сбежала в Париж от мужа, упивалась свободой и проматывала состояние. Александр называл её «дама с жемчугами»: у неё было жемчужное ожерелье длиной семь метров. В конце концов муж силой увёз её в Россию. Дюма помчался за возлюбленной, но русские таможенники получили приказ не пускать его в страну. Проведя две недели на деревенском постоялом дворе, Александр тщетно старался связаться с Лидией, оброс бородой, отчаялся. А она в Петербурге тем временем уже закрутила новый роман.
    Через несколько лет Дюма-сын снова влюбился в русскую, и опять в замужнюю — княгиню Надежду Нарышкину.
    Надежда Нарышкина, жена Дюма-сына
    Она родила ему двух дочерей, а когда законный муж умер, вышла за Дюма замуж. Они жили почти счастливо и умерли в один год, а именно в 1895 году. Надежда чуть раньше, Александр чуть позже. И это «чуть» оказалось существенным, потому что 70-летний писатель, овдовев, успел ещё раз жениться. Оказывается, целых 7 лет он состоял в тайной связи с совсем молодой женщиной — Анриеттой Эскалье, дочерью своих друзей. В последние дни Дюма-сын признался: «Когда-то я осуждал своего отца так же горячо, как и любил. И только в глубокой старости я его понял. Тот, в ком течет кипучая кровь Дюма, не способен запретить себе любить!». А что они вообще были способны запретить себе, эти неукротимые Дюма?"

  • 06 окт 2018 10:18

    Билл Гейтс и Стив Джобс----
    Билл Гейтс и Стив Джобс никогда не ладили друг с другом.
    На протяжении тридцати с лишним лет они становились то осторожными союзниками, то непримиримыми соперниками, то едва ли не самыми близкими друзьями.
    Невозможно себе представить, где бы сейчас была компания "Apple" без "Microsoft", а "Microsoft" без "Apple".
    В этой статье описана краткая история странных отношений между Стивом Джобсом и Биллом Гейтсом, рассказанная Уолтером Айзексоном, автором популярных биографий Стива Джобса, Генри Киссинджера, Бенджамина Франклина и Альберта Эйнштейна.
    Странные отношения: Любовь и ненависть между Биллом Гейтсом и Стивом Джобсом
    Билл Гейтс и Стив Джобс не всегда были врагами – компания "Microsoft" разрабатывала программное обеспечение для мега-популярного ПК "Apple II". Гейтс часто летал в Купертино, чтобы посмотреть, над чем работала "Apple" в тот или иной момент.
    В начале 1980-х годов Джобс встретился с Гейтсом в Вашингтоне, чтобы договориться о возможности создания компанией "Microsoft" программного обеспечения для компьютера "Macintosh" с революционным графическим интерфейсом пользователя. Гейтс не был особо впечатлён тем, что увидел, а именно ограниченную платформу, а также пренебрежительное отношение Джобса.
    Тем не менее, в 1983 году Гейтс и Джобс вместе появились в видео, снятое для сотрудников "Apple" перед презентацией ПК "Macintosh". В нём Гейтс лестно отзывается о новом компьютере, говоря, что он «действительно захватывает воображение людей».
    "Microsoft" и "Apple" тесно сотрудничали в течение нескольких лет после выпуска "Macintosh". В какой-то момент Гейтс заметил, что сотрудники "Microsoft" вкладывают в развитие "Mac" намного больше усилий, нежели компания Джобса.
    Отношения между Гейтсом и Джобсом испортились, когда "Microsoft" анонсировала выпуск первой версии Windows в 1985 году.
    Недовольный Джобс обвинил Гейтса и его компанию в воровстве идей у "Apple". Гейтс никак на это не отреагировал, поскольку знал, что графические интерфейсы всё равно будут большими. Он не считал, что компания Джобса обладала эксклюзивными правами на эту идею.
    Кроме того, Гейтс прекрасно знал, что Джобс позаимствовал идею графического интерфейса у "Xerox PARC", научно-исследовательского центра, которым они оба восхищались.
    С тех пор отношения между ними стали крайне напряжёнными.
    Джобс считал Гейтса занудой, которого интересовал только бизнес. В свою очередь, Гейтс думал, что Джобс был очень странным и «до невозможности ущербным как человек».
    В 1985 году Стив Джобс ушёл из "Apple", чтобы основать собственную компьютерную компанию, "NeXT". Теперь он не работал на крупнейшего конкурента "Microsoft", однако это нисколько не улучшило отношения между ним и Гейтсом.
    Джобс думал, что если "NeXT" проиграет, а "Microsoft" победит, то для компьютерной индустрии наступят тёмные века.
    И "Microsoft" действительно набирала обороты. К концу 1980-х годов стало ясно, что компания развивается вполне успешно и не собирается сдавать своих позиций.
    В 1996 году Джобс принял участие в съёмках документального фильма под названием «Триумф ботаников», в котором назвал продукты, которые выпускает "Microsoft", третьесортными.
    В конце 1990-х "Apple" оказалась под угрозой банкротства. Когда тогдашний генеральный директор "Apple" решил приобрести "NeXT" и вернуть Джобса в компанию, Гейтс пытался отговорить его: «Я знаю технологию, которую он использует; это не что иное, как старая, избитая UNIX, она никогда не будет работать на ваших компьютерах. Разве ты не понимаешь, что Стив абсолютно не разбирается в технологиях? Единственное, что у него хорошо получается – это продавать. Не могу поверить, что ты хочешь пойти на это… Он ничего не смыслит в разработке программного обеспечения, 99% из того, что он думает и говорит, неправильно. Какого чёрта ты покупаешь у него этот непонятный хлам?»
    В 1997 году Джобс вернулся в компанию "Apple". На выставке "Macworld" он заявил о том, что принял финансовые инвестиции от "Microsoft", чтобы удержать компанию "Apple" на плаву. Когда лицо Билла Гейтса появилось на огромном экране, посетители выставки освистали его.
    Гейтс на самом деле восхищался Джобсом, но не подавал виду. Когда "Apple" представила iTunes, Гейтс заявил о том, что Стив Джобс обладает удивительной способностью фокусироваться одновременно на нескольких важных задачах и создавать для рынка революционные продукты.
    Тем не менее, Джобс по-прежнему нелестно отзывался о "Microsoft", особенно после того как в 2000 году генеральным директором корпорации стал Стив Балмер. Он сказал, что "Microsoft" утратила своё доминирование, и с приходом Балмера ничего не изменится.
    В свою очередь, Гейтс считал, что своим успехом "Apple" (после выхода iPhone) всецело обязана Джобсу, а не «закрытой» философии компании. «Интегрированный подход работает хорошо, когда Стив у руля», – заявил Гейтс.
    Однако Джобс продолжал выражать своё недовольство продуктами корпорации "Microsoft", откровенно называя их паршивыми.
    Джобс также не проявил никакой благосклонности, когда Гейтс решил уйти из "Microsoft" в 2006 году, чтобы открыть своё дело. «Билл лишён воображения и никогда ничего не мог изобрести самостоятельно. Я думаю, что благотворительность подходит ему, а технологии – это не его», – заявил Джобс.
    Тем не менее, Джобс и Гейтс явно уважали друг друга. На конференции 2007 года они появились на сцене вдвоём. Гейтс тогда произнёс: «Я бы многое отдал, чтобы иметь такой вкус, как у Стива».
    А Джобс как-то сказал: «Я восхищаюсь компанией, которую он построил – это впечатляет – и мне было приятно работать с ним. Он яркая личность и обладает хорошим чувством юмора».
    После смерти Джобса Гейтс заявил: «Я уважаю Стива. Нам доводилось работать вместе. Мы стимулировали друг друга, несмотря на то, что были конкурентами. Я не придавал значения тому, что он говорил обо мне».
    Как бы там ни было, Джобс создал компанию, которая является самой дорогой в мире, а Гейтс входит в список богатейших людей планеты."

  • 05 окт 2018 13:01

    Продолжение--Фаина Раневская---
    Однажды мы пришли к ней в гости, когда Фаина прогнала очередную дом­работницу. Смотрю — на кухне гора немытой посуды. Говорю: «Давайте, Фаина Георгиевна, я вам помою посуду». — «Ну ладно», — согласилась она. Алеша с ней общался в комнате, я мыла посуду, как вдруг услышала крик: «Т-Т-Таня!» Думаю, что-то случилось, бегу к ним. «Вот, я не понимаю, — говорит Раневская, — корабль, он же такой большой и тяжелый, почему он не тонет?» Я говорю: «Ну, как же, Фаина Георгиевна, по закону Архимеда…» — «У меня была двойка». Тогда я принесла из кухни миску с водой, опустила туда чашку, демонстрируя, что чашка не тонет, потому что на нее действует сила выталкивания. В ответ Раневская свела зрачки к носу, изображая полное непонимание. В качестве последнего аргумента я привела пример: «Фаина Георгиевна, вы, когда входите в ванну с водой, уровень воды же поднимается». — «Конечно, поднимается, потому что у меня боооольшая и толстая задница! — она, конечно, выразилась крепче. — А вот почему корабль не тонет?!» Она так ничего и не поняла, но эта игра ей очень нравилась.
    Конечно, Фаина Георгиевна была провокатором. У нее в холодильнике всегда стояла какая-нибудь фирменная выпивка: виски, ликер или ром. Сама-то она не пила, но лукаво предлагала моему мужу: «Лесик, выпей рюмочку. Смотри, какая закуска хорошая, вот, карбонатик. Мне это все нельзя, я хоть посмотрю, как ты будешь кушать». Леша наливал себе рюмочку. Но как только подносил ее ко рту, Раневская смотрела на меня укоризненно и говорила: «Таня, а вы знаете, что Алешин папа умер от алкоголизма?»
    «В одном из последних писем она написала, обращаясь к Алеше: «Все больше и больше по тебе тоскую. Все думаю, вспоминая, с какой любовью маленького носила на руках, с годами любовь стала расти и превратилась в огромную привязанность. Ведь ты у меня теперь один любимый…» Киножурнал «Фитиль». «Карты не врут». 1964 г.
    Леша с молодости смирился с ее опекой. Однажды он, будучи еще студентом, поехал на практику на Соловки. Ему казалось, что это будет романтическое, практически геройское приключение, полное трудностей. И что же вы думаете, он приехал, а его там встречают и селят в гостиницу в номер люкс.
    Леша был в ужасе, оказалось, что Раневская позвонила кому-то и попросила устроить «внука».
    Фаина Георгиевна постоянно доставала ему всякие путевки, а после того, как мы поженились, я тоже была обязана ездить по этим путевкам на море, хотя я гораздо больше люблю нашу среднюю полосу — травку, лес, листики зеленые, ветерок. Но нас никто не спрашивал. Просто Фаина Георгиевна доставала нам путевку в Мисхор — и мы ехали.
    Она была щедра: то люстру нам подарит, то (узнав, что я люблю комнатные цветы) медную старинную консоль на стену под вьющиеся растения. А однажды подарила Алеше небольшой альбом Модильяни… И началась мука, потому что Раневская постоянно звонила и говорила: «Ты знаешь, Алеша, ко мне сейчас придет человек, срочно принеси Модильяни, я обязательно должна показать».
    И он покорно шел с этой книжицей. Через некоторое время опять звонок: «Алеша, как ты можешь жить без Модильяни? Он уже целый месяц у меня, а ты за ним не приходишь!» Алеше особенно некогда было бегать туда-сюда, но Фаина Георгиевна скучала по своему эрзац-внуку, и это был отличный повод его повидать.
    Другим постоянным поводом были продуктовые заказы. Раневской регулярно их присылали: буженина, карбонад, бананы — одним словом, всякий дефицит. И вот Фаина Георгиевна придумала, что Алеша очень любит бананы. Хотя он вообще фрукты не ел. Но всякий раз, когда у нее оказывались бананы, Раневская звонила и говорила: «Лесик, приходи — поешь бананы, пока гости все не сожрали». Леша не спорил — приходил, забирал бананы и относил их мне. При этом, стоило ему выйти из ее квартиры, Раневская тут же набирала наш номер и спрашивала: «Лесик вернулся?» Я говорила: «Нет еще, Фаина Георгиевна». — «Я очень волнуюсь, почему его так долго нет?» И вот, пока он шел пешком от Южинского переулка, где она тогда жила, к нам на 3-ю Тверскую-Ямскую, мы с ней беседовали.
    Почему-то она была ко мне более доброжелательна, когда мы разговаривали по телефону. Раневскую интересовало все. И какие цветы я люблю, и какие книги читаю, и что делают наши кошки. Однажды я рассказала ей, что прочитала повесть Сартра «Слова», и там есть эпизод про собачье кладбище. На одном собачьем памятнике было написано: «Ты лучше меня: ты бы не пережил моей смерти — я живу». Фаине Георгиевне я это пересказала, потому что сама Раневская высказывалась о собаках очень похоже. Она тут же попросила почитать эту книгу. Через несколько дней Леша отнес ей Сартра. И когда мы зашли к ней в следующий раз, Раневская говорит: «Я тут такую чудесную книгу прочла, вот зря, Танечка, вы так мало читаете. Есть такой замечательный писатель, Сартр, очень рекомендую».
    Похожая история произошла потом по поводу Марины Нееловой. Звонит в очередной раз Фаина Георгиевна: «Вы что делаете, Таня?» Я говорю: «Смотрю фильм «Красавец-мужчина». — «Гос­поди, кто же там может играть Зою? Сейчас же нет актрис!» — «Ну, почему же, вот Неелова — актриса замечательная». — «Да?! А где она играет?» — «В «Современнике». Как потом выяснилось, Раневская тут же позвонила в «Современник» и пригласила Неелову в гости. Марина пришла и в лицах проиграла спектакль «Спешите делать добро» для нее одной. Раневская в нее просто влюбилась.
    Когда мы пришли, я увидела, что у Фаины Георгиевны вся стена увешана фотографиями Марины. «Фаина Георгиевна, вы же сказали, что не знаете Неелову». — «Как это я не знаю Неелову! Да это, может быть, единственная достойная актриса из современных!»
    «Раневская садилась на скамеечку и громогласно отпускала колкие комментарии в адрес прохожих. Как-то одна дама ее осадила: «Вы пожилая женщина, как вам не стыдно!» Фаина Георгиевна была очень огорчена, что ее назвали «пожилой», пристыдили и не признали в ней великую актрису» «Весна». 1947 г. Мосфильм-Инфо
    *«Потому что он мне — дочь»
    Фаина Георгиевна испытывала какую-то сверхъестественную привязанность к своему псу по кличке Мальчик, просто полностью подчинилась ему. А характер у собаки был выдающийся. Раневская иногда просила меня с ним погулять. Мальчик любил какие-то свои маршруты и шел только туда, куда хотел. Очень умело сопротивлялся, «врастал» в землю всеми четырьмя лапами, втягивал голову, но носом указывал направление, куда хочет идти. Он попал к Раневской уже старым, она подобрала его на улице. За Театром Пушкина на Малой Бронной, там, где сейчас гастроном, раньше был пустырь, на котором бегало много беспризорных собак, но Фаина облюбовала именно этого песика.
    Он представлял из себя бочонок на лапках с тоненьким облезлым хвостиком и никому бы не показался красивым. Но Раневская упорно приходила на пустырь, и начинались поиски: «Где, где моя собачка, мне надо ее найти. Мальчик, Мальчик!» И когда находила, угощала какой-нибудь котлеткой.
    Помню, какая-то женщина однажды сказала: «Напрасно вы его кормите, у него хозяйка работает в столовой, эта собака не голодает». А вскоре мы пришли к Фаине Георгиевне, а у нее в передней спит этот пес. Раневская даже посвятила ему стихи: «Мальчик, милый мой, родной, он приполз ко мне домой. Он со мною день и ночь, потому что он мне — дочь».
    Была у Мальчика и «обязанность»: дверь в квартиру Раневской никогда не запиралась, а он лежал у входа и облаивал всех входящих, предупреждая хозяйку о гостях. Не реагировал он только на меня, я могла спокойно войти, даже переступив через него. Услышав лай Мальчика, Фаина Георгиевна, обыкновенно расхаживавшая по квартире в мужской майке-алкоголичке и вытянутых на коленях штанах, успевала накинуть фланелевый тяжелый халат сиреневого цвета.
    Иногда Раневская просила проводить ее в кулинарию — «купить мяско для Мальчика». Кулинария находилась на улице Горького. В то время там стояли скамеечки, раскрашенные в радужный цвет.
    Фаина говорила: «Ой, я устала, мне надо посидеть». Садилась на скамеечку и громогласно отпускала комментарии в адрес прохожих. Я отпрыгивала от нее и делала вид, что я здесь ни при чем, но она мне не давала замаскироваться: «Таня, только посмотрите, какая задница, разве можно так ее обтягивать?!» Как-то одна прохожая ее осадила: «Вы пожилая женщина, как вам не стыдно!» Фаина Георгиевна была очень огорчена, что ее назвали «пожилой», пристыдили и не признали в ней великую актрису.
    При всем ее непростом характере, у Раневской было немало друзей, и на ее день рождения всегда собиралась компания. Столом занималась некая Тамара — поклонница и приятельница Фаины Георгиевны, грузинка. Она приезжала с пирогами, причем привозила их в коробках разной величины, но пироги всегда были формы, точно соответствующей коробке, не знаю, как ей это удавалось. Из слоеного теста с капустой, очень вкусные. А Иечка Саввина запекала индейку. В последние годы гостями были Сергей Юрский и Наталья Тенякова, Елена Камбурова, Анатолий Адоскин. Помню, как-то впорхнула Рита Терехова. Она вошла стремительно, в чем-то необыкновенно красивом, красном, развевающемся. С порога метнулась к ногам Фаины Георгиевны и весь вечер смотрела на нее снизу вверх обожающими глазами.
    «Фаина Георгиевна умела выглядеть по-королевски. Высокая, прямая, с белыми, холеными, молодыми руками, а ей тогда уже стукнуло 75 лет! Очень красивые густые волосы лежали изысканной высокой волной — ни у кого другого я такой прически не видела» С Любовью Орловой. 1950-е гг. Мосфильм-Инфо
    Иногда приходила соседка по высотке — Галина Уланова. Даже на фоне рафинированных гостей Раневской она смотрелась инопланетным существом. В Улановой все было идеально: и стрижка, и руки, и маникюр, и фигура, и поза за столом. Помню одно ее платье в китайском стиле из плотного шелка абрикосового цвета с вышитыми хризантемами. На фоне нас всех Уланова выглядела, будто она не настоящая, а вырезанная из журнала. Это плохо вязалось с рассказами, которые я о ней слышала от свекрови. Ирина Сергеевна говорила, что Уланова до того скупа, что во время войны у нее сгнил целый ящик шоколада. Но у свекрови были причины не любить Уланову, ведь именно к той ушел от Ирины Сергеевны муж, режиссер Театра Моссовета Юрий Завадский. Кстати, когда Завадский отправлялся в Большой театр посмотреть на Уланову, Фаина Георгиевна острила: «Опять он пошел на рыдалку». Придя на другой день в Театр Моссовета, Юрий Александрович, восхищенный талантом балерины, начинал цитировать Пушкина: «Как твердо в роль свою вошла...», а в глазах его стояли слезы умиления.
    Все эти меткие словечки Раневской, ее колкости, выходки и капризы, выдумки и сценки, которые она разыгрывала, — все это было так неожиданно, оригинально, за этим было так интересно наблюдать… Но однажды нам пришлось с Фаиной Георгиевной расстаться. За два года до ее ухода мы с Алексеем уехали по работе в Афганистан. Общение с великой актрисой перешло в эпистолярный жанр. В одном из последних писем она написала, обращаясь к Алеше: «Все больше и больше по тебе тоскую. Все думаю, вспоминая, с какой любовью маленького носила на руках, с годами любовь стала расти и превратилась в огромную привязанность. Ведь ты у меня теперь один любимый…»
    Со временем я поняла, что мы не случайно встречали ее на Тверском бульваре, когда по субботам возвращались из Союза архитекторов. Дело было не в воздухе, который лучше, чем в Швейцарских Альпах. Скорее всего, она нас специально поджидала. Потому что, в сущности, была очень одинока. Мы были ей и благодарной аудиторией, и собеседниками, и младшими родственниками...."

  • 05 окт 2018 13:00

    ФАИНА РАНЕВСКАЯ УВЕРЯЛА — РАЙКИН ПРИНЕС ЕЙ ПОЛНЫЙ КОТЕЛОК ДЕНЕГ.---
    Фаина любила повторять афоризм собственного сочинения: «Не имей сто рублей, а имей двух грудей». Считала себя слишком некрасивой. Рассказывала: «Я влюблялась, конечно, но меня всегда меняли на женщин с маленькими носиками. Вроде уже роман, уже любовь, а потом — раз, появляется соперница, и меня сразу отодвигают в сторону», — рассказывает Татьяна Исаева, жена «приемного внука» Раневской.
    В 1971 году я вышла замуж за Алексея Щеглова — «эрзац-внука» Фаины Георгиевны Раневской, как она сама его называла. Помню, как свекровь Ирина Сергеевна Анисимова-Вульф готовила меня к первой встрече с Раневской. В те годы в моде были мини-юбки, и я с удовольствием их носила. Но Ирина Сергеевна настояла, чтобы к Раневской я пошла в брюках и длинном жилете. Под жилет я выбрала тонкий красный шерстяной свитер, а последний штрих внесла Ирина Сергеевна, надев мне на шею крупное медное украшение на толстой цепочке, которое накануне привезла из Прибалтики.
    Перед выходом Ирина Сергеевна в который раз предупредила: «Танечка, прошу, только не перечьте Фаине Георгиевне». Приходим с мужем к Раневской, в знаменитую высотку на Котельнической набережной, Алеша снимает с меня пальто, и первое, что Фаина Георгиевна видит на мне — на красном фоне медную штуковину на цепи. Тут же последовал комментарий: «Ну, вы одеты прямо как кардинал».
    Помня о том, что спорить нельзя, я смиренно ответила: «Да, это так». И дальше в течение всего вечера я только и делала, что соглашалась с Фаиной Георгиевной во всем, хотя это мне стоило больших усилий. Сначала Раневская принимала нас в комнате, а потом почему-то повела на кухню, поставила чайник, сама села на единственную табуретку, а мы стояли, опершись спинами на подоконник, и продолжали разговор. Все это время Фаина Георгиевна меня очень придирчиво изучала. Когда мы вернулись домой, Ирина Сергеевна встретила нас с «опрокинутым» лицом: «Таня, что вы такого сказали Фаине Георгиевне?!» Оказывается, пока мы ехали домой, Раневская успела ей позвонить: «Поздравляю тебя, Ирина, твоя невестка — нахалка».
    Это было в характере Фаины Геор­гиевны. Она недолюбливала всех, кто дорог людям, которых любила она сама. И наоборот: сразу начинала обожать всех, кого любили мы — те, к кому Фаина питала сложные чувства. Так, бабушку моего мужа — Павлу Леонтьевну Вульф — Раневская боготворила. Ведь та ввела ее в профессию и заменила Фаине мать: настоящие родители Раневской в 1917 году на собственном пароходе эмигрировали в Турцию. 21-летняя Фаина же осталась в России ради воплощения мечты о сцене, впоследствии сменила фамилию Фельдман на псевдоним Раневская и была принята в семью Павлы Вульф — в то время известной актрисы.
    Раневская всю жизнь ревновала Павлу Леонтьевну к ее родной дочери — Ирине, хотя Вульф всегда была по-немецки строга и холодна с ней и Фаине доставалось значительно больше времени, внимания и любви со стороны обожаемой наставницы. Потом у Ирины Сергеевны родился сын Алеша, мой будущий муж, и его Раневская полюбила всей душой. Между прочим, именно она забирала Ирину Сергеевну с Алешей из роддома и рассказывала об этом так: «Несу я Лесика, прижимаю к себе и понимаю: это самое дорогое, что у меня есть, и когда я поднималась в квартиру, стало мне вдруг так страшно, что я сейчас возьму и брошу его с лестницы». Вот в этом — вся Фаина Георгиевна, ее парадоксальная натура! Потом Алеша вырос и влюбился в меня, значит, меня полагалось невзлюбить.
    Но в этом не было ни капли злобы или настоящей вражды — только какая-то совершенно детская ревность. А вот когда я познакомила ее со своей младшей сестрой Ольгой, Фаина сразу к ней прониклась. Все причитала: «Ой, какая она у вас болезненная, надо ее показать врачу».
    Вообще-то, никакой болезненностью Оля не отличалась (это, скорее, я вечно чем-то болела). Но вот так Фаине Георгиевне хотелось думать. Незадолго до этого кто-то подарил Раневской шубу, когда-то принадлежавшую дочери Сталина Светлане Аллилуевой. И вот, решив, что Оля мерзнет в своей модной короткой дубленке, Раневская пожалела «простуженного ребенка, который мерзнет зимой», и отдала ей эту шубу. Шуба была из щипаной нутрии песочного цвета, совсем старая, расползающаяся. Носить ее было невозможно, реставрации она тоже не подлежала. Наша соседка, работавшая в ателье головных уборов, потом наделала из нее шапок.
    Сейчас некоторые рассказывают о Раневской, что она была как-то фатально не хороша собой. Этот миф во многом создала она сама, относясь к своей внешности излишне критично. Фаина рассказывала, как на съемках «Пышки» отчаянно завидовала исполнительнице главной роли, красавице Галине Сергеевой, вокруг которой мужчины так и увивались. И посвятила ей один из своих афоризмов: «не имей сто рублей, а имей двух грудей». У самой Раневской женская судьба не сложилась, и она объясняла это именно своей внешностью. Рассказывала: «Я влюблялась, конечно, но меня всегда меняли на женщин с маленькими носиками. Вроде уже роман, уже любовь, а потом — раз, появляется соперница с маленьким носиком, и меня сразу отодвигают в сторону».
    На самом деле Фаина Георгиевна умела выглядеть по-королевски. Когда я ее первый раз увидела, меня поразило, во-первых, что она такая высокая, прямая, с белыми, холеными, молодыми руками, а ей тогда уже стукнуло 75 лет! Во-вторых, у нее была длинная аристократичная шея и очень красивые густые волосы, они лежали изысканной высокой волной — ни у кого другого я такой прически не видела. Облик Раневской был царственным. И в-третьих, она хорошо одевалась: помню, у нее был замечательный костюм из креп-сатина — юбка и кардиган оттенка синих чернил, сам — матовый, а воротник и отвороты рукавов атласные. Сочетание ее серебристых волос с этим темно-синим костюмом смотрелось великолепно. Она постоянно носила один перстень — с россыпью мелких бриллиантов на плоской основе. По словам самой Фаины Георгиевны, он был сделан из старинной пуговицы, которую в экспедиции раскопал муж ее сестры Беллы — геолог.
    Я тоже любила красиво одеться, и вот этого Раневская не одобряла. У нее сложилось ложное представление, что весь наш семейный бюджет расходуется на мои наряды, и это каждый раз обсуждалось. Разубеждать было бесполезно. Хотя на самом деле я очень многое шила себе сама.
    Леше же костюмы мы шили у портных, потому что фигура у него была нестандартная. Он ходил в югославской дубленке, которую ему привезла Ирина Сергеевна. Раневская всегда на это мне говорила: «Танечка, вы одеты как миллионщица. А у Лесика мерзнет…» Дальше следовало крепкое слово, означающее мужское достоинство. Имелось в виду, что его дубленка короткая, а мое пальто длинное.
    *Увидев во сне Райкина, сломала руку
    Мы виделись довольно часто. И не только дома у Раневской. По субботам мы с Алешей обычно ходили в Союз архитекторов (мы ведь с ним оба — проектировщики), а когда вечером возвращались домой по Тверскому бульвару, иногда встречали ее, Фаина Георгиевна там гуляла. Ее подруга Нина Сухоцкая, племянница Алисы Коонен, уверяла, что на Тверском бульваре воздух лучше, чем в Швейцарских Альпах, поэтому они любили там гулять со своими собачками. Потом мы провожали ее домой…
    Мне было настолько интересно общаться с Раневской, что я безропотно сносила ее колкости и никогда не держала на нее обиды. Просто я понимала, что мне очень повезло — я имею возможность видеть уникальную актрису в домашних условиях. Раневская не была похожа ни на кого!
    Театр Моссовета платил ей довольно большую зарплату, как и положено народной артистке СССР — по-моему, около трехсот рублей. При том что она почти ничего не играла. Только пару раз в месяц она выходила на сцену в спектаклях «Дальше — тишина» и позднее «Правда — хорошо, а счастье лучше», и всякий раз служебная машина доставляла ее в театр и обратно. Тратить деньги Раневской, казалось, было особенно не на что. С ее диабетом практически ничего ей было нельзя. Обстановка в ее квартире тоже сложилась давным-давно, из дома в дом вместе с хозяйкой переезжала ее мебель: у Раневской был изысканный спальный гарнитур из карельской березы и уникальный гарнитур для гостиной с декоративными элементами в виде лебедей. В квартиру в Южинском переулке (Ныне Большой Палашёвский. — Прим. ред.) добавилось лишь несколько вещей из дома Алисы Коонен, которые «временно» разместила у Раневской Нина Сухоцкая. Именно от Коонен к Раневской перекочевало, например, очень неудобное, но красивое низкое кресло-диван. Похожий диванчик Раневская увидела в музее Алексея Толстого, экскурсовод сказала, что хозяин называл его «эротоманка», Фаина это словечко переняла.
    Куда она девала деньги — непонятно, но они у нее не держались, Раневская то и дело умудрялась еще и в долги залезть. Помню, однажды она была на мели, а хотелось по­ехать куда-нибудь отдохнуть. И кто-то надоумил: «Попроси Завадского, он тебя устроит в кунцевскую клинику, там чудесные условия, отдохнешь бесплатно». Так Раневская и сделала, и Юрий Александрович отозвался на ее просьбу. Все бы хорошо, но в первый же день пребывания в больнице Раневская сломала руку.
    Мы с Алешкой кинулись к ней. Входим. Она, белая как бумага, сидит в кресле, голова обессиленно склонилась к плечу, рука прижата к груди. Алеша: «Фуфочка, как же так произошло?» Она отвечает: «Ты же знаешь, я вся в долгах… Приехала вчера в больницу, а палаты все заняты, только утром должны освободиться, и мне предложили переночевать в ординаторской на высокой кровати. А ночью мне приснился сон. Аркадий Райкин после концерта протягивает мне полный котелок денег со словами: «Фаиночка, я знаю, что у тебя долги, возьми, пожалуйста, эти деньги, я их заработал специально для тебя». Я руки к нему потянула, а он котелок отодвинул, я — к нему, вот и свалилась с кровати». Она это рассказывала с таким серьезным и трагическим видом, что смеяться было даже неудобно.
    Конечно, много денег у нее уходило на домработниц. Ей вечно попадались бестолковые. Одну как-то раз Фаина послала за мясом для собаки, дав крупную купюру. Домработница где-то пропадала полдня и вернулась без сдачи. Объяснила она это тем, что в ближайшей кулинарии мяса не было, поэтому пришлось ехать на другой конец города на такси и покупать бефстроганов.
    Неудивительно, что Раневской часто приходилось обращаться с хозяйственными просьбами к друзьям. Помню, как Леша паковал ее книги, когда Раневская переезжала из высотки на Котельнической в Южинский переулок. Она требовала, чтобы книги укладывались и перевозились именно в том порядке, в каком стояли на полках. А сколько мы провозились с газоном на Донском кладбище, где была похоронена сестра Фаины — Белла… Раневской хотелось, чтобы на могиле был просто холмик, покрытый травой, и больше ничего. «Хочу, чтобы было как на могиле у Льва Толстого», — подчеркивала она, и мы с Алешей каждую весну сеяли эту травку. Требовалось посеять не глубоко, чтобы семена взошли, но и не мелко, чтобы птицы не склевали. Каждый год мы находили новые способы защиты от птиц: то сетку из ниток натягивали, то смешивали семена с глиной.
    Как-то Раневская уехала в санаторий и попросила меня поливать цветы. В роскошном китайском кашпо у нее росла очень красивая бегония с лиловыми листьями, тоже из квартиры Коонен.
    Фиолетовый, сиреневый и лиловый вообще были любимыми цветами Фаины Георгиевны. В один из дней я вышла на балкон и ужаснулась: он весь был покрыт толстым слоем птичьего помета. Ведь Раневская подкармливала голубей. Там еще стояло вольтеровское кресло, которое она собственноручно выкрасила красной масляной краской, чтобы не портилось на балконе. Второе такое кресло Фаина подарила нам. Так вот ее кресло тоже все было загажено птицами. Я пришла в ужас, ведь Фаина Георгиевна только недавно переехала в эту квартиру, все еще такое чистое, новое, а балкон уже в таком состоянии… Куда, спрашивается, смотрела домработница? И я добросовестно все эти дни отчищала кресло и отскребала кафельный пол.
    Когда Фаина Георгиевна вернулась, она позвонила мне и вместо «здравствуй, Таня» строгим сердитым голосом спросила: «Где говно?» Я говорю: «Ой, Фаина Георгиевна, извините, пожалуйста, я вас не предупредила, вот решила вам помочь…» — «Да как же можно без разрешения хозяев такую работу делать?» Она со мной на какое-то время даже разговаривать перестала. А потом звонит мужу и говорит: «Алеша, приходи немедленно». В тот раз он вернулся от нее с двумя огромными связками коробок конфет всех сортов, в каждой руке по стопке. Оказывается, Раневская обзвонила знакомых, рассказала чудовищную историю, как я ей отмыла балкон от птичьего помета и ей чем-то надо отблагодарить своевольную девчонку. И все, кому она позвонила, принесли по коробке конфет. Чего там только не было: и клюква в сахаре, и вишня в шоколаде, и с ликером. Так Раневская меня простила, но на свой балкон потом не позволяла выходить.
    Продолжение сдедует----

  • 04 окт 2018 09:58

    ......С Эдит Пиаф Шарль Азнавур познакомился после окончания Второй Мировой. В то время он вместе со своим другом и аккомпаниатором Пьером Рошем каждый вечер ходил по парижским ночным клубам и варьете в поисках работы. В одном из таких заведений он встретил Эдит и сумел обратить на себя ее внимание.В тот вечер они танцевали вальс, потом танго, потом снова вальс.....«Что ты делаешь сегодня вечером?» – спросила Эдит и, услышав в ответ, что он идет домой к жене, ответила: «О боже, еще один женатый кретин! Все вы идиоты. Ну ничего, жена подождет. Ей все равно придется к этому привыкать. Поехали!»......После гулянки в еще одном ресторане Пиаф покинула двух друзей. Метро было уже закрыто, денег на такси не было, а потому дожидаться утра Азнавуру с Рошем пришлось на скамейке в парке...... Замерзший Шарль, сидя на холодном ветру, думал о том, что не такая уж она и красивая, как о ней говорят: невысокая, щупленькая. Впрочем, как и он сам. Вскоре Пиаф предложила дуэту выступать вместе с ней на гастролях, а после окончания тура она улетала в Америку. Азнавур и Рош с трудом наскребли деньги на билеты и последовали за ней в Нью-Йорк. А там у примадонны как раз начинался роман с Марселем Серданом, и ей было не до французских друзей. С трудом они дозвонились до Эдит, и она, посоветовав музыкантам отправиться в Канаду, укатила со своим кавалером в Париж.......Делать было нечего, и путешественники двинулись в сторону канадской границы. Рош при этом не единожды вспоминал Пиаф недобрыми словами, среди которых выражение «безмозглая курица» было самым, пожалуй, приличным..... Но в Канаде, как ни странно, их ожидал успех: все хотели послушать артистов из Франции и неплохо им платили. В промежутках между концертами Рош встретил там очередную любовь и через несколько месяцев, когда Шарль собрался лететь обратно, отказался к нему присоединиться......В Париже Пиаф и Азнавур снова встретились, и певица при виде Шарля чуть не умерла от смеха.......«Ты что, там в цирке выступал?» – спросила она, оценив наряд довольного собой певца: пиджак изумрудного цвета и широченный шелковый галстук с вышитой на нем полуголой девушкой. В тот раз Азнавур очень сильно обиделся на звезду шансона. Но вскоре простил. Он никогда не мог подолгу на нее сердиться......«Эдит была чудом. А чуду невозможно сопротивляться» , – говорил Шарль много лет спустя......В Париже у Шарля почти никого не осталось. Роша не было, а Мишлен (Мишелин Рюгэль - первая жена певца ), ощущая возникшую между ней и супругом пропасть, подала на развод. С того момента начался период его странной дружбы с Эдит Пиаф. Он переехал к певице домой и стал одновременно ее шофером, секретарем и собутыльником......Стоило ей среди ночи возжелать пирожных, как он мчался за ними на другой конец города. А если ей хотелось поделиться с кем-то впечатлениями о новом любовнике, именно Шарль становился тем человеком, кто готов был слушать ее восторженные рассказы часами. И хотя многие считали, что их отношения выходят за рамки дружбы, это было не так..... Как-то раз за ужином, где присутствовали Азнавур, Пиаф, ее новый ухажер Эдди Константэн и кто-то из друзей, Эдит посмотрела на своего друга и ее посетила неожиданная мысль......«Шарль, у тебя ужасный нос! Да-да, такой нос решительно никуда не годится – он чересчур длинный. С этим надо срочно что-то делать», – безапелляционно заявила она......Кто-то из сидящих рядом сказал, что знает отличного пластического хирурга, и она тут же распорядилась записать Шарля на прием к этому доктору.....За день до операции состоялась прощальная вечеринка в честь носа Вахинака Азнавуряна (настоящее имя певца ): компания выпивала до самого утра. А утром, когда Шарлю уже пора было выдвигаться в сторону клиники, Эдит внимательно взглянула на своего послушного приятеля и сказала:«Знаешь, а может, он и ничего, твой нос...».....Наконец он решился на побег, и поехал работать по контракту в уже знакомую Канаду. И все у него было хорошо, пока от всесильной повелительницы не пришла телеграмма:«Немедленно приезжай. Без тебя я не могу выйти замуж! Пиаф».... Он вновь летит в Париж, как завороженный. А там его подруга наслаждается счастьем вместе со своей новой любовью Жаком Пиллсом и ни о чем больше не думает..... Однажды Эдит и Жак где-то задержались и опоздали на концерт. Публика требовала звезду, попытки Шарля выйти вместо нее и потянуть время обернулись лишь тем, что в него начали швырять различные предметы. Когда же пьяная Эдит все же вышла на сцену, спела три песни и рухнула на пол, ему пришлось оправдывать ее: мол, примадонна плохо себя чувствует.....На следующий день Азнавур вывез из квартиры Эдит все свои вещи. И навсегда.....После разрыва отношений с Эдит Шарль вновь остался один. Париж гудел, что Пиаф выставила его за дверь, и все другие двери начали закрываться буквально перед его носом. Лишь через год ему удалось подписать контракт с каким-то небольшим парижским клубом. Он будто начинал все сначала. Это был 1955. До смерти Эдит оставалось еще 8 лет, но Эдит и Шарль никогда более не встречались.....А потом были выступления в Африке, контракт с «Мулен Руж», авария, месяцы на больничной койке, мировой успех...В тот период рядом с Азнавуром была еще одна женщина. Вторая жена, провинциальная певица Эвелин Плессис, с которой его познакомили друзья. Но отношения с ней долго не продлились. Все закончилось скандалом и очередным разводом......Роман с Лайзой Миннелли, который последовал за этим, тоже не затянулся: они решили остаться друзьями. Юная Лайза слишком уж была похожа на Эдит, и это пугало певца......

  • 21 сен 2018 15:07

    Воинствующий гуманист. Трагическое заблуждение Лиона Фейхтвангер.----
    Что можно создать пером, даже если оно золотое? Оказывается, много, если к таланту приложено трудолюбие. Талантливым трудоголиком был Лион Фейхтвангер. Он оставил богатое литературное наследство: 17 романов, книгу воспоминаний, новеллы, драматические произведения, сборник стихотворений, много литературоведческих статей, литературных и театральных рецензий.
    Итак, романист, новеллист, драматург, литературовед. Но еще Фейхтвангера часто называют историком. Исторический роман — это его излюбленный жанр. Сюжеты и героев своих романов он брал из истории, но удивительным образом сближал прошлое с современностью. Фейхтвангер не любил крайностей и был человеком середины.
    В одном из интервью он сказал о себе так: «Обыкновенно, когда меня спрашивают, к какой национальной группе следует отнести меня как художника, я отвечал: я немец — по языку, интернационалист — по убеждениям, еврей — по чувству. Очень трудно иногда привести убеждения и чувства в лад между собою».
    Лион Фейхтвангер родился 7 июля 1884 года в Мюнхене в ортодоксальной еврейской семье богатого промышленника. Фейхтвангер получил блестящее филологическое образование в двух университетах — в Мюнхене и Берлине. В 1907 году защитил докторскую диссертацию по теме гейневского фрагмента «Раввин из Бахараха». Здесь впервые прозвучало то, что впоследствии стало определяющим в творчестве Фейхтвангера, — интерес ко всем вопросам иудейства и истории.
    В начале 20-х годов он был кем-то вроде «придворного барда» мюнхенского театра «Каммершпиле». В ту пору завязалась его дружба с Бертольтом Брехтом, которого Фейхтвангер, старший по возрасту, «открыл» и поддерживал. Основная проблематика творчества Фейхтвангера — альтернатива действия и философского созерцания. Другими словами, как поступать в той или иной ситуации и как к ней относиться с точки зрения исторического процесса. Именно под этим углом написаны ранние романы «Томас Вендт» (1920), «Безобразная герцогиня» (1923) и особенно «Еврей Зюсс» (1920-1922). Вышедший в свет в 1925 году «Еврей Зюсс» стал мировым бестселлером и переведен на двадцать один язык.
    В 30-е годы Фейхтвангер создает трилогию-эпос: «Зал ожидания», «Семья Оппенгейм» и «Изгнание». Особенно сильный резонанс имела «Семья Оппенгейм». Роман был написан в 1933 году во французском изгнании, всего за несколько недель. Следующими романами Фейхтвангера стали «Иудейская война» (1938), «Сыновья» (1935), «Лже-Нерон» (1936), «Настанет день» (1942) и «Братья Лаутензак» (1943).
    Все романы, без преувеличения, значительные и глубокие, а «Иудейская война» не потеряла актуальности и по сей день. Сегодняшние проявления антисемитизма — разве они не идут еще из Древнего Рима, описанного Фейхтвангером: «В кварталах, населенных ремесленниками, причину того, что император наконец решился на крутые меры, приписывали евреям. Везде ухитряются они втереться, уже все деловые кварталы полны ими, и люди радовались возможности выразить под видом патриотизма свою ненависть к их конкуренции».
    А теперь вернемся к жизни самого романиста. В своей иронической биографии Фейхтвангер писал: «Писатель Л.Ф. в своей жизни 19 раз был абсолютно счастлив, 14 раз переживал глубокую депрессию и 548 раз испытывал неописуемое состояние боли и растерянности перед лицом вселенской глупости». За этими шутливыми строчками скрывается подлинная трагедия Фейхтвангера, ибо «вселенская глупость», о которой он упоминает, — это фашизм.
    В 1933 году, во время прихода Гитлера к власти, Фейхтвангер находился в США, где презентировал свои книги и читал лекции в американских университетах. Его дом в Берлине был разграблен и конфискован, пропал драгоценный архив писателя и все его рукописи.
    Но это было только начало. В стране раскручивался маховик антисемитской истерии. Через два года, в 1935 году, рейхстаг единогласно принимает т.н. «Нюрнбергские расовые законы»: «Закон о гражданстве рейха» и «Закон об охране германской крови и германской чести». Согласно первому закону, гражданином рейха может быть лишь тот, в чьих жилах течет германская или родственная ей кровь. Соответственно, еврей не мог быть гражданином рейха, не имел права голоса в политических вопросах и не мог быть государственным служащим. Все евреи-госслужащие должны были быть уволены до 31 декабря 1935 года.
    В преамбуле второго закона говорилось о том, что чистота немецкой крови является залогом существования немецкого народа. Исходя из этого, запрещались браки и внебрачные половые связи между евреями и неевреями. Заключенные ранее смешанные браки не имеют юридической силы и должны быть расторгнуты. Нарушение карается тюремным заключением, исправительными работами, а также денежным штрафом. В этом же законе говорилось о том, кто относится к категории евреев и «полукровок». Даже в наши дни, по прошествии почти 75 лет с момента вступления в силу этих законов, жутко читать их пункты и параграфы. А ведь в то страшное время нужно было не только читать, но и жить по этим законам!
    Фейхтвангер ненавидел национал-социалистов и их «новый порядок» и боролся с ними всю жизнь. За это нацисты подвергали его жестоким гонениям. Еще до прихода к власти они жгли его книги, лишили его докторского звания, организовали травлю писателя в прессе, сфабриковали против него злостную политическую фальшивку, стремясь опорочить его имя. И наконец, в 1932 году, когда Фейхтвангер совершил поездку по Англии и США, выступая с лекциями, в которых разоблачалась античеловеческая сущность нацистской идеологии, правительство Германии под давлением фашистов лишило писателя гражданства. Гонимый Фейхтвангер нашел прибежище во Франции. Ненавидя фашизм, Фейхтвангер искал силу, которая могла бы противостоять «коричневой чуме», и ему показалось (или ему так хотелось), что он нашел ее в лице СССР, где активно строилось новое социалистическое общество.
    Фейхтвангер приехал в СССР, прожил здесь более двух месяцев и написал книгу «Москва 1937. Отчет о поездке для моих друзей», которую издали небывалым по тем временам тиражом — 200 тыс. экземпляров. Книга оказалась весьма полезной для Страны Советов, так как русский народ и Сталин были представлены в ней как спасители мира от угрозы фашизма. Фейхтвангер увидел в СССР только хорошее и не заметил ничего плохого. В личных встречах с вождем Фейхтвангер вчистую проиграл Сталину, подпав под его очарование и магнетизм. Фейхтвангер не увидел и не понял, что это такой же кровавый диктатор, как Гитлер. Примечательно, что пока Фейхтвангер находился в Москве в качестве «почетного гостя», на него на всякий случай копили «компромат». Те самые переводчики, чьим искусством восторгался западный интеллектуал, ежедневно «стучали» на него, докладывая, куда надо, о его «крамольных» высказываниях и письмах, которые он посылал из Москвы. «Москва 1937» — безусловно, позорная книжка и лишний раз доказывает, как опасны бывают иллюзии.
    Вторая мировая война застала Лиона Фейхтвангера в небольшой французской деревушке Санари-сюр-Мер. Вскоре его как иностранца подвергают аресту и отправляют в лагерь для интернированных лиц. Под покровом ночи он совершает дерзкий побег, перебирается через Пиренеи в Испанию, оттуда — в Соединенные Штаты. О днях в лагере Фейхтвангер написал книгу «Черт во Франции» с подзаголовком «Пережитое». Примечательна концовка книги: «Я стою на пороге старости. Страсти мои уже не так сильны, как прежде, слабее и вспышки моего гнева, умереннее мой энтузиазм. Б-га я встречал во многих обличьях и черта тоже. Но моя радость при встречах с Б-гом теперь не уменьшилась, впрочем, остался и страх перед чертом. Я узнал, что человеческая глупость и злоба неистовы и глубоки, как все океаны мира, вместе взятые. Но я узнал также, что защитная дамба, возводимая меньшинством, состоящим из людей добрых и мудрых, день ото дня растет все выше и выше».
    В США Фейхтвангер получил политическое убежище. Там он регулярно встречался с Томасом и Генрихом Маннами, Бертольтом Брехтом. Эмиграция ни в кой мере не ослабила творческий потенциал писателя. В Америке Фейхтвангер написал такие романы, как «Лисы в винограднике» (1947), «Гойя, или Тяжкий путь познания» (1952), «Мудрость чудака, или Смерть и преображение Жан-Жака Руссо» (1952), пьесу «Вдова Капет» (1956).
    После войны, когда в США пресловутая Комиссия сенатора Маккарти занималась преследованием коммунистов, т.н. «охота на ведьм», Фейхтвангер был заподозрен в сочувствии коммунистам и ему было отказано в получении американского гражданства. Но это никак не отразилось на его финансовом положении. Он не испытывал тех унизительных, изнуряющих материальных лишений, которые выпали на долю многих немецких эмигрантов. Фейхтвангер был богат, имел счета в иностранных банках. Его книги продолжали выходить и раскупаться.
    Когда пришло время вершить суд над нацистскими преступниками, Фейхтвангеру – единственному немецкому писателю-эмигранту – предложили поехать в Нюрнберг, чтобы писать о процессе, но он отказался.
    Лион Фейхтвангер умер 21 декабря 1958 года в возрасте 74 лет. В целом его судьба как писателя была счастливой: гигантские тиражи, большие гонорары, мировая слава. Жена Марта, настоящая единомышленница. Они с женой полностью отдавали себе отчет, что состояние обязывает. Они поддерживали бедных молодых писателей и художников не только словом, но и делом. Их похожее на замок поместье в Калифорнии, в Пэсифик-Пэлисейдз, было местом встреч многих изгнанников. Стиль писателя был прост, что, кстати, во многом облегчало труд переводчикам. Он писал просто и мудро. «Искусство начинается там, где познание сливается с любовью или ненавистью», — говорил Фейхтвангер. Он любил жизнь. И ненавидел зло.
    В заключение нельзя не отметить еще одну черту Фейхтвангера — его лукавый юмор. Еще раз обратимся к его иронической автобиографии: «В годы расцвета писателя его рост составлял 1 метр 65 сантиметров, а вес — 61 кг. В те времена у него было 29 собственных зубов, среди них несколько выступавших вперед. У него были густые, темно-русые волосы, и он носил очки. Любил хорошее вино и еще чай, но был равнодушен к спиртным напиткам и кофе... Когда к власти пришли национал-социалисты, у него имелось 28 рукописей, 10248 книг, 1 автомобиль, 1 кошка, 2 черепахи, 9 цветочных клумб и 4212 других предметов, каковые во время обысков, произведенных национал-социалистами, были либо приведены в негодность, либо разбиты, либо растоптаны, либо украдены, либо «изъяты» другими способами... Писатель был 1 раз женат. Он спас 1 девушку от утопления, 2 юношей — от сценической деятельности, 6 отнюдь не бездарных молодых людей — от профессии писателя...» Себя Лион Фейхтвангер не только не избавил от профессии писателя, а напротив, всячески утвердил. Просто он знал, что судьба подарила ему золотое перо и грех им не воспользоваться.
    ТВОРЧЕСТВО
    Из всех немецких писателей недавнего прошлого Фейхтвангер, пожалуй, является самым плодовитым.
    Вот перечень основных произведений писателя, переведенных на русский язык:
    «Еврей Зюсс» (1922), «Безобразная герцогиня» (1925), «Успех» (1930), «Иудейская война» (1932), «Семья Опперман» (1933), «Сыновья» (1935), «Лже-Нерон» (1936), «Москва 1937» (1937), «Изгнание» (1939), «Братья Лаутензак» (1943), «Симона» (1944), «Лисы в винограднике» (1947), «Гойя» (1951), «Мудрость чудака» (1952), «Настанет день» (1954), «Испанская баллада» (в оригинале «Еврейка из Толедо», 1957
    «Еврей Зюсс». Первым историческим романом, принесшим Фейхтвангеру широкую известность, был «Еврей Зюсс». В основу произведения писатель положил подлинную историю вюртембергского финансиста, сделавшегося первым министром одного из мелких германских самодержцев
    У книги была необычная судьба. Как и все прочие произведения писателя, после прихода фашистов к власти книга была запрещена и изъята из библиотек, но на основе романа по инициативе Геббельса была снята откровенно антисемитская кинокартина под тем же названием. После появления этой картины официоз нацистской Германии газета «Völkischer Beobachter» писала, что фильм раскрывает истинное лицо еврейства, его зловещие приемы и разрушительные цели. Следует упомянуть, что актеры, игравшие ведущие роли в этом фильме, после разгрома Германии получили т.н. «запрет на профессию» за разжигание антисемитизма.
    «Иудейская война» и «Сыновья». В этих романах Фейхтвангер обращается к еврейской истории, а точнее к тому ее моменту, когда евреи восстали против римского господства. Несмотря на героическое сопротивление, они потерпели поражение, в результате чего Иерусалим и Храм были разрушены, а евреи в подавляющем большинстве были вынуждены покинуть Палестину. Основным действующим лицом в обоих романах является Иосиф Флавий (это подлинное историческое лицо) – сначала один из руководителей восстания, а впоследствии римский гражданин и историк, благодаря которому стали известны подробности этой войны. Герой романа ставит перед собой общечеловеческие цели: найти гармоничное сочетание всего лучшего, что несут в себе иудейская и греко-римская культуры, и уничтожить бессмысленную и преступную ненависть между людьми разной веры и разной национальности.
    «Семья Опперман». В этом романе, написанном в 1933 году, Фейхтвангер прослеживает трагедию страны через трагедию одной еврейской семьи. В начале романа Опперманы и близкие к ним люди придают мало значения происходящему в стране. Фашизм представляется им лишь происками демагогов, спекулирующих на темных инстинктах мелких буржуа, лавочников и деклассированных элементов. Они считают, что большинство немцев на стороне правды и разума и что нацистам не удастся их одурачить своими обещаниями и своей риторикой. Захват фашистами власти ошеломляет Опперманов и не только их. Многие честные и добропорядочные немцы с ужасом видят, как наступающий широким фронтом национал-социализм быстро обволакивает туманом подрастающее поколение.
    Особенно трагична судьба Бертольда, младшего представителя семьи Опперман. В начале романа семнадцатилетний юноша – любимец учителей и товарищей, капитан футбольной команды. Но с приходом в школу нового учителя, ярого нациста, всё меняется: Бертольд становится изгоем. Бывшие друзья от него отворачиваются, его исключают из футбольного клуба. В то же время он страстно любит Германию: ему близки ее сосны, ее ветер, ее слякоть, ее ум и безумие, ее Брамс, Бетховен и Гёте – он не мыслит себя вне своей родины. Юноша не видит выхода из создавшейся ситуации и принимает смертельную дозу снотворного.
    «Москва 1937». В 1937 году Фейхтвангер написал самое спорное и неоднозначное из своих произведений «Москва 1937». В этой книге, которая поражает полнейшей заданностью, он прославлял политическую и социальную систему Советского Союза и его вождя Иосифа Сталина. Создается впечатление, что с первых же страниц автор стремится не столько разобраться во внутреннем положении СССР, сколько оправдать его. Доказать, что первая в мире страна социализма день ото дня становится всё крепче и сильнее, народ живет всё лучше и лучше, а ликвидация троцкистских заговорщиков сделала страну, руководимую простым и мудрым вождем, как никогда единой и могучей. Подобных утверждений в то время раздавалось немало, но это были голоса советских людей, лишенных прав на иные чувства, кроме «чувства глубокого удовлетворения». Но зачем было независимому иностранному литератору добровольно выслуживаться? Зачем он писал в январе 1937 года: «Весь громадный город Москва дышал удовлетворением, согласием и более того – счастьем»?
    Совершенно очевидные просчеты писателя, предстающего на страницах своих романов выдающимся мастером психологического и социального анализа, могут быть объяснены только их преднамеренностью. В этой связи довольно правдоподобно выглядит версия о том, что писателя обольстили или даже подкупили. Но можно себе представить и другую версию. Верный друг СССР, он вербовал своей книгой друзей на Западе, отчетливо понимая, в преддверии каких событий стоит мир. Уже громыхала война в Испании, фашизм становился сильнее с каждым днем. Чутье художника проявлялось в том, что Фейхтвангер ясно представлял себе: гитлеровской силе должна быть противопоставлена другая сила. И ему важно было дать понять, что такая сила существует. Это – сталинская сила. И восславляя мудрость Сталина, он следовал принципу: цель оправдывает средства. Существует извечный вопрос о том, простительна ли ложь во спасение. И нет однозначного ответа на этот вопрос.
    «Лже-Нерон». Здесь под видом исторического романа Фейхтвангер иносказательно описывает приход нацистов к власти и предсказывает скорое падение режима. Главный герой романа – ничтожный и жестокий горшочник Теренций, который выдает себя за чудом спасшегося императора Нерона. Размышляя о природе власти, автор говорит, что властолюбие – надежнейшая из страстей, и при этом красноречиво демонстрирует, что даже лишенный собственных мыслей и собственной индивидуальности человек в ту самую минуту, когда его наделяют властью, приобретает сущность и содержание. Функция властвования меняет нутро носителя власти. Эта мысль и сегодня не потеряла своей актуальности.
    «Испанская баллада» Перешагнув семидесятилетний рубеж и приближаясь к концу жизни, Фейхтвангер написал одно из самых замечательных своих произведений, которое в русском переводе называется «Испанская баллада» (в подлиннике – «Еврейка из Толедо»). Этот роман – гимн любви и человеческой мудрости – Фейхтвангер написал за три года до смерти и посвятил жене и дочери. Можно только восхищаться тем, как писатель, отягченный возрастом и болезнями, смог так по-молодому написать о любви. Но не только о любви. Главный герой романа, действие которого происходит в XII веке в Испании, Иегуда Ибн Эзра становится министром финансов при дворе кастильского короля Альфонсо. Иегуда много хорошего сделал для христиан и для своих еврейских собратьев, но вместо любви и уважения вызывал только зависть и ненависть. Антиподом главному герою является осторожный старейшина еврейской общины дон Эфраим. Он размышляет: «Разве могут евреи привлекать к себе внимание? Нужно жить затаившись. Не принес бы Израилю этот Ибн Эзра бедствие вместо благословения!» Так оно и случилось. Очередной папа объявил Крестовый поход против неверных, а когда начинаются смуты и войны, всегда находят крайних – евреев. "
    Автор - Юрий Безелянский

  • 20 сен 2018 17:50

    Кто усадил детей за парты, как доска оказалась на стене: История знаменитых школьных - 200 лет в истории школьных принадлежностей.----
    Школа всегда будет связана для нас не только с первым учителем, первыми друзьями и успехами или неудачами, но и с теми атрибутами, без которых мы сегодня не представляем ученика. Парта, ранец, школьная доска – каждый из этих предметов имеет свою интереснейшую историю. В этой статье мы расскажем о них и вспомним те школьные принадлежности, о которых современные школьники уже забыли.
    Школьная парта
    Этот предмет мебели, примерно в том виде, каким он запомнился нам из детства, появился только в конце XIX века. До этого специальных конструкций для учеников по-видимому не существовало, и дети учились за обычными столами.
    Воссозданный учебный класс в Царскосельском лицее
    Впрочем, были в старину специальные приспособления для письма, сегодня их назвали бы эргономичными – это поставец, секретер и конторка. Именно они послужили прототипами для позднее появившихся парт.
    По мере увеличения грамотных людей в XIX веке стало расти и количество пациентов у окулистов. В конце концов на это обратили внимание, и молодой врач-гигиенист Фёдор Фёдорович Эрисман в 1870 году не только доказал, что учение портит зрение, но и предложил выход – конструкцию новой ученической парты. Ее так и стали называть «парта Эрисмана». От обычного стола она отличалась наклоном столешницы (так чтение происходило под прямым углом) и тем, что была сразу соединена со скамейкой. Исходный вариант этой парты был одноместным. Изготавливали эту мебель из массива дуба – для прочности, так что первые образцы были просто неподъемными.
    Парта Эрисмана
    Мужская гимназия, XIX век
    Чуть позднее другой энтузиаст своего дела, ссыльный студент Пётр Феоктистович Коротков усовершенствовал парту Эрисмана. Именно он сделал ее двухместной, что позволило существенно сэкономить рабочее место в классах и придумал знаменитую откидную крышку, чтобы детям было удобнее из-за парты вставать. Так как в деревенских школах не было шкафчиков, он предложил накрутить на парты сбоку крючки для сумок, а под столешницей сделать удобные полочки для книг и тетрадок. Ну, еще углубления для чернильниц, два желобка для перьев и карандашей, – и вот перед нами та самая парта, которую мы так хорошо помним если не лично, то по старым фильмам уж точно.
    Школа в Российской империи. 1900 год
    На уроке в гимназии (конец XIX – начало XX века)
    Памятник школьной парте, установленный в центре Варшавы
    Школьная сумка, как отдельный аксессуар, тоже появилась в XIX веке. До того дети носили учебники стопками, перевязав их ремнем. В деревенских школах использовали холщовые котомки-мешки.
    Николай Богданов-Бельский «У дверей школы»
    Портфели в те времена еще не имели ручек и использовались в основном конторскими служащими и чиновниками. В конце века наконец-то ручки у портфелей появились, и они активно стали эксплуатироваться школотой. Для детей их стали шить из более толстой и прочной кожи, а чуть позднее снабдили и лямками-«помочами». Идею и название взяли у военных: армейские ранцы (от немецкого Ranzen - сумка) были распространены еще с XVIII века.
    Гимназист XIX века с ранцем за спиной
    В советские времена менялся в основном материал, из которого изготавливались школьные портфели и ранцы. Так, в тяжелые годы после революции их стали делать из коленкора. Этот дешевый вариант был, собственно, картоном, обклеенным тканью. Конечно, драк и катания на горках такие модели не выдерживали. Позднее для портфелей использовали дермантин и украшали их напечатанными рисунками.
    Школьники 1970-х гг.
    Особого внимания заслуживают «дипломаты», которые яркой звездой пронеслись по небу школьной моды в конце 80-х. Эта статусная вещь была особенно важна для мальчиков. До сих пор вспоминаю свой выпускной класс каждый раз, когда вижу на телеэкране, как мафиози именно в таких чемоданчиках перевозят крупные суммы денег.
    Школьники с дипломатами - характерная примета 80-х гг.
    Школьная доска
    За последние 200 лет именно этот школьный символ сумел сделать скачок от маленькой аспидной доски до новейшего электронного чуда техники. Но давайте по порядку. Еще в середине XIX века самым современным «гаджетом», помогающим ребенку в учебе, была небольшая грифельная доска, на которой каждый ученик выполнял задания учителя, а затем стирал написанное. Их еще называли аспидными. Изготовлены такие доски были из тонкого черного сланца и заключены в деревянную рамку – чем не современный планшет? Писали на них грифелем (из грифельного сланца) или, позднее, алюминиевыми палочками.
    Альберт Анкер «Ученик», XIX век
    В 1814 году директор одной из шотландских школ Джеймс Пилланс, рисуя для детей географическую карту, решил сделать это на нескольких досках сразу – для масштабности. И так придумал идею большой классной доски, которую можно вешать на стену класса.
    Пионеры на уроке атеизма. 1930-е гг.
    За последние 200 лет одни учебные принадлежности приходили на смену другим. Менялись тетрадки и ручки. Исчезли навсегда проблемы с кляксами, так донимавшие учеников еще каких-то 100 лет назад. Ниже в подборке фото – те предметы, которые были совершенно необходимы для учебы нам, нашим дедушкам или прабабушкам. О назначении многих из них современные школьники теперь даже не догадываются.
    Чернильницы-непроливайки благодаря особой форме не протекали при опрокидывании
    Ручка и набор перьев для письма
    Школьный дневник 1903 года удивительно похож на те, которые буквально пару лет назад, с появлением электронных, перестали быть обязательными (очень неоднозначная инновация, по мнению большинства родителей)
    Старинное пресс-папье с дарственной надписью. Внизу укреплялась промокательная бумага для удаления излишек чернил. Этот предмет школьники не носили в портфелях из-за тяжести, но он был обязательным атрибутом любого рабочего стола
    Химический карандаш. В стержень добавлялись водорастворимые красители.
    Обычно дети для получения более яркого цвета этот карандаш слюнявили
    Трафарет. Как же без него было нарисовать стенгазету?
    Логарифмическая линейка – аналоговый калькулятор
    Промокашка, которая обязательно вкладывалась во все тетрадки, выпускаемые в Советском Союзе
    Обратные стороны тетрадок всегда содержали полезную и увлекательную информацию

  • 15 сен 2018 11:17

    Тайны 5 мистических полотен Ивана Айвазовского.
    Полотна Ивана Айвазовского во все времена буквально притягивали зрителей, морские пейзажи мастера даже в век компьютерной графики и высокого разрешения по-настоящем завораживают. На выставку знаменитого мариниста в Третьяковской галерее, открывшуюся в конце июля, выстраиваются очереди, ее уже посетили около 250 тысяч человек. Но мало кто знает, что со многими знаменитыми картинами художника связаны мистические истории.
    Тайны пяти самых загадочных полотен Айвазовского раскрывает дипломированный историк искусства и лектор образовательного проекта Level One Наталья Игнатова. Три из них можно увидеть на выставке в Москве до 20 ноября.
    В основу этого монументального полотна положен библейский сюжет о сотворении мира: художник изобразил на ней Дух Божий в виде света, пробивающегося сквозь мрачные тучи. Когда Айвазовский представлял свою работу в Италии, этот образ так впечатлил папу римского Григория XVI, что он захотел приобрести ее для своей коллекции. Но священнослужители разглядели на картине и нечистую силу, по их мнению, намеренно спрятанную художником в темных облаках. Чтобы узнать так это или нет, кардиналы созвали совет и подвергли ее тщательному осмотру на предмет присутствия демонов, но так их и не обнаружили. Так «Хаос» попал в Ватикан.
    Айвазовский написал эту картину после того, как сам чудом выжил в страшной буре. Однажды моряки рассказали художнику, что во время шторма волны идут по нарастанию и самым сильным и высоким всегда оказывается девятый вал, именно он губит корабли. Но если судну удается его преодолеть, появляется надежда выжить, потому что затем волны пойдут на спад. После окончания Академии художеств Айвазовский путешествовал по Европе и попал у берегов Испании в сильный шторм, где увидел воочию, что такое девятый вал. На берегу уже не верили, что корабль вернется, и начали готовиться к похоронам, но все закончилось благополучно. Как потом вспоминал художник, рискуя жизнью, он вышел на палубу, чтобы в мельчайших деталях запомнить этот роковой момент и ощутить всю мощь бушующей стихии. Эти впечатления он воплотил в своей самой известной картине «Девятый вал». Люди цепляются за оторванную мачту, а на них надвигается девятый вал, но яркое солнце, пробивающееся сквозь тучи, дает надежду, что им удастся пережить шторм, как когда-то удалось автору полотна.
    4 (600x424, 184Kb)
    Если романтичный «Девятый вал» наполнен светом надежды, то в картине «Черное море» мы видим тревожную стихию. Небо затянуто тучами, надвигается буря, одинокий парусник на горизонте спешит вернуться в порт. Это одно из самых драматичных полотен Айвазовского, которое ознаменовало новый реалистичный этап в творчестве художника. Глядя на картину, можно ощутить, как могучие темные волны надвигаются прямо на зрителя. Другой великий художник XIX века Иван Крамской считал эту работу самым сильным творением Айвазовского. Не случайно он изобразил фрагмент этого полотна на своей картине «Неутешное горе», разместив мрачный морской пейзаж над детским гробиком. Картина надвигающейся бури стала отражением внутреннего горя матери, потерявшей ребенка.
    Свое самое мистическое полотно Иван Айвазовский написал после того, как получил известие о смерти императора Александра III, которого знал лично. Эта картина наполнена горем и скорбью, которые пережил художник. Она производит настолько гнетущее впечатление, что сейчас картина находится в отдельном зале Феодосийской галереи. Считается, что она приносит несчастье всем, кто на нее посмотрит. Если долго вглядываться в полотно, то в тумане можно разглядеть образы призраков. Сквозь мрачные очертания Петропавловской крепости и набережной Невы проступают воды реки мертвых Стикс. Образ женщины в черном, аллегории скорбящей вдовы, при определенном ракурсе может показаться мужчиной с усами. Одним он напоминает террориста, который покушался на Александра III, другим – последнего российского императора Николая II. Картину случайно обнаружили и представили публике в начале 2000-х годов, правда выставлялась она недолго.
    Эта картина отличается от остальных полотен Айвазовского, она пропитана духом спокойствия и безмятежности. Художник написал этот пейзаж в 82 года, когда наконец обрел семейное счастье. Однако встретил он свою последнюю любовь при весьма трагических обстоятельствах: Айвазовский увидел свою будущую супругу Анну Саркисову-Бурназян на похоронах ее мужа. Шел 1882 год, Анне в тот момент было всего 25 лет, а художнику – 65, но они полюбили друг друга с первого взгляда. Спустя год, когда молодая вдова выдержала положенный траур, они поженились. Несмотря на огромную разницу в возрасте, их брак оказался очень счастливым, а картина «Штиль у крымских берегов» стала отражением гармонии, любви и умиротворения, царивших в душе художника в последние годы его жизни. Он умер в возрасте 83 лет за работой.
    В Третьяковской галерее на Крымском валу открылась выставка великого русского художника Ивана Айвазовского. 200 работ из 16 музеев, некоторые никогда не выставлялись. Он писал в позапрошлом веке, а, кажется, что уже тогда знал технику иллюзии объема на плоском полотне, которую сейчас мы называем 3D. Он сумел поразить своими работами адмирала Нахимова, а сейчас на выставке опять поразит всех нас."

  • 13 сен 2018 17:44

    Мишель де Нострдам: Расписание на завтра..
    Нострадамус - французский христианский еврей, который жил во Франции в XVI столетии, сделавший много точных прогнозов, включая две мировых войны. А 18 из его 950 четверостиший обращены к Третьей мировой войне…
    Мишель де Нострдам родился 14 декабря 1503 г. в городке Сен-Реми-де-Прованс в семье евреев, обращённых в католичество в XV веке. Семейная легенда, пересказанная Сезаром де Нострдамом в «Хронике Прованса», гласит, что предки пророка служили лекарями при дворах Рене Доброго и герцога Калабрийского.
    Однако, исходя из имеющихся фактов, можно лишь утверждать, что они были достаточно образованными и зажиточными людьми. Отец будущего предсказателя, Жом де Нострдам (1470—1547) был нотариусом, дедушка Ги Гассоне (1430—1484) торговал зерном и работал нотариусом в Авиньоне, в 1455 принял христианство и имя Пьер де Нострдам, а прадеды со стороны матери Пьер де Сен-Мари (?-1485) и Жан де Сен-Реми были врачами в Арле и Сен-Реми.
    Хотя светские власти Франции мягко относились к крещёным евреям, простонародье всегда подозревало их в тайном неверии во Христа. Духовная власть над умами и сердцами французов принадлежала Римской Католической церкви, с благословения которой в то время учинялись гонения на евреев во многих странах. Это побуждало последних жить в относительно изолированных общинах, сохраняя свою культуру, традиции и обычаи.
    Его раннее детство прошло с прадедом по матери Жаном де Сен-Реми, который якобы учил его латыни, греческому, ивриту, математике и астрологии. После 1504 о его прадеде ничего не известно.
    Нострадамус получил медицинскую степень в 1529 году и стал врачом при Чарльзе IX во время распространения по Европе бубонной чумы. У него, как говорят, были экстраординарные целебные способности.
    Нострадамусу было сорок лет, когда, он сообщил, что часто входил в странное состояние и имел видения будущего. Он начал документировать видения, смешав французский язык и греческие четверостишия, издав их под названием «Центурии» ("Centuries") в 1558 году.
    Нострадамус был женат дважды. Его первая жена и двое детей скончались от чумы. 2 июля 1566 года Нострадамус умер. "Центурии" были переведены на английский язык в 1672 году.
    В 1781 году его предсказания были запрещены Римско-католической церковью. Как ни странно, в 1553 году, когда Нострадамус (Nostradamus) столкнулся с группой монахов францисканцев, он упал на колени, хватая за подол одежды одного из монахов по имени Фелис Перетти (Felice Peretti).
    Когда его спросили, почему он это сделал, он ответил, что он должен пасть "перед его Святостью". Спустя девятнадцать лет после смерти Нострадамуса Перетти стал Папой Римским Сикстом V (Sixtus V).
    Жан-Шарль де Фонбрюн, известный толкователь трудов Нострадамуса, дает новое прочтение его предсказаний до 2025 года
    - Как Нострадамус «видел» будущее?
    В его воображении возникали картины, будто нарисованные на какой-то стене. Современная наука развивается быстро, и, может быть, в один прекрасный день астрофизики-релятивисты докажут возможность этого явления.
    - Он был знаменит в свое время?
    - Да. Нострадамус, или Мишель де Нотрдам, был известным врачом, которого ценили. В Экс-ан-Провансе он предотвратил эпидемию чумы, первым потребовав, чтобы надевали защитные маски, сжигали одежды, опрыскивали дома спиртом, хоронили трупы в извести, обосновывая это тем, что болезнь через какие-то микроорганизмы передается по воздуху от одного человека другому. Нострадамус составлял гороскопы.
    По ночам в своем кабинете он в одиночестве писал катрены — рифмованные четверостишия — и секстины в декасиллабических стихах. В центурии содержится 100 катренов. До нас дошло 12 центурий. Но некоторые из них неполные. В общей сложности наследие составляют 1142 катрена и 47 секстин. Около 250 катренов не являются пророческими.
    - Что станет с Европой?
    - Как это случилось с Римом и Грецией, ее господство закончится.
    - А Париж?
    - Население покинет город. Столицей Франции станет Авиньон. Это произойдет в период между сегодняшним днем и 2025 годом.
    - Могут ли предсказания Нострадамуса изменить ход истории?
    - В этом-то все и дело. Только сами люди могут заставить провидца «солгать», установив на земле всеобщий мир и обеспечив духовное обновление. Однако до сих пор слова пророка сбывались. Но это ничему нас не научило. Всеобщий мир после 2025 года?
    В 1975 году, читая лекцию в Экс-ан-Провансе, я объявил о падении шаха Ирана. Мои слушатели посчитали такое предсказание абсурдным. И вот три года спустя в Тегеране вспыхивает восстание, а еще через пять месяцев шах Мохаммед Реза Пехлеви вместе со своей семьей отправляется в изгнание в Каир.
    Можно сказать и о Берлинской стене: разве не удивительно было объявить о ее разрушении в 1980 году, хотя Горбачев пришел к власти лишь в 1985-м?
    Нострадамус предвидел рождение Саддама Хусейна и укрепление его мощи. Более того, он указал день недели, когда будет захвачен Кувейт, и почти точно дал название операции западных держав против Ирака — «Буря в пустыне».
    На одном из коллоквиумов в конце января 1986 года мне пришлось говорить о предсказанном Нострадамусом событии, которое должно было произойти во время приближения к Земле кометы Галлея. Я дал комментарий одного катрена: вспыхнет большой пожар в период между 1 и 30 апреля 1986 года. 26 апреля 1986 года взорвалась атомная электростанция в Чернобыле, и «радиоактивный ветер» забушевал над Европой!
    Также я просто обязан напомнить о пастырском визите папы Иоанна Павла II в Лион с 4 по 7 октября 1986 года. Город тогда, можно сказать, наводнили агенты секретных служб и полицейские, которые были призваны охранять Божьего посланника.
    Однако в номере «Пари-матч» еще за 17 июля 1981 года я дал следующее предсказание: «Во время мусульманского нашествия, которое распространится на Германию, Францию, Испанию, Италию, Англию, Швейцарию и другие страны Западной Европы, папа покинет Рим и приедет во Францию. Потом он приблизится к Лиону, и 13 декабря будет убит». С тех пор я не менял своей позиции. Остается неясным только, кто из пап должен стать жертвой этого грядущего события.
    В 1555 году Нострадамус сумел предвидеть будущие войны и жестокие деяния людей вплоть до 2025 года. В своих катренах он заклеймил позором кровожадное безумие людей. Поэтому напрасно искать в этих писаниях сообщения об изобретении велосипеда, телефона или телевидения. Создание ядерной бомбы тоже не предмет пророчества. Но вот катастрофы, вызванные этим «приобретением», описываются во всех подробностях, например разрушение Хиросимы и Нагасаки.
    Начиная с утопий философов эпохи Просвещения, Нострадамус описывает симптомы болезни, которая погубит западную культуру.
    Именно Европа начала две первые мировые войны, и есть опасность, что она же и в третий раз вовлечет планету в гигантскую катастрофу. Одним из самых явных подтверждений этому, что особенно подчеркивает Нострадамус, служит мировой экономический кризис.
    Резкие колебания на различных биржах приведут к тому, что все ценные бумаги, все валюты рухнут. После падения коммунизма на Востоке мы скоро станем свидетелями разрушения капитализма на Западе, поскольку обе системы подпитывали одна другую с момента своего появления во второй половине XIX века.
    В нескольких катренах и секстинах говорится, что какой-то король из старшей ветви Бурбонов (возможно, и Хуан Карлос) якобы появится во время этой войны в тот самый момент, когда христиане будут думать, что для них все уже потеряно. Он начнет отвоевывать захваченное.
    Геракл (подразумевается французский король), подвергаясь серьезной опасности, подойдет к Стамбулу. Лига арабских государств будет ликвидирован а. Из двух законов (христианского и исламского) «закон пиратов-исламистов» утратит силу, хотя ислам и Франция по-прежнему останутся в состоянии противоборства.
    Король Франции, а также Рима и Дании получит прозвище «третьего кормчего Франции», его будут почитать больше, нежели любого другого монарха в истории. Он, используя вооруженную силу, освободит церковь в обстановке, когда Испания и Италия, по существу, признают свое поражение в новой войне, вспыхнувшей из-за жажды мести и безудержной воинственности сторон.
    Святой Малахий, епископ Ирландии (1095-1148), в знаменитой своей книге «Пророчество о папах» перечисляет 111 пап, которые должны восседать на троне святого Петра начиная с 1143 года и до наших дней.
    После папы Иоанна Павла II (110-й по предсказанию) остается еще один папа, понтификат которого, по Малахию, будет проходить под девизом «Слава оливковой ветви», которая служит символом Израиля (может быть, имеется в виду монсеньор Люстигер?). Кроме упоминания об этом 111-м папе предсказание завершается вестью о каком-то лице без номера.
    Текст совершенно ясный и предсказывает разрушение Рима. Поскольку остается только один папа-римлянин, это событие должно произойти во временной период, указанный Нострадамусом, то есть самое позднее в 2025 году.
    Потом, как в Апокалипсисе («Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет»), Нострадамус предсказывает наступление всеобщего мира и духовного обновления..."
    {Нострадамус -предсказатель,он человек,который мог ошибиться.И некоторые верят всему,что он говрит. А вот мир будет менятся к лучшему обязательно,и Библии написано!....}

  • 06 сен 2018 12:46

    Научные победы и личные драмы профессора Склифосовского:
    что случилось с семьей великого хирурга-----
    6 апреля (по старому стилю – 25 марта) исполняется 181 год со дня рождения выдающегося хирурга и ученого, профессора Николая Васильевича Склифосовского. Он спас тысячи жизней, работая военно-полевым хирургом, внедрил революционные для того времени принципы антисептики и асептики, впервые провел операции, которые до него считали невозможными, однако гению хирургии не удалось помочь своим самым близким людям...
    Детство и юность будущего ученого прошли в бедности и лишениях. Он родился в 1836 г. в Херсонской губернии. Николай был 9-м ребенком в семье, а после него родилось еще трое. Его отец был мелким чиновником и не мог содержать такую большую семью. Поэтому родители были вынуждены отдать нескольких детей, в том числе Николая, в Одесский приют для сирот. Вопреки тяжелым бытовым условиям и нехватке внимания и заботы близких, Николай закончил гимназию с серебряной медалью и поступил на медицинский факультет Московского университета «на казенное содержание». Он стал одним из лучших студентов, несмотря на то, что во время первой увиденной операции Склифосовский потерял сознание.
    После окончания учебы Склифосовский вернулся в Одессу и устроился в одну из больниц ординатором хирургического отделения. В 27 лет он уже защитил докторскую диссертацию. Склифосовский стал участником нескольких военных кампаний – работал в полевых лазаретах Австро-прусской и Франко-прусской войны, побывал на фронтах Балканской и Русско-турецкой войн. Оперировать приходилось круглосуточно, под грохот канонады. Жена хирурга, последовавшая за ним на фронт, вспоминала: «После трех-четырех операций кряду, часто при высокой температуре в операционной, надышавшись за несколько часов карболкой, эфиром, йодоформом, он приходил домой с ужаснейшей головной болью, от которой отделывался, выпив маленькую чашечку очень крепкого кофе».
    Нововведения Склифосовского были неоценимы: он спас тысячи жизней, внедрив дезинфекцию хирургических инструментов, операционного поля и медицинской одежды, разработал «замок Склифосовского», позволявший соединять раздробленные кости. Благодаря его методике почти полностью были исключены случаи послеоперационных заражений и осложнений, уровень смертности снизился в разы. Операции, проведенные Склифосовским впервые, стали в мировой хирургии классическими.
    При этом новаторские разработки ученого первое время подвергались сомнениям и критике коллег. Так, профессор И. Корженевский, иронически говорил на лекции о новом методе обеззараживания: «Не смешно ли, что такой крупный человек, как Склифосовский, боится таких мелких творений, как бактерии, которых он даже не видит!».
    Однако все эти жизненные тяготы и профессиональные сложности покажутся лишь мелкими неприятностями по сравнению с теми бедами, которые Склифосовскому довелось перенести в личной жизни. В 24 года скончалась от тифа его жена Лиза, оставив троих детей. Через какое-то время хирург женился во второй раз. Его избранницей стала гувернантка Софья, которая понимала его с полуслова, во всем поддерживала и везде сопровождала, занималась воспитанием детей и домашним хозяйством. Она подарила мужу еще четверых детей.
    Судьбы жены и детей Склифосовского сложились трагически. Ни один ребенок не прожил долгую и счастливую жизнь: сын Борис умер в младенчестве, а его брат Константин скончался в 16 лет от туберкулеза почек. Старший сын Владимир во время учебы в институте увлекся политикой и стал участником террористической организации, поручившей ему убить губернатора Полтавы, который был другом их семьи и часто бывал у них в доме. Поняв, что не сможет совершить убийство давнего знакомого и опасаясь осуждения «товарищей», Владимир покончил с собой. Смерть третьего сына окончательно подкосила Склифосовского. Он оставил медицину, уехал в свое поместье Яковцы в Полтавской губернии и занялся садоводством. Он пережил сына всего на 4 года: в 1904 г. после перенесенного инсульта великий хирург скончался в возрасте 68 лет.
    Однако беды продолжали преследовать его семью. Сын Николай погиб во время Русско-японской войны, сын Александр пропал в годы Гражданской войны. В 1918 г. большевики, невзирая на личное распоряжение Ленина о том, что на семью Склифосовского репрессии не распространяются (ведь звание генерала он получил за свою медицинскую деятельность на полях сражений), казнили парализованную вдову хирурга и его дочь Тамару. Софью они зарубили лопатами, а Тамару повесили во дворе дома. А в 1923 г. советское правительство присвоило имя Склифосовского Московскому институту скорой помощи.

  • 22 авг 2018 15:35

    ЛЕОНИД УЁСОВ^---
    Одному из самых известных одесситов — Лазарю Иосифовичу Вайсбейну, которого мы знаем под именем Леонид Осипович Утесов, посчастливилось стать больше, чем певцом. Он был частью жизни целых четырех поколений, а его творческая жизнь продолжалась невероятно долго — почти семьдесят лет. Его пение хотели слышать все, включая первых лиц государства, а про его жизнь рассказывали несметное количество баек — ведь одесситом он оставался всегда.
    ***
    В пятидесятые годы в Московском цирке работал режиссер Арнольд Григорьевич Арнольд. Как писал о нем Юрий Никулин, «человек огромного темперамента, удивительной энергии — один из лучших режиссеров цирка!». Вот какую историю записал в своем дневнике знаменитый «Домовой» — директор ЦДРИ Борис Филиппов: «Арнольд очень дружил с Леонидом Утесовым, часто сиживал с ним за бутылкой чего-нибудь покрепче. Однажды засиделись. Арнольд стал уговаривать Утесова остаться: чего, мол, тащиться через всю Москву на ночь глядя, вот тебе кушетка, ложись и спи. Утесов ни в какую не соглашался. Мотивировал тем, что боится огромной собаки Арнольда, на которую и днем-то страшно смотреть, а ночевать с ней в одной квартире тем более. Да еще эта кушетка, которую хозяин предлагал для ночлега: Утесов знал, что обычно собака спит именно на ней, и не без оснований опасался, что зверюга будет недовольна. И только когда Арнольд пообещал, что запрет собаку в чулан, Утесов согласился и остался. Ночью раздался грохот, и на спящего Утесова обрушилось нечто громадное и тяжелое. Эта собака вырвалась-таки из заключения и прыгнула на законную кушетку. Она устроилась на ногах Утесова и всем видом показывала, что не уйдет ни за что. Перепуганный Утесов сдавленным голосом позвал Арнольда на помощь, причем, что интересно, по-еврейски. Хозяин пришел, прогнал собаку, долго и озадаченно смотрел на Утесова и, наконец, спросил: «Лёдя, вот никак не могу в толк взять: почему ты меня по-еврейски позвал, никогда в жизни на идиш не общались?..» На что Утесов плачущим голосом ответил: «Чтобы твоя чертова собака не поняла, зачем я тебя зову!»
    ***
    Утесов любил рассказывать, что такое настоящее мастерство конферансье. По случаю какого-то праздника — концерт в одесском порту. Публика та еще — грузчики и биндюжники. Артисты вертятся на пупе, смешат изо всех сил. В зале гвалт и гогот, принимают, в общем, хорошо, но уж очень бурно: реплики и все такое... Конферансье, старый волк одесской эстрады, подбегает к пианисту: «Маэстро, ваш выход следующий, идите уже, что вы стоите, как памятник Дюку Ришелье!..» Пианист, весь бледный и в поту, со стоном мотает головой: «Не пойду, не пойду, смотрите, какой зал, они же меня слушать не будут, будут топать и свистеть, какой ужас, боже мой!» «Так, — сказал конферансье, — чтоб вы знали: слушают все. Главное — как подать номер! Стойте в кулисе и смотрите!» Твердым шагом выходит на сцену и, перекрывая шум зала, возглашает: «Загадка! На заборе написано слово из трех букв, начинается на букву „Хэ“ — что?» Зал в восторге ревет в ответ хорошо знакомое слово. «Нет! — кричит конферансье. — Нет, чтоб вы пропали! Это слово „ХАМ“! Так вот, Бетховен, босяки: „Лунная соната“, и чтоб тихо мне!!!»
    ***
    Неистощимый на выдумки, Утесов особенно гордился одной репризой. Посреди концерта в кулисе раздавался телефонный звонок, и на сцену протягивалась рука с трубкой: «Леонид Осич, это вас!»
    Утесов брал трубку: «Алло... Да... Этот — хороший! Этот — плохой! Хороший... хороший... Плохой... Хороший! Этот плохой! Этот хороший!» Вернув трубку за кулисы, он пояснял зрителям: «Это жена звонила... С рынка... У нее плохое зрение, и я помогаю ей выбирать помидоры!»
    ***
    Утёсов был из тех одесситов, что старались не пропустить ни одного повода для репризы. Но однажды его перешутили. И кто же такой смельчак? Рижский портной по фамилии Беринбаум, у которого шил костюмы сам Аркадий Райкин, который и дал телефон портного Утесову, отправившемуся на гастроли в Ригу.
    И вот Утесов приходит к мастеру со всей своей свитой. — Месье Беринбаум, вот у меня два отреза. Я хочу два костюма — песочный и серый. Только я здесь на гастролях две недели, так что по-стахановски.
    На что Беринбаум очень серьезно сказал:
    — Месье Утесов, мы ваших стахановских методов не знаем. Так что, как обычно, через три дня придите заберите оба.
    Окружающие затихли. Утесов был явно уязвлен: портной с серьезным лицом его явно перешутил.
    Тогда он сказал:
    — Месье Беринбаум, вы, наверное, меня не поняли, мне нужен хороший костюм. Как вот этот, который на мне.
    Тот обошел Утесова кругом:
    — Кто это вам шил?
    — Это мне шил в Москве знаменитый Затирка.
    — Я не спрашиваю, как его фамилия. Я спрашиваю, кем он работает.
    После этого Утесов кинулся обнимать портного.
    ***
    На гастролях в Одессе к Утесову подошел пожилой еврей. «Леонид Осич, дорогой наш! Как мы вас любим, как вся Одесса с вас гордится! Хоть вы теперь в Москве, мы всё про вас знаем, за всеми успехами следим! А какой у вас замечательный сынок — красивый, талантливый, просто чудо, весь в отца!» «Но у меня нет сына, — объясняет Утесов, — у меня только дочь, Эдит!..» «Ха, — воздел руки поклонник, — он мне будет рассказывать!»
    ***
    На расширенном заседании коллегии Минкультуры СССР министр Демичев распекал деятелей культуры за отсутствие идеологической цельности. В подтверждение он привел какую-то ленинскую цитату, и тут из зала раздался голос Утесова: «Неверно цитируете, Петр Нилыч! У Ленина вот как!..» И — выдал подлинную цитату, как из пушки!
    Демичев тут же объявил перерыв. Референты понеслись проверять, и через полчаса Демичев торжественно возгласил: «Дорогой Леонид Осипыч, спасибо вам: вы меня поправили абсолютно верно! Обращаю внимание всех присутствующих: вот так настоящий советский артист должен знать произведения великого Ленина!» На что Утесов, скромно отмахнувшись, ответил: «Ай, что вы говорите! Просто на днях мне Мотя Грин принес номер к Седьмому ноября, так там эта хохма была!»
    ***
    Борис Брунов рассказывал утесовскую байку о его женитьбе на артистке оперетты Елене Осиповне Ленской. Для этого рассказа Утесову была необходима коробка спичек. Он открывал коробок, вынимал одну спичку и говорил: «Смотри сюда! На нашей свадьбе были: моя сестра, — тут он клал спичку налево от себя, — и сестра Леночки». С этими словами он вынимал другую спичку и клал ее направо. «Мой брат, — еще спичка налево, — и брат Леночки». Спичка относилась направо. «Племянница моя, — спичка налево, — племянница Леночки». (Спичка направо.) «Мой дядя, — спичка налево, — дядя Леночки». (Спичка направо.) «Моя тетя, — спичка налево, — и до едреной матери Леночкиной родни!!!» При последних словах Утесов в сердцах вытряхивал в правую кучку всё содержимое коробка.
    ***
    Еще будучи молодым человеком, Утесов ехал в Одессе в переполненном трамвае, и вдруг услышал, что заплакала девушка — у нее вытащили кошелек. Утесов поинтересовался, сколько было в кошельке денег. Девушка ответила, что 20 копеек. Тогда он дал ей 20 копеек и попросил не плакать. Девушка успокоилась, но, выходя из трамвая, спросила Утесова: «Простите, а не могли бы вы кошелёк тоже вернуть?»

  • 20 авг 2018 10:04

    Белорусский мальчик, который построил Лас-Вегас:---
    В 1911 году из Гродно в Чикаго прибыла семья Шушлановских. Меиру было тогда 10 лет. И вот тут вовремя задать вопрос: почему он стал криминальным гением? Позже Лански вспомнит, что из Гродно он привез в Америку два сильных воспоминания. Ребе, которого обвинили в убийстве девочки и расстреляли (ребе был невиновен, он нашел в лесу тело убитой и сообщил в полицию). Второе сильнейшее впечатление – призыв юного солдата-еврея к согражданам: «Евреи, сколько вы будете терпеть? Давайте сдачи!» Давать сдачи – стало жизненным принципом Ланского.
    Может, именно поэтому этого небольшого и не очень сильного мальчика боялись все в уличных разборках. Он дрался ожесточенно, до последнего. А драться было с кем. Шла борьба соперничающих уличных национальных банд – ирландцев, итальянцев, евреев. В одной из потасовок он сталкивается с Сальваторе Лучиано, главой итальянских подрост¬ков. После драки они стали друзьями на всю жизнь.
    Однажды мать дала ему деньги на еду. Он проиграл их. Мать не стала ругать его, а заплакала. И тогда он дал слово, что никогда не будет проигрывать. Он наблюдал за игрой издали, изучил все ее особенности и действительно больше не проигрывал. Он понял, что проигрывают все, кроме того, кто держит банк. Он меняет свою фамилию на Лански и начинает рассматривать игру как бизнес. Но в это время в США наступил сухой закон.
    ПОРА НАЧИНАТЬ ЖИТЬ
    1425230097_7 (519x345, 163Kb)
    Это был 1919 год, и 18-летний юноша сообразил, что когда запрещают – хочется больше. В те годы американцы пили как никогда. Он занялся бутлегерством – незаконной продажей спиртного. Поскольку в Канаде сухого закона не было, он знакомится с канадским владельцем винодельческих заводов и перевозит виски контрабандой через озеро Онтарио. Закон также не распространялся на производство медицинского спирта. И это он использовал, вступая в доли с хозяевами спиртовых заводов. Спирт смешивали с виски, разливали по бутылкам и нелегально продавали. Что в итоге? В 1925 году Меир обмолвился, что его бизнес больше Генри Форда.
    ЛАС-ВЕГАС
    Когда в 1933 году закон был отменен, Меир вернулся к своей мечте – азартным играм.
    В это время у его друга Зигеля родилась идея о создании в пустыне игорной столицы. Это был Лас-Вегас. Лански, Зигель, Лучиано и еще несколько друзей создали компанию по строительству игорных домов по примеру Монте-Карло. Они строились так, что человек обязательно проходил через казино. Строили долго, и лишь в 1947 году были открыты гостиницы и игорные залы. Но Лански имел и свои моральные принципы: никогда в его игорных залах не было проституции и никогда там не торговали наркотиками.
    Была и еще одна сторона жизни Ланского. Между 1945-м и 1947-м годами Израиль вел борьбу за право на существование. Но оружия не было, и Лански смог переправить его в Израиль. Это была замечательная операция от Нью-Йорка до Хайфы. Потом он перевел большие деньги для нового государства.
    СЕМЬЯ
    В отличие от итальянских «крестных отцов», которые передавали свои «семьи» детям, евреи старались сделать своих респектабельными людьми. В его семье не было ни одного скандала. Он прекрасно ладил со своей супругой Тедди. Сын Павел закончил военную академию. Капитан ВВС, он, выйдя в отставку, занялся преподавательской работой. Дочь также получила прекрасное образование и удачно вышла замуж.
    ВНЕ СЕМЬИ
    За ним постоянно охотилось ФБР, телефон прослушивался, но ни разу не удалось в чем-то обвинить Лански. В 1970 году он устал от постоянной слежки. Меир уезжает в Израиль и думает остаться там навсегда. Но ФБР требовало его выдачи. Лански не стал дожидаться этой унизительной процедуры и в 1972 году покинул пределы Израиля. Ни одна страна не приняла его, и он приземлился в Майами. Состоялся суд, но все обвинения были сняты по причине их бездоказательности. Последние годы он провел в Майами и скончался в возрасте 81 года. Умер гений Лас-Вегаса, король казино в Гаване, на Багамах, одним из богатейших людей Америки. Его называли «криминальным гением», потому что, балансируя на грани закона, он так и не переступил черту, ведшую к наказанию. И уже потом на основании его жизни появляются художественные произведения и снимаются целые полицейские сериалы. Один из них «Дэвид Лански».
    Его спросили:
    – Из всего, что Вы сделали, чем гордитесь больше?
    – Когда Бог спросит, что я делал на земле, я отвечу, что был евреем.
    Вот такой он, мальчик из Гродно.
    ПРЕСТУПНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ.
    Лански создал преступный синдикат со своим не менее жестоким другом Лаки Лучано и основал особый «сервис», предоставлявший заказчикам наемных убийц. Он заработал миллионы на игорном бизнесе в Лас-Вегасе и на Кубе, имел своих карманных судей и политиков. Лански считается самым великим еврейским гангстером в истории. Это если коротко.
    ПРЕСТУПНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ.
    Лански создал преступный синдикат со своим не менее жестоким другом Лаки Лучано и основал особый «сервис», предоставлявший заказчикам наемных убийц. Он заработал миллионы на игорном бизнесе в Лас-Вегасе и на Кубе, имел своих карманных судей и политиков. Лански считается самым великим еврейским гангстером в истории. Это если коротко.

  • 17 авг 2018 12:02

    Человек, благодаря которому мир узнал об армянском коньяке:---
    Маркар Седракян — коньяковед, дегустатор, создатель новой уникальной технологии производства спиртных напитков в Армении и СССР. За свою жизнь Маркар создал 15 видов коньяка, среди которых знаменитые «Арарат», «Армения», «Наири» и друг
    Маркар Седракян родился в 1907 году в селе Хараконис (Ван, Османская империя). Родители Седракяна стали жертвами геноцида и мальчик попал в детский дом. Начальное образование он получил там же, а уже в 1930 году окончил Ереванский сельскохозяйственный институт.
    Свой первый коньяк Маркар создал в 1937 году, тогда ему было 28 лет, и напиток тут же стал первым в СССР коньяком высшего сорта. Он гордился своей родиной и очень хотел назвать его «Армения». Однако на дворе были страшные времена массовых репрессий, расстрелов и ссылок. Последовав совету великого армянского поэта и писателя Аветика Исаакяна, Седракян не стал называть коньяк «Армения», чтобы избежать обвинений в национализме. Было решено дать производству более нейтральное название — «Юбилейный».
    Свою «Армению» Седракян создал чуть позже, в 1940 году.
    Седракян также дружил с советским политическим деятелем Анастасом Микояном. Тот называл варпета («варпет» по-армянски «мастер» — прим. «Избранного») Маркара человеком, который обманул Сталина. Во время войны все заводы, выпускающие спиртные напитки на территории СССР, считались военными, поскольку поставляли спирт для солдат. Для офицеров же посылался коньячный спирт. «Отец народов» издал указ, что все спирты следует отправлять, оставив на хранение только готовую коньячную продукцию, т.е. уже готовые коньяки. Седракян тут же после оглашения указа вылетел в Москву. В Центральной дегустационной комиссии, членом которой он являлся, работала товарищ Снеговская, с которой у Маркара сложились очень доверительные и теплые отношения. Через нее, под угрозой уголовного дела, он задним числом (мартом 1941 г.) напечатал около 1000 этикеток и утвердил вместе с ней, что, якобы, выпускался коньяк «Арташат» и под этим именем Армянская ССР сохранила все свои спирты.
    Но самая интересная история связана с созданием коньяка «Двин», ставшего любимым напитком английского премьера Уинстона Черчилля.
    Все началось в 1937 году, когда папанинцы снарядили экспедицию на Северный полюс. Каждая республика что-то подарила членам экспедиции. Белорусы дали теплую одежду, украинцы поставили сало, а армяне — свои коньяки. В газете «Правда» есть статья с опубликованным папанинцами письмом и фотографией, где они вместе держат бочку коньяка. В письме они написали, что им настолько холодно, что 42-градусный коньяк их не согревает. И тогда была поставлена задача: можно ли изготовить коньяк, имеющий более высокий градус? С этих пор и началось создание высокоградусных коньяков. Поиски мастера привели его к созданию потрясающего 50-градусного терпкого коньяка, который он назвал «Двин» — именем древней армянской столицы.
    Презентация нового коньяка «Двин» прошла в 1943 году в Тегеране, на совместной конференции трех мировых лидеров — Иосифа Сталина, Уинстона Черчилля и Франклина Рузвельт
    С тех пор ежегодно и до самой смерти Черчилля, раз в квартал в Лондон отправляли десять ящиков коньяка «Двин». Каждый ящик содержал 20 бутылок.
    В 1946 году Маргар Седракян был репрессирован и сослан в Одессу. Там он несколько лет проработал на местном коньячном заводе. И если бы не любовь британского премьера к армянскому «Двину», то возможно, Седракян до конца жизни оставался бы в ссылке.
    Дело в том, что в 1947 г. Черчилль пишет письмо И. Сталину, в котором выражает недовольство качеством и вкусом любимого напитка. В Москве был дан приказ разобраться. Выяснилось, что на заводе нет мастера и что он в Сибири. Однако и в Сибири его не было. На одном из заседаний Политбюро Микоян рассказал Сталину, что Седракяна сослали по какому-то нелепому обвинению.
    Дело в том, что в начале войны, когда решалась судьба Советского Союза, все заводы и фабрики в приграничных республиках, не эвакуированные в Сибирь, были заминированы, поскольку существовала реальная угроза нападения Турции и Японии. Был заминирован и ереванский коньячный завод. Однако варпет Маркар, сдав всю взрывчатку в КГБ, настоятельно отказался взрывать «свое детище». Это был очень смелый шаг, поскольку в сталинское время неподчинение приказам военного времени было равносильно измене. За что после войны, в 1947 году Седракяна сняли с должности и арестовали. Варпета спасает друг, Микоян. Приехав в Ереван, Анастас Иванович не интернировал его из высыльных списков, а лишь направил в другом направлении — в Одессу, основывать одесский коньячный завод. Поэтому по одним спискам Седракян находился в ссылке, а на самом деле, в это время он создавал одесский коньяк на местном заводе.
    Вот почему после высылки на заводе закончились купажированные Седракяном запасы коньячного спирта. И некому было делать новый купаж коньяка «Двина». Рецептура Седракяна была нарушена, и это сразу же заметил Черчилль. Маркару тут же пришло распоряжение вернуться в Ереван, но Седракян отказался, поставив условие: нахождение в Одессе должно официально считаться командировкой, но никак не ссылкой. Через полтора года нахождения в Украине и создания украинских коньяков «Одесса» и «Украина», Седракян возвращается в Ереван, на этом и заканчивается его ссылка-командировка.
    Седракян скончался в 1973 году, в возрасте 66 лет. Созданные им коньячные марки неоднократно получали наивысшие награды на всесоюзных и международных выставках, а он сам был удостоен высокого звания Героя Социалистического Труда. Также был награжден высшим отличием французского коньячного дома «Камю» — большой серебряной медалью «Рыцарь дегустации».
    Сегодня на территории армянского коньячного завода можно увидеть памятник человеку, который посвятил свою жизнь делу сохранения и популяризации армянского коньяка — Маркару Седракяну. "
    {Одна моя подруга-армянка,живё давно в Монреале,бывает в Армении довольно часто,и привозит оттуда в подарок армянский коньяк.Я пила замечательный коньяк *Ахтамар*.Но на мой вкус,коньяк *Арарат* не сравнить даже с лучшим фрацузским коньяком,какой в нём букет всех коньячных достоинств !}
    "Армянский коньяк «Арарат»
    Начало коньячного производства в Армении было основано купцом Нарсесом Таиряном в 1887 году. Он внедрил на своём заводе классическую французскую технологию получения спирта.
    Нарсес Таирян создавал свой завод совместно со своим кузеном, опытным виноделом Василием Таировым.
    За четверть века их армянский коньяк достиг международного признания.
    В 1899 году успешное предприятие перешло к российскому товариществу «Шустов и сыновья», которые, реконструировали завод по последнему слову техники и наняли опытных специалистов, одним из которых стал выдающийся технолог Мкртыч Мусинянц, который стал бессменным управляющим завода, а также автором первого армянского марочного коньяка «Финь-Шампань Отборный» (1902). Именно этот коньяк на выставке во Франции, завоевал звание «Поставщика двора Его Императорского Величества».

  • 16 авг 2018 16:44

    ЗАГАДКИ ЗНАМЕНИТЫХ КАРТИН. НЕОБЪЯСНИМО, НО ФАКТ.
    Иметь собственный портрет, да еще и написанный рукой известного и признанного автора – это ли не мечта многих? В современное время цифровых технологий и то найдется немало желающих повесить на самое видное место в доме именно картину. Кто-то, возможно, и не грезит портретом, но в качестве интерьера развешивает по стенам пейзажи и натюрморты, даже не задумываясь, что у каждой картины своя энергетика.
    Между тем, в истории много примеров, как картины влияли на своих владельцев, натурщиков или просто на людей, смотрящих на них. Возможно, кто-то сочтет это совпадениями с надуманной связью с картинами, но совпадений действительно много. А как говорится, один раз – случайность, два – совпадение, три – закономерность.
    Картина Клода Моне «Водяные лилии» — один из шедевров мировой культуры. Интересно, думал ли сам художник, когда рисовал картину, что спустя десятилетия о ней будет идти столь дурная слава? А дело все в том, что за картиной тянется целый шлейф пожаров. Причем первый произошел у самого Моне дома, буквально сразу после окончания работы над картиной. Пожар в мастерской, где находились и «Водяные лилии», удалось быстро потушить, сама картина не пострадала.
    В скором времени хозяевами картины стали владельцы увеселительного заведения на Монмартре, и месяц спустя владельцы паковали чемоданы, выезжая из сгоревшего здания кабаре. Кстати, в чемодане была и сама картина – одна из нескольких вещей, которые удалось вынести из охваченного пламенем здания. После этого картину приобрел Оскар Шмитц, меценат, живший в Париже. Ему повезло больше, чем прошлым хозяевам – его дом стоял нетронутым целый год…
    Через год от дома остался лишь пепел, причем пожар, по свидетельствам очевидцев, начался именно в той комнате, где висела картина Моне. Кстати, полотно опять оказалось среди той толики вещей, которую удалось спасти. И вновь картина перекочевала к новому хозяину. На этот раз не к единоличному владельцу, а в музей — Нью-Йоркский музей современных искусств. И его не обошел пожар – он случился через 4 месяца, на этот раз полотно довольно серьезно пострадало.
    Еще одним полотном, которое постоянно сопровождают неприятности, является «Венера с зеркалом» Диего Веласкеса.Первый владелец картины – испанский купец – разорился, его торговля ухудшалась с каждым днем, пока большая часть его товаров не была захвачена пиратами в море, а еще несколько кораблей потонули. Продавая с молотка все, что у него было, купец сбыл и картину. Ее приобрел другой испанец, тоже торговец, владевший богатыми складами в порту. Едва были переданы деньги за полотно, как склады торговца загорелись от внезапно ударившей молнии. Хозяин был разорен. И опять аукцион, и опять картина продается в числе остальных вещей, и опять ее покупает состоятельный испанец… Через три дня его зарезали в собственном доме при ограблении. Картина после этого долго не могла найти своего нового хозяина, слишком уж подпорченная у нее была репутация, и полотно колесило по разным музеям, пока в одном из них на картину не кинулась душевнобольная туристка с ножом и не испортила ее.
    Известна, конечно же, и слава знаменитой «Джоконды» Леонардо да Винчи: картина якобы непонятным образом воздействует на тех, кто долго смотрит на нее.
    Отмечал это еще писатель 19 века Стендаль, который после долгого любования полотном упал в обморок. Смотрители Лувра отмечают: подобные обмороки – не редкость, они приключаются с посетителями довольно часто, причем именно перед портретом Моны Лизы. Да и сам да Винчи, по воспоминаниям близких, был словно одержим картиной, постоянно пытаясь поправить детали, перерисовать и т.д. А во время работы у него часто случался упадок сил, наступала подавленность.
    Много загадочных историй связано и с портретами людей. Внезапная смерть или серьезная болезнь запечатленных на полотнах людей для некоторых даже не была такой уж неожиданностью. Например, родственники мальчика Васи были категорически против того, чтобы художник, так уговаривавший их, нарисовал Васю на одной из своих картин. Они были твердо уверены – это к большому несчастью. Мальчик все же позировал, а итог таков: картина Перова «Тройка», где Вася идет посередине, стала очень известной, а мальчик внезапно умер спустя совсем короткое время.
    Подобных историй довольно много. К примеру, В.Боровиковский написал портрет Марии Лопухиной, а она безвременно скончалась от чахотки. С тех пор иногда поговаривают, что не одна молодая дворянка умела без какой-либо причины, лишь взглянув на портрет. Сейчас картина выставлена в Третьяковской галерее, и слухи вроде бы прекратились.
    Внезапная гибель постигала натурщиц таких известных художников, как Модильяни, Рубенс, Рембрандт… Самые известные полотна первого неизменно запечатляют его музу – Жанну Эбютьен, которая вскоре разбилась, выбросившись из окна.
    Умерла и Саския, жена Рембрандта, которую можно увидеть, например, на картине «Флора», и четверо его детей, которых он обожал рисовать, причем трое из них – еще в младенческом возрасте.
    Похожая история и с близкими художника Рубенса. Его натурщицами неизменно выступали любимая жена и дочка. Обе умерли внезапно: жена в 34 года, дочка в 12 лет.
    Среди русских художников несчастья преследовали Серова, Репина, Сомова и других. Их натурщики умирали в скором времени после того, как заканчивалась работа над картинами с их изображениями. Известная «Девочка с персиками» Серова, «Дама в голубом» Сомова: девушки, изображенные на портретах, умирали быстро и совершенно неожиданно.
    Смерть настигала и тех, кого рисовал Илья Репин. В частности, на следующий день после окончания работы над портретами умерли сразу три известных личности: композитор Мусоргский, Столыпин и хирург Пирогов. А еще восемь моделей художника умерли хоть и не на следующий день, но в течение очень короткого времени.
    Еще с древних времен и даже по сей день в некоторых религиозных учениях запрещается рисовать портреты людей. Считается, что связь между человеком и его изображением настолько сильна, что любое повреждение картины может принести здоровью и жизни человека непоправимый вред. В любом случае, опровергать, что картины несут в себе определенную энергетику, бессмысленно. Другой вопрос – могут ли картины действительно влиять на жизнь человека, разоряя его, приводя к сильной болезни или даже гибели? И что это: внушение, сверхъестественная сила или просто стечение обстоятельств?

  • 14 авг 2018 09:25

    От любви до ненависти: громкие ссоры писателей-классиков----
    Вести себя как уличная шпана могут и вполне интеллигентные люди с хорошим образованием и отменными манерами, дай только повод. Мы решили вспомнить, кто из писателей ссорился со своими собратьями по перу и к чему это приводило. Истории нашлись весьма занятные!
    Иван Тургенев и Лев Толстой: спор о воспитании
    Знаменитая ссора двух писателей едва не закончилась дуэлью, а может быть и закончилась, только это осталось тайной бывших друзей. Надо сказать, что повод для столь сильной размолвки был ничтожным: во время одного из визитов Ивана Тургенева и Льва Толстогов имение Афанасия Фета, будущий автор «Войны и мира» высказал свое мнение поводу воспитания дочери Ивана Сергеевича.
    — Разряженная девушка, держащая на коленях грязные и зловонные лохмотья, играет неискреннюю, театральную сцену, — заявил Толстой в ответ на рассказ друга о том, что английская гувернантка заставляет Полину-Пелагею чинить одежду нищих
    Такого оскорбления Тургенев, который к тому же был и старше Толстого аж на 10 лет, стерпеть не смог. Между бывшими приятелями завязалась гневная переписка, в которой и был озвучен вызов на дуэль. К счастью, обошлось без крови, но вслед за этим последовал семнадцатилетний бойкот.
    Судя по письмам Тургенева, все эти годы он внимательно следил за творчеством младшего коллеги, но шаг навстречу сделал все-таки Толстой. «По своему теперешнему религиозному настроению», — вспоминал Афанасий Фет, — «...он признает, что смиряющийся человек не должен иметь врагов, и в этом смысле написал Тургеневу».
    Иван Гончаров и Иван Тургенев: плагиат
    Не только Лев Толстой, и сам обладавший вздорным характером, умудрился поссориться с Тургеневым. Флегматичный Иван Гончаров, взявший «Записки охотника» в кругосветное путешествие на фрегате «Паллада», также не нашел общего языка с автором сборника.
    Скандал 1860 года был, пожалуй, первым в России громким делом о плагиате. Гончаров обвинил Тургенева в том, что последний украл у него идею будущего романа. Дело в том, что Иван Александрович открыл коллеге по перу замысел произведения, которое только собирался написать. Каково же было его удивление, когда в «Дворянском гнезде», а позже и в повести «Накануне» он узнал собственных героев
    После знакомства с историей Лизы Калитиной Гончаров лишь тонко намекнул на заимствования:
    «Как в человеке ценю в Вас одну благородную черту: это то радушие и снисходительное, пристальное внимание, с которым Вы выслушиваете сочинения других и, между прочим, недавно выслушали и расхвалили мой ничтожный отрывок все из того же романа, который был Вам рассказан уже давно в программе».
    Однако позже автор «Обломова» потребовал удалить некоторые сцены из «Дворянского гнезда». Чашу терпения мнительного Гончарова переполнил выход повести «Накануне». Усмотрев плагиат и тут, он призвал своего друга-соперника к публичному ответу. Члены «третейского суда» — Павел Анненков, Александр Дружинин, Степан Дудышкин и Александр Никитенко — обвинения в плагиате отвергли, но этот эпизод навсегда рассорил двух знаменитых писателей.
    Максимилиан Волошин и Николай Гумилёв: неразделенная любовь
    Ссору Максимилиана Волошина и Николая Гумилёва часто подают как забавное недоразумение. Мол Гумилёв влюбился в литературную мистификацию — испанку Черубину де Габриак, и, не добившись от Волошина знакомства с ней, вызвал несчастного на дуэль.
    На самом деле эта история имеет более глубокие корни. Гумилёв и Волошин были увлечены молодой поэтессой Елизаветой Дмитриевой, которая, при поддержке Максимилиана Александровича, и придумала загадочную Черубину — религиозную красавицу с непростой судьбой, живущую в уединении. Под испанским псевдонимом стихи Дмитриевой публиковались в журнале «Аполлон». Они сразу очаровали публику, которая мечтала увидеть таинственную незнакомку. Успех был недолгим: Дмитриеву разоблачили в 1910-м, через год после дебюта, что стало серьезным ударом для молодой поэтессы.
    История разоблачения разбередила и старые сердечные раны Гумилёва. Поэт снова предложил Дмитриевой руку и сердце, снова получил отказ, наговорил глупостей и поссорился с Волошиным, пытавшимся, видимо, заступиться за Елизавету Дмитриеву. Осенью 1910 года состоялась дуэль, которая, к счастью, обошлась без жертв.
    Сергей Есенин и Борис Пастернак: творческие разногласия
    О драке Сергея Есенина и Бориса Пастернака в редакции журнала «Красная новь» любители литературных сплетен вспоминают часто. Но мало кто говорит о том, что драка была не одна. Современники поэтов рассказывают о том, что знаменитые авторы не любили друг друга настолько, что несколько раз доходили до рукоприкладства. Впервые это произошло в кафе «Домино». Никто так и не понял, почему молодые люди вдруг озлобились настолько, что готовы были броситься друг на друга, по одной из версий, Есенину страшно не нравились стихи Пастернака. Тогда ситуацию спас молодой поэт Матвей Ройзман. К сожалению, в «Красной нови» дипломатичного Ройзмана не было, и это дало повод Валентину Катаеву красочно описать драку:
    «Королевич (Есенин) совсем по-деревенски одной рукой держал интеллигентного мулата (Пастернака) за грудки, а другой пытался дать ему в ухо, в то время как мулат — по ходячему выражению тех лет, похожий одновременно и на араба, и на его лошадь, — с пылающим лицом, в развевающемся пиджаке с оторванными пуговицами с интеллигентной неумелостью ловчился ткнуть королевича кулаком в скулу, что ему никак не удавалось».
    Осип Мандельштам и Алексей Толстой: честь женщины
    Любовь Осипа и Надежды Мандельштам была предметом зависти и восхищения современников. Оскорбление Надежды Яковлевны приравнивалось к личному оскорблению Мандельштама.
    Однажды в дом поэта пришел писатель Сергей Бородин, которому Осип Эмильевич задолжал денег. Самого Мандельштама он не застал и выместил гнев на его жене, все более и более повышая голос. Поэт вернулся в самый разгар ссоры и, надо отдать должное, для начала потребовал, чтобы Бородин покинул их квартиру. Тот отказался, и между двумя уважаемыми людьми завязалась драка. Этот инцидент имел тяжелые для Мандельштама последствия
    В доме Герцена был устроен товарищеский суд над авторами. На «заседании» Мандельштам заявил, что если «судьи» не покарают Бородина, то он будет считать их такими же обидчиками его жены. Судьи, во главе с Алексеем Толстым, не обратили на это внимания и признали виновными обоих. Толстой еще и пошутил, показав тем самым, что считает эпизод незначительным. Но не тут-то было, Мандельштам затаил обиду. Встретив через какое-то время Толстого в бухгалтерии Издательства писателей, он отвесил председателю суда пощечину.
    «Мандельштам, увидев Толстого, пошел к нему с протянутой рукой; намерения его были так неясны, что Толстой даже не отстранился. Мандельштам, дотянувшись до него, шлепнул слегка, будто потрепал его, по щеке и произнес в своей патетической манере: «Я наказал палача, выдавшего ордер на избиение моей жены», — вспоминает писательница Елена Тагер.
    Толстой, в свою очередь, поклялся убрать Мандельштама с литературного Олимпа, что и сделал. Надежда Яковлевна считала, что именно эта пощечина, а не стихотворение о Сталине послужило началом травли ее мужа."

  • 10 авг 2018 16:08

    Изобретатель саксофона-Адольф Сакс
    Говорят, что саксофон - инструмент, способный ближе всего передать теплоту и нежность, схожую с человеческим голосом. Без саксофона сложно представить себе оркестр Гленна Миллера, лучшие песни Брюса Спрингстина, “Money” Pink Floyd…. и все это благодаря одному человеку - Адольфу Саксу, родившемуся 6 ноября 1814 года. Soyuz.Ru вспоминает мастера, история жизни которого сама по себе могла бы стать сюжетом романа.
    Так писал Майк Науменко в шутливом стихотворении «Письмо другу о музыке». Конечно, ни алхимиком, ни магистром, ни даже герром (то есть немцем) бельгиец Адольф Сакс никогда не был. Родился он в городке Динант на берегах Мааса и с самого начала словно пытался выйти за грань дозволенного - падал с высоты трех этажей и глотал булавки, выпил воды с серной кислотой, приняв ее за молоко, сильно обгорел, экспериментируя с порохом, а однажды едва не утонEK/
    Впрочем, были и эксперименты другого года: с детства Сакс работал у отца, музыкального мастера, и постоянно выискивал способы улучшить инструменты, которые помогал создавать. Кларнеты и фаготы Шарля-Жозефа Сакса быстро получили признание в Брюсселе, а в 1820 году король Вильям I назначил его придворным музыкальным мастером, поручив производство и поставку духовых инструментов для военных оркестров. Кларнет стал и первым инструментом Сакса-младшего: Адольф Сакс учился в Брюссельской консерватории под руководством дирижера оркестра Первого пехотного бельгийского полка Валентина Бендера. А со временем он задумался над тем, как заполнить тембровое пространство между деревянными и медными секциями духовых оркестров, заменив чем-нибудь распространенные тогда басовые офиклеиды - громоздкие и несовершенные инструменты, по форме напоминающие фагот. По мысли Сакса, звучание нового инструмента должно быть ближе к струнным инструментам, но мощнее и интенсивнее их.
    Интересно, что в течение жизни Сакс подал в патентные бюро еще около 50 патентов и сертификатов, среди которых - улучшенная звуковая система для железных дорог, проект концертного зала в форме яйца, а также туннель под холмом на Монмартре и «Саксоканнон» - гигантский миномет для стрельбы полукилотонными снарядами, способными сровнять с землей целый город. И все же главное его изобретение было вдохновлено не пушками, но музами: приехав в 1836 году в Париж, Сакс заинтересовался грядущей реформой в местных военных оркестрах и понял, что мощный духовой инструмент, который он разрабатывал, окажется как нельзя более кстати и в парадах и на войне. Первый такой инструмент, в котором Сакс соединил коническую трубку с тростью кларнета, клапанным механизмом гобоя и очертаниями бас-кларнета, был представлен на промышленной выставке 1841 года в Брюсселе. Музыкант, представивший его, играл за занавесом: инструмент был не до конца завершен, а воровство идей было не редкостью и в те времена.
    Вскоре страстным поборником саксофона стал небезызвестный Гектор Берлиоз, который в июне 1842 года опубликовал в парижском “Journal des Debats” статью об инструменте, который впервые назвал саксофоном. Он же стал автором первого сочинения с участием саксофона — Хорала для голоса и шести духовых инструментов, в котором использовались и другие инструменты, сконструированные или усовершенствованные Саксом. В том же году саксофон был представлен на промышленной выставке в Париже
    Продолжая бороться за участие в реформе военных оркестров, Сакс предложил проект реформы, включавший, помимо активного использования его собственных инструментов, и кое-какие изменения в самом обучении военных музыкантов. Его соперники, возглавляемые неким Мишелем Карафра, настаивали на прежнем составе инструментов и прежней методике обучения и, разумеется, перетянули на свою сторону большую часть изготовителей инструментов. Тем не менее в апреле 1845 года на парижском Марсовом поле состоялось своего рода состязание, по итогам которого саксофоны вместе с другими инструментами, сконструированными Саксом (такие, как саксгорн и саксотруба), были введены во французские военные оркестры на место гобоев, фаготов и валторн. Состязание, которое один из журналистов сравнил с наполеоновскими войнами, посетили 20 тысяч человек
    21 марта 1846 года Сакс получил во Франции патент на «систему духовых инструментов, называемых саксофонами», включавшую восемь разновидностей. А всего за пять месяцев до получения патента Сакса обвинили в «мошенничестве и фальсификации» - решение суда гласило, что «музыкальный инструмент под названием саксофон не существует и не может существовать». Тем не менее понемногу саксофоны стали выпускать и во Франции, и не только на фабрике Сакса: конкуренты неоднократно пытались обвинить его в том, что тот якобы украл их идею, но потерпели неудачу, когда мастер вызвал их на состязание, предложив сконструировать новую модель инструмента
    Триумф Сакса не мог не вызвать зависти у конкурентов: объединившись в «Ассоциацию объединенных изготовителей инструментов», те принялись действовать самыми бесстыдными методами. Патенты на саксофон и другие инструменты Сакса неоднократно пытались объявить недействительными через суд, рабочих пытались переманить, фабрику духовых инструментов - сжечь дотла, а на самого него совершили два покушения. В 1854 году суд все же признал право Сакса на изобретенный им инструмент, но когда тот попытался получить компенсацию морального вреда за нелегальное производство саксофонов, последовали судебные издержки и новые процессы.
    Сам Сакс к тому времени успел подготовить множество первоклассных музыкантов, преподавая игру на саксофоне в военном училище при Парижской консерватории, однако в 1870 году большинство учеников ушли на фронт франко-прусской войны, и спустя некоторое время училище было закрыто. Сам мастер в 1877 году был признан банкротом, его фабрика закрылась, а материалы и инструменты продали с аукциона (как тут не вспомнить горькую шутку «Сатирикона» о том, что если автор такого-то изобретения умер в нищете, значит, он и есть настоящий изобретатель). Умер Сакс действительно в нищете 7 февраля 1894 года и спустя несколько дней был похоронен на кладбище Монмартра.
    Казалось, та же печальная участь ждет и его инструмент: в 1903 году римский Папа Пий X издал официальный запрет на использование саксофона в музыке, издатели американского “The Ladies Home Journal» прямо обвинили слушателей саксофона в том, что те «не могут различить добро и зло», а нацисты в 1930е годы выпустили плакат, на котором чернокожий, играющий на саксофоне, носит звезду Давида. К счастью, время оказалось мудрее: музыка Дюка Эллингтона, Каунта Бейси и «Болеро» Равеля реабилитировали саксофон, сделав его неотъемлемой частью джаза, а затем рока, современной поп-музыки и R’n’B. Детище Адольфа Сакса разменивает уже второй век и выходить из моды не собирается - и за это мы должны сказать спасибо человеку, с раннего детства не боявшегося ставить на карту многое, если не все.

  • 10 авг 2018 11:16
  • 06 авг 2018 11:15


    БУЛАТ ОКУДЖАВА. «ДЕВУШКА МОЕЙ МЕЧТЫ»

    Вторник, 12 Июня 2018 г. 07:12 + в цитатник y
    6bcad2ce0148f34482fa1dd677a86b4c (251x353, 13Kb)
    В 1938 году мать Булата Окуджавы, Ашхен Степановна, была арестована и сослана в Карлаг. Ее муж Шалва Степанович, отец Булата, к тому времени уже был расстрелян. Этот рассказ Булата Шалвовича – о встрече с матерью, вернувшейся после 10 лет пребывания в лагере.

    Вспоминаю, как встречал маму в 1947 году. Мы были в разлуке десять лет. Расставалась она с двенадцатилетним мальчиком, а тут был уже двадцатидвухлетний молодой человек, студент университета, уже отвоевавший, раненый, многое хлебнувший, хотя, как теперь вспоминается, несколько поверхностный, легкомысленный, что ли. Что-то такое неосновательное просвечивало во мне, как ни странно.

    Мы были в разлуке десять лет. Ну, бывшие тогда обстоятельства, причины тех горестных утрат, длительных разлук — теперь все это хорошо известно, теперь мы все это хорошо понимаем, объясняем, смотрим на это как на исторический факт, иногда даже забывая, что сами во всем этом варились, что сами были участниками тех событий, что нас самих это задевало, даже ударяло и ранило...

    Тогда десять лет были для меня громадным сроком, не то что теперь: годы мелькают, что-то пощелкивает, словно в автомате, так что к вечеру, глядишь, и еще нескольких как не бывало, а тогда почти вся жизнь укладывалась в этот срок и казалась бесконечной, и я думал, что если я успел столько прожить и стать взрослым, то уж мама моя — вовсе седая, сухонькая старушка... И становилось страшно.

    Обстоятельства моей тогдашней жизни были вот какие. Я вернулся с фронта, и поступил в Тбилисский университет, и жил в комнате первого этажа, которую мне оставила моя тетя, переехавшая в другой город. Учился я на филологическом факультете, писал подражательные стихи, жил, как мог жить одинокий студент в послевоенные годы — не загадывая на будущее, без денег, без отчаяния. Влюблялся, сгорал, и это помогало забывать о голоде, и думал, бодрясь: жив-здоров, чего же больше? Лишь тайну черного цвета, горькую тайну моей разлуки хранил в глубине души, вспоминая о маме.

    Было несколько фотографий, на которых она молодая, с большими карими глазами; гладко зачесанные волосы с пучком на затылке, темное платье с белым воротником, строгое лицо, но губы вот-вот должны дрогнуть в улыбке. Ну, еще запомнились интонации, манера смеяться, какие-то ускользающие ласковые слова, всякие мелочи. Я любил этот потухающий образ, страдал в разлуке, но был он для меня не более чем символ, милый и призрачный, высокопарный и неконкретный.
    53
    (376x300,
    60Kb)
    За стеной моей комнаты жил сосед Меладзе, пожилой, грузный, с растопыренными ушами, из которых лезла седая шерсть, неряшливый, насупленный, неразговорчивый, особенно со мной, словно боялся, что я попрошу взаймы. Возвращался с работы неизвестным образом, никто не видел его входящим в двери. Сейчас мне кажется, что он влетал в форточку и вылетал из нее вместе со своим потертым коричневым портфелем. Кем он был, чем занимался — теперь я этого не помню, да и тогда, наверное, не знал. Он отсиживался в своей комнате, почти не выходя. Что он там делал?

    Мы были одиноки — и он, и я.

    Думаю, что ему несладко жилось по соседству со мной. Ко мне иногда вваливались компании таких же, как я, голодных, торопливых, возбужденных, и девочки приходили, и мы пекли на сковороде сухие лепешки из кукурузной муки, откупоривали бутылки дешевого вина, и сквозь тонкую стену к Меладзе проникали крики и смех и звон стаканов, шепот и поцелуи, и он, как видно по всему, с отвращением терпел нашу возню и презирал меня.

    Тогда я не умел оценить меру его терпения и высокое благородство: ни слова упрека не сорвалось с его уст. Он просто не замечал меня, не разговаривал со мной, и, если я иногда по-соседски просил у него соли, или спичек, или иголку с ниткой, он не отказывал мне, но, вручая, молчал и смотрел в сторону.

    В тот знаменательный день я возвратился домой поздно. Уж и не помню, где я шлялся. Он встретил меня в кухне-прихожей и протянул сложенный листок.

    — Телеграмма, — сказал он шепотом.

    Телеграмма была из Караганды. Она обожгла руки. «Встречай пятьсот первым целую мама». Меладзе топтался рядом, сопел и наблюдал за мной. Я ни с того ни с сего зажег керосинку, потом погасил ее и поставил чайник. Затем принялся подметать у своего кухонного столика, но не домел и принялся скрести клеенку...

    Вот и свершилось самое неправдоподобное, да как внезапно! Привычный символ приобрел четкие очертания. То, о чем я безнадежно мечтал, что оплакивал тайком по ночам в одиночестве, стало почти осязаемым.

    — Караганда? — прошелестел Меладзе.

    — Да, — сказал я печально.

    Он горестно поцокал языком и шумно вздохнул.

    — Какой-то пятьсот первый поезд, — сказал я, — наверное, ошибка. Разве поезда имеют такие номера?

    — Нэт, — шепнул он, — нэ ошибка. Пиатсот первый — значит пиатсот веселий.

    — Почему веселый? — не понял я.

    — Товарные вагоны, кацо. Дольго идет — всем весело. — И снова поцокал.

    Ночью заснуть я не мог. Меладзе покашливал за стеной. Утром я отправился на вокзал.

    Ужасная мысль, что я не узнаю маму, преследовала меня, пока я стремительно преодолевал Верийскии спуск и летел дальше по улице Жореса к вокзалу, и я старался представить себя среди вагонов и толпы, и там, в самом бурном ее водовороте, мелькала седенькая старушка, и мы бросались друг к другу. Потом мы ехали домой на десятом трамвае, мы ужинали, и я отчетливо видел, как приятны ей цивилизация, и покой, и новые времена, и новые окрестности, и все, что я буду ей рассказывать, и все, что я покажу, о чем она забыла, успела забыть, отвыкнуть, плача над моими редкими письмами...

    Поезд под странным номером действительно существовал. Он двигался вне расписания, и точное время его прибытия было тайной даже для диспетчеров дороги. Но его тем не менее ждали и даже надеялись, что к вечеру он прибудет в Тбилиси. Я вернулся домой. Мыл полы, выстирал единственную свою скатерть и единственное свое полотенце, а сам все время пытался себе представить этот миг, то есть как мы встретимся с мамой и смогу ли я сразу узнать ее нынешнюю, постаревшую, сгорбленную, седую, а если не узнаю, ну не узнаю и пробегу мимо, и она будет меня высматривать в вокзальной толпе и сокрушаться, или она поймет по моим глазам, что я не узнал ее, и как это все усугубит ее рану...

    К четырем часам я снова был на вокзале, но пятьсот веселый затерялся в пространстве. Теперь его ждали в полночь. Я воротился домой и, чтоб несколько унять лихорадку, которая меня охватила, принялся гладить скатерть и полотенце, подмел комнату, вытряс коврик, снова подмел комнату... За окнами был май. И вновь я полетел на вокзал в десятом номере трамвая, в окружении чужих матерей и их сыновей, не подозревающих о моем празднике, и вновь с пламенной надеждой возвращаться обратно уже не в одиночестве, обнимая худенькие плечи... Я знал, что, когда подойдет к перрону этот бесконечный состав, мне предстоит не раз пробежаться вдоль него, и я должен буду в тысячной толпе найти свою маму, узнать, и обнять, и прижаться к ней, узнать ее среди тысяч других пассажиров и встречающих, маленькую, седенькую, хрупкую, изможденную...

    И вот я встречу ее. Мы поужинаем дома. Вдвоем. Она будет рассказывать о своей жизни, а я — о своей. Мы не будем углубляться, искать причины и тех, кто виновен. Ну случилось, ну произошло, а теперь мы снова вместе...

    ...А потом я поведу ее в кино, и пусть она отдохнет там душою. И фильм я выбрал. То есть даже не выбрал, а был он один-единственный в Тбилиси, по которому все сходили с ума. Это был трофейный фильм «Девушка моей мечты» с потрясающей, неотразимой Марикой Рёкк в главной роли.

    Нормальная жизнь в городе приостановилась: все говорили о фильме, бегали на него каждую свободную минуту, по улицам насвистывали мелодии из этого фильма, и из распахнутых окон доносились звуки фортепиано все с теми же мотивчиками, завораживавшими слух тбилисцев. Фильм этот был цветной, с танцами и пением, с любовными приключениями, с комическими ситуациями. Яркое, шумное шоу, поражающее воображение зрителей в трудные послевоенные годы. Я лично умудрился побывать на нем около пятнадцати раз, и был тайно влюблен в роскошную, ослепительно улыбающуюся Марику, и, хотя знал этот фильм наизусть, всякий раз будто заново видел его и переживал за главных героев. И я не случайно подумал тогда, что с помощью его моя мама могла бы вернуться к жизни после десяти лет пустыни страданий и безнадежности. Она увидит все это, думал я, и хоть на время отвлечется от своих скорбных мыслей, и насладится лицезрением прекрасного, и напитается миром, спокойствием, благополучием, музыкой, и это все вернет ее к жизни, к любви и ко мне... А героиня? Молодая женщина, источающая счастье. Природа была щедра и наделила ее упругим и здоровым телом, золотистой кожей, длинными, безукоризненными ногами, завораживающим бюстом. Она распахивала синие смеющиеся глаза, в которых с наслаждением тонули чувственные тбилисцы, и улыбалась, демонстрируя совершенный рот, и танцевала, окруженная крепкими, горячими, беспечными красавцами. Она сопровождала меня повсюду и даже усаживалась на старенький мой топчан, положив ногу на ногу, уставившись в меня синими глазами, благоухая неведомыми ароматами и австрийским здоровьем. Я, конечно, и думать не смел унизить ее грубым моим бытом, или послевоенными печалями, или намеками на горькую карагандинскую пустыню, перерезанную колючей проволокой. Она тем и была хороша, что даже и не подозревала о существовании этих перенаселенных пустынь, столь несовместимых с ее прекрасным голубым Дунаем, на берегах которого она танцевала в счастливом неведенье. Несправедливость и горечь не касались ее. Пусть мы... нам... но не она... не ей.

    Я хранил ее как драгоценный камень и время от времени вытаскивал из тайника, чтобы полюбоваться, впиваясь в экраны кинотеатров, пропахших карболкой.

    На привокзальной площади стоял оглушительный гомон. Все пространство перед вокзалом было запружено толпой. Чемоданы и узлы громоздились на асфальте, смех, и плач, и крики, и острые слова... Я понял, что опоздал, но, видимо, ненадолго, и еще была надежда... Я спросил сидящих на вещах людей, не пятьсот ли первым они прибыли. Но они оказались из Батуми. От сердца отлегло. Я пробился в справочное сквозь толпу и крикнул о пятьсот проклятом, но та, в окошке, задерганная и оглушенная, долго ничего не понимала, отвечая сразу нескольким, а когда поняла наконец, крикнула мне с ожесточением, покрываясь розовыми пятнами, что пятьсот первый пришел час назад, давно пришел этот сумасшедший поезд, уже никого нету, все вышли час назад, и уже давно никого нету...

    На привокзальной площади, похожей на воскресный базар, на груде чемоданов и тюков сидела сгорбленная старуха и беспомощно озиралась по сторонам. Я направился к ней. Что-то знакомое показалось мне в чертах ее лица. Я медленно переставлял одеревеневшие ноги. Она заметила меня, подозрительно оглядела и маленькую ручку опустила на ближайший тюк.

    Я отправился пешком к дому в надежде догнать маму по пути. Но так и дошел до самых дверей своего дома, а ее не встретил. В комнате было пусто и тихо. За стеной кашлянул Меладзе. Надо было снова бежать по дороге к вокзалу, и я вышел и на ближайшем углу увидел маму!.. Она медленно подходила к дому. В руке у нее был фанерный сундучок. Все та же, высокая и стройная, какой помнилась, в сером ситцевом платьице, помятом и нелепом. Сильная, загорелая, молодая. Помню, как я был счастлив, видя ее такой, а не сгорбленной и старой.

    Были ранние сумерки. Она обнимала меня, терлась щекой о мою щеку. Сундучок стоял на тротуаре. Прохожие не обращали на нас внимания: в Тбилиси, где все целуются при встречах по многу раз на дню, ничего необычного не было в наших объятиях.

    — Вот ты какой! — приговаривала она. — Вот ты какой, мой мальчик, мой мальчик, — и это было как раньше, как когда-то...

    Мы медленно направились к дому. Я обнял ее плечи, и мне захотелось спросить, ну как спрашивают у только что приехавшего: «Ну как ты? Как там жилось?..» — но спохватился и промолчал.

    Мы вошли в дом. В комнату. Я усадил ее на старенький диван. За стеной кашлянул Меладзе. Я усадил ее и заглянул ей в глаза. Эти большие, карие, миндалевидные глаза были теперь совсем рядом. Я заглянул в них... Готовясь к встрече, я думал, что будет много слез и горьких причитаний, и я приготовил такую фразу, чтобы утешить ее: «Мамочка, ты же видишь — я здоров, все хорошо у меня, и ты здоровая и такая же красивая, и все теперь будет хорошо, ты вернулась, и мы снова вместе...» Я повторял про себя эти слова многократно, готовясь к первым объятиям, к первым слезам, к тому, что бывает после десятилетней разлуки... И вот я заглянул в ее глаза. Они были сухими и отрешенными, она смотрела на меня, но меня не видела, лицо застыло, окаменело, губы слегка приоткрылись, сильные загорелые руки безвольно лежали на коленях. Она ничего не говорила, лишь изредка поддакивала моей утешительной болтовне, пустым разглагольствованиям о чем угодно, лишь бы не о том, что было написано на ее лице... «Уж лучше бы она рыдала», — подумал я. Она закурила дешевую папиросу. Провела ладонью по моей голове...
    b-okudzhava-2
    (693x433,
    148Kb)
    — Сейчас мы поедим,- сказал я бодро.- Ты хочешь есть?

    — Что? — спросила она.

    — Хочешь есть? Ты ведь с дороги.

    — Я? — не поняла она.

    — Ты, — засмеялся я, — конечно, ты...

    — Да, — сказала она покорно, — а ты? — И, кажется, даже улыбнулась, но продолжала сидеть все так же — руки на коленях...

    Я выскочил на кухню, зажег керосинку, замесил остатки кукурузной муки. Нарезал небольшой кусочек имеретинского сыра, чудом сохранившийся среди моих ничтожных запасов. Я разложил все на столе перед мамой, чтобы она порадовалась, встрепенулась: вот какой у нее сын, и какой у него дом, и как у него все получается, и что мы сильнее обстоятельств, мы их вот так пересиливаем мужеством и любовью. Я метался перед ней, но она оставалась безучастна и только курила одну папиросу за другой... Затем закипел чайник, и я пристроил его на столе. Я впервые управлялся так ловко, так быстро, так аккуратно с посудой, с керосинкой, с нехитрой снедью: пусть она видит, что со мной не пропадешь. Жизнь продолжается, продолжается... Конечно, после всего, что она перенесла, вдали от дома, от меня... сразу ведь ничего не восстановить, но постепенно, терпеливо...

    Когда я снимал с огня лепешки, скрипнула дверь, и Меладзе засопел у меня за спиной. Он протягивал мне миску с лобио.

    — Что вы, — сказал я, — у нас все есть...

    — Дэржи, кацо, — сказал он угрюмо, — я знаю... Я взял у него миску, но он не уходил.

    — Пойдемте, — сказал я, — я познакомлю вас с моей мамой, — и распахнул дверь.

    Мама все так же сидела, положив руки на колени. Я думал — при виде гостя она встанет и улыбнется, как это принято: очень приятно, очень приятно... и назовет себя, но она молча протянула загорелую ладонь и снова опустила ее на колени.

    — Присаживайтесь, — сказал я и подставил ему стул.

    Он уселся напротив. Он тоже положил руки на свои колени. Сумерки густели. На фоне окна они казались неподвижными статуями, застыв в одинаковых позах, и профили их казались мне сходными.

    О чем они говорили и говорили ли, пока я выбегал в кухню, не знаю. Из комнаты не доносилось ни звука. Когда я вернулся, я заметил, что руки мамы уже не покоились на коленях и вся она подалась немного вперед, словно прислушиваясь.

    — Батык? — произнес в тишине Меладзе. Мама посмотрела на меня, потом сказала:

    — Жарык... — и смущенно улыбнулась.

    Пока я носился из кухни в комнату и обратно, они продолжали обмениваться короткими непонятными словами, при этом почти шепотом, одними губами. Меладзе цокал языком и качал головой. Я вспомнил, что Жарык — это станция, возле которой находилась мама, откуда иногда долетали до меня ее письма, из которых я узнавал, что она здорова, бодра и все у нее замечательно, только ты учись, учись хорошенько, я тебя очень прошу, сыночек... и туда я отправлял известия о себе самом, о том, что я здоров и бодр, и все у меня хорошо, и я работаю над статьей о Пушкине, меня все хвалят, ты за меня не беспокойся, и уверен, что все в конце концов образуется и мы встретимся...

    И вот мы встретились, и сейчас она спросит о статье и о других безответственных баснях...

    Меладзе отказался от чая и исчез. Мама впервые посмотрела на меня осознанно.

    — Он что, — спросил я шепотом, — тоже там был?

    — Кто? — спросила она.

    — Ну кто, кто... Меладзе...

    — Меладзе? — удивилась она и посмотрела в окно. — Кто такой Меладзе?

    — Ну как кто? — не сдержался я. — Мама, ты меня слышишь? Меладзе... мой сосед, с которым я тебя сейчас познакомил... Он тоже был... там?

    — Тише, тише, — поморщилась она. — Не надо об этом, сыночек...

    О Меладзе, сопящий и топчущийся в одиночестве, ты тоже ведь когда-то был строен, как кизиловая ветвь, и твое юношеское лицо с горячими и жгучими усиками озарялось миллионами желаний. Губы поблекли, усы поникли, вдохновенные щечки опали. Я смеялся над тобой и исподтишка показывал тебя своим друзьям: вот, мол, дети, если не будете есть манную кашу, будете похожи на этого дядю... И мы, пока еще пухлогубые и остроглазые, диву давались и закатывались, видя, как ты неуклюже топчешься, как настороженно высовываешься из дверей... Чего ты боялся, Меладзе?

    Мы пили чай. Я хотел спросить, как ей там жилось, но испугался. И стал торопливо врать о своем житье. Она как будто слушала, кивала, изображала на лице интерес, и улыбалась, и медленно жевала. Провела ладонью по горячему чайнику, посмотрела на выпачканную ладонь...

    — Да ничего, — принялся я утешать ее, — я вымою чайник, это чепуха. На керосинке, знаешь, всегда коптится.

    — Бедный мой сыночек, — сказала в пространство и вдруг заплакала.

    Я ее успокаивал, утешал: подумаешь, чайник. Она отерла слезы, отодвинула пустую чашку, смущенно улыбнулась.

    — Все, все, — сказала, — не обращай внимания, — и закурила.

    Каково-то ей там было, подумал я, там, среди солончаков, в разлуке?..

    Меладзе кашлянул за стеной.

    Ничего, подумал я, все наладится. Допьем чай, и я поведу ее в кино. Она еще не знает, что предстоит ей увидеть. Вдруг после всего, что было, голубые волны, музыка, радость, солнце и Марика Рёкк, подумал я, зажмурившись, и это после всего, что было... Вот возьми самое яркое, самое восхитительное. Самое драгоценное из того, что у меня есть, я дарю тебе это, подумал я, задыхаясь под тяжестью собственной щедрости... И тут я сказал ей:

    — А знаешь, у меня есть для тебя сюрприз, но для этого мы должны выйти из дому и немного пройтись...

    — Выйти из дому? — И она поморщилась.

    — Не бойся, — засмеялся я. — Теперь ничего не бойся. Ты увидишь чудо, честное слово! Это такое чудо, которое можно прописать вместо лекарства... Ты меня слышишь? Пойдем, пойдем, пожалуйста...

    Она покорно поднялась.

    Мы шли по вечернему Тбилиси. Мне снова захотелось спросить у нее, как она там жила, но не спросил: так все хорошо складывалось, такой был мягкий, медовый вечер, и я был счастлив идти рядом с ней и поддерживать ее под локоть. Она была стройна и красива, моя мама, даже в этом сером помятом ситцевом, таком не тбилисском платье, даже в стоптанных сандалиях неизвестной формы. Прямо оттуда, подумал я, и — сюда, в это ласковое тепло, в свет сквозь листву платанов, в шум благополучной толпы... И еще я подумал, что, конечно, нужно было заставить ее переодеться, как-то ее прихорошить, потому что, ну что она так, в том же, в чем была там... Пора позабывать.

    Я вел ее по проспекту Руставели, и она покорно шла рядом, ни о чем не спрашивая. Пока я покупал билеты, она неподвижно стояла у стены, глядя в пол. Я кивнул ей от кассы — она, кажется, улыбнулась.

    Мы сидели в душном зале, и я сказал ей:

    — Сейчас ты увидишь чудо, это так красиво, что нельзя передать словами... Послушай, а там вам что-нибудь показывали?

    — Что? — спросила она.

    — Ну, какие-нибудь фильмы... — и понял, что говорю глупость, — хотя бы изредка...

    — Нам? — спросила она и засмеялась тихонечко.

    — Мама, — зашептал я с раздражением, — ну что с тобой? Ну, я спросил... Там, там, где ты была...

    — Ну, конечно, — проговорила она отрешенно.

    — Хорошо, что мы снова вместе, — сказал я, словно опытный миротворец, предвкушая наслаждение.

    — Да, да, — шепнула она о чем-то своем.

    ...Я смотрел то на экран, то на маму, я делился с мамой своим богатством, я дарил ей самое лучшее, что у меня было, зал заходился в восторге и хохоте, он стонал, рукоплескал, подмурлыкивал песенки... Мама моя сидела, опустив голову. Руки ее лежали на коленях.

    — Правда, здорово! — шепнул я. — Ты смотри, смотри, сейчас будет самое интересное... Смотри же, мама!..

    Впрочем, в который уже раз закопошилась в моем скользящем и шатком сознании неправдоподобная мысль, что невозможно совместить те обстоятельства с этим ослепительным австрийским карнавалом на берегах прекрасного голубого Дуная, закопошилась и тут же погасла...

    Мама услышала мое восклицание, подняла голову, ничего не увидела и поникла вновь. Прекрасная обнаженная Марика сидела в бочке, наполненной мыльной пеной. Она мылась как ни в чем не бывало. Зал благоговел и гудел от восторга. Я хохотал и с надеждой заглядывал в глаза маме. Она даже попыталась вежливо улыбнуться мне в ответ, но у нее ничего не получилось.

    — Давай уйдем отсюда, — внезапно шепнула она.

    — Сейчас же самое интересное, — сказал я с досадой.

    — Пожалуйста, давай уйдем...

    Мы медленно двигались к дому. Молчали. Она ни о чем не расспрашивала, даже об университете, как следовало бы матери этого мира.

    После пышных и ярких нарядов несравненной Марики мамино платье казалось еще серей и оскорбительней.

    — Ты такая загорелая, — сказал я, — такая красивая. Я думал увидеть старушку, а ты такая красивая...

    — Вот как, — сказала она без интереса и погладила меня по руке. В комнате она устроилась на прежнем стуле, сидела, уставившись перед собой, положив ладони на колени, пока я лихорадочно устраивал ночлег. Себе — на топчане, ей — на единственной кровати. Она попыталась сопротивляться, она хотела, чтобы я спал на кровати, потому что она любит на топчане, да, да, нет, нет, я тебя очень прошу, ты должен меня слушаться (попыталась придать своему голосу шутливые интонации), я мама... ты должен слушаться... я мама... — и затем, ни к кому не обращаясь, в пространство, — ма-ма... ма-ма...

    Я вышел в кухню. Меладзе в нарушение своих привычек сидел на табурете. Он смотрел на меня вопросительно.

    — Повел ее в кино, — шепотом пожаловался я, — а она ушла с середины, не захотела...

    — В кино? — удивился он. — Какое кино, кацо? Ей отдихать надо...

    — Она стала какая-то совсем другая, — сказал я. — Может быть, я чего-то не понимаю... Когда спрашиваю, она переспрашивает, как будто не слышит...

    Он поцокал языком.

    — Когда человек нэ хочит гаварить лишнее, — сказал он шепотом, — он гаварит мэдлэнно, долго, он думаэт, панимаешь? Ду-ма-эт... Ему нужна врэмя... У нэго тэперь привичка...

    — Она мне боится сказать лишнее? — спросил я. Он рассердился:

    — Нэ тэбэ, нэ тэбэ, генацвале... Там, — он поднял вверх указательный палец, — там тэбя нэ било, там другие спрашивали, зачэм, почэму, панимаэшь?

    — Понимаю, — сказал я.
    94c52fc21d5b5ac744bd98271db234a8
    (550x396,
    88Kb)
    Я надеюсь на завтрашний день. Завтра все будет по-другому. Ей нужно сбросить с себя тяжелую ношу минувшего. Да, мамочка? Все забудется, все забудется, все забудется... Мы снова отправимся к берегам голубого Дуная, сливаясь с толпами, уже неотличимые от них, наслаждаясь красотой, молодостью, музыкой.... да, мамочка?..

    — Купи ей фрукты... — сказал Меладзе.

    — Какие фрукты? — не понял я.

    — Черешня купи, черешня...

    ...Меж тем и сером платьице своем, ничем не покрывшись, свернувшись калачиком, мама устроилась на топчане. Она смотрела на меня, когда я вошел, и слегка улыбалась, так знакомо, просто, по-вечернему.

    — Мама, — сказал я с укоризной, — на топчане буду спать я.

    — Нет, нет, — сказала она с детским упрямством и засмеялась...

    — Ты любишь черешню? — спросил я.

    — Что? — не поняла она.

    — Черешню ты любишь? Любишь черешню?

    — Я? — спросила она...

    Письмо к маме

    Ты сидишь на нарах посреди Москвы.
    Голова кружится от слепой тоски.
    На окне - намордник, воля - за стеной,
    Ниточка порвалась меж тобой и мной.

    За железной дверью топчется солдат...
    Прости его, мама: он не виноват,
    Он себе на душу греха не берет -
    Он не за себя ведь - он ведь за народ.

    Следователь юный машет кулаком.
    Ему так привычно звать тебя врагом.
    За свою работу рад он попотеть...
    Или ему тоже в камере сидеть?

    В голове убогой - трехэтажный мат...
    Прости его, мама: он не виноват,
    Он себе на душу греха не берет -
    Он не за себя ведь - он за весь народ.

    Чуть за Красноярском - твой лесоповал.
    Конвоир на фронте сроду не бывал.
    Он тебя прикладом, он тебя пинком,
    Чтоб тебе не думать больше ни о ком.

    Тулуп на нем жарок, да холоден взгляд...
    Прости его, мама: он не виноват,
    Он себе на душу греха не берет -
    Он не за себя ведь - он за весь народ.

    Вождь укрылся в башне у Москвы-реки.
    У него от страха паралич руки.
    Он не доверяет больше никому,
    Словно сам построил для себя тюрьму.

    Все ему подвластно, да опять не рад...
    Прости его, мама: он не виноват,
    Он себе на душу греха не берет -
    Он не за себя ведь - он за весь народ.

    Декабрь, 1985

  • 29 июл 2018 15:41

    Уважаемый Юрий, я имела в виду несколько иное. А.Солженицын приобрел оглушающую популярность после "Архипелаг Гулаг" благодаря трем факторам. Во-первых, таланту (не гению, но все-таки), во-вторых, тому, что в России поэт всегда был больше, чем поэт, а публика за неимением других развлечений была самой читающей (И вы правы, все изменилось и качественно, и количественно). Но третье, и самое главное - тема, которая ОЧЕНь трогала всех.
    Если бы теперь умным и честным талантливым автором было напечатано что-нибудь подобное Архипелагу по боли, которая отзывается в каждом сердце, и по масштабности охвата, благодаря интернету это прочитали бы во всём мире - и у автора была бы слава почище солженицевской, по-моему.

  • 29 июл 2018 13:57

    "Я просто уверена, что "массовый спрос ("социальный заказ") на серьёзную и масштабную литературу" существует всегда". Ув. Vino4, спасибо за внимание к моему комменту. Вы, по-видимому, считаете, что художественная проза сохранит в будущем своё общественно-политическое значение. Я же думаю, что она в недалёком будущем станет предметом интереса только для узкого круга любителей-ценителей (как поэзия или театр сегодня).

  • 27 июл 2018 09:25

    Виктор Андреевич Горенко - американский брат Анны Ахматовой---
    Когда Лев Николаевич Гумилев, сын Анны Ахматовой и Николая Гумилева, жил в 1970-е годы в Ленинграде, в его почтовом ящике время от времени оказывались письма из Нью-Йорка. Соседи называли их «привет от американского дяди». И это было действительно так — письма писал Виктор Андреевич Горенко, младший брат Анны Андреевны.
    Виктор родился в 1896 году, младшим ребенком в семье Андрея Антоновича Горенко и его жены Инны Эразмовны Стоговой. В июле 1916 года окончил Морской Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича корпус — и это оказался последний предреволюционный выпуск офицеров Российского флота. Мичман Виктор Горенко был направлен в Черноморский флотский экипаж, получив назначение на эскадренный миноносец «Зоркий». Когда «Зоркий» в 1916 году уходил в море, Анна Ахматова и ее сестра Ия провожали миноносец с Графской пристани Севастополя. Это была их последняя встреча с братом.
    Шла Первая мировая. «Зоркому» было предписано нести охранную службу у западных берегов Черного моря. Но в декабре 1917 года здесь начались кровавые революционные события. Восставшие матросы арестовывали и расстреливали офицеров. Во время этих событий Виктор исчез. Семья была уверена в его гибели — Анне рассказали, что «тела расстрелянных сбросили с мола в море». Она написала стихи:
    Для того ль тебя носила
    Я когда-то на руках,
    Для того ль сияла сила
    В голубых твоих глазах!
    Вырос стройный и высокий,
    Песни пел, мадеру пил,
    К Анатолии далекой
    Миноносец свой водил.

    На Малаховом кургане
    Офицера расстреляли.
    Без недели двадцать лет
    Он глядел на Божий свет.
    Но ему удалось спастись. Моряк-вестовой, пожалевший юного мичмана, предупредил его об опасности. Виктор незаметно сошел на берег и пешком, в штатском, добрался до Бахчисарая. Оттуда он перебрался во Владивосток. Служил в Морской роте Штаба командующего колчаковской Сибирской флотилией. После расстрела Колчака оказался в Александровске-на-Сахалине. Здесь он познакомился с Ханной Вульфовной Райцын, дочерью аптекаря, во время Гражданской войны потерявшей всю свою семью. В 1922 году они поженились.
    Ханна Вульфовна рассказывала, что Виктор был человек невозмутимый, решительный и с большим чувством юмора. В бытность на Сахалине сосед по дому позвал ее с мужем в гости. Стояли пасхальные дни, и у соседа был родственник из деревни, крестьянин. Беседуя с Виктором Андреевичем, этот крестьянин неожиданно спросил: «А вы не из жидов будете?» — «Нет, — мягко ответил Виктор Андреевич, — мы из людоедов».
    В мае 1925 года Северный Сахалин стал советским и воссоединился с Россией. Только теперь у Виктора появилась возможность сообщить родным, что он жив. Однако при новой власти он, бывший офицер, стал «лишенцем». Виктор не мог найти работы, а опасность ареста нарастала с каждым днем. И, перейдя границу, они с женой оказались в Шанхае. Ханна Вульфовна освоила английский и работала фармацевтом. Виктор Андреевич ходил на торговых судах грузовым помощником капитана, работал на берегу в торговых фирмах.
    Живя за границей, Виктор Андреевич по изредка доходящим новостям с трепетом следил за судьбой сестры. Он не писал ей писем, понимая, как это опасно. Но, узнав о блокадном голоде в Ленинграде, они с женой отправили Анне Андреевне несколько продуктовых посылок, наивно полагая, что они могут дойти. Он знал и о роковом постановлении ЦК ВКП(б) 1946 года, грубо оскорбляющем сестру, и глубоко переживал это.
    В 1948 году Виктор Горенко решил круто поменять свою жизнь и уехал в США. С женой они разошлись и больше никогда не виделись. В Штатах он стал security guard — сотрудником охраны личной безопасности. Например, в 1949 году он охранял Дмитрия Шостаковича, который принимал участие в Американском конгрессе деятелей науки и культуры. И именно через Шостаковича он впервые дал знать о себе сестре.
    Другой связующей нитью со временем стала Ханна Вульфовна, которая уехала из Шанхая в Ригу, где у нее были родственники. В 1960-е она каждое лето приезжала из Риги в Ленинград, жила вместе с Ахматовой в Комарове. Их трогательной дружбе Иосиф Бродский посвятил строки:

    В деревянном доме, в ночи
    беззащитность сродни отрешенью;
    обе прячутся в пламя свечи...
    Теперь Виктор мог посылать Анне Андреевне весточки и подарки. Правда, получив в конце 1950-х первое письмо, Анна Андреевна испугалась и, чтобы предупредить неприятности, отнесла его в КГБ. Там ей в вежливой форме ответили, что «переписываться или нет с американским родственником — это ее личное дело». Однако брату она тогда так и не написала — считала, что ее письмо в Америку стало бы реальной угрозой для только что вернувшегося из ГУЛАГа сына. Лишь в 1963-м, прислушавшись к совету Эренбурга, она коротко ответила брату.
    Это было ее первое письмо за 37 лет — предыдущее она писала брату еще на Сахалин. Сдержанный тон этого письма, а также предшествовавшее ему долгое молчание обидели брата.
    «Моя родная сестра, которую я очень любил, относилась ко мне с наплевательной точки зрения. То, что я остался живой в декабре 1917 г., она, бедняжка, понимала как какой-то скандал, о котором лучше не говорить. Когда я из Нью-Йорка писал ей и посылал подарки, она не хотела даже мне писать...». «Моя дорогая сестра, которую я очень любил, к сожалению, жила по принципу „Пляши, враже, як пан каже“. Для моей дорогой сестры было большой неожиданностью найти меня живым после стольких лет, но, чтобы не разгневать строителей социализма, она решила не отвечать на мои письма. Она закаменела, словно стена».
    Гораздо более близкие отношения у него сложились с племянником Львом, которому он начал писать сразу после известия о смерти Ахматовой в 1966 году. Они вели довольно активную переписку, при этом Виктор живо интересовался жизнью в СССР: «Мне, конечно, интересно, как ты живешь и как вообще жизнь в твоей деревне». «Правда ли, что в Ленинграде активно работает «самиздат?». «Мы много читаем в газетах об Аквитании (так иронически Виктор называл СССР) и евреях, которые хотят выехать в Израиль. Трудно понять, что правда, а что пропаганда». До него доходили сведения об ужасах сталинских репрессий — и он спрашивал, как же сами жители «Аквитании» могли их допустить. «Какое счастье, что я с аквитанцами никаких дел не имею. Какое счастье, что я гражданин Соединенных Штатов и умру под флагом полос и звезд», — писал он с гордостью.
    Оборвалась переписка незадолго до смерти Виктора Андреевича, последовавшей 4 февраля 1976 года. Одно из последних своих писем он подписал: «Твой стрелянный, но не дострелянный дядя».

  • 26 июл 2018 10:27

    Facebok подверг цензуре картины гениального фламандского художника Питера Пауля Рубенса.Его картины с обнаженными фигурами сочли не искусством,а <порнографией>.Посетителей музея В Антверпене решили оградить <от пагубного влияния> созерцания этих шедевров.Даже картина "Снятие с креста" попала в число запретных полотен.Даже в эпоху религиозного фанатизма и ханжества не было такого идиотизма,по другому не могу выразиться.Что же будет дальше?....Можно посмотреть на YouTube-* Запрещённый контент или искусство? — картины Рубенса попали под цензуру Facebook *
    ---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
    ПИТЕР ПАУЛЬ РУБЕНС(1577-1640).
    Питер Пауль Рубенс (нидерл. Pieter Paul Rubens) 28 июня 1577, Зиген — 30 мая 1640, Антверпен) — плодовитый фламандский живописец, как никто другой воплотивший подвижность, безудержную жизненность и чувственность европейской живописи эпохи барокко. Творчество Рубенса — органичный сплав традиций брейгелевского реализма с достижениями венецианской школы. Хотя на всю Европу гремела слава его масштабных работ на мифологические и религиозные темы, Рубенс был также виртуозным мастером портрета и пейзажа.
    "История искусства не знает ни единого примера такого универсального таланта, такого мощного влияния, такого непререкаемого, абсолютного авторитета, такого творческого триумфа", - писал о Рубенсе один из его биографов
    Фламандский живописец, глава фламандской школы живописи эпохи барокко, архитектор, государственный деятель и дипломат. Руководил обширной мастерской, выполнявшей по заказам европейской аристократии многочисленные монументально-декоративные композиции. Собственноручно создал большое количество произведений: портреты, пейзажи, аллегории, мифологические и религиозные картины, монументальные алтарные композиции для антверпенских церквей. Рубенсу принадлежат многочисленные рисунки (зарисовки голов и фигур, изображения животных, эскизы композиций). Творчество Рубенса оказало заметное влияние на развитие европейского искусства XVII—XIX вв.
    Питер Пауль Рубенс родился в Германии, в семье юриста, эмигранта из Фландрии. Художник происходил из старинной семьи антверпенских граждан, его отец Ян Pубенс, бывший в эпоху правления герцога Альбы старшиною города Антверпена, за свою приверженность к реформации попал в проскрипционные списки и был вынужден бежать за границу.
    автопорт
    Сначала он поселился в Кельне, где вошел в близкие отношения к Анне Саксонской, супруге Вильгельма Молчаливого, эти отношения вскоре перешли в любовную связь, которая была открыта. Яна посадили в тюрьму, откуда он был выпущен лишь после долгих просьб и настояний своей жены, Марии Пейпелинкс.
    Местом ссылки был назначен ему небольшой городок Нассауского герцогства, Зиген, в котором он и провел со своей семьей 1573 - 78 гг., и где, вероятно, 28 июня 1577 г., родился будущий великий живописец. Детство Петера Рубенса протекло сначала в Зигене, а потом в Кельне, и лишь в 1587 г., после смерти Яна Pубенса, его семья получила возможность возвратиться на родину, в Антверпен.
    Питера вместе с братом Филиппом отдают в латинскую школу, давшую юношам основы гуманитарного образования. Общее образование Рубенс получил в Иезуитском коллегии, после чего служил пажом у графини Лалэнг. В возрасте 13 лет Питер начинает обучаться живописи. Его учителями по ее части были Тобиас Вергагт, Адам ван Ноорт и Отто ван Вэн, работавшие под влиянием итальянского Возрождения и сумевшие, особенно последний, вселить в молодом художнике любовь к всему античному. В 1598 г. Рубенс был принят свободным мастером в антверпенскую гильдию св. Луки, а весной 1600 г., по установившемуся издавна обычаю нидерландских живописцев, отправляется оканчивать свое художественное образование в Италию, где изучает произведения Тициана, Микеланджело, Рафаэля, Караваджо
    В конце 1601 г. художнику было предложено место при дворе Винченцо I Гонзага, герцога Мантуанского. В обязанности Рубенса входило копирование полотен великих мастеров. У герцога художник оставался на службе в течение всего своего пребывания в Италии. По поручению герцога, он посетил Рим и изучал там итальянских мастеров, после чего, прожив некоторое время в Мантуе, был послан с дипломатическим поручением в Испанию.
    Слава талантливого художника приходит к нему неожиданно. По просьбе герцога Рубенс везет ценные подарки испанскому королю Филиппу III. В дороге случается неприятность: дождь безнадежно испортил несколько картин, исполненных Пьетро Факкетти, и Рубенсу приходится взамен писать свои собственные. Картины производят впечатление, и Рубенс тут же получает свой первый заказ — от первого министра короля герцога Лермы. Композиция (на которой герцог изображен сидящим верхом на коне) имеет оглушительный успех, и слава Рубенса разносится по европейским королевским дворам.
    В итальянский период своей деятельности, Pубенс, по-видимому, не стремился к самостоятельному творчеству, а лишь проходил серьезную подготовительную школу, копируя те из картин, которые нравились ему наиболее. В это время было им исполнено лишь небольшое число самостоятельных работ, из коих следует назвать: "Воздвижение Креста", "Терновый венец" и "Распятие" (1602; в госпитале в Грассе), "Двенадцать апостолов", "Гераклита". "Демокрита" (1603, в мадридском муз. дель Прадо), "Преображение" (1604; в муз. Нанси), "Св. Троицу" (1604, в мантуанской библиотеке), "Крещение" (в Антверпене), "Св. Григория" (1606, в гренобльском музее) и три картины, изображающие Богоматерь, с предстоящими ей святыми (1608, в Кьеза-Нуова, в Риме).
    В 1608 г., получив известие о тяжелой болезни матери, Рубенс спешно возвращается в Антверпен. Поспешно покинув Рим, он явился на родину, но уже не застал матери в живых. Несмотря на данное Рубенсом мантуанскому герцогу обещание вернуться в Италию, он остался на родине.
    В 1609 г. он соглашается занять должность придворного живописца при правительнице Фландрии Изабелле Австрийской. Осенью того же года Питер женится на аристократке Изабелле Брандт., дочери Джона Брандта, секретаря городского суда. От этого брака родилось трое дете
    В ранний период творчества Рубенс пишет парадные портреты в духе нидерландских традиций XVI в. («Автопортрет с Изабеллой Брандт»). В 1610-е гг. исполняет алтарные образы в духе барокко для антверпенского собора и городских церквей («Водружение креста», «Снятие с креста»). Еще ранее, в 1609 г., он устроил у себя обширную мастерскую, в которую молодые художники стекались толпою отовсюду. Большая мастерская, здание которой он спроектировал в стиле генуэзского палаццо (восстановлено в 1937–1946), вскоре стала общественным центром и достопримечательностью Антверпена.
    В эту пору им были написаны: "Обращение св. Бавона" (для церкви св. Бавона, в Генте), "Поклонение волхвов" (для церкви св. Иоанна в Мехельне) и колоссальное изображение "Страшного суда" (в мюнхенской Пинакотеке). В 1612—20 гг. складывается зрелый стиль художника. В этот период он создает многие из лучших своих работ: мифологические картины («Персей и Андромеда», «Похищение дочерей Левкиппа», «Союз Земли и Воды», «Венера перед зеркалом», «Битва греков с амазонками»); сцены охоты («Охота на гиппопотама и крокодила»); пейзажи («Возчики камней»)
    В этот же период Рубенс выступил в качестве архитектора, построив отмеченный барочной пышностью собственный дом в Антверпене. К концу 1610-х гг. Рубенс получил широкое признание и известность. Обширная мастерская художника, в которой работали такие крупные живописцы, как А. ван Дейк, Я. Йорданс, Ф. Снейдерс, выполняла по заказам европейской аристократии многочисленные монументально-декоративные композиции. В общей сложности из мастерской Рубенса вышло три тысячи картин.
    В 1618 г., из-под его кисти вышли "Чудесный лов рыбы" (в церкви Богоматери, в Мехельне), "Охота на львов" (в мюнхенской Пинакотеке), в 1619 г. "Последнее причащение св. Франциска" (в антверпенском музее), "Битва амазонок" (в мюнхенской Пинакотеке) и 34 картины для антверпенской церкви иезуитов, уничтоженные в 1718 г. пожаром, за исключением трех, хранящихся ныне в венском музее.
    В 1620-е гг. Рубенс создает цикл картин, заказанных французской королевой Марией Медичи и предназначенных для украшения Люксембургского дворца («История Марии Медичи»), пишет парадные аристократические портреты («Портрет Марии Медичи», «Портрет графа Т. Эренделя с семьей»), исполняет ряд интимно-лирических портретов («Портрет камеристки инфанты Изабеллы»), создает композиции на библейские темы («Поклонение волхвов»). Он написал для Марии Медичи цикл аллегорических панно на сюжеты из ее жизни и выполнил картоны для гобеленов по заказу Людовика XIII, а также начал цикл композиций с эпизодами из жизни французского короля Генриха IV Наваррского, так и оставшийся незавершенным. Блестяще образованный, владеющий несколькими языками, Рубенс довольно часто привлекался испанскими правителями для выполнения дипломатических миссий
    Вторая половина жизни Рубенса прошла по большей части в путешествиях, которые он совершал в качестве посла своего государя. Так он трижды ездил в Париж, посетил Гаагу (1626), побывал в Мадриде (1628) и Лондоне (1629).
    После смерти супруги, в 1627—30 гг., художник посещает Голландию, Францию, затем едет в Мадрид и Лондон с поручениями дипломатического характера. Он встречается с Карлом I, герцогом Бекингемом, Филиппом IV, кардиналом Ришелье, способствует заключению мирного договора между Испанией и Англией, за что испанский король пожаловал ему титул государственного советника, а английский — дворянство.
    Во время путешествий Рубенс пишет портреты царственных и просто высокопоставленных особ: Марии Медичи, лорда Бекингема, короля Филиппа IV и его супруги Елизаветы Французской. В Мадриде им написан ряд портретов членов королевского семейства, исполненых для пиршественной залы уатгальского дворца, в Лондоне - девять больших плафонов на сюжеты из истории короля Иакова II.
    Кроме того, трудясь в Антверпене и Брюсселе, он создал большое количество картин религиозного, мифологического и жанрового содержания, между прочим: "Поклонение волхвов" (в антверпенском музее), "Бегство Лота" (Лувр), "Христа и Грешницу" (в мюнхенской Пинакотеке), "Воскрешение Лазаря" (в берлинском музее), "Вакханалию" ( Эрмитаж), "Вакха" (там же), "Сад любви" (в мадридском музее, в дрезденской галерее), "Игру кавалеров и дам в парке" (в венской галерее), "Возчиков камней" ( Эрмитаж) и др.
    Файл:Peter Paul Rubens 031.jp
    В 1630-е гг. начался новый период творчества художника. В 1626 г. умерла первая жена Pубенса, Изабелла. После четырех лет вдовства, в 1630 г. Рубенс женится на шестнадцатилетней Елене Фоурман, дочери друга и дальнего родственника Даниеля Фоурмана. У них было пятеро детей. Рубенс отходит от политических дел и целиком отдается творчеству. Он приобретает поместье с замком (Стен) в Элевейте (Брабант) и поселяется там с молодой жено
    Время от времени художник создает декоративно-монументальные композиции, но чаще пишет небольшие картины, исполняя их собственноручно, без помощи мастерской. Его главной моделью становится молодая супруга. Рубенс запечатлевает ее в библейских и мифологических образах («Вирсавия»), создает более 20 портретов Елены («Шубка», «Портрет Елены Фурмен»). Мы узнаём её черты в «Саду любви» (1634), в «Трёх грациях» (1638) и в «Суде Париса» (1639).
    Тематика произведений этого времени разнообразна. Последние десять лет жизни Рубенса (1630 - 40) были столь же производительны, как и первые периоды его деятельности.
    В эти годы он произвел одно из лучших своих созданий знаменитый триптих "Богоматерь вручает священное облачение св. Ильдефронсу" (в венской галерее). Он продолжал работать в уатгальском дворце, исполнил по заказу брюссельских ковровых фабрикантов целую серию картонов, изображающих "Жизнь Апеллеса" (в 9 сценах), "Историю Константина" (12 сцен), "Триумф церкви" (в 9 сценах).
    Наряду с поэтическими пейзажами («Пейзаж с радугой», «Пейзаж с замком Стен»), Рубенс писал сцены деревенских празднеств («Кермесса»)
    Когда в 1635 г., через год после смерти правительницы Нидерландов инфанты Изабеллы, король Филипп IV назначил в правители этой страны своего брата, кардинала-архиепископа толедского Фердинанда, Рубенсу было поручено устройство художественной части празднеств по случаю торжественного въезда нового штатгальтера в Антверпен. По эскизам и наброскам великого художника были сооружены и расписаны триумфальные арки и декорации, украшавшие собою городские улицы, по которым следовал кортеж принца (эти эскизы - в мюнхенской Пинакотеке и в Эрмитаже). Кроме этих работ, Рубенс исполнил немало и других, например, серии охотничьих сцен для королевского дворца дель Прадо в Мадриде, картины "Суд Париса" (в лондонской национальной галерее и в мадридском музее) и "Диана на охоте" (в берлинском музее), а также целый ряд пейзажей, в том числе "Прибытие Одиссея к феакийцам" (в галерее Питти, во Флоренции) и "Радугу" (в Эрмитаже).
    Несмотря на столь кипучую свою деятельность, Рубенс находил время заниматься и другими делами. Он вел переписку с инфантой Изабеллой, Амвросием Спинолою и сэром Дудлеем-Карльтоном, увлекался коллекционированием резных камней, при чем для сочинения Пейреска о камеях рисовал иллюстрации, присутствовал при первых опытах с микроскопом, производившихся в Париже, интересовался книгопечатанием и изготовил для типографии Плантена ряд заглавных листов, обрамлений, девизов, заставок и виньеток.
    Последние произведения Рубенса — «Три грации», «Вакх» и «Персей, освобождающий Андромеду» (закончена учеником Рубенса Я. Йордансом)
    Весной 1640 г. здоровье Рубенса резко ухудшилось (он страдал подагрой), и 30 мая 1640 г. художник скончался.
    Удивительная плодовитость Рубенса (одних его картин насчитывается свыше 2000) показалась бы прямо невероятною, если бы не было известно, что ему помогали в работе его многочисленные ученики. В большинстве случаев, Рубенс изготовлял лишь эскизы, по которым другие исполняли сами картины, которые он проходил своею кистью лишь напоследок, перед сдачей заказчикам.
    Учениками-сотрудниками Рубенса были: знаменитый А. ван-Дейк, Квеллинус, Схуп, Ван Гук, Дипенбек, Ван Тюльден, Воутерс, д''Эгмонт, Вольфут, Герард, Дуффе, Франкойс, Ван Моль и др.

  • 25 июл 2018 13:20

    Неважно было это или нет,но история так тронула,что решила поделиться....
    "Это было в Японии. Одна из столичных газет в Токио поместила объявление следующего содержания: "Продаются родители: отец 70 лет, а мать 65 лет. Цена - 1000 йен, ни одной йены меньше!"
    Люди, читавшие это странное объявление, удивлялись: "Ну и времена настали! Дети уже родителей продают". Другие добавляли: "Как только власти такое допускают?!" Ну, и шуму наделало это объявление. Его обсуждали дома и на улице, словно сенсацию.
    Газета с объявлением попала в руки молодой семье, которая недавно похоронила своих любимых родителей, погибших в автокатастрофе. Они пребывали в скорби, и чье-то желание продать родителей выглядело для них кощунственным. Они представили себе, что могут чувствовать несчастные родители в этой ситуации. Чего им ждать от таких детей? Они решили выкупить стариков и окружить их своей любовью.
    Они взяли нужную сумму и отправились по указанному адресу. Когда супруги пришли на место, то увидели роскошную виллу, утопающую в цветах. Они подумали, что в объявление закралась ошибка, но все же решили позвонить.
    Им открыл пожилой господин с приятной улыбкой. Они рассказали про объявление в газете, о том, что потеряли родителей и решили выкупить престарелую пару. Они просили прощения, что потревожили господина, потому что, видимо, ошиблись адресом.
    - Нет, вы не ошиблись, заходите! - пригласил взволнованный старец. - Сейчас я позову жену.
    Он быстро вернулся с женой и стал объяснять:
    - Видите ли, мы владельцы этого дома. Есть у нас и другое ценное имущество. У нас нет детей, а нам хотелось бы оставить все это богатство хорошим людям. Вот мы и дали такое объявление. Решили, что на него откликнется только достойный человек. Честно сказать, мы сомневались, что найдется купец на такой товар. Ваше желание вам делает честь, а нам - принесло радость. Мы уверены, что вы и есть те люди, которым можем оставить все нажитое."

  • 21 июл 2018 10:03

    Одесские бабушки 5-ти голливудских звезд----
    Сегодня все они – известные на весь мир актеры, режиссеры и продюсеры,
    но эти звезды никогда бы не зажглись, если бы не их предки – выходцы из
    Одессы. Большинство голливудских актеров гордятся своими корнями, но
    некоторые предпочитают не упоминать о своих родственниках

    Леонардо ди Каприо никогда не скрывал того факта, что его бабушка, Хелен
    Инденбиркен, в девичестве была известна как Елена Степановна Смирнова.
    Большинство источников называют ее родиной Одессу, но в некоторых
    указывается Херсонская область Украины. После революции его бабушка с
    семьей эмигрировала в Германию, где оставалась во время Второй мировой
    войны. Мать будущей звезды Голливуда родилась в бомбоубежище во время
    авианалета. Свою фамилию Лео унаследовал от отца с итало-немецкими корн

    После окончания войны Елена Степановна с мужем переехали в США. Когда в
    1974 г. у нее появился внук, она стала для него самым близким человеком
    и постоянно находилась рядом с ним. Леонардо ди Каприо всегда говорил о
    бабушке с большой любовью и уважением и часто появлялся перед камерами
    вместе с ней. Актер восхищался ее силой воли и был уверен в том, что ее
    характер закалили испытания, пережитые в молодости: "Для меня бабушка –
    воплощение внутренней силы и цельности. Она прошла через нищету, войну и
    эмиграцию. Бабушка, дедушка и остальные родственники с их стороны – люди
    с трудной судьбой, которая их не сломала". В интервью ди Каприо
    неоднократно заявлял о том, что именно ее воспитание во многом
    сформировало его как личность. Он сильно горевал, когда в 2008 году
    любимая бабушка ушла из жизни в возрасте 93 лет

    Актер, режиссер и продюсер Сидни Поллак, получивший премию "Оскар" за
    фильм "Из Африки" и номинацию за комедию "Тутси", тоже родился в
    эмигрантской семье – и его дедушка с бабушкой, и родители были одесскими
    евреями. Но сам Сидни Поллак родился в штате Индиана и считал себя
    стопроцентным американцем. "Для меня давняя эмиграция родителей из
    Одессы – исключительно из области семейных преданий", – говорил он.

    Вот у кого сложно заподозрить одесские корни, так это у Вупи Голдберг,
    но это действительно так. Ее прабабушка по материнской линии тоже была
    родом из Одессы, где она прожила половину своей жизни. Эмигрировав в
    США, она поселилась в Нью-Йорке. Актриса всегда подчеркивала, что своим
    характером обязана предкам: "Все женщины в моем роду были сильными
    личностями. Они никогда не называли себя феминистками, не произносили
    громких слов, но все, что происходило внутри семьи – случалось по их
    инициативе. От них я унаследовала привычку ко всем неприятностям
    относиться с юморо

    Звезда Голливуда Стивен Спилберг, режиссер фильмов "Список Шиндлера",
    "Индиана Джонс", "Назад в будущее", не любит говорить о своих предках и
    их родине – из-за драматических обстоятельств, заставивших их
    эмигрировать. Бабушка режиссера по материнской линии – одесситка. Вместе
    с семьей она выехала из страны во время холокоста. Хотя Спилберг не
    любит вспоминать об этих трагических событиях, но своих корней не
    отрицает и признается, что любимым блюдом в их семье долгие годы был бо

    По отцу актер Сильвестр Сталлоне – сицилиец, а вот его мать была
    франко-еврейского происхождения с одесскими корнями. Семья его бабушки
    Розы владела ювелирным магазином в Одессе. После революции они
    эмигрировали сначала во Францию, а потом в США. В середине 1980-х гг.
    мать Сталлоне с помощью Михаила Горбачева разыскала своих одесских
    родственников и побывала на родине. Актер признавался: "Я вдруг
    почувствовал, что во мне намного больше материнских, чем итальянских
    отцовских генов".

  • 20 июл 2018 14:17

    Соженицын,человек,написавший доносы на 52-х листах,из-за которого расстерляли 23 янвая 1952г.960 заключённых в Экибазстуском лагере. Всю жизнь живущий *не по лжи*,предаий свою первую жену Решетникову Наталью Алексеевну (есть её мемуары),и предававший всех,кто был с ним несогласен,чтобы не писал, ни как,не заслуживает ни доверия,ни уважения.В сети много материалов о "великом писателе и совести нации",документально доказывающих его истиный облик предаля.Но у всех свои предпочтения и герои....-Одна из цитат нобелевца- «Отмываться всегда трудней, чем плюнуть. Надо уметь быстро и в нужный момент плюнуть первым». (А.Солженицын «Март семнадцатого»)----
    Если кому-то интересно,есть большая статья " Солженицын - классик лжи и предательства."

  • 20 июл 2018 12:30

    Безусловно, у каждого свои предпочтения, но про то, что Солженицын - великий писатель - это, по-моему, другая крайность. "Красное колесо" скорее всего никто, кроме историков-профессионалов, не прочел, потому что это скучно. "Солженицын собрал и обработал огромный историко-архивный материал, глубоко осмыслил величайшие события российской истории" - глубокое ему за это уважение, но это делает его в лучшем случае публицистом. Я просто уверена, что "массовый спрос ("социальный заказ") на серьёзную и масштабную литературу" существует всегда. И если бы сейчас появилось талантливое, ЧЕСТНОЕ обобщающее исследование на какую-то важную для каждого тему - это было бы оценено.

  • 20 июл 2018 11:51

    Значение имеет абсолютно все - и жизнь, и творчество человека, и то, как он дорожит своей репутацией. В этой истории, значение имеет фигура маститого писателя Солженицына, который закончил свой творческий путь насквозь лживым опусом "200 лет вместе" – я читала. Сравнение с Л.Н. Толстым не выдерживает критики.

  • 19 июл 2018 12:35

    АНАТА КРИСТИ:--
    Агата Мэри Кларисса Мэллоуэн, урождённая Миллер, более известна по фамилии первого мужа как Агата Кристи. (15 сентября 1890 — 12 января 1976)
    Младшая дочь в почтенном английском семействе, Агата Мэри Кларисса Миллер получила домашнее образование, как многие ее современницы.
    В Первую мировую войну работала медсестрой в госпитале, затем — фармацевтом в аптеке. Медицинские познания очень пригодятся девушке впоследствии — стоит вспомнить, с каким знанием описаны отравления и лекарственные препараты в детективах Кристи.
    Агата вышла замуж по любви и сменила девичью фамилию на ту, которую впоследствии будет знать весь мир. Счастливая женщина родила дочь – Розалинду, и, неожиданно для всех, взялась за перо.
    В 1920 году опубликован небольшим тиражом первый роман «Таинственное происшествие в Стайлз».
    А в наше время книги Агаты Кристи наиболее часто (после Библии и произведений Шекспира) издаются на нашей планете.
    Женщина, которая стала символом Англии, да и, пожалуй, иконой остросюжетной прозы, оставила почитателям своего таланта немало загадок и тайн. Биографы писательницы стараются их разгадать до сих пор.
    Первая загадка в биографии великой англичанки — ее таинственное исчезновение в декабре 1926 года.
    Этот год стал для Агаты катастрофическим: сначала умерла обожаемая мать, затем любимый муж признался в измене и ушел к молодой разлучнице. И начинающая писательница неожиданно пропадает...
    Ее искали 11 дней, пока, наконец, не обнаружили в маленьком отельчике, где Кристи зарегистрировалась под фамилией…любовницы мужа. Которого, кстати, полиция все это время подозревала в убийстве жены.
    В 1934 году опубликовывается роман «Незаконченный портрет», в котором Агата, скрываясь за псевдонимом Мэри Вестмакотт, описывает события, которые когда-то произошли с ней в реальной жизни (исчезновение из дома).
    После смерти матери и своего развода Агата Кристи начинает работать с удвоенной энергией. Романы выходят один за другим, а ее имя становится все более известным. Писательница отправляется в путешествия.
    Во время одного своего путешествия Агата приезжает на раскопки в Ирак, где знакомится с помощником начальника экспедиции Максом Мэллоуэном.
    Несмотря на большую разницу в возрасте (14 лет), он влюбился в красивую и остроумную англичанку. В 1930 году они поженились. С этого момента для Агаты Кристи начался период "сорока пяти лет любви и радостного сотрудничества", как в мемуарах после ее смерти напишет сам Мэллоуэн. Именно тогда были созданы самые любимые читателями романы, до сих пор считающиеся верхом мастерства.
    Однако брак с новым супругом не уберег писательницу от мистической истории, принесшей немало горя.
    Сегодня загадка "хрустальных черепов" (артефактов, найденных в Южной и Центральной Америке, а также на раскопках в Месопотамии) является одной из самых известных в археологии.
    Первый такой череп нашел английский археолог Альберт Митчелл-Хеджес в 1927г.
    "Хрустальным черепам", выполненным из цельного куска кварца, приписывают различные магические свойства, их изучают ученые и экстрасенсы, а некоторые исследователи предполагают их неземное происхождение. Одно точно — необычные свойства этих артефактов, влияющих на человеческий организм.
    Но в 1933 году про их магические свойства еще никто ничего не знал.
    Поэтому, когда маленькая экспедиция, состоящая из Мэллоуэна, Агаты Кристи и еще одного молодого англичанина, на раскопках обнаружила такой же череп (фактически идентичный извлеченному в развалинах древнего алтаря на территории Гондураса), то супруги рассматривали его как находку, интересную лишь с научной точки зрения.
    Как и все прочие найденные ценности, череп хранился в палатке супругов. Здесь же он и проявил свои зловредные качества.
    Дело в том, что сорокатрехлетняя Агата Кристи была беременна. Конечно, когда муж узнал об "интересном положении" жены, то он хотел немедленно отправить ее в Англию. Однако женщина, зная, как нужны в экспедиции рабочие руки, отказалась уехать. И вот ночью после находки черепа с писательницей произошло нечто странное — ее охватило необъяснимое волнение, похожее на то, которое появлялось на спиритических сеансах у ее покойной матери. Затем у Агаты поднялась температура, и к утру она потеряла ребенка.
    Последней загадкой в жизни писательницы стало ее предсмертное "свидание" с миром зазеркалья. В 1976 году зимой Мэллоуэн отлучился из дома на несколько дней, а вернувшись, обнаружил повсюду страшный беспорядок. Обеспокоенный мужчина принялся искать жену и обнаружил ее в кресле на кухне. Женщине было очень плохо. Но Макса больше всего поразило то, что Агата держала в руках старинное зеркало — то самое, на котором гадала ее мать во время спиритических сеансов...
    Несмотря на усилия врачей, через несколько дней писательница скончалась, оставив своим поклонникам помимо своих жизненных тайн множество литературных загадок. Тех самых, что так изящно разгадывают Эркюль Пуаро, мисс Марпл и другие детективы, рожденные пером Агаты Кристи.
    Повторно Агата Кристи вышла замуж за Макса Мэллоуна, археолога, и стала часто участвовать в экспедициях вместе с мужем. Основное направление, которое они изучали – Восток. И эти два хобби – яды и Восток, постоянно фигурируют в произведениях Кристи. Её книги изобилуют описаниями ядов, их действия, и симптомов отравления ими. 83 преступления в её произведениях были совершены посредством отравления.
    Благодаря писательнице, в 1997 году в Лондонской больнице была спасена девочка, доставленная с непонятными симптомами. Доктора никак не могли поставить диагноз, пока одна из медсестёр, накануне читавшая роман «Вилла «Белый конь», не предположила, что это отравление таллием, редким тяжёлым металлом.
    Кристи опубликовала более 60 детективных романов и 19 сборников рассказов. Ее переводили на другие языки больше всех других английских авторов, за исключением Шекспира.
    Искусно построенные произведения Кристи отличает поразительное умение направить читателя по неверному следу. В числе ее лучших романов: «Убийство в Восточном экспрессе» (1934), «Багдадская встреча» (1957), «Что видела миссис Макгилликадди» (1957); из поздних романов следует выделить «Ночную тьму» (1968), «Вечеринку на Хэллоуин» (1969) и «Врата судьбы» (1973).
    Кристи удачно выступала и как драматург – 16 ее пьес поставили в Лондоне, по некоторым были сняты фильмы. Выдающимся успехом пользовались «Свидетель обвинения» и «Мышеловка», поставленная в 1952 в Лондоне и выдержавшая наибольшее число представлений за всю историю театра.

  • 19 июл 2018 01:55

    Безусловно, у каждого свои предпочтения, но про то, что Солженицын - великий писатель - это, по-моему, другая крайность. "Красное колесо" скорее всего никто, кроме историков-профессионалов, не прочел, потому что это скучно. "Солженицын собрал и обработал огромный историко-архивный материал, глубоко осмыслил величайшие события российской истории" - глубокое ему за это уважение, но это делает его в лучшем случае публицистом. Я просто уверена, что "массовый спрос ("социальный заказ") на серьёзную и масштабную литературу" существует всегда. И если бы сейчас появилось талантливое, ЧЕСТНОЕ обобщающее исследование на какую-то важную для каждого тему - это было бы оценено.

  • 18 июл 2018 21:24

    Трезво оценивать личность Солженицына вовсе не значит выливать на него столько грязи. Тон у статьи неприятно базарный, как будто у автора жену увели или того похуже. А строчка "когда ему не дали Ленинскую премию,потому что был снят Хрущев,он обозлился на всех и вся,и стал громить советскую власть" вообще автора с головой выдает...

  • 18 июл 2018 20:25

    Каким был Солженицын человеком и пр., не имеет значения. Но, на мой взгляд, он был последним в русской литературе великим писателем. Писателей такого масштаба больше не будет. Не потому, что оскудела талантами земля русская, а потому, что нет и не будет больше никогда массового спроса ("социального заказа") на серьёзную и масштабную литературу. Солженицын собрал и обработал огромный историко-архивный материал, глубоко осмыслил величайшие события российской истории. Его по праву можно назвать великим писателем - писателем, которого я поставил бы выше Льва Толстого. Я имею в виду, конечно, "Красное колесо", которое в полном объёме (10 томов) прочитали далеко не все из тех, кто его критикует. Большинство этих критиков - повторяют мифы советской пропаганды или просто следуют популярной в 1970-ых годах формуле: "не читал, но осуждаю". "200 лет вместе" - я не читал, обсуждать не буду.

  • 18 июл 2018 13:54

    АЛЕКСАНДР ИСАЕВИЧ СОЛЖЕНИЦЫН (1918 - 2008)---"жизнь не по лжи"----
    "Ни одна сука из "прогрессивного человечества" не должна подходить к моему архиву. Запрещаю писателю Солженицыну и всем, имеющим с ним одни мысли, знакомиться с моим архивом. Я надеюсь сказать свое слово в русской прозе, а не появиться в тени такого дельца, как Солженицын... Считаю его недостойным прикоснуться к такому вопросу, как Колыма. После общения с Солженицыным я чувствую себя обокраденным, а не обогащенным".
    Варлам Тихонович Шаламов, из записных книжек.
    Автор цитаты – писатель Варлам Шаламов, прошедший двадцать лет лагерей, автор знаменитых "Колымских рассказов". Отчасти именно ему обязан своим успешным дебютом наш герой, издавший в 1959 году повесть "Один день Ивана Денисовича". Оба упомянутых произведения сейчас входят в школьную программу по литературе, но Солженицын считается одним из её "столпов", что далеко не случайно. В первые годы, видя в ранних произведениях Солженицына ростки большого таланта, Шаламов поддерживал его, что можно видеть по их переписке. Но тем только горше было разочарование, когда из писателя Солженицын превратился в заангажированного публициста. Но что же привело к такому исходу?
    Александр Исаевич Солженицын был по жизни весьма везучим человеком – сын крестьянина-кулака, он сумел выучиться на физфаке МГУ. Мобилизованный в 1942 году на фронт, попал на относительно непыльную должность командира батареи звуковой разведки. Именно там и написал злосчастное письмо приятелю, которое и послужило причиной его заключения, где назвал Сталина “Паханом”, а Ленина “Вовкой”. По современным понятиям, к слову, ничего такого криминального и архиопппозиционного. Но если приятель Солженицына попал под Воркуту, то сам будущий писатель попал в относительно комфортную Бутырскую тюрьму, а затем и в "шарашку" – исследовательский центр, в котором на относительно сносных условиях работали заключённые специалисты. Если же сравнивать с Шаламовым, проведшим 20 лет на Колыме, то Солженицын и вовсе легко отделался. Но дело даже не в этом.
    Выйдя на свободу, довольно скоро Солженицын смекнул, что из его тюремных страданий можно извлечь неплохой капиталец – особенно если издать за рубежом что-нибудь скандальное. И, вопреки растиражированному лозунгу Солженицына "жить не по лжи", в своих дальнейших произведениях, в особенности "Архипелаг ГУЛАГ" и "Красное колесо", он не останавливался перед ложью – лишь бы доказать правоту своей позиции, а заодно и пощекотать нервы западному читателю. Прикрашивание действительности можно найти ещё в "Одном дне Ивана Денисовича", но в мелких деталях, за что Шаламов тогда ещё мягко журит молодого писателя. Но настоящим апофеозом лжи можно считать "Красное колесо", в котором Солженицын опускается до повторения самых диких теорий заговора касательно революции в России, и пронизанную антисемитизмом книгу "200 лет вместе".
    Самое интересное, что в диссидентских кругах сложился настоящий культ личности Солженицына – для едва ли не большинства этой среды критика "неполживого" писателя считалась равноценной сотрудничеству с КГБ. Это тем более абсурдно,так как сам Солженицын в ходе заключения не брезговал сотрудничать с органами.
    Проблема была не только в моральных качествах Солженицына, но и в том, что он пропагандировал далеко не безобидные политические идеи, будучи главой консервативного, "почвеннического" крыла диссидентского движения. Почвенники хотели вернуть Россию в её отсталое, дореволюционное состояние, вогнать народ обратно в средневековье, чем они и приглянулись новым элитам нашей страны. И уже современникам бросалось в глаза то, что Солженицын никакой не демократ, а сторонник авторитарной власти. Эту особенность подметил ещё Владимир Войнович, выведший Солженицына в своей антиутопии “Москва-2042” в роли Сим Симыча Карнавалова.
    Ну а культ личности Солженицына перекочевал и в новую Россию, причём увековечивание его памяти началось ещё при жизни. Ещё при жизни Солженицына в Рязани был создан музей писателя, а сам он получил звание почётного гражданина города. После смерти Солженицына президент Медведев подписал целый указ о мерах по увековечиванию его памяти. Во исполнение указа в честь писателя назвали улицы, школы, культурные центры и даже... самолёты.
    Перед вами очень беглый очерк биографийи одного из *герояев *"новой России", и теперь вы знаете на что и зачем тратятся миллионы народных денег, которые уходят на изготовление памятников, обустройство музеев и мемориальных комплексов, переименование улиц и учреждений и прочие меры по увековечиванию памяти.
    Авторы: Иван Щёголев Андрей Рудой
    --------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
    {Солжениын лгал всю жизнь.Очень хорошо характеризует его фраза,когда он живя в Америке(Вермонт) в беседе с отцом Алексанром Шиманом -из его дневника (протопресвитер,богослов,декан семинарии,бессменный секретарь Совета епископов в Американской Митрополии)-Солженицын сказал: *Есть только Моё дело,и все должны этим жить!*/-Скромно....../ Выдержки из статьи кандидата исторических наук Ю.Р.Федоровского---/В журнале *Студенческий меридиан*№7 1990г. была воспроизведена фотокопия школьного аттестата,выданного 22 июня 1936г.Наркомпросом РСФСР Соложеницыну Александру ИСААКовичу,а на соседней странице-его заявление от 8 июля 1936г.директору РГУ с просьбой о зачислении в студенты,где он подписывается уже Александром ИСАевичем,с этого времени он Исаевич.--Его отец-Исаакий Семёнович Солженицын-офицер-артиллерист,погиб.Мать-Таисия Захаровна Щербак-была заносчива и вздорна,(из воспоминаний сестры-Ирины),что и было унаследовано *нобелевским лауреатом*.Бывший власовец солагерник Л.Самутин,один из *соавторов*Солженицына,в своих мемуарах изложил версию о *самодоносе* Солженицына,чтобы не быть на передовой во время ВОВ(он в своей переписке писал не допустимое,из-за чего пострадал его адресат,которому дали 10 лет лагерей).В лагере А.Солженицын (ему дали 8 лет)дал подписку КГБ стать стукачём по кличке *Ветров*.В 1978 г.в немецком журнале *Нойе политик* была опубликована посмертная работа криминолога Франка Арнау,где было воспроизведено факсимиле *Донесения с/о Ветрова от 20 января 1952г. Следствием доноса стал расстрел группы заключённых 22 января 1952г.(Экибастузский лагерь),а Солженицын был упрятан в лазарет,а потом переведён в другой лагерь.Странно,что никого на Западе и Востоке это не заитересовало.когда ему присуждали нобелевскую премию.--Солженицын очень вовремя подсуетился во время хрущёвской оттепели в 1962г.со своим *Один день Ивана Денисовича*,а когда ему не дали Ленинскую премию,потому что был снят Хрущев,он обозлился на всех и вся,и стал громить советскую власть.12 февраля 1974 года вышел указ о лишении Солженицына советского гражданства.Начались гастроли Франция,Англия,Испания..
    В Испании он поддержал режим Франко,как стоЯщий *на концепции христианства*,которое вызвало в западной прессе сомнения в его психическом здоровье.В 1974г.Солженинцын сочинил *Письмо вождям Советского Союза*,в котором косноязычно предрёк войну с Китаем,экокатастрофу,назвав США могучим победителем ВОВ,и кормильцем человечества.Потерпев поражениме как мыслитель и политик Солженицын запершись в Вермонте-США,продолжал строчить и выдумывать новые слова-уродцы и обороты.Воспевал кайзеровскую Германию. Мемуарный *Бодался телёнок с дубом* где обхамил Шолохова,Шостаковича,Твардовского (который открыл ему зелёную улицу в писательстве ) Жукова. Раскритиковал Тарковского за гениальный фильм *Андрей Рублёв*.--Реабилитация в СССР началась с брошюры в*Комсомольской правде*в1990г. В которой утопические идеи обустроить Россию,среди которых-создать учредительное собрание,прекратить атеизм,и призывы России отделиться от прочих.." -Копия,фрагмент моего поста- фильм-*Александр Исаевич. Его друзья и враги* сент.2013г. Н.

Добавить комментарий


Контакты
Обратная связьShare on Google PlusShare on FacebookShare on VKShare on OdnoklassnikiShare on TwitterOther
Share on Google PlusShare on VKShare on OdnoklassnikiOther