Все комментарии "Nadejdina"

17 авг 2019 13:19

Цвет времени. Густав Климт

Фильм о Густаве Климте и написании катины *Золотая Адель*,интересные подробности....
17 авг 2019 12:34

Истории о...

Пётр Ильич Чайковский:----
Тактичный, чуткий, общительный, всегда в веселом расположении духа – таким видели Петра Ильича современники. А за кулисами оставались болезненная мнительность, ни на секунду не покидающий Чайковского страх смерти, одиночество, неврозы, мысли о суициде и собственной бездарности. Сам он называл себя мизантропом, который сходится с людьми ценой невероятных
внутренних мучений.
Великий композитор был чрезвычайно впечатлительным ребенком. Смерть стала одной из главных тем стихотворений маленького Чайковского; как вспоминал младший брат Модест, «его преследовали образы сирот, стариков, умирающих, мучеников». Когда Петру не исполнилось и 12-ти, умер от скарлатины его близкий друг Николай Вакар. С потерей самого дорогого человека он столкнулся в возрасте 14 лет — мать Александра Андреевна умерла от холеры. Липкий, мучительный страх смерти Чайковский пронес с собой через всю жизнь. Впоследствии он даже просил не употреблять при нем слов, которые намекают на смерть — они приводили его в дурное расположение духа. Однажды во время визита в Софийский собор в Киеве композитора привела в ужас «какая-то фигура, покрытая парчой» (это были останки митрополита Макария). Петр Ильич выбежал из храма и на этом осмотр киевских святынь решил завершить.
После игры на фортепиано юный Чайковский возвращался домой нервный, в расстроенных чувствах. Подростком он мог ночью внезапно вскочить с кровати и сесть за рояль, чтобы сыграть только что рожденную композицию. Парадоксально, но звуки иногда доводили будущего композитора до нервного срыва. Ему могло мешать тиканье часов, а звук проезжающего экипажа иногда доводил до натуральной истерики. Но музыка — другое дело. Петр Ильич занимался ею по железному распорядку, он никогда не давал себе поблажек.
Звуки доводили маленького Чайковского до нервного срыва
По мнению психиатров, причина такой фантастической работоспособности заключалась в тревожном, мнительном характере. Творчество позволяло отвлечься от рефлексии и самокопания, которые приводили Чайковского к депрессии. Специалисты отмечают, что такого рода эмоции характерны для артистического мира: искусство требует колоссального напряжения, с которым нелегко справиться даже эмоционально стабильному человеку.
«Когда играли, то мне казалось, что я сейчас, сию минуту умру, до того у меня болело сердце»
Петр Ильич крайне болезненно относился к критике в адрес своих произведений. Впечатления от исполнения симфонической фантазии «Буря» в Париже в 1879 году он описывает в письме Модесту: во время концерта волновался настолько, что заболело сердце; после недостаточно благосклонного восприятия публикой совершенно уверился в ничтожности «Бури». Особенно неудачным это произведение показалось ему на фоне симфонии Мендельсона, которую мастерски исполнили до «Бури». Схожие чувства, граничащие с отчаянием, он испытал после прочтения рецензий на свою оперу «Мазепа».
Неудивительно, что Чайковский сделался ипохондриком. Переживаниями относительно своего здоровья он делился в письмах к верному другу и покровительнице Надежде Филаретовне фон Мекк. При этом главным своим «заболеванием» он называл мизантропию. «…Мизантропия особого рода, в основе которой вовсе нет ненависти и презрения к людям. Люди, страдающие этой болезнью, боятся не того вреда, который может воспоследовать от козней ближнего, а того разочарования, той тоски по идеалу, которая следует за всяким сближением. Было время, когда я до того подпал под иго этого страха людей, что чуть с ума не сошел. Обстоятельства моей жизни сложились так, что убежать и скрыться я не мог. Приходилось бороться с собой, и единый бог знает, чего мне стоила эта борьба», — отмечал Петр Ильич. И эти строки писал человек, который притягивал к себе всеобщее внимание на каждом светском вечере. Композитор переписывался с Надеждой Филаретовной 13 лет, делился с ней откровенными мыслями, но никогда не встречался.
В 1923 году в СССР были впервые опубликованы дневники Чайковского. Они написаны в отстраненном, почти официальном тоне, как будто по принуждению. Это лаконичные ежедневные заметки, в которых нет места душевным переживаниям. Краткие «работал», «занимался», посещения храмов, небольшие пейзажные зарисовки.
Переписка композитора и фон Мекк длилась 13 лет, они никогда не виделись
В 1940 и 1961 годах были изданы письма композитора, которые, разумеется, прошли через руки цензоров. Однако к этому моменту слухи о гомосексуализме Чайковского циркулировали в зарубежной прессе уже несколько лет. Причиной тому послужила публикация прозаика и критика Александра Амфитеатрова, опубликованная в парижской газете «Сегодня» в 1933 году. Амфитеатров заявил, что получил многочисленные свидетельства нетрадиционной сексуальной ориентации композитора после личного разговора со знакомыми Чайковского. При этом утверждалось, что чаще всего он заводил романтические отношения с молодыми юношами, и отношения эти нередко были платоническими.
Этим также могла объясняться неудачная женитьба на Антонине Милюковой. Муж и жена прожили в одном доме всего 6 недель, после чего Чайковский уехал в Швейцарию и, если судить по письмам, даже хотел топиться. В своей корреспонденции композитор подчеркивает, что страстное желание отца видеть его женатым стало одной из причин заключения неудачного союза. Известно также, что Чайковский планировал свадьбу с французской певицей Дезире Арто. Она не состоялась по банальной причине — Арто выскочила замуж за другого.
В 1995 году исследователь Валерий Соколов опубликовал статью, в которой приводились письма Петра Ильича его брату Модесту без купюр. Эта работа вышла в официальном альманахе дома-музея Чайковского в Клину, где и находится значительная часть корреспонденции русского композитора. Оказалось, что в советское время были отредактированы в нужном идеологическом ключе более 200 писем.
Петр Ильич был ипохондриком и был склонен к самообвинению
В своей работе Соколов восполняет некоторые из этих пробелов и приводит, в частности, такое послание Чайковского Модесту: «Только ты один, Модя, во всем мире можешь вполне понять испытанные мною вчера чувства. От скуки, несносной апатии я согласился на увещания Николая Львовича познакомиться с одним очень милым юношей из крестьянского сословия, служащего в лакеях. Rendezvous было назначено на Никитском бульваре. У меня целый день сладко ныло сердце, ибо я очень расположен в настоящую минуту безумно влюбиться в кого-нибудь. Приходим на бульвар, знакомимся и я влюбляюсь мгновенно, как Татьяна в Онегина. Его лицо и его фигура — un rive (как во сне), воплощение сладкой мечты». Эти письма обнажают тяжелую внутреннюю борьбу Чайковского с тем, что он считал постыдным пороком, «величайшей и непреодолимейшей преградой к счастию». В письмах к брату композитор признается, что к своей жене испытывал самое настоящее отвращение, и описывает свои знакомства с молодыми людьми.
Эти послания рисуют образ человека, который ценой невероятных внутренних усилий пытается бороться с собой, но безуспешно. Между строк читается тонкий психологизм. Чего стоит отрывок, пронизанный маленькой, но острой, настоящей драмой влюбленности: «Он садится рядом со мной на диван, снимает перчатки… и … и о ужас? Руки, ужасные руки, маленькие, с маленькими ногтями, слегка обкусанными, и с блеском на коже возле ногтей, как у Николая Рубинштейна! Ах, что это был за страшный удар моему сердцу! Что за муку я перенес! Однако он так хорош, так мил, очарователен во всех других отношениях, что с помощью двух рюмок водки я к концу вечера все-таки был влюблен и таял. Испытал хорошие, сладкие минуты, способные помирить со скукой и пошлостью жизни».
С женой композитор прожил всего 6 недель, после чего уехал в Швейцарию
Александр Познанский, автор многочисленных работ о Чайковском, опубликованных за рубежом, не сомневается: великий русский композитор был гомосексуалистом. Он пишет о том, что в жизни Петра Ильича царил «культ веселья и развлечений», а жажда новых романтических знакомств не оставляла его ни на минуту. Психиатр Михаил Буянов, возглавлявший Московскую психотерапевтическую академию, также изучал архивные документы (уже по медицинской части) и пришел к противоположному выводу. При этом он ссылался на материалы, связанные с визитами композитора к светилам психиатрии.
Вероятно, творчество было для Чайковского выходом из душевного кризиса; в своих произведениях он воплощал напряженные драматические концепции, мотивы одиночества и тоски. Недаром так близка ему была «Исповедь» Толстого — муки сомнения, напряженного духовного поиска не оставляли композитора до последних дней"
На сайте- Письма из провинции. Клин,--Нераскрытые тайны. Большая Никитская.--худ.фильм *Чайковский*
16 авг 2019 14:55

Истории о...

Продолжение---Золотая Адель--
Когда нацисты начали охоту на австрийских евреев, ее дядя Фердинанд, бежал в Швейцарию, а мужа, Фредерика, схватили и отправили в Гестапо. Немного позднее он оказался в концентрационном лагере в Дахау, где тысячи евреев превращались в черный дым, после того, как передавали все свое имущество немецким властям. Гестаповцы ворвались
дом Марии в Вене и забрали все драгоценности, виолончель Страдивари, а бриллиантовое колье Адели просто сунули в мешок (были очевидцы, что в этом колье несколько раз потом появлялась на людях жена Генриха Гимлера). Мария ничего не жалела и сразу подписала все нужные бумаги, в которых отказывалась от всего движимого и недвижимого имущества, она готова была сделать все, только чтобы спасти мужа от смерти.
Мария ждала, что со дня на день заберут и "Золотую Адель". Она почти не удивилась, когда за картиной, в сопровождении отряда гестаповцев, пришел ее школьный друг Алоис Кунст. Кунст сотрудничал с фашистами, собирая для них коллекцию живописи, часть которой осела в тайниках и подвалах Третьего Рейха. Когда она спросила, как он мог стать предателем, он сказал, что так он может сделать для Австрии гораздо больше.
Адольф Гитлер, оказывается, положительно относился к творчеству Густава Климта. Нигде не афишируется, но оказывается они с Климтом встречались, когда Гитлер пытался поступить в Академию Живописи в Вене. А Климт уже был почетным профессором этой академии. В то время Гитлер зарабатывал себе на жизнь тем, что рисовал небольшие картинки с видами Вены и продавал их туристам по ресторанам и трактирам. Так вот он пришел к Климту, чтобы показать свои работы, и, может быть, взять несколько уроков живописи. И Климт, по доброте душевной, объявил Гитлеру, что тот гений и ему уроков брать не нужно. Гитлер ушел от Климта очень довольный, а своим друзьям заявил, что его признал сам Климт. В Академию живописи Гитлер так и не поступил, вместо него туда взяли Оскара Кокошку, еврея по национальности. Может поэтому Гитлер как то сказал, что его ненависть к евреям, это сугубо личное.
А вот полотен Климта эта ненависть не коснулась, их приказано было оберегать, несмотря на еврейское роисхождение автора.
Когда "Золотая Адель" уехала из родного дома, фюрер не принял ее в свою коллекцию, Адель была откровенной еврейкой, и, как вы сами понимаете, такая картина никак не могла висеть ни в Рейхстаге ни в других местах фашистской Германии. Именно поэтому, стоит заострить внимание на внешности Адели Блох-Бауэр. Внешность модели спасла картину от гибели. Картина исчезла. Никто не знает, где был портрет Адели все военные годы
Бережно хранимая... Алоисом Кунстом, в идеальном состоянии, она всплыла после окончания войны и поселилась в центральном музее Бельведер в Вене. А Алоис Кунст стал директором этого музея и продолжал бережно хранить реликвию - "Австрийскую Мону Лизу", свою любимую Адель.
Музей Бельведер, Вена.
Фердинанд Блох Бауэр скончался в ноябре 1945 года, в полном одиночестве. И никто из родственников не смог проводить его в последний путь.
Марии с мужем повезло, потому что следователем в Гестапо был знакомый Альтмана, с которым Фредерик занимался альпинизмом и однажды спас его, вытащив из пропасти. Они бежали по поддельным документам. Гестапо преследовало их. Мария вспоминала, как в самолете, который вылетал из Вены в Лондон и уже вырулил на взлетную полосу, вдруг выключились двигатели и вошли вооруженные гестаповцы с автоматами. Альтманы сидели вцепившись в кресла, они думали, что это за ними. Но нет, вывели кого-то другого. Мария Альтман бережно хранила порванные чулки, в которых они с мужем перелезали через колючую проволоку. Она считала их символом своей свободы. Супруги Альтман перебрались сначала в Англию, а потом в США. Через некоторое время Мария получила американское гражданство.
Все было спокойно, до тех пор, пока настырный журналист Хубертус Чернин не откопал завещание Фердинанда Блох Бауэра оставленное перед смертью в Швейцарии, которое отменяло все предыдущие его завещания. В этом завещании Фердинанд завещал все свое имущество своим племянникам - детям брата Густава Блох Бауэра. Капитал, по его мнению, должен был работать для семьи. На тот момент в живых осталась одна Мария, да и той уже было за 80 лет. Но Хубертус понимал, что это его звездный час. Несмотря на свое графское происхождение, он был беден, но любил жить на широкую ногу. Он понимал, что американская миллионерша отвалит неплохую сумму за такую информацию. Так оно и произошло. Мария считала себя вечной должницей перед ним.
Restitution lawyer Randol Schoenberg, at left, with ­heiress Marie Altmann (r.); between them, Adele Bloch Bauer, as Klimt might have sketched her for his famous painting, Die Dame in Gold | Illustration: Katharina Klein
Вся Австрия всполошилась, как осиное гнездо! Заголовки австрийских газет вопили: "Австрия лишается своей реликвии!!!", "Не дадим Америке наше национальное достояние!!!". В полицию посыпались угрозы о том,что картина будет уничтожена, но в Америку не поедет. В конце концов дирекция музея решила убрать "Золотую Адель", от греха подальше, в запасники.
Удивительно, но Джордж Буш младший, используя какие-то свои рычаги, не давал хода делу о картинах. Он совершенно не хотел портить отношения с австрийцами. Мария Альтман билась за свое имущество долгих семь лет. Суды занимались отписками и придумывали причины, чтобы не рассматривать это дело. Но адвокаты Марии провели расследование и выяснили, что Фердинанд Блох-Бауэр имел гражданство Чехии и сумели добиться переноса судебного слушания на территорию США, поскольку на бумаге гражданка США просила узаконить завещание гражданина Чехии. Причем же здесь Австрия, спрашивали они?
И Австрия оказалась не причем. И по решению Высшего Суда США Австрия была обязана вернуть пять картин Густава Климта, в том числе и "Портрет Адели Блох-Бауэр" законной наследнице - Марии Альтман.
Черыре картины, которые были возвращеы Марии Альтман вместе с "Портретом Адели Блох-Бауэр"
По часовой стрелке: "Березовая роща.1903г", "Портрет Адели Блох-Бауэр-2, 1912г", "Дома в Унтерахе близ Аттерзее, 1916", "Яблоня I, 1912
Мария была счастлива и не настаивала на том, чтобы картины покидали пределы Австрии. Она просила выплатить ей их рыночную стоимость. Была назначена цена за все пять картин в 155 млн. долларов. Такая сумма была неподъемной для министерства культуры Австрии.
Вся Австрия встала на защиту "Золотой Адели". Австрия предприняла беспрецедентные в истории государства меры по спасению национального достояния. Велись переговоры с банками о займе на покупку картин. Кроме того, правительство страны обратилось к населению с просьбой о помощи, намереваясь выпустить «облигации Климта». Общественность объявила подписку по сбору средств. Пожертвования стали поступать, и не только от австрийцев. Правительство Австрии почти собрало требуемую сумму
Поднятый вокруг картин ажиотаж взвинтил их рыночную стоимость и Мария решила поднять цену до 300 млн. долларов. У Марии Альтман был редкий шанс войти в историю Австрии, проявив благородство и оставив полотна Климта на его родине. Конечно, не безвозмездно, и первоначальная оценка в 155 млн долларов рассматривалась в Австрии как справедливая компенсация.
Проводить "Золотую Адель" пришли тысячи жителей Вены, люди съезжались со всей Австрии. Толпы людей выстроились вдоль улиц, по которым в бронированных автомобилях вывозили реликвии. Некоторые люди плакали. Шутка ли, Портрет Адели был символом Австрии на протяжении почти 100 лет.
Постер "Чао Адель". Социальная реклама в Вене, посвященная отправке "Адель" в США. Февраль 2006.
Через некоторое время за 135 миллонов долларов Мария Альтман продала "Портрет Адели Блох- Бауэр" Рональду Лаудэру, владельцу парфюмерного концерна "Эсти Лаудэр". Рональд Лаудэр построил новый дом для Золотой Адели , который назвали "Музеем австрийского и немецкого искусства" И теперь картина находится там в полной безопасности.
Журналист Хубертус Чернин так и не смог воспользоваться полученными деньгами от Марии Альтман, потому что скончался через четыре месяца после вывоза картин Климта. Официальная версия полиции "сердечный приступ".
Мария Альтман умерла в 2011 году в возрасте 94 года.
Мария Альтман собственной персоной! На фоне настоящей картины "Портрет Адели Блох-Бауэр"
Только представьте, эта пожилая женщина видела настоящую живую Адель Блох-Бауэр, ее мужа Фердинанда Блох-Бауэра. Правда, ей было всего два года, когда умер Климт. Но глядя на нее, ощущаешь полную реальность произошедших событий - невероятную историю великой картины.
Золотая Адель очень популярна в мире.
16 авг 2019 13:52

Александр Ширвиндт. Ирония спасает от всего

Фильм про замечательного артиста Александра Ширвиндта,который всегда ироничен,и это очаровательная черта его характера,и другим мы его не представляем....
16 авг 2019 11:41

Это интересно

Жан Маре--легендарный киноактёр, который в 50 стал модельером, а в 70 – скульптором:---
Я начал рисовать в 10 лет, сделал коллекцию одежды в 50, занялся керамикой - в 60, а скульптурой - в 73», - как то сказал, подытоживая свой творческий путь в изобразительном искусстве, всемирно известныйфранцузский актёр Жан Маре.
На самом же деле талантов и увлечений у актера было гораздо больше: живописец, превосходный скульптор, писатель, поэт, каскадер, постановщик, декоратор, наконец, просто красавец, атлет и необыкновенный человек, заслуживший всеобщие уважение и любовь публики.
Жан-Альфред Виллен-Маре (1913-1998) родом из нормандского портового городка Шербуре, Франция. Родители развелись, когда малышу было четыре года, после чего его мама переехала с детьми в Париж. И уже с четырех лет маленький Жанно знал, кем он хочет стать, когда вырастет. С того дня, как ему впервые довелось попасть с мамой в кинотеатр, малыш буквально бредил искусством кино. Он, неустанно разыгрывал перед близкими сценки из кинофильмов, в которых неизменно был главным героем.
Со временем кумиром мальчика стала Перл Уайт — «королева трюков», снимавшаяся в немом кино, и прославившаяся ролями в приключенческих фильмах, полных погонь и подвигов. Маленький Жанно был в неописуемом восхищении от мужества этой хрупкой актрисы. И каково же было его разочарование, когда он узнал, что трюки вместо Перл исполняет целая команда каскадеров. Именно тогда Жан дал себе слово, что все трюки будет исполнять в своих фильмах сам.
А пока до актерской карьеры в кино еще было очень далеко, Жанно научился использовать некоторые приемы актерского мастерства в реальной жизни. Невзирая на свой юный возраст, он быстро сообразил, что окружающие любят не за то, каков человек есть на самом деле, а за то, каковым кажется. Поэтому он начал прикладывать все усилия к тому, чтобы оправдать надежды окружающих.
В семье Маре был милым и послушным ребенком. А вот в школе, чтобы добиться расположения сверстников, Маре был настоящим «маленьким чудовищем с лицом ангела»: он воровал все, что могло мало-мальски ему пригодиться, хулиганил, дрался, рассказывал небылицы о своей семье и к тому же любил устраивать жестокие розыгрыши, жертвами которых становились его одноклассники, но чаще всего учителя, которые все равно его любили и многое прощали.
Однажды ему довелось украсть совершенно ненужный ему набор красок с кистями. И тут же проказник решил попробовать что-нибудь ими нарисовать. Этот судьбоносный случай положил начало увлечению, которое со временем переросло в безудержную страсть к живописи, не оставлявшую Жана на протяжении всей жизни.
Из-за плохого поведения ему пришлось сменить не одну школу, а став подростком, Маре осознал, что так дальше жить нельзя и постепенно стал избавляться от своих пороков. К 15 годам он бросил школу и пошел работать на завод, затем подмастерьем к фотографу. Ему нужны были деньги для осуществления своей заветной мечты, о которой грезил с малолетства.
Ключевую роль в становлении Маре как художника сыграла работа в фотосалоне, где хозяин ателье, кроме премудростей искусства фотографии, научил Жана азам живописи. К тому же он частенько снимал необычайно красивого юношу для рекламы своего заведения. А Жан в свою очередь рассылал фотокарточки на все киностудии Франции в надежде на то, что какой-нибудь режиссер вдохновится его ангельским лицом и предложит сниматься в кино.
И действительно юного красавца нередко приглашали на пробы, однако дальше того - дело не заходило. Однажды ему даже посоветовали подлечить нервы - насколько истерично он подавал тексты. Это окончательно отрезвило юношу: он понял, что одной внешности и желания недостаточно для того, чтобы стать актером, — нужно образование.
Однако позже Жану пришлось еще не раз выслушать отказы и в театральных вузах страны, прежде чем немного приблизится к заветной мечте. А сколько раз ему приходилось быть в отчаянии, когда будучи задействованным в маленьких эпизодических ролях, при просмотре фильма целиком, он даже сам с большим трудом узнавал себя на экране. И тут нужно отдать должное несокрушимому характеру актера, лишь крепче сжав кулаки, говорил себе: "Не сдаваться!"
Нот это уже совершенно другая история... Ибо о том, как был труден и тернист путь будущей звезды к вершинам актерской славы, о его скандальной ориентации и личной жизни, о его ролях и достижениях в кино написаны целые мемуары.
А в нашем интернетжурнале вы можете прочесть об актерском становлении и сокровенных личных отношениях в кратком обзоре:«Монстр с лицом ангела»: Из-за чего знаменитый французский актер Жан Маре обрек себя на одиночество.
Подытоживая вышесказанное, хотелось бы все же отметить, что фильмы с участием Жана Маре чаще всего были приключенческими, а его амплуа – неотразимый, отважный, атлетического телосложения супергерой, к тому же неизменно романтичный. Кстати, Маре, был одним из очень немногих артистов, кто абсолютно все трюки выполнял самостоятельно. Он великолепно дрался на шпагах, ездил верхом, выпрыгивал из окон, нырял в воду с мостов и исполнял многое другое, от чего захватывало дух у зрителей
А спустя десятилетия, достигнув всего, к чему так стремился, Жан Маре перестал сниматься в кино и играть на театральных подмостках. Но зато теперь он мог уделять больше времени своим увлечениям - живописи, керамике, скульптуре, литературному творчеству.
Сам Пабло Пикассо как-то сказал, что если бы Маре не был артистом, то обязательно стал бы знаменитым художником. Хотелось бы также заметить, что особого признания Маре добился в скульптуре. Его работы были признаны и мастерами и профессиональными критиками. Многие его произведения стали экспонатами музеев и частных коллекций.
Так, на Монмартре в Париже установлен бронзовый монумент, созданный Жаном Маре и посвященный творчеству писателя и драматурга Марселя Эме. Бронзовая фигура представляет собой главного персонажа рассказа «Человек, проходящий сквозь стену», написанного Марселем в 1943 году.
Ушел из жизни Жан Маре осенью 1998 года, не дожив всего месяц до своего 85-летнего юбилея. Однако актер даже собственные похороны сумел превратить в помпезное представление. Согласно его завещанию на соборной паперти установили гигантское изображение улыбающегося Маре, а в динамиках раздавалась прощальная речь актера, записанная на пленку.
Надгробие Жана Маре на Старом кладбище в Валлорисе. (Фигуры, установленные на могиле, отлиты по его скульптурам.)
На сайте есть док.фильм- *Жан Маре. Боль, окрашенная в цвета пурпура и золота*
16 авг 2019 11:13

Истории о...

Художник Густав Климт--картина *Золотая Адель*:----
Эта история, в которой есть любовь и ненависть, измена и месть, погоня и жертвоприношение. Морали в этой истории нет, какая может быть мораль у истории, в которой участвуют гений Густав Климт, роковая женщина Адель Блох Бауэр, картина стоимостью 135 миллионов долларов, Адольф Гитлер, Джорж Буш
младший, Правительство США и народ Австрии. Наверное, вы уже догадались, что речь идет о картине Густава Климта «Портрет Адели Блох-Бауэр» или «Золотой Адели», еще эту картину называют «Австрийской Моной Лизой
А начиналась все так:
1904 год. Фердинанд Блох-Бауэр шел по мощеному тротуару, насвистывая веселую мелодию, помахивая тростью, иногда останавливаясь и вежливо кланяясь встречным господам
Он уже все для себя решил. Сначала, конечно, он хотел ее убить, но в еврейских семьях не принято убивать жен за измену. Развестись он тоже не мог, в еврейских семьях не принято разводиться. Особенно в таких семьях, как у него и его жены Адели - в элитных семьях австрийской еврейской диаспоры. В таких семьях брачные союзы заключаются навечно. Деньги должны идти к деньгам, капитал к капиталу. Этот брак был одобрен родителями с обеих сторон. Отец Адели, Мориц Бауэр, крупный банкир, Председатель Ассоциации Австрийских Банкиров, долго искал достойных женихов для своих дочерей, и выбрал братьев Фердинанда и Густава Блох, которые занимались сахарным производством и имели несколько предприятий, акции которых непрерывно росли
На свадьбе пировала вся Вена, а после слияния капиталов обе семьи стали Блох-Бауэрами. И теперь крупнейший сахарозаводчик в Европе, Фердинанд Блох-Бауэр шел по мостовой и чувствовал, как на его голове, под роскошным атласным цилиндром, растут ветвистые рога. Только ленивый не обсуждал бурный роман его жены Адели и художника Густава Климта. Он не спал много ночей подряд, он лежал и таращился в темноту, пока не придумал свою месть. Адельке…Так он называл ее, не Адель, а Аделька.
Адель Блох Бауэр.
Пусть он не был таким образованным и начитанным, как Адель, но он тоже кое-что знал, и мог знать, например,что древние индейцы, чтобы разлучить влюбленных, приковывали их цепями друг к другу и держали вместе, пока они не начинали ненавидеть друг друга также сильно, как недавно любили.
Эта идея пришла ему во сне. Он закажет ему (Климту) портрет Адели! И пусть Климт сделает 100 эскизов, пока его не станет выворачивать от нее. Он не сможет долго, ему надо менять натурщиц, любовниц, наложниц, окружающих его женщин, иначе он задыхается. Не даром ему приписывают четырнадцать внебрачных детей. Пусть пишет этот портрет несколько лет! И пусть Аделька видит, как чувства Климта угасают. Пусть поймет, на кого она его, Фердинанда Блох-Бауэра, променяла! И расстаться они не смогут. Контракт - дело серьезное. А в контракте штраф, превышающий сумму контракта в десятки раз. Фердинанд может легко разорить Климта
Ему приснилось, что его сахарная империя развалилась на маленькие сахарные кусочки и маленькие человечки растащили все по своим маленьким норкам, а у него остался только портрет его жены Адели. Фердинанд решил заказать Климту портрет Адели и назвать картину «Портрет Адели Блох-Бауэр», таким образом увековечив свою фамилию.
Обласканный властями Климт был очень модным и востребованным художником и его картины были хорошим вложением капитала, и Фердинанд это отлично понимал. За несколько последних лет Климт и его брат объездили всю страну, оформляя то павильон минеральных вод в Карлсбаде, то столичный Бургтеатр, то виллу императрицы Сисси. В двадцать шесть Климт получил золотой орден “За заслуги”, в двадцать восемь — императорскую премию
Поэтому Фердинанд очень тщательно готовил контракт с Климтом, этим вопросом занимались его лучшие юристы, и теперь было важно, чтобы Климт подписал бумаги.
Когда Фердинанд пришел домой, Адель возлежала на кушетке в гостиной и курила, как обычно, сигариллу в мундштуке. Она любила яблочный табак. Ее тонкий гибкий стан напоминал пантеру на отдыхе, так она была грациозна. Тонкие черты лица и темные волосы были хороши, хотя и выдавали в ней явное еврейское происхождение. Адель привыкла к счастливому «ничегонеделанью». Она выросла в очень богатой семье, окруженная армией прислуги. В те времена почему-то девушкам нельзя было обучаться в университете, но родители Адели дали ей хорошее домашнее образование. Адель была дамой весьма романтичной, читала классику на четырех языках и удивительным образом сочетала болезненную воздушную хрупкость с горделивой спесью миллионерши. В замужестве Адель развлекала себя содержанием модного салона, где собирались поэты, художники и весь цвет светского общества Вены. Там они с Густавом и познакомились.
Адель Блох Бауэр.
Пройдя в гостиную, Фердинанд предложил Адели переодеться, поскольку он пригласил Климта на обед. При упоминании о Климте Адель вспыхнула, и это не укрылось от глаз мужа. Густав Климт прибыл без опоздания, на всякий случай захватив с собой раму для картины. Очень интересно, но он всегда начинал с рамы. Его брат изготавливал красивую раму, а Климт вписывал туда свой шедевр. Обед прошел спокойно, не считая того, что Густав и Адель упорно не хотели смотреть друг на друга. Фердинанд же напротив, был весел и непрерывно шутил.
После обеда все трое собрались в гостиной. И между ними состоялся примерно такой диалог.
Фердинанд (официально):
- Господин Климт! Вы, вероятно, уже догадались, что я пригласил Вас, чтобы сделать заказ и потому захватили с собой подрамник? Я бы хотел заказать Вам необычный портрет моей жены Адели.
Климт: - Чем же он должен быть необычен?
Фердинанд: - Тем, что должен просуществовать минимум несколько веков!
Климт (заинтересованно): - Интересно, интересно... несколько веков. Не знаю. Мне интересно изображать важнейшие точки жизни человека: Зачатие, Беременность, Рождение, Юность, Полдень Жизни, Старость..
Фердинанд: - Но Библию написали люди, Сикстинскую Мадонну нарисовал человек и эти произведения живут в веках! Вот и Вы сделайте портрет моей жены, как Мадонну Австро-Венгерской Империи и пусть этот портрет живёт в веках!
Климт: - Вы ставите передо мной очень трудную задачу!
Фердинанд: - А мы никуда не торопимся. Я заплачу Вам хороший аванс, чтобы Вы не думали о деньгах.
Климт: - Подобная картина может потребовать и дополнительных затрат.
Фердинанд: - Например?
Климт: - Например, платье я хотел бы отделать золотыми пластинами...
Фердинанд: - Если Вы собираетесь отделать платье моей жены золотом, и привлечь внимание к нижней части картины, то я куплю колье в надежде привлечь внимание к верхней части картины.
Адель (иронично): - Вот вы уже всю меня и поделили. Мне остаётся только «сложить ручки на груди», чтобы привлечь внимание к средней части картины
Коллекционная монета с фрагментом "Адель" номиналом 50 евро. Рыночная стоимость 505 евро
Фердинанд:- Мне бы хотелось, чтобы портрет моей жены не содержал обнаженных мест, как ваш портрет Юдифи.
Климт: - Разумеется. Я сделаю эскиз, и только после вашего одобрения приступлю к основной работе.
Увидев сумму контракта, Густав Климт подписал его, даже не читая. Он, конечно подозревал, что он гениальный художник, но цена, которую предложил ему Фердинанд, его просто ошеломила.
Около ста эскизов написал Климт к этому портрету. И закончил работу над ней за четыре года.
Фердинанд был доволен. Картина была закончена (а ведь многие картины так и остались незаконченными) и полностью отвечала его замыслу. Они с Аделью повесили ее в гостиной их Венского дома.
Очевидно, что отношения Климта и Адели плавно угасли. Через некоторое время после начала работы над картиной Адель заболела и Климту приходилось делать затяжные перерывы в работе.
Адель болела, и при этом много курила, чаще всего проводя целый день не вставая с постели. Бог так и не дал им с Фердинандом детей. Она пыталась родить три раза и каждый раз дети умирали. Всю свою нерастраченную материнскую любовь Адель перенесла на детей своей сестры, особо выделяя свою племянницу Марию Блох Бауэр. Мария часто приходила посидеть с больной тетей, они обсуждали последние веяния моды и фасоны платьев для первого бала Марии. А также картины художника Климта, которых в доме Адели и Фердинанда набралось уже более десяти штук.
Фердинанд проводил время, посвящая его работе в своей сахарной империи. Он так и не сказал Адели, что знал об ее отношениях с Густавом
Время шло, приближалась Первая Мировая война. "Золотой период" в жизни Климта кончился, уступив место удручающим картинам с изображением смерти и конца света. Климт очень тяжело переносил события происходящие в мире. Война повлияла на него губительно. И в возрасте 52 лет, в 1918 году Климт внезапно умер от удара в своей мастерской, на руках у своей извечной спутницы Эмилии Флегэ.
Адель пережила его на семь лет, и умерла в 1925 году, тихо скончавшись после менингита. Перед смертью Адель попросила Фердинанда завещать три картины в том числе и "Портрет Адели Блох Бауэр" венскому музею Бельведер.
Фердинанд жил один, жизнь его становилась все тяжелее и тяжелее, поскольку Австрия вошла в состав Германии в 1938 году, и нацисты начали охоту на австрийских евреев. В этом же году Фердинанду удалось бежать в Швейцарию, бросив все свое имущество на попечение семьи брата.
Картина оставалась в гостиной, близилась Вторая Мировая Война.
Далее рассказ пойдет о Марии Блох Бауэр после замужества Альтман, женщины, которая переняла эстафету в истории картины "Портрет Адели Блох Бауэр"
Густав Блох-Бауэе, родной брат Фердинанда приходился мужем сестры Адель. В их семье было пятеро детей, та самая Мария, навещавшая Адель во время болезни была самой младшей. Как ни странно, жили они очень скромно, одевались просто и детям позволяли только самое дешевое итальянское мороженое. Вне семейного сахарного бизнеса, отец Марии был неплохим музыкантом и другом Ротшильда, который привозил в их дом виолончель работы Страдивари, и тогда там собиралась практически вся неравнодушная к высокому искусству Вена.
Когда Мария была подростком, ее связывала нежная дружба с Алоисом Кунстом, из гимназии, что была неподолеку от той, где она училась. Она часто приглашала его в дом своей тети Адели и они вместе рассматривали картину. Мария, даже, пригласила Алоиса на свой первый бал. А это значило, что, Алоис был представлен и одобрен родителями Марии, которые считали его культурным и воспитанным молодым человеком. А тетя Адель разрешила Марии надеть свое бриллиантовое колье, в котором позировала Климту. И Мария запомнила этот бал на всю жизнь. И с Алоисом они знали, что у картины есть свой секрет. Если смотреть на Адель под определенным углом, и загадать желание, то по уголкам губ можно определить улыбается Адель или хмурится. Если улыбается, то желание сбудется
Но замуж Мария вышла за другого. Фредерик Альтман был оперным певцом, сыном крупного промышленника. Деньги к деньгам, капитал к капиталу. Видимо, его родители были более состоятельными. Они поженились в 1938 году, накануне вторжения Германии в Австрию. Но, несмотря на договорной брак, Мария очень любила своего мужа и прожила с ним всю свою жизнь. Знаменитое бриллиантовое колье, в котором Адель Блох-Бауэр позировала Густаву Климту, ее дядя Фердинанд подарил ей в качестве свадебного подарка.
Продолжение----
16 авг 2019 10:50

Полезные советы

Спаржа — полезные свойства и вред
Спаржа – это достаточно древний и весьма интересный овощ наделенный огромным количеством полезных свойств. Известно более 200 видов этого растения, самый распространенный из которых – спаржа лекарственная. Спаржа очень рано созревает и собирать ее начинают в апреле.
Употреблять в пищу лучше всего только те
плоды спаржи, которые являются самыми молодыми, так как именно они являются наиболее нежными и вкусными. Если почки распустились, то это свидетельствует о том, что растение стало чересчур плотным и для употребления уже не годится ввиду своей жесткости.
Спаржу используют не только для употребления в пищу, но и как декоративный элемент, который входит в различные цветочные ансамбли.
Какая бывает спаржа?
В магазинах, как правило, можно приобрести 2 вида спаржи – это зеленая и белая.
На протяжении долгого времени считалось, что белая спаржа лучше зеленой. Она была известна как пища аристократов и ее готовили в лучших ресторанах и заведениях Европы. Однако впоследствии этот стереотип был разрушен и зеленую спаржу стали употреблять наравне с белой, так как она обладает более ярким вкусом и, как оказалось, еще и большим количеством полезных свойств. К примеру, в отличие от белой, зеленая спаржа содержит хлорофилл, который обеспечивает наши ткани кислородом.
Стоит отметить, что спаржа встречается и в диком виде.
Существует заблуждение, что так называемая «корейская спаржа» или «соевая спаржа» имеет отношения к этой овощной культуре, хотя это не так. Этот продукт носит название фупи или фучжу. Получают его из соевого молока, которое подвергают специальной обработке. На вскипяченном соевом молоке образуется пленка, которую снимают, сушат и спрессовывают. Выглядит она так:
Спаржа сочетает в себе множество полезных качеств. Она легкоусвояемая, содержит мало калорий и в ее состав входит масса витаминов и полезных веществ.
В спарже содержатся следующие витамины: В1, В2, В9, С, Е, А, РР, макро и микроэлементы – цинк, калий, фосфор, кальций, магний, железо, содержит белки и углеводы. Также спаржа богата аспарагином. Аспарагин – вещество, которое способствует расширению сосудов и понижению кровяного давления, помогает выводить из организма одно из самых вредных веществ – аммиак. Спаржу рекомендуют перенесшим инфаркт, так как аспарагин, содержащийся в ней стимулирует работу сердечной мышцы.
Провитамин А (бета-каротин) — положительно сказывается на зрении, улучшает состояние кожи. За счет кальция и фосфора, спаржа полезна для костной ткани. Железо и магний – участвуют в кровообразовании. Цинк – нужен нам для заживления ран и укрепления соединительных тканей.
Спаржа обладает успокаивающим действием за счет содержания магния, а за счет калия – является неплохим мочегонным средством. Также содержит йод, который особенно полезен женщинам.
Витамин РР (никотиновая кислота) — полезен для предупреждения и лечения пеллагры (один из авитаминозов), гепатита, цирроза печени, атеросклероза, полезен женщинам при беременности и в период лактации. Расслабляет сосуды, снижает давление, улучшает кровообращение.
Из-за большого количества фолиевой кислоты (витамин В9), спаржу рекомендуется употреблять опять же беременным женщинам, так как она способствует нормальному развитию плода. Кроме того, полезные свойства фолиевой кислоты помогают клеткам крови и предотвращает заболевания печени.
Еще спаржа содержит грубые волокна и способствует пищеварению.
Тем, кто страдает простатитом, отеками, сахарным диабетом и имеет проблемы с мочеиспусканием, спаржа послужит неплохим подспорьем в лечении.
Спаржевый сок хорошо помогает в косметологических целях. Он обладает отшелушивающими, очищающими и смягчающими свойствами, что делает его полезным для лица.
Но спаржа, полезные свойства который мы рассмотрели, может нанести и вред организму в некоторых случаях.
Спаржа – противопоказания и вред
Здесь опасностью может являться индивидуальная непереносимость продукта. Спаржа также противопоказана при язве желудка и 12-и перстной кишки.
Спаржа – как приготовить?
Перед тем как готовить спаржу ее необходимо почистить. Зеленая спаржа очищается от середины стебелька и до самого низа, а белая исключительно под верхушкой. Чистить ее удобно картофелечисткой.
Чистим спаржу
Для того чтобы правильно сварить спаржу, нужно соблюдать определенные правила. После того, как вы ее почистили, необходимо от конца стебля отрезать кусочки длиной около 2 см. После, сделайте все побеги спаржи примерно одной длины. Варится спаржа нижней частью вниз, так как там она более жесткая. Заливая спаржу водой, убедитесь, что верх стебля возвышается над уровнем воды примерно на пять сантиметров. Верх стебля приготовится за счет горячего пара.
Режем спаржу
Опуская стебли в кастрюлю, свяжите их в пучок и к нижней части прикрепите небольшой грузик, чтобы удержать ее внизу. Переваривать спаржу нельзя, так как она потеряет свои качества, потому закрывая кастрюлю не забывайте регулярно проверять готовность овоща. Кстати, для удобства такой варки существует даже специальная посуда, способная существенно упростить процесс:
Как варить спаржу
Конечно, выше представленный способ варки больше подходит для гурманов, а можно поступить намного проще, просто закинув стебельки спаржи в кастрюлю, не связывая и не выравнивая их.
Варка белой спаржи – процесс продолжительностью 10-15 минут, зеленой спаржи 3-8 минут. Правильно сваренная спаржа должна быть очень нежной и легко протыкаться вилкой.
Если вы хотите, чтобы зеленая спаржа сохранила свой яркий цвет после варки, то после того, как достанете ее из кастрюли, сразу же обдайте холодной водой.
Спаржа входит в состав многочисленных блюд (супы, десерты, гарниры, салаты) придавая им неповторимый и пикантный вкус. Со спаржей очень хорошо сочетается мясо, ведь кроме всего прочего, она помогает выводить канцерогены, образующиеся в мясе в процессе высокотемпературной обработки.
Спаржа – как выбрать и хранить?
Стебли спаржи должны быть гладкими, нежными, эластичными и обладать легким блестящим отливом. Они должны скрипеть, как свежевымытое стекло, если потереть побеги друг об друга.
При выборе, убедитесь, что побеги твердые и обладают закрытыми головками.
Хранить спаржу лучше всего в холодильнике в нижнем овощном отсеке, но даже там держать ее можно всего пару дней. Так что рекомендуется употребить ее как можно быстрее.
Тем не менее, для длительного хранения спаржу можно попробовать заморозить, но замораживают ее рекомендуют не в свежем виде
15 авг 2019 16:49

Это интересно

«Отпусти народ мой» - история песни:----
Было это ровно два года назад. В пасхальный вечер 2015-го года. При всей моей любви к тому, что я делаю, у моей работы есть и минусы. Вот и тогда, в то время, когда моя семья и друзья уже сидели за праздничным столом, разливая вино,
я лишь возвращался к парковке, где стояла моя машина после долгой экскурсии. А еще нужно было доехать из Тель-Авива в Кфар-Саву… Я шел узкими пустынными улицами Неве Цедека. В домах светились окна, из которых доносились радостные возгласы людей, но на улице я был совершенно один. В тишине гулко раздавались мои шаги, хотелось бежать, но я устал за день и шел не спеша. В добавок ко всему я еще нес свою гитару и опять ругал себя за то, что никак не куплю для нее чехол, или, хотя-бы ремень. На улицах было совсем темно. Неве Цедек не очень освещается и в обычное время в этом есть своя прелесть. Но сейчас, когда все сидели в ярко освещенных комнатах, а я шел в одиночестве, мне тоже хотелось света. А белым вокруг были только луна и моя гитара.
И вдруг, на улице Ахва, из-за поворота мне навстречу выходит группа молодых ребят. Человек 6-7, на вид им лет по 20-25. Американские туристы, которые заблудились, как выяснилось из их вопросов. Я показал им дорогу, мы поздравили друг друга с праздником, и я уже было продолжил свой путь к машине, как одна из девушек окликнула меня. - можно твою гитару? – спросила она, - на одну песню Ребята были слегка выпившими, у них было хорошее настроение и я не возражал. Все равно я уже безнадежно опоздал и еще пять-десять минут ничего не изменят.
Девушка взяла мою гитару и присела на капот стоящей на обочине машины. Она совсем неплохо спела какой-то приятный блюз, потом еще какую-то незнакомую мне песню, которую подхватили ее друзья. И уже практически отдавая мне гитару, она что-то вспомнила. И прикрыв глаза, она запела…. «шлах на эта ми…»
Именно так, на иврите. С сильным американским акцентом, безнадежно коверкая слова, но кто слышал те слова. Она пела долго. Я и не подозревал, что в ивритском варианте есть столько куплетов. Когда она замолчала, через пару секунд из окна второго этажа прямо над нами раздались аплодисменты. И улыбающийся мужчина, высунувшись из этого окна практически до пояса, позвал нас всех подняться к нему домой. «И для моей машины, на которой вы сидите, так тоже будет лучше!» - сказал он. Ребята начали его благодарить, но он, перейдя на английский, настойчиво звал их к себе. Они согласились, а я, объяснив, что меня ждут дома, продолжил свой путь и уже через полчаса сидел за столом со своими близкими, одну за одной, поглощая штрафные и пропущенные блюда. «Отпусти народ мой!» - так называется эта песня, в которой описываются события из ветхозаветной книги Исход 8:1: «И сказал Господь Моисею: пойди к фараону и скажи ему: так говорит Господь: отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне служение». Именно этими словами послал Б..г Моисея добиться исхода израильтян из египетского плена.
Сегодня трудно сказать, кто именно является автором этого негритянского спиричуэла. Первые упоминания об этой песне относятся к 1862-му году, когда она под названием «Гимн контрабандистов» становится настоящим гимном беглых рабов в лагере северян во время Гражданской войны Севера и Юга. Согласен – трудно уловить связь между контрабандистами и Исходом евреев из Египта. Но «contra bannum” – против запрещения (лат). И в те годы контрабандистами называли беглых рабов и просто жителей Юга, перешедших на сторону Севера. В 1872-м году негритянский вокальный коллектив FISK JUBILEE SINGER опубликовал эту песню под названием «Go Down Moses», правда в том варианте было более 20 куплетов. То есть песня вполне могла заменить собой целый концерт. Поэтому особой популярностью она не пользовалась именно потому, что была слишком длинной.
Первым эту песню до современного варианта сократил великий американский бас Поль Робсон. В 1934-м году Поль Робсон исполнял «Go Down Moses» во время своих гастролей в СССР. Кстати, с конца 40-х годов постоянным аккомпаниатором Поля Робсона был Бруно Райкин – двоюродный брат Аркадия Райкина. Но дело, конечно не в этом. Именно исполнение Поля Робсона, с его громоподобным басом, прославили эту песню. В его исполнении «Отпусти народ мой» разошлась по всему миру.
Луис Армстронг исполняет "Отпусти народ мой" возле египетских пирамид Сегодня ее исполняют во всем мире. От Александра Буйнова в сопровождении оркестра МВД России до хора тайваньского университета. И, конечно, ее поют и в Израиле, в той самой стране, о которой мечтали те, о ком поется в этой песне.
И тут, наконец, уместно послушать эту песню на языке народа Израиль
особенно умиляет последнее исполнение… Но существует еще одно необычное исполнение этой великой песни. К сожалению, мне так и не удалось найти ни одной записи этого исполнения. А исполнители, как мне рассказали, были упрятаны в застенки КГБ на долгие годы. Но!!! Обо всем по порядку. 4 октября 1948 года, в московской хоральной синагоге отмечалось празднование еврейского Нового года (Рош а-Шона). По такому знаменательному случаю туда прибыли израильские дипломаты во главе с первым послом молодого государства Израиль – Голдой Меир. Совершенно неожиданно этот визит перерос в массовую демонстрацию еврейского народа. Демонстрация!! 1948-й год, Сталин еще жив и правит твердой рукой. Но евреи СССР не убоялись владыки, как когда-то, тысячи лет назад не убоялись фараона. Израильского посланника встречали как новоявленного мессию, некоторые люди в экстазе даже целовали край одежды Меир. Как потом писал в своих отчетах КГБ, там собралось более десяти тысяч евреев (10 000). Всем им не хватало места в синагоге, и они вышли на улицу. В самом центре, окруженная плотным кольцом советских евреев находилась Голда Меир. И неожиданно кто-то из присутствующих запел: «Let’s My People Go” – «Отпусти мой народ». На небольшой площади перед хоральной синагогой воцарилась тишина. Кто-то замолк от страха (были и такие), кто-то – от восторга… Но к одинокому голосу присоединился еще один и еще один, и еще один. И под аккомпанемент милицейских свистков евреи Москвы скинули со своих плеч тысячелетний страх и во весь голос пели, нет, требовали – «Отпусти мой народ!» Посол государства Израиль госпожа Голда Меир передает верительные грамоты в МИДе СССР
Многие из них потом попали в тюрьмы. Кто-то умер. К сожалению, не все из присутствовавших на том спонтанном митинге смогли потом опознать себя на израильской купюре в 10 шекелей. И эта купюра, ласково именуемая в народе «голда» по сути своей является нонсенсом – на израильской купюре фотография… Москв
Точнее, фотография той самой демонстрации 4-го октября 1948-го года у московской хоральной синагоги, демонстрации, вошедшей в историю под названием «Отпусти народ мой!»
(Больше всех нравтся исполнение Луи Армстронга!) в интернете есть...
15 авг 2019 16:30

Истории о...

Продолжение----Профессор Преображенский
В 1920-30-х годах Сергей Воронов занимал пост директора Лаборатории экспериментальной хирургии в «Коллеж де Франс». На эти годы выпала эпоха его хирургического триумфа. Он пересаживал своим пациентам щитовидные и половые железы и яичники: порядка 500 операций во Франции, а также несчетное количество их в клинике в Алжире. Оперировал
он и в США, где газета New York Times посвящала подробностям его хирургических вмешательств репортажи на первых полосах. Сейчас не представляется возможным найти, с какой из клиник Швейцарии сотрудничал Воронов, скорее всего, у него и здесь была практика. Пациентами его были предприниматели, политики, артисты от 65 и даже до 85 лет. Пересадки стоили громадных денег, Воронов стал сказочно богат.
Вскоре во всем мире по «метода Воронова» работали уже 45 хирургов и профессоров. Медики организовывали экспедиции в Африку за обезьянами, а некоторые из них искренне сожалели, что нельзя забирать органы у приговоренных к смерти. В одно и то же время с Вороновым в Швейцарии практиковал другой знаменитый хирург, Поль Ниханс (1882-1971). В своей элитной клинике в Монтре он стал пионером клеточной терапии – в основе его способа омоложения лежало введение в организм пациента эмбриональных клеток, причем также полученных из половых желез.
Одновременно Воронов проводил эксперименты по омоложению на животных – овцах, козах и быках. Он пересаживал тонкие срезы с яичек молодых особей в мошонку старых животных, в результате они обретали энергию и прыть юных. Наконец дошла очередь до обезьян и людей. Рассказывают, что первые пересадки людям Воронов сделал для миллионеров, а яички он брал у казнённых преступников. Понятно, этот «материал» был ограничен, поэтому основными «донорами» стали шимпанзе и бабуины. Первая официально зафиксированная операция по пересадке желёз обезьяны человеку состоялась 12 июня 1920 года. А уже через три года Сергей Воронов сделал сенсационный доклад на международном конгрессе хирургов в Лондоне. Семьсот коллег аплодировали успехам Воронова. Его опубликованные работы, например «Омоложение прививанием», стали широко известны во всём мире, в том числе и в Советской России.
Уникальный метод доктора Воронова сделал его богатейшим медиком мира. Операции в его клиниках во Франции и в Алжире были поставлены на поток. Его клиентами стали миллионеры, политики, звёзды сцены и экрана. Чтобы удовлетворить растущий спрос на пересадочный материал, ему пришлось завести собственный обезьяний питомник.
Воронов и сам вёл жизнь богача и звезды: снимал первый этаж первоклассного отеля, содержал двух любовниц, большой штат прислуги, секретарей, охранников и шофёров. Впрочем, и его законные жены не жаловались на недостаток внимания со стороны супруга, но первые две умерли одна за другой, лишь третья пережила своего мужа.
Блестящий литератор, Воронов выпустил несколько книг, ставших бестселлерами в 1920-х годах. Так, в работе «Омоложение прививанием» он рассказывает, что операции увеличивают сексуальное желание, памяти, слух, зрение и невероятно повышают работоспособность. Но вульгарно было бы утверждать, что доктора Воронова интересовало лишь продолжение сексуальной функции человека. Мечтал он – ни больше, ни меньше – подарить человеку вечную молодость и победить смерть.
«Смерть возмущает человека как величайшая из несправедливостей, потому что он хранит интимные воспоминания о собственном бессмертии», — писал Воронов в книге «Жить. Исследование способов пробудить жизненную энергию и увеличить продолжительность жизни», изданной в Париже в 1920 году. «Каждая клетка, составляющая тело, и которая в первое время была единой и независимой, вспоминает о своей бесконечной и вечной жизни и кричит от ужаса перед собственной смертью от своего соединения с другими умирающими клетками… В течение миллиардов лет клетки объединялись, формируя все более сложные структуры, от простейшего организма амебы до вершины творения – человека, и это гармоничное объединение часто нарушается, что приводит к ужасному аморальному феномену – смерти».
Метод омоложения по Воронову вдохновлял литераторов. Под пером Михаила Булгакова он превратился в профессора Преображенского из повести «Собачье сердце». Как мы помним, создатель Шарикова не только дал человеческий гипофиз собаке, но и зарабатывал на жизнь, возвращая потенцию старым и развратным врагам революции. А Конан-Дойл вывел русского доктора в рассказе про приключения Шерлока Холмса «Человек на четвереньках».
Около 1925 года новый обитатель Лазурного берега вызвал много шума — Сергей Воронов купил замок Гримальди, обширное поместье на итальянской стороне, расположенное в сотне метров от Ментона. Французский хирург с русским именем оборудовал там лабораторию и питомник для разведения обезьян в собственном саду. Запертые в металлических клетках шимпанзе, орангутанги и бабуины вели себя беспокойно: казалось, они ни минуты не сомневались в том, что их ждет… Говорят, их хозяин не ограничивался пересадками обезъяньих желез мужчинам, но и занимался репродуктивной функцией женщин. Он пересаживал яйцеклетки женщинам после менопаузы, а затем его воображение пошло еще дальше, до трансплантации женской яйцеклетки обезьяне и попытке оплодотворить ее человеческим сперматозоидом. Эти работы все больше отдаляли его от Фауста, приближая к Франкенштейну.
Совершенно ясно, что Воронов воспринимал свои опыты всерьез. Но практика показала, что, хотя пересадка яичек могла на какое-то время стимулировать сексуальную активность и половое влечение, она не восстанавливала изношенные сердце, сосуды и другие необходимые для жизнедеятельности органы.
…Во дворце Гримальди, прозванном дворцом Воронова, круглый год жил брат Сергея, Александр Воронов, управлял поместьем. Он погиб в Освенциме во время Второй мировой войны. В 1940 году нацисты конфисковали все оборудование лаборатории Воронова, все его архивы и документы, находившиеся во дворце на Лазурном берегу. Сам врач во время войны жил в Нью-Йорке со своей третье женой. А после освобождения Франции вернулся, найдя у себя дома совершенную разруху и нескольких оголодавших обезьян.
Впрочем, в то время Воронов уже давно не был заменитостью. Корона чудо-хирурга упала с его головы через несколько лет после начала первых опытов по пересадке половых желез. Английский лорд, один из самых «удачных» его пациентов, омолодившись после прививки обезъяньих гормонов, от собственной невоздержанности умер через два года после операции. И остальные пациенты тоже оказались не из числа долгожителей. Возможно, их эйфорическое состояние в первые месяцы после скальпеля доктора Воронова объяснялось эффектом плацебо (вот подробнее про «Эффект плацебо») ?
Герти, третья жена хирурга была моложе его на 49 лет
Все изменилось. Те, кто рукоплескал Воронову, теперь смеялись над ним. Доктор тяжело пережил критику. Он несколько лет провел в депрессии, а потом ушел с головой в удовольствия, к которым так стремились его пациенты – в бесконечные вечеринки, путешествия и любовные связи. Женился в третий раз. Третья супруга уроженца деревни под Воронежем, блестящая красавица Герти, или Гертруда, была на 49 лет его моложе — австрийская подданная, румынка по происхождению, двоюродная сестра официальной любовницы румынского короля Кароля Магды Лупеско. (Первая жена Воронова, Маргарит Барб, была поэтессой, поклонницей ордена Розенкрейцеров, брак окончился разводом. Вторая, дочь американского нефтяного миллионера Эвелин Боствик, страстно влюбилась в Воронова, стала его преданной помощницей. Чтобы выйти за него замуж, развелась с графом Периньи, но скончалась от рака через три года после свадьбы, в 1921 году.) Герти прожила с Вороновым 15 лет, до его смерти.
Слава Воронова была немного «засалена», как говорят французы. Доктор не скрывал, что его операции ведут в том числе к бурной сексуальной активности, отсюда нездоровый ажиотаж вокруг его деятельности. Манипуляции с яичками стали темой множества анекдотов и эстрадных куплетов в Старом и в Новом Свете. Во Франции в эти годы вошла в моду пепельница, украшенная статуэткой обезьяны, прикрывающей лапами гениталии, и надписью: «Нет, Воронофф, меня не возьмёшь!» С другой стороны, вдумчивые авторы высказывали опасения – ведь никто не знал, какие последствия ждут пациентов Воронова в будущем и каким будет их потомство.
В действительности эффект операций Воронова, как и инъекций Броун-Секара, оказался непродолжительным. Впоследствии учёные установили, что вещество, содержавшееся в яичках, – это тестостерон, он оказывает лишь временное воздействие на организм человека. Научное сообщество отвернулось от Воронова, газеты, прославлявшие его эксперименты, теперь издевались над ним. На него возводили напраслину, например, уже в 1990-е годы высказывались предположения, что это он в ходе своих операций занёс вирус СПИДа человеку. Только в последнее время медицина вновь признала заслуги Воронова в борьбе со старостью.
Воронов умер 3 сентября 1951 года, в возрасте 85 лет, в Лозанне. Кончина профессора окутана тайной. Известно, что в швейцарском городе на озере он лечился от последствий падения — Воронов сломал ногу. Его беспокоили боли в груди. Предположительно, причиной его смерти стала пневмония или тромб, переместившийся от ноги к сердцу. «Воронов, должно быть, умер от последствий сифилиса, которым он заразился во время одной из пересадок», — злорадствовали недоброжелатели. Считается, что прах хирурга был переправлен в Ниццу и похоронен на Русском кладбище Кокад. Однако при исследованиях кладбища и его архивов такого захоронения найдено не было. Нет его могилы и на обоих ментонских кладбищах. «Никто не знает, покоится ли его тело в Ментоне, или он был кремирован в Швейцарии», — пишет швейцарский исследователь Ж-Й. Нау
Два года спустя безутешная вдова вновь вышла замуж, за португальского князя Да Фоз. Церемонию бракосочетания вел епископ Монако. «Новобрачная была очень элегантна в платье из серо-голубых кружев и того же оттенка шляпке с пером и великолепной накидке из норки, покрывающей ее плечи», — писала газета «Nice Matin» 1 ноября 1953 года.
А трансплантационная хирургия сделала еще один шаг вперед. Годом позже была проведена мировая премьера – пересадка почки от живого донора, идентичного брата-близнеца. В 1960-х годах смертность реципиента при таких операциях достигала 81% при взятии почки от умершего, и 52% — если донор был живым.
Интересно, что Воронов, создатель таких направлений в медицине, как клеточная терапия или гормональная теория старения, был не одинок в и желании изучить действие половых гормонов, и в догадках, что их можно использовать для омоложения. Одновременно с ним с другой стороны к проблеме подходили химики и фармацевты. Так, они активно заинтересовались тестостероном: влиянием этого гормона на организм и методами его синтеза.
Первым сделал это 27 мая 1935 года профессор фармакологии из Амстердама Эрнст Лакер. Он получил гормон, за которым закрепил название «тестостерон», переработав огромное количество семенников быков, выпустил работу «О мужском гормоне в кристаллической форме, полученном из яичек».
Также в 1935 году немецкий химик Адольф Бутенандт изобрел формулу химического получения тестостерона. Он трудился на фармакомпанию «Шеринг» в Берлине, которой удалось пережить Первую мировую войну без ущерба для производства. В 1923 году благодаря инфляции эта компания получила огромную прибыль, и некоторую часть дохода потратила на сбор 25000 литров мочи у полицейских — такого количества хватило бы для заполнения олимпийского бассейна. Из нее терпеливый Бутенандт извлек 15 миллиграммов относительно неактивного продукта распада тестостерона, который он назвал андростероном. Он быстро пришел к заключению, что такой метод получения гормона слишком трудоемкий (и малоприятный), поэтому изобрел более простой способ, актуальный и сегодня. Химик методично вывел структуру гормона и затем произвел его из холестерина, как это делает сам организм. 24 августа 1935 года он отправил описание этого процесса и образец продукта в немецкий химический журнал.
Иногда великие открытия совершаются параллельно. Неделей позже Леопольда Ружичка, химик-хорват, работавший в фармацевтической компании «Ciba» (предшественницы компании «Новартис») в Цюрихе, сообщил о том, что он получил патент на способ производства тестостерона из холестерола. За это оба исследователя, Ружичка и Бутенандт, в 1939 году получили Нобелевскую премию.
В 1940 г. нацисты оккупировали Францию, и подвластные им вишисты конфисковали всё оборудование лаборатории Воронова, все его архивы и документы, находившиеся в его дворце на Лазурном Берегу. Ему пришлось бежать и из Алжира – в нейтральную Швейцарию. Там местные власти категорически запретили ему заниматься «омоложением», и до конца своих дней – в 1951-м – Воронов был обычным пенсионером. Прожил он 85 лет.
В СССР главным энтузиастом этих практиком был доктор Илья Иванович Иванов (умер в 1932 году).
Именно опыты Ильи Иванова и стали беллетристикой в СССР, обрастая с каждым годом домыслами. Иванов якобы выводил «гибридного человека» – получеловека-полуобезьяну.
В 1999 году имя Воронова вновь оказалось на слуху: в прессе появились догадки, что вирус синдрома иммунидифицита, открытый в 1980-х годах, был «доставлен» человечеству именно им. Во время своих пересадок Воронов, якобы, перенес СПИД от обезьян к пациентам. Правда, последующие годы пощадили его репутацию, а переиздание книг даже улучшило ее. В 2008 году на русском языке вышла его книга «От кретина к гению». В ней ученый показывает себя талантливым рассказчиком, рассуждая о наследственности, и вполне реалистичное объясняет, что мысль является результатом химической реакции, в которой определяющую роль играет секрет щитовидной железы.
Сегодня имя Воронова стоит в списке знаменитых жителей Лозанны вместе с именами писателя Жоржа Сименона, хореографа Мориса Бежара, ювелира Карла Фаберже (интервью с его внучкой Татьяной Федоровной Фаберже читайте у нас) и других выдающихся деятелей недавней эпохи.
Пока что мечту о вечной молодости и сексуальной активности потомки Воронова от медицины разделили на две части: внешнюю и функциональную. Для первой была придумана косметическая хирургия и многочисленные техники омоложения. Для второй – виагра. Но и идея Воронова о снабжении организма гормонами, выработка которых снижается с возрастом, активно используется врачами. Наверняка, и другие научные открытия ожидают человека на этом пути."
15 авг 2019 16:30

Истории о...

Профессор Преображенский в романе "Собачье седрце" М.Булгакова-в реальности:--
В 1925 году Булгаков пишет "Собачье сердце". Судьба повести была решена уже при первом прочтении рукописи в кругу литераторов – там присутствовал агент ОГПУ, написавший подробный отзыв-донос. Произведение заклеймили как контрреволюционное и запретили. После долгожданной публикации «Собачьего сердца» в Советском Союзе в
1987 году симпатии читателей и зрителей оказались всецело на стороне профессора Преображенского.Чем занимается профессор? Делает операции по пересадке людям половых желез обезьян. Для чего? Как это не фантастично будет звучать — да, для омоложения! Мало кто знает, что прообразом профессора Преображенского послужил русский врачэмигрант Сергей Воронов.О его экспериментах в те годы трубили все газеты. Но сначала заглянем еще дальше в историю…В 1817 году в британской колонии на острове Маврикий в американо-французской семье появился удивительный ребёнок. Даже имя и фамилия у него были двойные, франко-саксонские: Шарль Эдуард Броун-Секар. Можно было поставить через запятую: гражданин мира.Отец его, моряк, однажды не вернулся из плавания, и мать одна воспитывала сына. Шарль Эдуард усвоил в основном французскую культуру, хотя до конца своих дней говорил с заметным английским акцентом. Юношей он уехал в Париж учиться на врача. Впоследствии много ездил по свету, работал в разных странах, но именно Франция оставалась его alma mater, а затем и родиной его славы.В 1846 году молодой врач вернулся на остров Маврикий. Как раз в это время на острове вспыхнула эпидемия холеры, и Броун-Секар самоотверженно сражался за жизнь больных. Уже в эти годы он сочетал врачебную практику с научными исследованиями.Затем он отправился на родину отца, в Соединённые Штаты, работал в ведущих госпиталях, преподавал в Гарвардском университете. Через несколько лет Броун-Секар переехал в Лондон, где несколько лет трудился в госпитале для паралитиков и эпилептиков. И всюду он проводил глубокие исследования, писал учёные труды, обогатившие медицинскую науку. Часто учёный ставил опыты на самом себе, хотя в печатных трудах ссылался на анонимных пациентов.Ему было уже за пятьдесят, когда он получил французское гражданство и с тех пор уже не покидал Францию. В 1869 году он стал профессором медицинского факультета, а ещё через десять лет возглавил факультет экспериментальной физиологии в Коллеж де Франс. Там и проходили его смелые эксперименты по трансплантации тканей и органов животных. В 1886 году Броун-Секар был избран членом французской Академии наук.К семидесяти годам профессор ощутил заметное снижение умственной и физической активности. А впереди ещё столько работы, столько замыслов!.. Он вспомнил, что у животных пик активности совпадает с периодом полового созревания. Это наблюдение и послужило толчком к новой серии экспериментов. Причём в качестве «подопытного кролика» выступил сам учёный. Он делал настой из тканей, взятых из яичек молодых собак и морских свинок; эту жидкость учёный впрыскивал себе под кожу. Инъекции были чрезвычайно болезненны. Но вот боли утихли, и старик профессор ощутил, что к нему постепенно возвращается былая сила, острота ума, повышается и сексуальный тонус.1 июня 1889 года Шарль Эдуард Броун-Секар сделал доклад в Биологическом Обществе. Это была научная сенсация! Профессор сообщил коллегам о полученных результатах: приводил конкретные данные об увеличении мышечной массы, улучшении работы прямой кишки и мочеполовой системы, активности мозга. Коллеги стоя аплодировали учёному.Доклад вскоре вышел брошюрой и стал широко известен. Стареющие богачи и знаменитости, особенно женского пола, завалили профессора мольбами: верните нам молодость! В целях финансового обеспечения дальнейших исследований Броун-Секар начал продавать экстракт для инъекций под названием «Секардин». Публика сразу окрестила препарат «эликсиром молодости».В разгар ажиотажа вокруг «Секардина» его создатель с ужасом почувствовал, что его состояние ухудшается, наступает полный упадок сил, умственной и сексуальной активности. Процесс старения ускорился, светило медицины закатилось и угасло через пять лет.Уже при жизни имя Броун-Секара обросло легендами. Рассказывали, что во время эпидемии холеры он ел экскременты инфицированных больных, чтобы на себе испытать симптомы наступления болезни; что он вводил свежую кровь в отсечённую голову казнённого преступника, пытаясь её оживить; что он пересадил собаке вторую голову, привил кошачий хвост петуху… Неудивительно, что образ этого учёного-экспериментатора отразился в современной ему литературе. Например, поэт и писатель Вилье де Лиль-Адан изобразил Броун-Секара в новелле из цикла «Странные истории».Впоследствии учёные выяснили, что вещество, извлечённое Броун-Секаром из яичек животных, не влияло на гормональную деятельность организма человека. А первоначальный эффект, испытанный стариком профессором и некоторыми пациентами, был следствием психологических причин, так называемого плацебо.Несмотря на это заблуждение Броун-Секара (сколько их знает история науки!) медики высоко ценили его труды. А для некоторых коллег конфуз с «эликсиром молодости» выглядел не как поражение, а как заманчивое направление для дальнейших исследований. Таким продолжателем оказался наш соотечественник, ставший знаменитым французским хирургом. В Европе его знали под именем Серж Воронофф. Родился Сергей Воронов, а точнее, Самуил Абрамович Воронов, в июле 1866 года в деревне под Воронежем. Он окончил реальное училище, куда, в отличие от гимназий, евреи допускались, и в 18 лет уехал во Францию для продолжения образования.
Отучившись в Сорбонне и Высшей медицинской школе, в 1907 году Сергей Воронов натурализовался, получив французский паспорт. Русский студент был любимым учеником французского хирурга и биолога Алексиса Карреля, ставшего в 1912 году лауреатом Нобелевской премии по физиологии и медицине, от которого приобрел знания по методике хирургической пересадки органов.
Затем на четырнадцать лет Воронов уехал в Египет, где сделал замечательную карьеру, сделавшись хирургом и лейб-медиком при дворе хедива. Он внес большой вклад в становление системы здравоохранения в этой стране: открыл инфекционную больницу, создал школу медсестер и основал Египетский медицинский журнал. Именно в Египте в 1898 году Воронов впервые вблизи рассмотрел интересный для него медицинский феномен – евнухов хедива. С удивлением узнал он, что мальчиков кастрируют в 6-7 лет, задолго до того, как организм прекратит свой рост и развитие. Наблюдения за кастратами натолкнули Воронова на мысль о важности желез половой секреции: лишенные их мужчины часто болели, отличались несовершенным строением скелета, ожирением, и даже их способность к мышлению была затронута: евнухам плохо давалось заучивание стихов из Корана. У этих несчастных рано появлялись присущие старикам признаки: седые волосы, помутнение роговой оболочки, и умирали они раньше.
А что, если секрет бодрости и долголетия скрывают в себе именно половые железы? Так Воронов пришел к идее подстегнуть стареющий организм трансплантацией семенных желез. Он долгое время ставил опыты над животными: трансплантировал старым козлам, овцам и быкам железы молодых, те начинали вновь прыгать и спариваться. Затормозила его путь к практикам омоложения Первая мировая война: Воронов стал главным хирургом Русского военного госпиталя в Париже. Там же он лечил раненых, используя кости обезьян для создания ортопедических протезов для солдат.
Вернувшись в Париж, Воронов начал серию экспериментов по трансплантации тканей животных больным людям. Срезы с желёз шимпанзе он пересаживал пациентам, страдающим заболеваниями щитовидной железы. Операции приносили заметный эффект. Этот метод оказался действенным и при лечении слабоумия. Имя Сергея Воронова прогремело и в России.
Иллюстрированный еженедельник «Искры» писал в 1914 году:
«Сенсационное открытие. Во французской медицинской академии наш соотечественник, доктор Сергей Воронов, сделал сенсационное сообщение об операции, произведённой им в его клинике над 14-летним мальчиком-идиотом. С шестилетнего возраста умственное развитие этого мальчика остановилось, причём явно обозначались все признаки ненормальности и кретинизма: потухший взгляд, тупость и непонимание самых обыкновенных вещей. Воронов сделал этому мальчику прививку зобной железы обезьяны. Успех превзошёл ожидания. У мальчика ожил взгляд, появились умственные способности, понятливость, любознательность. Доктор Воронов – бывший сотрудник Карреля».
В начале 20 века биологические знания двигались вперед гигантскими шагами. Лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине Карл Ландштейнер выделил группы крови. Алексис Каррель открыл дверь хирургии пересадки органов. Но громадная дистанция отделяла ту медицинскую эпоху от этических принципов современности – врачи не боялись ничего, самые дерзкие вмешательства в человеческое тело казались им обыденными шагами на пути к блестящему будущему.
На плакате: "Серж Воронофф. Пересадка яичек от обезъяны к человеку. Полковник на пенсии, ветеран Индийской Кампании в отличной форме после операции"
Воронову оставалось лишь воспользоваться научными открытиями своих современников, соединив их с блестящим владением практической хирургией. В 1920 году доктор Воронов провел первую операцию на человеке, вживив ему щитовидную железу обезьяны, а потом перешел и на пересадку половых желез. С технической точки зрения операции проходили так: хирург не заменял один орган другим, а добавлял к человеческим яичкам тонкую «нарезку» препарата, приживавшегося (как тогда считалось) в организме реципиента и начинавшего вырабатывать половые гормоны. Скорее, это можно было назвать «прививкой» обезьяньей энергии.\
Интересно, что вначале он провел во Франции рекламную кампанию в пользу донорства, но так и не нашел добровольцев, готовых расстаться со своими половыми железами. Потенциальные кандидаты либо запрашивали невероятную цену, либо стояли на такой низкой ступени социальной лестницы, что предлагаемый материал был уже никуда не годен… Решено было брать запчасти у крупных обезьян-приматов. «Превзойдет ли обезьяна человека качеством своих органов, более крепкой физической оболочкой, менее подверженной дурной наследственности: подагре, алкоголизму, сифилису? Я не знаю, но могу утверждать, что при пересадках щитовидной железы и яичек органы обезьян дали лучшие результаты, чем органы человека», — писал доктор Воронов в работе «Исследование о старости и омоложении методом пересадок».
Продолжение------
15 авг 2019 16:27

Комиссар Монтале

Замечательный 3 серийный детектив по роману Жана-Клода Иззо.Комиссар полиции города Марселя Фабио Монтале великолепен с Аленом Делоном.Сюжет и весь фильм-интересны.
14 авг 2019 16:14

Все сразу!

Продолжение-Одесские бабушки 5-ти голливудских звезд
Вот у кого сложно заподозрить одесские корни, так это у Вупи Голдберг,
но это действительно так. Ее прабабушка по материнской линии тоже была
родом из Одессы, где она прожила половину своей жизни. Эмигрировав в
США, она поселилась в Нью-Йорке. Актриса всегда подчеркивала, что своим
характером
обязана предкам: "Все женщины в моем роду были сильными
личностями. Они никогда не называли себя феминистками, не произносили
громких слов, но все, что происходило внутри семьи – случалось по их
инициативе. От них я унаследовала привычку ко всем неприятностям
относиться с юморо Звезда Голливуда Стивен Спилберг, режиссер фильмов "Список Шиндлера",
"Индиана Джонс", "Назад в будущее", не любит говорить о своих предках и
их родине – из-за драматических обстоятельств, заставивших их
эмигрировать. Бабушка режиссера по материнской линии – одесситка. Вместе
с семьей она выехала из страны во время холокоста. Хотя Спилберг не
любит вспоминать об этих трагических событиях, но своих корней не
отрицает и признается, что любимым блюдом в их семье долгие годы был бо По отцу актер Сильвестр Сталлоне – сицилиец, а вот его мать была
франко-еврейского происхождения с одесскими корнями. Семья его бабушки
Розы владела ювелирным магазином в Одессе. После революции они
эмигрировали сначала во Францию, а потом в США. В середине 1980-х гг.
мать Сталлоне с помощью Михаила Горбачева разыскала своих одесских
родственников и побывала на родине. Актер признавался: "Я вдруг
почувствовал, что во мне намного больше материнских, чем итальянских
отцовских генов".
14 авг 2019 11:41

Нераскрытые тайны. Плющиха

Интересный цикл фильмов-*Нераскрытые тайны*- о разном...Нравиться фильмы об улицах Москвы,этот фильм оПлющиха,где много рассказывается о необычном доме архитекторов,много рассказывается о поэте Андрее Белом,где он жил.О семье Льва Толстого,их дом до сих пор стоит....В этом цикле-Остоженка,Петровка,Маросейка,Смоленский бурьваИ другие....
14 авг 2019 11:27

Все сразу!

Одесские бабушки 5-ти голливудских звезд
Сегодня все они – известные на весь мир актеры, режиссеры и продюсеры,
но эти звезды никогда бы не зажглись, если бы не их предки – выходцы из
Одессы. Большинство голливудских актеров гордятся своими корнями, но
некоторые предпочитают не упоминать о своих родственниках Леонардо ди Каприо
никогда не скрывал того факта, что его бабушка, Хелен
Инденбиркен, в девичестве была известна как Елена Степановна Смирнова.
Большинство источников называют ее родиной Одессу, но в некоторых
указывается Херсонская область Украины. После революции его бабушка с
семьей эмигрировала в Германию, где оставалась во время Второй мировой
войны. Мать будущей звезды Голливуда родилась в бомбоубежище во время
авианалета. Свою фамилию Лео унаследовал от отца с итало-немецкими корн После окончания войны Елена Степановна с мужем переехали в США. Когда в
1974 г. у нее появился внук, она стала для него самым близким человеком
и постоянно находилась рядом с ним. Леонардо ди Каприо всегда говорил о
бабушке с большой любовью и уважением и часто появлялся перед камерами
вместе с ней. Актер восхищался ее силой воли и был уверен в том, что ее
характер закалили испытания, пережитые в молодости: "Для меня бабушка –
воплощение внутренней силы и цельности. Она прошла через нищету, войну и
эмиграцию. Бабушка, дедушка и остальные родственники с их стороны – люди
с трудной судьбой, которая их не сломала". В интервью ди Каприо
неоднократно заявлял о том, что именно ее воспитание во многом
сформировало его как личность. Он сильно горевал, когда в 2008 году
любимая бабушка ушла из жизни в возрасте 93 лет Актер, режиссер и продюсер Сидни Поллак, получивший премию "Оскар" за
фильм "Из Африки" и номинацию за комедию "Тутси", тоже родился в
эмигрантской семье – и его дедушка с бабушкой, и родители были одесскими
евреями. Но сам Сидни Поллак родился в штате Индиана и считал себя
стопроцентным американцем. "Для меня давняя эмиграция родителей из
Одессы – исключительно из области семейных преданий"
14 авг 2019 11:20

Истории о...

АЛЕН ДЕЛОН:----
Будущий актер и секс-символ родился в пригороде Парижа Со, но детство свое провел в небольшом городке Бур-ла-Рен. Родители Алена не были богатыми, хотя отец был владельцем и управляющим небольшого кинозала "Режина". Но мальчику было всего два года, когда семья Фабьена и Эдит Делон распалась. После развода каждый создал
свою семью. Ален остался жить с матерью, но Эдит было очень занята в колбасной лавке нового мужа, и на воспитание сына у нее не оставалось ни сил, ни времени. В связи с этим было принято решение поручить заботу об Алене мадам Неро. В этой семье мальчика прожил несколько лет, но после трагической гибели четы Неро ему пришлось вернуться в родительский дом.
Ален Делон в молодости
В Делона уже с детства был трудный характер. По словам самого актера "за невыносимое поведение и систематическое хулиганство" его периодически выгоняли с разных пансионатов. Со временем родители поняли, что о классическом образовании для сына можно забыть, поэтому решили обучить юношу профессии колбасника. Тем более, что со временем он смог бы продолжить дело своего отчима Поля Булоня. Через год Ален получил диплом и начал работать по профессии в колбасном магазине в Париже.
В 17 лет у Делона появилась новая мечта - стать летчиком-испытателем. Но ей не суждено было сбыться по простой и банальной причине: в тот год набор в летную школу был завершен, а ждать следующего он просто не хотел. Ален все же поступил на службу во французскую армию. И способствовало этому совсем не патриотическое желание исполнить свой гражданский долг, а заманчивая сумма в 200 тысяч франков (именно столько зарабатывали французские офицеры в 1953 году). Сначала юный Делон был направлен в Брестское бюро по набору матросов, но уровень его школьных знаний оказался недостаточным для получения флотской специальности. У молодого француза было два пути: драить палубу или пройти обучение. Смышленый Ален, конечно же, выбрал второй вариант. Так он оказался в Центре флотской подготовки в Пон-Реан, а через некоторое время попал на войну в Индокитае в рядах парашютно-десантных войск корпуса морской пехоты. "Война сотворила со мной ужасное: она убила во мне остатки иллюзий и клочки надежд. Там я навсегда перестал быть ребенком. Я там не так уж много повидал. Случались лишь небольшие бои на улицах... Чувствовал себя мужчиной, хотя таковым тогда не являлся. Просто разыгрывал из себя мужчину, имел оружие" - вспоминает актер.
По возвращению в Париж, после демобилизации в 1956 году, Ален Делон устроился работать официантом в небольшую пивную возле Елисейских полей. Но с его взрывным характером на новом месте пришлось нелегко, и уже через несколько дней он уволился. "Администратор, метрдотель, старший официант — все они орали на меня, рядового официанта. Человеку с моим характером принять эту лакейскую должность было непросто".
Ален Делон успел отслужить в армии Безработный, без денег и жилья, Делон категорически не хотел возвращаться в родной Бур-ла-Рен. Тогда друзья посоветовали молодому Алену показать свои фото продюсерам, но ничего кроме отказов он не получал: "Вы слишком красивы, у Вас не сложится карьера". Сдаваться без боя Делон не хотел, и продолжал проходить различные кинопробы, где и произошла судьбоносная встреча с таким же начинающим актером Жан-Клодом Бриали. Они подружились и вместе отправились на кинофестиваль в Канны в надежде, что будут замечены известныйми режиссерами. Их надежды оправдались: на молодого Делона обратил внимание голливудский "ловец талантов" Гарри Уилсон. Удачные кинопробы в Риме - и Ален получил предложение работы в Америке. Чтобы получить семилетний контракт с известной голливудской киностудией, нужно было выполнить единственное условие - в течение трех месяцев выучить английский язык. И хотя отношение Делона к учебе всегда было поверхностным, но английский он начал учить добросовестно. И пока молодой француз мечтал о карьере в Америке, Бриали еще раз изменил его жизнь. Он познакомил начинающего актера с кинорежиссером Ивом Аллегре, который искал актера для съемок в своей картине «Когда вмешивается женщина». Делон понравился не только режиссеру, но и исполнительнице главной роли знаменитой Эдвиж Фейер. Поэтому, несмотря на недовольство продюсеров, Делон все же получил свою первую роль
После кинодебюта, Делон снялся в фильме Марка Аллегре "Будь красива и помалкивай", но небольшие роли в картинах братьев Аллегре не принесли Алену известности. Тем не менее, молодого актера заметили более именитые режиссеры. Уже в 1958 году Делона пригласили в историческую мелодраму "Кристина" Пьера-Гаспара Уи. Еще через год была картина "Слабые женщины" Мишеля Буарона. Но настоящее признание пришло к молодому актеру после премьеры детективной ленты Рене Клемана "На ярком солнце" в марте 1960 года. О Делоне заговорили как о таланте, в котором сочетается "душа дьявола" и "лик ангела". После выхода картины в мировой прокат Ален становится известными далеко за пределами Франции. Он получил предложение от известного итальянского режиссера Лукино Висконти. Так начался итальянский виток в карьере Делона.
В 60-е Делон очень много снимается, каждый год выходит несколько картин с его участием. Самые знаменитые «Рокко и его братья», «Затмение», «Леопард», «Радость жизни», «Мелодия из подвала», «Чёрный Тюльпан».
Ален Делон попал в Голливуд в 1965 году В 1965 году Делон, наконец, попадает в Голливуд, но снятые в Америке картины с его участием не имели большого успеха. По иронии судьбы, сразу же после возвращения в родную Францию в фильмографии актера появилось сразу несколько заметных работ: «Искатели приключений», «Три шага в бреду», «Самурай», «Бассейн», «Сицилийский клан». За следующие три десятилетия Делон сыграл еще в более 50 картинах. Также он попробовал себя в качестве режиссера, сценариста и продюсера. Французский актер долгие годы считался секс-символом и завоевал не одно женское сердце.
"Я много страдал, я иногда ошибался, но я любил", - так одной фразой описал свою жизнь Ален Делон. Сколько женщин было в его жизни? Официально актер был женат трижды, еще две женщины в его жизни сыграли далеко не последнюю роль. Все остальные были просто красивым украшением жизни не мене красивого Делона. Ален подарил свою первую любовь обаятельной и женственной Роми Шнайдер, с которой познакомился на съемках фильма "Кристина". Пара была обручена, но через шесть лет молодые люди расстались.
Ален Делон всегда имел успех у женщих Потом был роман с актрисой Нико, которая в 1962 году родила сына Ари. Женился впервые Делон на молодом фотографе Натали Бартелеми. У пары родился сын Энтони, но прожили они вместе меньше 5 лет. В 1969 году Делон попытался восстановить отношения с Роми Шнайдер, но повзрослевшие актеры поняли, что любовь уже давно ушла, остались только теплые воспоминания. Тогда же в жизни Алена появилась актриса Мирей Дарк. Их гражданский брак продлился тринадцать лет. Хотя актер периодически изменял Мирей и даже какое-то время жил с молодой Анн Перийо. Но после ужасной катастрофы, в которою попала Дарк, он вернулся к жене и поддерживал ее до полного выздоровления. Даже после расставания актеры остались друзьями. В 1987 году Делон познакомился с манекенщицей Розали Ван Бремен из Нидерландов. Она и стала его третьей гражданской женой. Розали подарила Алену двоих детей — дочь Анушку и сына Алена-Фабьена. Теперь, когда большая часть карьеры была позади, Делон, наконец, хотел посвятить себя семье. Но хватило этого желания только на 10 лет. С 1997 года Ален Делон официально считается холостяком.
Сейчас Ален Делон холостяк Алена Делона можно назвать успешным человеком. Он основал собственную киностудию, приобрел шикарные поместья, авиакомпанию, у него лучшие конюшни, яхты и богатейшая художественная галерея. Фабрики выпускают парфюм с его именем, выходят пластинки с его песнями. Актер создал свою империю, но... в ней страдает от одиночества. Делон мечтает, чтобы любили его самого, таким, какой он есть, а не тот образ, который был создан еще 50 лет назад."
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
В интервью во французском журнале Paris Match 82-летний Ален Делон подводит итог своей жизни и карьеры. Бывшая спутница бывшего президента, Валери Триервейлер, которая беседовала с актером, назвала эту встречу «Я, Делон: интервью моей жизни». Интервью появилось в специальном выпуске, посвященном 60-летию карьеры великого артиста. Вспомнив о своей жизни, своих ролях, друзьях и семье, Делон объясняет свое неприятие сегодняшней действительности: «Жизнь мне больше ничего не приносит. Я уже все видел, все пережил. Но главное, я ненавижу эту эпоху, меня от нее тошнит». «Я ненавижу этих людей. Все фальшиво, все – подделка. Уважения больше не существует, никто не выполняет своих обещаний. Только деньги имеют значение. Каждый день, с утра до вечера, мы только и слышим о преступлениях. Я знаю, что покину этот мир без сожалений», – говорит актер. Делон немного рассказывает о неудачах в своей личной жизни, о трудных взаимоотношениях с семьей. О женщинах, которых любил, и о друзьях, которых уже нет в живых. По его признанию, особое значение в жизни актера имеют собаки. Около пятидесяти его четвероногих друзей похоронены в его саду в пригороде Парижа, именно с ними он желает быть похоронен и сам. Жуткое старое фото! Вы только присмотритесь к этому снимку... Чем кесарята отличаются от обычных детей Знаете, что коричневые яйца сильно отличаются от белых? На вопрос о месте женщин в своей сегодняшней жизни Делон отвечает, что «ту самую» еще не нашел. «Я бы не сказал, что у меня не хватает кандидаток. У меня их около десятка, но ни одна не подходит на то, чтобы с ней вместе прожить остаток жизни. (…) Я мог бы жениться на женщине, только если бы она была готова сопровождать меня до конца моих дней», – объясняет Делон. Карьера актера еще далеко не окончена: в интервью он рассказывает о последнем фильме, который снимает Патрис Леконт, и в котором главные роли исполняют Ален Делон и Жюльетт Бинош. Однако съемки постоянно откладываются. Делон также говорит, что хотел бы вернуться на театральную сцену. Последний фильм, в котором Ален Делон сыграл роль Цезаря, «Астерикс и Олимпийские игры» вышел на экраны в 2008 году. В театре он в последний раз играл в 2013 году вместе со своей дочерью Анушкой Делон, исполняя и на сцене роль ее отца. «Я артист, но не актер, я не оканчивал актерской академии», – напоминает Делон, говоря о своей профессии. «Я ничего для этого не делал. В 14 лет я бросил школу, а потом пошел в армию. Я из тех артистов, какими были Жан Габен, Лино Вентура или Берт Ланкастер – сильные личности, которых снимали в кино. И я могу заявить, без излишней скромности, что мне эта профессия удалась». «Я никогда не мечтал о такой карьере, она сама собой получилась, – говорит Ален Делон, – Я не родился, чтобы стать Аленом Делоном. Я должен был умереть уже давно. Но это называется судьба».
На сайте есть фильмы об Алене Делоне-- *Кинозвезда. Ален Делон*, *Ален Делон. Мужчина на все времена*,*Ален Делон, уникальный портрет*,*Документальное кино. Monsier Ален Делон*--а худ.фильмов очень много.....
12 авг 2019 15:23

Веселый жанр невеселого времени

Михаил Жванецкий
О ЖЕНЩИНАХ ТРЁХ ВОЗРАСТОВ-----
Михаил Михайлович пишет о женщинах всю жизнь. Сегодня – три монолога Михаила Жванецкого, написанные в разные годы и посвящённые трём женским возрастам.
О наших прекрасных женщинах!
Женщины, подруги, дамы и девушки! В чем радость и прелесть встреч с вами? Почему вы созданы такими? Нежная
кожа, эти глаза, эти зубы и волосы, которые пахнут дождем. Этот носик и суждения по различным вопросам
Товарищи женщины, дамы и девушки! Назад! Вы уже доказали: вы можете лечить, чинить потолки, собирать аппараты, прокладывать кабель. Хватит! Назад! Обратно!
В поликлиниках женщины, в гостиницах женщины, в ресторанах женщины, в цехах женщины
Где же прячутся эти бездельники?
Она ведет хозяйство, она прописывает мужа и сидит в техническом совете. Она и взрослеет раньше, и живет дольше. У нас в новых районах одни старушки, где же старики?.. А вот бездельничать не надо – тогда будем долго жить.
Пьем, курим, играем в домино, объедаемся, валяемся на диванах, а потом же в претензии — мало живем. Морщины в тридцать, мешки у глаз в тридцать пять, живот в сорок. Кто нами может быть доволен? Только добровольцы. Лев пробегает в день по пустыне сотни километров. А волк? Все носятся по пустыне, ищут еду. Поел — лежи. А у нас поел — лежи, не поел — лежи. У льва есть мешки под глазами? А брюхо? Имей он брюхо, от него бы сбежала самая унылая, самая дряхлая лань.
Они, конечно, зарабатывают больше нас, наши женщины, с этим мы уже смирились.
Они выглядят лучше, с этим мы тоже смирились. Они одеваются красивее. Сейчас мы пытаемся что-то предпринять — жабо, кружевные воротнички, броши на шее… Ну куда?! С лысиной на голове и брошью на шее далеко не уедешь. А какие у нас походки от долгого лежания на диванах и сидения в креслах на работе? Вы видели эти зады, черпающие землю?.. А зубы — от курения, употребления соленого, сладкого. Горького и противного. А глаза, в которых отражается только потолок.
Наши милые дамы, наше чудо, наше украшение. Вставать рано, собирать детей и этого типа на работу. Самой на бегу проглотить маленький кусочек, успеть причесаться, кое-что набросать на лицо. Прийти на работу — и выглядеть. И в обед занять очередь в четырех местах и все успеть. И прибежать домой, накормить детей и этого типа. И бегать, и вытирать, и шить, и починять.
А утром будильник только для тебя. Для тебя будильник, как для тебя огонь плиты, для тебя толпа и давка, для тебя слова, шипящие сзади. А ты поправишь прядку, и бегом. И любят тебя как раз не за это: к этому привыкли. Любят за другое — за кожу твою, за ресницы твои, за губы, и слабость, и нежность твою.
И тебе еще надо умудриться, пробегая в день пятьдесят километров, оставаться слабой. И ты умудряешься: пойди пойми, что главное. И я тебя люблю за все. Только прошу, остановись на бегу — на работе, дома, встань стройно, посмотри в зеркало, поправь что-то в лице. Чуть сделай губы, чуть глаза, реснички вперед и наверх, покачайся на красивых ногах и опять… А мы ждем тебя. Ждем всюду. С букетиком и без. Со словами и молча. На углу и дома. Приходи! И в дождь, и в снег… И — не все ли равно!..
12 авг 2019 11:30

Истории о...

Композитор Жорж Бизе:-----
Жорж Бизе вошёл в дом и замер: в нём почти не осталось мебели, были распроданы даже ковры и домашняя утварь. Болезнь матери вползла в дом и привела с собой печаль, уныние и нищету.
Отец, седой и бледный, с трясущимися руками вышёл к нему навстречу: «Мальчик мой, ты
приехал, хвала Господу. Иди к ней, она ждет только тебя. Совсем плоха, совсем»... В комнате матери было темно, лишь около постели горели две свечи. Мария Рейтер, сиделка, вскочила и протянула руки к Жоржу: «Наконец-то! Как она будет рада». Бизе присел на кровать и взял едва теплую руку: «Мама, здравствуй». Она не сразу открыла глаза. А когда узнала сына, взгляд её наполнился нежностью, а потом блеснул привычной суровостью. «Не успела, — прохрипела она тихо. — Я не успела увидеть твой триумф. Но помни, что ты, Александр Сезар Леопольд, назван в честь трех великих полководцев, — она закашлялась, и Мария Рейтер поднесла ей стакан воды. — И ты с рождения отмечен Богом. Ты будешь великим, потому что ты — гений, и ты — мой сын, — рука её потянулась к его кудрям, как в детстве. — Я отдала тебе жизнь и отдала бы ещё что-нибудь, если бы у меня хоть что-то осталось». Рука упала в подушки, тело обмякло, дыхание сделалось едва слышным. Жорж умоляюще вскрикнул…
Прерванное детство
«Жорж, а ну поди сюда, негодный мальчишка!» — этого окрика он ждал и боялся. Ему снова не удалось улизнуть из консерватории. Мать приводила его утром и забирала после занятий на виду у всех учащихся, многие из которых были вдвое старше Бизе. Ведь он поступил сюда в десять лет, а среди учеников было немало тех, кто завидовал и дразнил его маменькиным сынком. «Я не позволю тебе растрачивать свой талант», — мать схватила его за руку и повела домой. Он знал, что будет дальше: его накормят, а потом закроют в комнате, и он будет играть на пианино до тех пор, пока не заснет от усталости.
Он был не против занятий. Ему было интересно и с отцом, учителем пения, и с матерью, профессиональной пианисткой, и с педагогами в консерватории, но, как любой мальчишка, он хотел бегать по улицам, швыряться камнями, таскать за хвост кошек и дергать девочек за косички. В четыре года мальчик уже знал ноты и умел играть на фортепьяно, а за две недели до того, как ему исполнилось десять, поступил в Парижскую консерваторию. Детство закончилось, едва успев начаться. В тринадцать лет Жорж начал сочинять музыку — вальсы, песни и даже небольшую комическую оперу «Дом доктора». Для матери он был гений — тот, кто прославит себя и её.
Жорж сопротивлялся ей и в то же время понимал: её упрямство и его талант дают результаты. Самому не хватило бы терпения и усидчивости. И вообще, ему больше нравилась литература. При первой же возможности он брал в руки книгу и уединялся.
«Ты вырос в музыкальной семье, — говорила мать, когда заставала его за чтением, — и будешь музыкантом, а не литератором. Выдающимся!»
Ребёнком он не обращал внимания на эти слова. Его учитель Галеви создал в классе потрясающую атмосферу, и учиться было легко. Жорж схватывал всё на лету, сочинял быстро и уверенно. Ему давали премии, хвалили, и это было приятно. О величии он и не помышлял. В девятнадцать Бизе закончил консерваторию и стал самым молодым лауреатом, получившим Большую Римскую премию, — за кантату
«Кловис и Клотильда». Вечный город, в котором Жорж учился, совершенно неожиданно стал для него источником вдохновения, творческих исканий и любви. Юноша был абсолютно свободен от наставлений матери. Иногда она писала ему письма о том, что его ждёт слава. Он отвечал: слава — ничто. Добыть бы денег! Хотя бы сто тысяч франков. Перестать делать черную работу и давать уроки. Начать жизнь рантье, и тогда можно сочинять всё, что угодно.
Где взять деньги?..
«Эй, похоже, ты ей нравишься», — подтолкнул Жоржа в бок приятель, с которым они шли по улице. Бизе покраснел. Полноватый и близорукий, с кудрями, завивавшимися так туго, что их сложно было расчесать, он вовсе не считал себя привлекательным для женщин. Говорил он всегда быстро и немного сбивчиво и был уверен, что такая манера изъяснения женщинам вовсе непонятна. И ещё у него постоянно потели руки, чего он тоже страшно стеснялся. «Ну, повернись же к ней!» — Жорж повернулся и увидел молодую девушку с корзинкой фруктов. Смешливую и кокетливую. «Ой, какой неуклюжий, — подтрунивала она над ним, когда они познакомились. — Такой смешной!» Он и правда был неловким и чувствовал себя прескверно. Особенно, когда Джузеппа обнимала его и запускала руку ему в кудри. «Поедешь со мной в Париж? — спрашивал он, опьяненный счастьем. — Я не богат, но заработать денег — это так просто. Две удачные комические оперы, и мы будем жить как короли». Письмо о болезни матери застало его врасплох. Везти в Париж Джузеппу сейчас не имело смысла. Он уезжал, заручившись её обещанием приехать, как только его матери станет лучше. Отец горевал в одной комнате, Жорж в другой. Нужны были деньги, чтобы бороться с болезнью и нищетой. Но где их взять? Ах, если бы Жорж сейчас смог написать гениальное произведение, которое принесло бы ему много денег. Он нанял бы лучших докторов, выкупил всё заложенное имущество, перевез Джузеппу из Рима в Париж и зажил бы прекрасной жизнью. Но на это нужно время, а его нет.
«Счета, мсье, — Мария Рейтер положила ему на стол стопку бумаг, — что делать? Продать что-нибудь ещё?» — «Не надо, — очнулся Жорж, — я найду деньги».
Антуан Шудан, владелец одного из самых известных парижских издательств, скрывая удивление, рассматривал человека, сидевшего напротив него. Неужели и вправду этот молодой робкий человек — лауреат престижной Римской премии, молодой гений? Делать на него ставку или нет? Сколько денег он может ему принести? «Вы полагаете, кого-то могут заинтересовать ваши сочинения?» — спросил он. — «О да, мьсе! Я готов писать всё, что угодно, хотя больше всего меня интересует музыкальный театр. Драма человеческих страстей, если мне позволено будет сказать». — «Это замечательно, но для начала вам нужно сделать имя, мой дорогой. Как, по-вашему, я буду продавать произведения никому не известного автора?» Бизе вспыхнул, стал мять в руках перчатки. «Мсье, дайте мне шанс». — «Я могу вам дать возможность заработать, — милостиво сказал Шудан, — сделайте переложения для фортепиано опер известных сочинителей, скажем, Шарля Гуно или «Герострата» Эрнеста Рейе. Получите наличными».
Дни и ночи напролет Бизе корпел над чужими партитурами. Одни произведения ему нравились, и он делал переложения быстро. Другие изматывали, и он скрипел зубами, то и дело вскакивал и ходил по комнате, чтобы потом снова заставить себя сесть и продолжить писать. Он исправно получал деньги, но их всё время не хватало. Каждый день кто-нибудь хотел от него уплаты по счетам. «Пиши симфонию, — словно в бреду повторяла мать, — как только ты это сделаешь, слава найдет тебя».
Но на симфонию у него не было времени. Первую он написал в семнадцать лет, для следующей у него пока не было сил. Бизе работал как каторжный, в перерывах пытаясь писать что-то своё. Он начинал и бросал, уверенный, что получается плохо. Черновики множились, и, несмотря на его упорный труд, с каждым днём росли долги.
Мать умерла через год после его приезда. Спасти её он не смог. Теперь надо было спасать себя и пожилого отца. Музыкальный театр манил его. Он старался ходить на все премьеры, знакомился с выдающимися музыкантами и актёрами своего времени. Но всё, что он писал, не находило одобрения. Комическая опера «Дон Прокопио» не
была оценена. Ряд оркестровых пьес, которые позже войдут в цикл «Воспоминание о Риме», — тоже. Друзья советовали ему продолжить карьеру пианиста, но он хотел сочинять музыку и был уверен, что выбранный путь приведет его к успеху. Оставалось только работать, ждать и терпеть нужду.
В 1863 году состоялась премьера оперы «Ловцы жемчуга». Критика отметила естественность и красоту вокальных партий, множество выразительных моментов в партитуре — вот, пожалуй, и всё. Опера прошла на сцене 18 раз и была снята с репертуара. Всё вернулось: бессонные ночи, чужие партитуры, уроки музыки. О Джузеппе Жорж почти забыл —привозить её в нищий дом было бессмысленно. Друзьям в Рим он писал: «Я работаю как негр, я истощен, буквально разрываюсь на части. Я обалдел, заканчивая четырёхручное переложение оперы. Что за работа! Только что закончил романсы для нового издателя. Боюсь, что получилось посредственно, но нужны деньги. Деньги, вечно деньги — к чёрту»…
От нервного истощения спасали обливания холодной водой, прогулки по городу и посещение театров. Отец тем временем женился второй раз. «Сынок, тебе нужна женщина. Ты успокоишься, начнёшь жить размеренной жизнью, перестанешь загонять себя в угол. Хватит быть одному!» От мысли создать свою семью Бизе становилось ещё хуже. Расходы увеличатся вдвое, появятся дети, и он совсем перестанет спать. Тогда он вообще не сможет сочинять и будет думать о деньгах двадцать четыре часа в сутки.
Страсть и презрение
…В поезде пахло кофе, дамскими духами и паровозным дымом. Жорж занял своё место и, как ему показалось, стал смотреть в окно. «Что вы уставились на меня, мьсе?» — спросила дама, сидящая напротив, и Бизе понял, что смотрит на неё неотрывно уже давно. «Простите», — смущённо опустил он глаза и тут же поднял их вновь. Её голос, низкий, бархатистый, с приятной хрипотцой, показался ему знакомым. «Нас представляли друг другу?» — спросил он. — «Если мне не изменяет память — нет». Она закинула ногу на ногу, приоткрыв щиколотку, и закурила трубку, глядя ему в глаза. Жорж потерял дар речи. Перед ним была сама Могадор. Она же оперная дива мадам Лионель, писательница Селеста Венар, графиня де Шабрийан. Стоило ли удивляться её прямоте и открытости? Юность она провела в притонах, потом стала танцовщицей, а когда судьба свела её с Альфредом де Мюссе, увлеклась литературой и стала описывать то, что знала о жизни, в романах. Её книги не залеживались на полках. О них старались не говорить в приличных домах, но о существовании этой женщины знал каждый парижанин. Дамы втайне мечтали подражать её смелости, мужчины вожделели раскованную красотку, говорившую о тех вещах, о которых их жены боялись даже думать. Во время встречи с Бизе прелестная Могадор была уже вдовой графа де Шабрийана и владелицей музыкального театра, где главные партии пела она сама. «Итак, я выхожу в Везине. Еду смотреть, как строят мою виллу «Лионель». А вы?» — «Я тоже, мадам. Рядом дом моего отца. Вы позволите вас проводить?» Впервые за долгое время сердце Бизе учащенно забилось. Эта женщина была мечтой многих. Мог ли он думать, что она будет благосклонна к нему? Ему двадцать восемь, ей сорок два. Что их может связывать? «Заходите ко мне на чашку чая, — проговорила Могадор, когда они дошли до её дома. — Расскажете о себе и своей музыке. Мне это более чем интересно».
В первый же вечер Бизе оказался в её постели. Все его невзгоды и горести утонули в непритворной страсти этой женщины. В открытое окно залетал тёплый ветер, раскачивал тяжёлые занавески и норовил задуть горящую свечу, едва освещавшую ложе, на котором, обнимая роскошную женщину, спал влюбленный композитор.
«Любимая!» — «Подите вон, вы мне надоели». Жорж не знал, куда деваться. Перепады настроения Могадор ввергали его в отчаяние. То она была нежной и страстной, то умной и дерзкой, то невыносимо колючей и неприятной. «Уходите! Убирайтесь! — швыряла она вышитые бархатные подушки. — И не смейте признаваться мне в своей любви! Меня вообще не интересуют такие мужчины, как вы — преданные, робкие и послушные. Я говорила вам об этом сотню раз. Найдите себе домохозяйку и отвяжитесь от меня». — «Дорогая, поставили мою оперу «Пертская красавица»! У нас будут деньги, много денег! Будьте моей женой!» — «Идите к чёрту!»
В порыве гнева просыпались все дурные привычки Могадор. Она употребляла слова, которые употребляли на самых грязных улицах Парижа. Бизе с его тонким вкусом и ранимой душой страдал и готов был провалиться сквозь землю. Могадор старела. Её преследовали финансовые неурядицы, ей не удавались задуманные проекты, и он ничем не мог ей помочь. Его доходы по-прежнему едва позволяли оплачивать счета, а его любовь была ей ни к чему. Она предпочитала холодных мужчин, чье внимание нужно было завоевывать. Расстаться с этой женщиной Бизе был не в силах. Каждый день он просыпался и засыпал с мыслью о ней.
«Чёрт побери, вы уйдете или нет? Как вам объяснить, что вы мне не нужны?!» — кричала она. А потом схватила ушат с холодной водой и окатила Жоржа с головы до ног. Послышался смех прислуги. Униженный Бизе вышел на улицу, где тихо кружился первый снег.
Обещать — не значит жениться
Врачи поставили диагноз — гнойный тонзиллит. Для человека, всю жизнь страдавшего простудами и ангинами, он сильно рисковал, возвращаясь в тот злополучный день пешком. Бизе работал лёжа, почти не мог говорить и милостиво принимал ухаживания верной Марии Рейтер. Но его физические страдания не шли ни в какое сравнение с душевными. Могадор, страстная, резкая, бескомпромиссная, приходила к нему в снах, смеялась над ним.
Опера «Пертская красавица» не имела успеха. Денег снова не было. Бизе почти не верил в себя. Он начинал работу и откладывал её. Болезнь не заканчивалась, нищета не проходила. Весной 1869 года Жорж Бизе, ещё слабый после болезни, вышел на прогулку вдоль набережной Сены. По улицам проносились экипажи, разбрызгивая грязь, торговки расхваливали на разные голоса нехитрый товар. Зацветали тюльпаны. В воздухе пахло чем-то новым и неизведанным. Жорж прошёл мимо дома своего учителя Галеви, умершего семь лет назад, и его охватило желание зайти туда, где ему было хорошо и спокойно. «Не узнаете меня, мсье? — спросила вышедшая ему навстречу девушка. — Как не стыдно! А ведь вы обещали взять меня замуж». Бизе вспомнил эпизод, как совсем юношей пришел к своему учителю и столкнулся там с девочкой. Она капризничала, и её отец сказал: «Будешь так себя вести, Женевьева, никто не возьмет тебя замуж. А уж тем более такой талантливый человек, как Жорж Бизе». Та затихла, подбежала к Бизе и вцепилась в полы его сюртука: «Ах, мьсе, скажите, что женитесь на мне непременно!» Ничего не оставалось делать, как ответить «да».
Их роман не был стремительным. Бизе искал повода, чтобы зайти. Наконец, он сделал ей предложение. Когда на городской башне пробили часы, он взял за руку невесту и сказал: «Это начало моей новой жизни». Казалось, в его многострадальную жизнь наконец заглянуло солнце. Женевьева взяла на себя домашние хлопоты, и сократила траты, окружив Бизе такой нежностью и заботой, чтобы он снова смог работать.
...Скандал разгорелся с самого утра. «Снова уходишь?» — Женевьева была в гневе. — «Я должен зарабатывать, ты же знаешь». — «Сколько можно заниматься поденщиной? Я не хочу так жить, ты неудачник!» Она захлопнула дверь, и Бизе остался один на один со своим отражением в зеркале. Да, он неудачник. Счастье, что его мать не дожила до этих времен. Каким бы для неё это было ударом! Урок в тот день отменился, заболел ученик, и Бизе пришёл домой раньше положенного срока. Единственным его желанием было сесть и начать писать, ведь у него есть заказ — комическая опера «Джамиле». В столовой слышались голоса. Его жена смеялась, ей вторил мужской баритон. Голос был удивительно знакомым. Бизе приоткрыл дверь и остолбенел. Его жена лежала на софе в одном пеньюаре, а рядом на коленях Эли Делаборд, композитор и преподаватель Парижской консерватории, давний знакомый, в последнее время зачастивший в гости. Весёлый, поверхностный, ничем и никогда не увлекавшийся всерьёз. А Жорж-то, глупый, радовался, что у его жены гость, способный её развлечь! Могадор была неправа. И с домохозяйкой он не может быть счастлив. Он неудачник. В 1871 году комическая опера «Джамиле» была завершена, через год он написал «Арлезианки», обе они были поставлены на сцене и шли с большим успехом. Это был подарок судьбы. Но ещё больший подарок ему сделала Женевьева, произведя на свет сына Жана.
«Кармен»
Делаборд из друга семьи стал проклятием. Где бы ни появилась чета Бизе, он всегда был рядом. Над Жоржем посмеивались, а он чувствовал себя беспомощным. Что делать, если он не может дать своей жене то, чего она хочет, — времени, внимания, любви. Ему надо работать, впереди ещё одна серьёзная опера. «Кармен». Уж она-то произведёт фурор! Прототипом главной героини будет Могадор с её страстностью. Музыка, которая выходила из-под его пера, не давала Бизе спать. И вот, наконец, премьера. Зал Парижской оперы полон, дамы и кавалеры в шикарных нарядах занимают места. Бизе, стоя за кулисами, холодел от страха. «Кармен» не может стать ещё одним провалом, нет, Господи! Закончился первый акт. Холодный приём, жидкие хлопки. Постановка оказалась весьма посредственной. Музыку никто не оценил. Женевьева не выдержала и покинула зал. На улице её ждал Делаборд. Бизе был раздавлен, уничтожен, убит. Зализывать раны он уехал в поместье своей жены Буживаль. Женевьева отправилась с ним. На прогулке они встретили Делаборда. «И вы здесь, мсье? — с горечью хохотнул Бизе. — Тогда давайте поплаваем. Наперегонки!» И бросился в холодную воду Сены.
Наутро композитор свалился с лихорадкой. Он стал глохнуть, немели руки и ноги. Днём у него случился сердечный приступ. Он то приходил в сознание, то бредил. Наконец, позвал Делаборда. «Нам нечего больше делить, — сказал Бизе, не открывая глаз. — Вы заняли моё место в Парижской консерватории. Стали любовником моей жены. Займите же и место мужа. Позаботьтесь о Женевьеве и моём сыне». Умер Жорж Бизе на 37-м году жизни, не дожив меньше четырёх месяцев до феерического успеха «Кармен» в Венской опере. Через год после неудачной первой постановки оперу с триумфом поставят почти на всех крупных сценических площадках Европы. В 1878 году Петр Ильич Чайковский напишет: «Я убеждён: лет через десять «Кармен» станет самой популярной оперой в мире». Так и случилось. А большинство произведений Жоржа Бизе вошли в Золотой фонд мировой классической музыки.
12 авг 2019 11:27

Это интересно

Татьяна Черниговская- «ФОРМАЛЬНО МЫ В ОДНОМ ПРОСТРАНСТВЕ...
Экология жизни. Люди: Профессор Татьяна Черниговская, доктор биологии и филологии, заведующая Лабораторией когнитивных исследований СПбГУ, читает интересные и полезные лекции о мозге, сознании и бессознательном, психике, искусственном интеллекте, мышлении и т.д. Порой в них проскальзывают поистине сенсационно-пугающие заявления о непостижимых тайнах и сюрпризах
нашего самого мощного компьютера. В некоторые просто невозможно поверить. Мы собрали для вас самые неожиданные.
1. Мозг — это загадочная мощная вещь, которую по недоразумению мы почему-то называем «мой мозг». Для этого у нас нет абсолютно никаких оснований: кто чей — это отдельный вопрос.
2. Мозг принимает решение за 30 секунд до того, как человек это решение осознает. 30 секунд – это огромный период времени для мозговой деятельности. Так кто ж в итоге приминает решение: человек или его мозг?
3. Действительно пугающая мысль — а кто на самом деле в доме хозяин? Их слишком много: геном, психосоматический тип, масса других вещей, включая рецепторы. Хотелось бы знать, кто это существо, принимающее решения? Про подсознание вообще никто ничего не знает, лучше эту тему сразу закрыть.
4. Мы должны серьезно к мозгу относиться. Ведь он же нас обманывает. Вспомните про галлюцинации. Человека, который их видит, невозможно убедить, что их не существует. Для него они так же реальны, как для меня стакан, который стоит на этом столе. Мозг ему морочит голову, подавая всю сенсорную информацию, что галлюцинация реальна.
Так какие у нас с вами основания считать, что то, что сейчас происходит, реально, а не находится внутри нашей галлюцинации?
5. Чтобы тебя не раздирало изнутри, нужно выговориться. Для этого существуют исповедники, подруги и психотерапевты. Заноза, если ее вовремя не вынуть, устроит заражение крови. Люди, которые молчат и держат все в себе, находятся не только под серьезным психологическим или даже психиатрическим риском, но и под риском соматики. Любой профессионал со мной согласится: все начнется с язвы желудка. Организм един — и психика, и тело.
6. Люди должны работать головой, это спасает мозг. Чем больше он включен, тем дольше сохранен. Наталья Бехтерева написала незадолго до ухода в лучший мир научную работу «Умные живут долго».
7. Открытие нельзя сделать по плану. Правда, есть существенная добавка: они приходят подготовленным умам. Понимаете, таблица Менделеева не приснилась его кухарке. Он долго работал над ней, мозг продолжал мыслить, и просто «щелкнуло» во сне. Я так говорю: таблице Менделеева страшно надоела эта история, и она решила ему явиться во всей красе.
8. У людей неправильные установки, они считают, что, например, повар хуже, чем дирижер. Это не так: гениальный повар перекроет всех дирижеров, я вам как гурман говорю. Сравнивать их все равно что кислое и квадратное — неправильно поставлен вопрос. Каждый хорош на своем месте.
9. Я вечно пугаю всех тем, что недалеко то время, когда искусственный интеллект осознает себя как некую индивидуальность. В этот момент у него появятся свои планы, свои мотивы, свои цели, и, я вас уверяю, мы не будем входить в этот смысл.
10. То что мозг оказался у нас в черепной коробке, не дает нам право называть его «мой». Он несопоставимо более мощный, чем вы. «Вы хотите сказать, что мозг и я — это разное?» — спросите вы. Отвечаю: да. Власти над мозгом мы не имеем, он принимает решение сам. И это ставит нас в очень щекотливое положение. Но у ума есть одна уловка: мозг сам все решения принимает, вообще все делает сам, но посылает человеку сигнал — ты, мол, не волнуйся, это все ты сделал, это твое решение было.
11. За существование гениев мы платим огромную цену. Нервные и психические расстройства выходят на первое место в мире среди болезней, они начинают опережать по количеству онкологию и сердечно-сосудистые заболевания, что являет собой не только вообще ужас и кошмар, но, кроме всего прочего, очень большое динамическое бремя для всех развитых стран.
12. Мы рождаемся с мощнейшим компьютером в голове. Но в него надо установить программы. Какие-то программы в нем стоят уже, а какие-то туда нужно закачать, и вы качаете всю жизнь, пока не помрете. Он качает это все время, вы все время меняетесь, перестраиваетесь.
13. Мозг — это не просто нейронная сеть, это сеть сетей, сеть сетей сетей. В мозге 5,5 петабайт информации — это три миллиона часов просмотра видеоматериала. Триста лет непрерывного просмотра!
14. Мозг не живет, как голова профессора Доуэля, на тарелке. У него есть тело — уши, руки, ноги, кожа, потому он помнит вкус губной помады, помнит, что значит «чешется пятка». Тело является его непосредственной частью. У компьютера этого тела нет.
15. Способность получить высококлассное образование может стать элитарной привилегией, доступной только «посвященным». Вспомним Умберто Эко, предлагавшего в романе «Имя розы» пускать в Библиотеку только тех, кто умеет, кто готов воспринимать сложные знания. Произойдет разделение на тех, кто будет уметь читать сложную литературу, и тех, кто читает вывески, кто таким клиповым образом хватает информацию из интернета. Оно будет раздвигаться все больше и больше.
12 авг 2019 10:15

Нам надо поговорить. Татьяна Черниговская

Мне тоже очень нравится Татьяна Черниговская,Ирочка.Многое интересно и достойно понимания.Есть интересная статья,найду и если etvget позволит,помещу.Тоже интересная статья.-----------
" Татьяна Черниговская: Не надо читать плохие книги, не нужно общаться с плохими людьми-------------(слушать плохую музыку и смотреть плохое кино)
Не знаю, все ли это осознали, но ясно, что мы все вошли
в какую-то другую цивилизацию за последние годы. Совершенно непонятно, что этотакое, но этот мир, в котором мы сейчас оказались, точно не такой, как все предыдущие тысячелетия.Потому что, хорошо, человек двигается на лошади или на велосипеде, или на медленно идущем поезде – это одна история. А человек, который летает в космос и за шестьчасов перелетает через океан на другой континент, – другая история.И вот этот весь виртуальный мир, в котором размыты географические границы, – вы не знаете – человек, с которым вы беседуете по скайпу или он вам пишет, он находится в соседней комнате или он находится в Гималаях? Более того, вы даже не знаете — реальный это человек или нет, или это группа людей, ну и так далее, не будем, это могла бы быть интересная тема, но другая.Все как-то разъехалось. Разъехалась география, разъехалось время, разъехалась идентичность людей. Непонятно, я это кто и вообще есть ли я, и вот этот другой – это кто, это реальный человек или нет? Или это какой-то интернет-ресурс, у которого есть имя и фамилия и якобы это чья-то подруга, а на самом деле это спецслужбы целиком работают на этотинтернет-ресурс.То есть что-то такое произошло, это совершенно ясно. И как нам из этого выпутываться тоже непонятно. Я вообще алармистка, я не паникерша, но опасности вижу очень много, в том числе и на этом пути. И не в том смысле, что какой-то безумец на кнопочку нажмет, такая опасность есть, но в том смысле – мы умом не тронемся от этого мира? Мы вообще это можем переварить, вот эантропологические изменения, которые в мире произошли?Ясно, что дети, которые вырастают, – это совсем другие дети, потому что они в другом совсем мире живут. Доступность информации огромная. Что с этой информацией делать?Я помню, когда я писала кандидатскую диссертацию, был вопрос – где взять литературу? Сейчас вопрос – как от нее избавиться, куда ее деть, эту информацию? Каждый день приходят десятки статей, даже если взять (я во многих областях работаю одновременно), но, если взять любую из этих областей, то по каждой из них каждый день выходят десятки статей. Я не беру плохие статьи, даже хороших выходят десятки, научных. Значит, их не только нельзя обдумать, их даже нельзя прочесть.Получается парадоксальная ситуация, что информация что есть, что нет. То сть она есть, а что с ней делать? Ты просто не можешь, иначе ты будешь только читать. В общем, какая-то беда. Как с этим быть, непонятно.Также непонятно, как организовывать образование в таком случае? Я, как маньячка, все время говорю, что мы же не можем держать детей в школе 16 лет, чтобы все это пройти. С другой стороны, мы не можем делать вид, что все закончилось на Ньютоне, правильно, потому что после Ньютона много чего произошло. Значит, если мы скрываем информацию, потому что мы ее не успеваем сказать детям, значит, мы их обманываем.Человечество имеет уже знания, далеко ушедшие. Мы им не говорим, что не честно. Если мы будем говорить, то они там будут 20 лет торчать в этой школе. Значит, нужно резать какие-то куски. Как резать, по какому принципу? То есть с этим что-то надо делать. Это, разумеется, осознают и обсуждают, но что-то я не видела разумных решений.Но вот это вступление отчасти к тому, о чем я буду говорить.Думаю, что когнитивная наука, внутри которой я работаю, это, к сожалению, модный термин, и даже почти неприлично его произносить, что-то вроде нанотехнологий, они настолько маленькие, что их никто не видел. Но вот с когнитивной наукой как бы все, потому что туда вот по классике входит: лингвистика, психология, искусственный интеллект, нейронауки, философия, потому что без нее тут не обойтись, то есть это зонтик такой, в который входит много чего.Но если про все это забыть, то когнитивная наука стала такой модной, потому что она про то, как мы или не мы, а кто-то другой, с кем мы еще не встречались или встречались, например, кот или компьютер, как он обрабатывает информацию вообще? Что он с ней делает? Ну и естественно, что центральным образом это все крутится вокруг человеческого мозга. Если бы он дал себе труд, этот человеческий мозг, нас подпустить к своим знаниям, то это бы определило очень многие области нашей жизни, включая образование, все его уровни, потому что мозг, если что и умеет, то учиться.Вот он для этого создан, для того, чтобы обучаться. И он знает, как это делать. Хорошо бы, чтобы он нам это сообщил. Вот тут вы могли бы задать мне справедливый вопрос, который я сотни раз слышала: «Вы говорите «он» и вы говорите «я», вы хотите сказать, что ваш мозг и вы – это разные, почему вы говорите «он делает это…», почему не «я делаю это»?Отвечаю прямо сразу – да, мы разные. Есть заблуждение, которое в бытовом языке присутствует, когда я говорю «мой мозг». Это очень самонадеянно. Нет, это он должен сказать: «Ты здесь что? Я здесь временно разместился. И я, вообще-то, управляю ситуацией». Что правда – управляет ситуацией он. И это оскорбительная для нас картина. Я постараюсь об этом поговорить.Люди – это такие существа, которые очень любят иметь дело с виртуальной действительностью, они имеют дело со знаками. Меня всегда интересовало – ну вот, скажем, стоит стакан с водой. Вот он уже есть – реальный стакан, в нем вода. Его зачемрисовать? Серьезно вопрос задаю, без шуток. Откуда взялась идея дублирования мира?Все искусство, равно как и не искусство, а язык, он дублирует: реальный стакан дублируется словом «стакан», никаких там «тургеневских барышень» не было на свете, пока Тургенев их не придумал, после этого все барышни думают: «Так надо же в обморок падать». Чуть что – падаешь в обморок. Вокруг все носятся: нюхательные соли, платочком там, все такое. Так же, как не было никаких Рахметовых, пока не появился Рахметов, после чего всем стало ясно, что нужно спать на гвоздях – испытывать характер.Не было никаких «лишних людей», об этом Лотман еще говорил, кстати, про «тургеневских барышень» тоже. «Лишние люди», оказывается, есть: бездельники – извините за цинизм, я сознательно цинична – встали диванов, отбросили кальяны и говорят: «Мы же поколение лишних людей».
То есть вот эта вот игра в символы такие. С того момента, когда это чем-то называешь, оно вроде этим и становится. Вот эти все дубли, с чем мы имеем дело — математика, например, что это такое? Числа- вот что такое «2»?
Я не банальный вопрос задаю, понятно, что два – это вот так вот пишется или вот так вот, я не про это. Вообще, вот это что такое? И что она обозначает? Понимаете, любой вопрос, который дальше задаешь, он неизвестно куда…
Время.
Это все могли быть предметы отдельных и довольно больших лекций. Время оно объективно есть или оно в голове у нас есть только, а его на самом деле нет? Вы мне, понятно, скажете, что Эйнштейн нам.., это я все сама знаю, но есть и другие, я имею в виду, например, Бергсон с Эйнштейном, они друг друга просто убивали, потому что тот говорит – время интуитивно, его длина, а никакой объективности нет, а одна минута у вас может длиться год и год может длиться, условно говоря, как минута. Это зависит от состояния, контекста и так далее.
Время течет в одну сторону? Вот вопрос, если ребенок задаст, то ему двойку поставят в школе, а это очень серьезный вопрос. Время течет в одну сторону, оно течет с одинаковой скоростью? Оно течет без перерывов? Всегда считали, что да, а в квантовом мире? Не буду о страшном на ночь. Может оно у нас в голове?
У нас такой мозг, который порождает время, математику, музыку, язык. Будь другой мозг – не порождал бы. Что творится в мозгах у курицы, я ума не приложу и никогда не смогу приложить ум к этому, потому что никакого хода в это нет. От того, что мы в курицын мозг понавставляем электродов или его нашинкуем, как капусту, мы ничего не увидим, кроме ткани, это не будет говорить нам о том, как условная курица видит мир.
Это тем более характерно для людей. Нет у меня способа узнать, что в голове кого-нибудь из здесь присутствующих находится, и никакая аппаратура мне не поможет никогда. Потому что аппаратура про другое. Потому что, я повторяю, что там человеческий мозг- смотрим, что там деепричастие, что ли, увидим, часы или что там лежит? Там нейроны лежат. Что делать-то дальше, как перешагнуть от нейронов к Шекспиру, как собираетесь перешагнуть?
Едем дальше. Вот предки наши так выглядели. Это реконструкция неандертальцев (изображение на экране). Между прочим, несколько лет назад, я когда (ну я же университетский профессор, студентов учу) про происхождение человека, происхождение языка там несколько лекций у меня в курсе сеть, читала, я говорила снобистские, и это все было неправда, как позже оказалось, но я извинялась уже – я говорила – неандертальцы — бастарды такие, они нам не родственники, тупиковая ветвь, мы их переиграли, они загнулись и ничего не оставили.
Это все было правдой до тех пор пока не секвенировали геном, а когда секвенировали геном, как человеческий, так и неандертальский, то теперь мы точно знаем, что а) смешение было, что неандертальские гены есть в людях и они по-разному распределены по планете. Например, наибольшая их концентрация- никто не имеет понятия- на севере Италии почему-то много неандертальских генов. Я думаю, этим обязаны мои любимые вина «Бароло» и «Барбареска», там уж очень они хороши. Ну, в общем, шутки шутками, представьте себе время, когда на планете жили несколько видов Homo, вообще вот я не знаю, куда смотрят фантасты? Хороший сюжет. Представьте себе, что у вас дома живет кошка, и не вполне кошка- недокошка и посткошка, вообще, что это такое?
Так вот, были люди, которые были разных уровней развития, можете себе представить, они конкурировали, и кстати тогда, когда я неправду говорила, что они не смешивались, я тогда же думала, а почему они не смешивались? Понимаете, моральных запретов не могло быть, значит мог быть только биологический запрет. Это значит, что эти виды homo- разные homo — осознавали соседей как другой биологический вид, и тогда действует биологический запрет, то есть нет объяснения, почему бы им не… так прекрасно скрещивались.
Поэтому я повторяю, даже в современных людях, говорят, все вымерли. Я недавно шла мимо Мариинского театра (я вообще люблю про жизнь) там шел неандерталец. Вот такой (изображение). У него был лоб вот такой, нависающие надбровные дуги, он был такой коренастенький. И все говорили, что у них не было потомства, то есть, как бы все кончилось- у него была коляска, он вез коляску, там другие неандертальцы лежали, так что все в порядке. Ну, в общем, смех, конечно.
Вот это не картинки (изображение), то есть это рисунки, конечно, но это реальные реконструкции по останкам. Вот так примерно эти ребята выглядели. Ясно, что это уже никакая не обезьяна, это люди, и у них много чего было: у них было символическое мышление, как мы понимаем, потому что есть артефакты на тему украшений.
Не знаю, знаете или нет, что несколько лет назад на Алтае был открыт еще один вид человека “Денисовский человек” (Homo denisova), или “человек Алтайский” (Homo altaensis) он называется. Вот я была в этой пещере Денисовской, и там как раз была эта команда, которая это все делала, так что страшно интересно было. Они в пещере, которая размером примерно с этот зал умудрились откопать- вообще, как они работают, археологи, – это фантастическая работа, они же просеивают ситечком вообще все на свете – они откопали фалангу мизинца тринадцатилетней девочки. Эта фаланга попала к генетикам, которые отобрали нужного качества материал, сиквенировали геном, совершенно обалдели от этого дела, потому что они обнаружили, что это другой геном, что это не неандертальский, чего они ждали, ну в общем, открыт еще один вид людей.
А недавно я в «Сапсане» в Москву ехала, и еще какого-то отрыли в Африке, в общем, нет конца этому делу, ничего мы про себя не знаем. Но, что интересно, почему я говорю про символическое мышление, потому что там же, где мизинец этот лежал, там были украшения. Украшения- это признак высокой степени организации сознания, потому что украшения ни для чего не нужно, практически, оно нужно только либо как ритуальное, а это говорит об очень высоком уровне развития психического, либо дарить, то есть это уже не звериное.
Так там найдены (сама видела) браслет, из чего-то, что на мой вкус – нефрит, может это не нефрит, но похоже, из двух частей он сделан и он скреплялся кожаными тесемочками такими; кольцо из камня – вы попробуйте сделать из камня кольцо, вам понравится. Нет, ну как сделать из камня кольцо, вы представляете, какая технология? Там еще был, конечно, чистый смех, а именно, бусины страусиные. Откуда там страусы, я спрашиваю, я думала, я очень умна, как это со мной бывает ошибочно, и говорю: «Может, здесь тогда климат был другой, какие страусы тут ходили». Они посмотрели на меня с сожалением, естественно, и говорят: «Вы думаете мы вообще не понимаем, что делаем? Мы, разумеется, проверили — не было там никаких страусов». Как туда попала бусина из страусов?
о это все-таки требует объяснения, что торговля что ли была на таких расстояниях? Это значит нам вообще тогда… давайте разойдемся спокойно, пойдем выпьем пива. Это значит, что мы вообще ничего не понимаем, то есть это вообще другая история тогда была. Ну вот, кроме того, у них – о чем бы я тоже долго могла говорить, но не буду, это я вас завораживаю – у них найден ген, есть такой ген FOXP2 , который кандидат на ген, который очень сильно влияет на языковую способность. То есть, тот, у кого есть этот ген, он говорящий. Правда, этот FOXP2 есть и у других биологических видов – в этом неприятность, у которых не замечено, что это грамматики, скажем у крокодилов.
Вот слезы замечены крокодильи, а грамматики как-то никто у крокодилов не видел, а ген этот есть у него. Это как-то всех стало смущать, но потом оказалось, что это тот же ген, который человеческий, но он отличается на две аминокислоты, и это существенные вещи, мы сейчас не будем ее обсуждать. Зачем я про это говорю? Потому что у неандертальцев и у денисовцев – вот этот вид FOXP2 , из этого следует, что они могли говорить. Доказать это мы не сможем никогда, потому что понятно, никаких свидетельств нет и никогда не будет. Но наличие этого гена — очень подозрительная вещь.
Это значит, что наша история уже как развитого homo – вида гораздо древнее, чем мы предполагали. И повторяю, мы не договаривались до украшений такого рода. Кольца там, вообще, что такое? Так вот, если неандертальцы — лучшие мозги наши, как так вышло, что мы доразвивались – «мы» – это я случайно сказала – не мы, а они доразвивались до такого феноменального уровня, мы не знаем.
Ясно, что мозг эволюционировал в нужную, как мы понимаем, нам сторону. То есть развивалась кора и не просто вся кора, а передние зоны коры, которые и определяют наш высокий интеллектуальный и психический уровень. Более того, скорость развития разных зон мозга была разная, что само по себе очень странно. Почему бы им не развиваться, всем этим зонам, с одинаковой скоростью? Почему стали развиваться те зоны, из которых получились вот такие существа высокоразвитые, которыми современный человек является. Не правильно задан вопрос, потому что на вопрос «почему?» ответить нельзя. Разве что креационизм, если на эту дорогу встать, тогда Господь посмотрел на все это и сказал: «Хватит. Обезьянничать хватит. Мы вот там хромосомку подкрутим, тут немножко аминокислоту подправим, и поехало в нужную сторону».
Но это я хулиганю, конечно, так вопрос ставить нельзя, на это нет ответа. Ответ, который полагается давать- естественный отбор, все это в пользу бедных, потому что, он, конечно, есть, я не спорю с этим, но а что это значит? Все равно, что говорят: «А это у нас инстинкт». Вот человек или животное делает то -то и то- то — это инстинкт. Это что значит? Я книжки читала. Я дважды доктор наук, все считают меня психологом к тому же, это неважно, кем они меня считают, я имею в виду, что в книжках написано, я знаю, я не двоечница. А теперь после этого вы мне ответьте, а что такое инстинкт? И что-то я ни разу не услышала ответа. Это что-то вроде Джокера в картах. Когда ты не знаешь, как это назвать, говорим – а это у нас инстинкт будет называться. Инстинкт это что?
Ну хорошо. Мы же все-таки про учение. Вот эта карикатура (изображение) отражает нашу систему образования, особенно ту, которая вокруг ЕГЭ, потому что это- объективно давайте проверим и сдавать все будем один и тот же тест- это тест «Влезть на дерево». Только сдают его слоны, рыбы, обезьяны, птицы, тюлени, ну и дальше можно продолжать этот ряд.
А оценивать будем объективно. Только он не может сдать его по понятным причинам. То есть, что-то у нас здесь не то. Вот если бы ЕГЭ не дай бог предложили сдать Пушкину с Лермонтовым, то они бы их точно провалили. Не потому что они не дожили до Нильса Бора, а потому что они его в любом случае бы провалили, что не отменяет их гениальности. Я тогда спрашиваю- на кой нам это черт?
Один мой приятель и коллега в свое время тест IQ адаптировал для русскоязычной публики, и мне дал дискету – посмотри, говорит, ее. Я ее включила дома, как дура, я бы сказала, а там она еще считала время реакции. И она мне выкидывает вопрос: Платье в штате Техас стоит 134 доллара (вымышленная цифра) 54 цента, налог на продажу 4 и 75, а в штате Айова такое платье стоит столько-то. Так где купить?
Вот еще раз говорю, если меня будут в масле варить, я эту задачу не решу. Потому что я очень плохо считаю. Если в ответ на это они мне скажут, что у меня узкий и низкий одновременно интеллект, то я злобно посмеюсь. Потому что я то знаю, что у меня сильный интеллект и, независимо от скромности, сообщаю это публично. Ну смешно говорить, из того, что я не умею считать, следует только то, что я не умею считать. А если не секрет, мне зачем уметь? У меня вот есть кое-кто, кто считает. Также мне не нужно помнить таблицу логарифмов, разве что, если я больная. Потому что есть люди с патологической памятью, которые на вопрос, какой день недели в Италии был 17 ноября 1654 года, отвечают – среда. Проверяешь- и правда среда. Ну и что? Он не знает, как кофту застегнуть, зато — среда! Ну что это?!
В общем, вот это вот, чего нам не надо (изображение). Конечно, не всем везет так, как некоторым. Но эти некоторые, заметьте, чрезвычайно медленно и плохо развивались, были на грани того, чтобы не быть принятыми в школу и под подозрением недоразвитости мозга, а это Эйнштейн- один из лучших мозгов планеты. Это, кстати, родители должны иметь в виду. Из того, что ребенок какой-то не такой, может разное следовать.
У меня был какой-то период в жизни критический, когда я подумала, до чего мне осточертела эта Академия наук и вообще все, провались они… Пойду детей учить в школу, но я быстро опомнилась, я испугалась, я вам честно говорю, клянусь, правду говорю. Я подумала, вот сидит в классе 20 человек, откуда я знаю, кто они, эти дети? Один из них, может быть, этот, второй, может быть, Моцарт, третий, может быть, Гитлер, четвертый, может быть, Пикассо. Откуда я знаю, как я смею их учить? Учительницы счастливо не боятся этого факта. Они об этом не подозревают. Они считают, что вот сидят там… им надо показать!
Ну хорошо. Учение происходит не только в школе, учение происходит всегда. Мозг, если что-нибудь и умеет, причем любой мозг, всехний мозг, не только человеческий, если он что-нибудь и может, то учиться. Вот это он знает, как делать. И учение происходит всегда: в лесу ли вы гуляете, блины ли вы печете, он, знай, работает, он свое вынимает из этого. И не только на тему, как печь блины, он попутно с этим еще много чего придумал. Вот не жмотился бы, рассказал бы, как он это делает.
Почему сейчас такая мода на это пошла? На что влияют наши знания о мозге? Точнее сказать, на что должны были бы они влиять? Как организовать образование? Может быть, не надо вкачивать в людей такое количество информации? Зачем ему таблица логарифмов, ну, условно, это я как метафору говорю. Ему зачем знать, когда Наполеон женился на Жозеффине – это что, важная информация? Или, может, он в Гугле это узнает через полторы секунды? Но вы могли бы мне сказать, и я сама себе все время говорю, и это правда, если мы отступим на противоположный полюс, тогда мы будем иметь тотальных дилетантов вообще везде, они ничего не будут знать, кроме общих идей. Что тоже нас не устраивает, потому что я не хочу попасть к хирургу, который знает общие идеи, я хочу попасть к хирургу, который знает анатомию.
То есть здесь есть опасности, конечно. Может, их надо научить извлекать информацию? Например, вот мы студентам это говорим, мы говорим: «В Гугле – это если вы забыли, как соус делать, а если вы всерьез, то Гугл — это не то место, где ищут информацию, а есть вот такие-то сайты». Мы им там- страницу сайтов, которым мы доверяем.
То есть, может, их надо метовещам учить – где брать. Как научить учиться? Может их надо учить тому, как учиться? Как контролировать внимание и память? Ну вы, наверняка, все знаете, что огромное количество детей и вырастающих из них взрослых с дефицитом внимания, которые на одном месте усидеть не могут не потому, что они мерзавцы, ну вот так сложилось. Они не контролируют свое внимание, у них расхлябанная память какая-то, они что-то не знают, как делать.
Короче говоря, вот такие метовещи. Этого очень много, количество таких детей растет. Растет оно потому же, почему раньше нам не объявляли о катастрофах, а теперь объявляют, то есть их и было столько, да мы не знали. Или их на самом деле число растет, тогда это вопрос, как бы серьезный. Это что, мутация какая-то пошла, что все вдруг разучились читать, писать?
Количество людей с проблемами чтения и письма огромное – миллионами людей исчисляются, многими миллионами людей. Это проценты, скажем, англоязычного населения там, ну примерно, это очень условные цифры, потому что никто не сканировал весь мир, но, условно скажем, 30% людей, представляете, сколько это миллионов людей, у которых проблемы с чтением и письмом. Вы можете сказать- у нас есть Spell Checker , он за нас там напишет. Мы же не про это говорим, а мы говорим, что у них здесь-то творится, если он «корову»-то написать не может. Что у него в голове?
Как научить правильно классифицировать и упаковывать информацию, опять-таки мне уже даже надоело говорить про это, но как ее положить? Вот в этом смысле компьютер- хороший пример, потому что вот эти все статьи, которые мне валят, не говоря уже о том, сколько сумасшедших мне пишет, рассказывая, как устроен мозг и что такое сознание, как с инопланетянами… вчера они объяснили это. В общем, все в порядке. Если отставим этих сумасшедших, а просто научные статьи – куда их деть? В какую папку их положить? На букву «А»?
Туда, где дети, туда, где глаголы, туда, где позитронная эмиссионная томография, куда это деть-то все? У меня папочка есть, называется по-русски, на одном компьютере «Другое», а на другом называется «Ада». Эти папки можно спокойно стереть, потому что в них гигантское количество свалки лежит. Она что есть, что нет, ее все равно разобрать нельзя. То есть это я сама с собой играю в игру, как будто я сохранила, я найти-то не могу все равно. Вот в голове -то у нас то же самое происходит.
Как это найти? Вот я хочу, чтобы всем было понятно, хотя со мной не все мои коллеги согласны, но у меня много есть доказательств, вполне научных – мозг запоминает все, мимо чего он прошел, унюхал, попробовал, услышал, потрогал и так далее. Мозг не решето, ничего не высыпается из него. Поэтому не надо слушать плохую музыку, не надо читать плохие книги, не надо всякое дерьмо есть, не надо дрянь пить, не нужно общаться с плохими людьми – это все там и осталось, весь этот яд там лежит. Вы о нем не знаете до поры до времени, во-первых. Во-вторых, мозгу глубоко наплевать на то, знаете ли вы про это или нет, потому что он своей жизнью живет, что хочет, то там и делает.
Дальше. Структура и организация общества могла бы зависеть от того, что нам известно, мозг- сложнейшая из систем, сопоставим только с Вселенной. Ничего сложнее, чем мозг, мы не знаем. Мы и про него ничего не знаем, мы знаем одно точно, что это сложнейшая система. Если эта система в случае нормы, а не патологии, правильно работает, значит, она знает, как работать. Слабо бы ему нам сказать, может, мы бы организовали как-то жизнь на земле, чтобы она получше была организована именно. Как ее организовать? Если нам удастся подсмотреть, как он это делает, может, мы сможем это применить? Это принцип функционирования сложных систем. Общество- это сложная система.
Как принимаются решения? Мы, почему-то, считаем, что мы сознательно решения принимаем. А с чего взяли-то, что сознательно? Нет, не сознательно. Большинство вещей, которые мы делаем, никогда не попадают в сознание, вообще никогда. Он сам что-то делает, довольно, между прочим, наглую позицию занимает и оскорбительную для нас.
Я вот опять же говорю, что у меня дома книжка научная есть, которая называется «The mind’s best trick» Вот это «trick» мозга заключается в том, что, мало того, что он сам все решает, он еще совершенно неблагородно посылает нам сигнал успокоительный- главное не волнуйся, ты все сам решил, все твое, сам все решил. Это что? Это оскорбительная для нас ситуация. Вы, конечно, совершенно спокойно можете меня сейчас схватить и сказать – а мы тогда кто? Вот на этот-то вопрос и нет ответа. Значит, если там где-то этот монстр живет, который я, как безумная говорю – это мой мозг, а он смеется в это время гомерически.
Кто кому хозяин? Опасная вещь, серьезно вам говорю, поэтому не вредно бы знать, как мы принимаем решения, и на эту тему отдельные науки есть, в том числе и спекуляция на этих науках. Сейчас есть такая область, называется «нейроэкономика», ну это, вообще, туши свет. Они магнитом находят- вот здесь решение принимаем, если магнит туда поднесем, то он был, конформист, а стал либерал. Ну, в общем, красота.
Образование.
Я уже говорила, организация образования могла бы быть другая, и очень важный пункт- это воспитание элит- не стоит недооценивать. При такой сложности мира, а он всегда был сложный, но сейчас он вообще запредельно сложный мир- им же кто-то должен управлять. Кто эти люди, которые управляют? Они умеют? Они подготовлены? У них чувство ответственности есть? Они знают, как принимать решения
Это очень трудный вопрос – элиту нужно профессионально готовить, потому что от них зависит – он кнопку нажмет или нет. Конечно, он может спятить и нажать все равно, но если мы не берем ситуацию, что у него крыша съехала, а просто на основании чего он решения принимает? Он умеет принимать решения? Не данное конкретное, а вообще? Кстати, во всех серьезных странах вот эти элитарные школы – я не в плохом смысле говорю — специальные школы, из которых дети потом поступают в очень серьезные университеты, знаете там какая муштра, я специально готовилась, там абсолютно никакой свободы близко даже не лежало. Очень жесткая дисциплина и за малейшее нарушение — вон. И там муштруют, потому что от них зависит- мы как, вообще, на этом шарике, кто жить будет дальше?
Мы довольно много знаем о нейронах и их свойствах. Мы все больше знаем, как устроены нейронные сети, и мы должны знать, что есть сети, есть сети сетей, сети сетей сетей, это туши свет, это очень сложная система. Мы знаем, конечно, что есть функциональные блоки в мозгу. Скажем, эта часть занимается языком, эта занимается зрительными образами, есть зоны, которые особенно заняты памятью, но если всерьез, то весь мозг занят всем.
Эти зоны есть, и мы о них знаем, потому что, если кирпич упадет на зону Брока, то человек перестанет говорить, и это факт. Но обратный ход неправильный. Нельзя сказать, что речью управляет такая-то зона. Речью, как и сознанием, памятью, всем управляет весь мозг. Что мы теперь знаем, что если голову человека сунуть в томограф, и он начнет выполнять какую-то задачу, вы увидите, что там творится. Особенное впечатление производит на меня, произвело, когда я видела, что происходит в голове у синхронного переводчика.
Ну это я вам скажу! Я не понимаю, почему они живы. Горит мозг, вы понимаете, он полыхает, просто весь, там работает все! Аж взрывается! Потому что онлайн, очень быстрая работа, очень трудная когнитивно, с огромной скоростью, очень нервная, стрессорная- весь мозг занят. А кажется – это же лингвистическая работа языковая- должно вот здесь все полыхать, а в других местах не полыхать. Так вот нет.
Ну хорошо. Объем информации гигантский. Мозг может хранить – очень часто задают вопрос: сколько мозг может вместить информации? Сколько угодно. Реальных пределов нет. Триста лет надо смотреть без остановки какую-нибудь муру, и у вас все равно в мозгу хватит места. То есть так вопрос не стоит. Это не значит, что мозг не может перегрузиться, но это не за счет того, что у него места нет. Это не про место, а про усилия. Данный мозг не выдерживает такой нагрузки, а данный выдерживает. Это, кстати, я предупреждаю возможные вопросы, говорю- там надо детей начать учить высшей алгебре в полтора года или не надо?
Вот кого надо, а кого не надо. Если такой ребенок уродился – гениальный математик, то пусть благополучно он делает то, что ему нравится. Но остальных только не надо втягивать в это дело, потому что вы их погубите. Когда мы говорим, сколько информации вмещает мозг- это не правильно заданный вопрос, потому что сначала надо договориться о том, что мы будем считать информацией в этом случае: сознательной или бессознательной?
Большинство, я повторяю, 80, как минимум, процентов в сознание никогда не входит никакой информации. А работа почек, печенка, сердце – это что не мозг, что ли, управляет? Тоже мозг управляет, и вы, к счастью, никто из нас про это не знает до поры до времени, пока не хлопнуло. То есть информация- это что? Это соотношение кальция и калия, фосфора сколько чего, хватает витамина «Д» или нет? Это все делается, слава создателю, без нас. И это тоже информация.
Есть еще вот такая прелестная вещь, о которой, кстати говоря, всем не вредно бы знать,- у нас есть в мозгу так называемые «Зеркальные системы». Это системы, которые открыл Джакомо Резолатти, замечательный ученый, кстати, наш почетный профессор Петербургского университета, я это организовывала, между прочим, и он к нам приезжал, лекции читал, вообще, прелестный дядька. И он открыл эти зеркальные системы.
Они представляют собой вот что: они включаются не тогда, когда вы сами что-то делаете, а когда вы наблюдаете за тем, как это делает другой. Слово «Другой» с большой буквы. Вообще, любой Другой. Это основа для коммуникации, основа, вообще для любого обучения. И основа языка, и самое главное, я повторяю – это основа коммуникации. Потому что люди, у которых диагноз «Аутизм» или «Шизофрения» – уже доказано это, что у них поломаны эти системы.
Они живут в своем собственном мире, совершенно не имея никакой возможности из него выйти и посмотреть на ситуацию другими глазами. Вот этот кот, который смотрит в зеркало (изображение), он там видит не того, кто в зеркале, а того, кем он хотел бы быть. Он себя ощущает этим огромным зверем. Он ошибается, и это происходит с большинством людей. Вот просто приведу пример неправильного…
Это, кстати, есть термин такой, он просто в русском языке, как-то не очень с этим термином, иногда это называют «Модель психики другого человека», разные там. По-английски это называется «Theory of mind». Это иногда переводят – не верьте – это неправильный перевод, как «Теория ума». Ну это просто придурки перевели.
Это способность войти в сознание другого человека, посмотреть на ситуацию не своими глазами, а глазами другого или других: с точки зрения другой культуры, с точки зрения другого индивидуума, и это очень важная вещь. Вот представьте себе, что вы идете на трудный разговор, опасный, трудный разговор. Вы знаете, вам трудно будет его вести, нужно выиграть – вряд ли выйдет и так далее. Вы должны готовиться к этому разговору. И это значит, вы должны как бы его проиграть с точки зрения не только своей, вот этой, кошачьей, но и с точки зрения львиной. То есть я ему вот что скажу, а он мне в ответ вот что, а я ему на это вот что – градус растет, а он мне на это вот что, после этого я ему стулом между глаз и врежу. Тогда не нужно ходить на разговор.
Если вы не можете проиграть партию, проиграть- в смысле сыграть партию вашего партнера, то вы проиграли заранее. Вы-то считаете, что это Альфа Центавра, а я вам говорю, что это стол, сколько мы будем беседовать? Невозможен разговор. Это очень важная характеристика, она считается характерной именно для человека, но в последнее время ее признают для высших видов: точно есть у обезьян, у высших обезьян.
Кстати говоря, одним из показателей является – вот когда животных исследуют — это узнавание себя в зеркало. Скажем, им там какое-то пятно ставят на щеку, он к зеркалу подходит и начинает стирать. Это значит, он знает, что это он. Есть у дельфинов, есть у высших приматов, похоже, что есть у врановых, у ворон очень высокий интеллект, вы знаете, что у них интеллект сопоставим с приматами. Страшное дело, чего они делают эти вороны- это вообще. Возможно, есть у домашних… есть у слонов, которые не домашние, но очень высокий интеллект и, возможно, у тех, кто с нами живет – кошки, собаки, но это вопрос не очень ясный.
Вот это Джакомо Резолатти (изображение). И люди, и звери в одинаковых позах. Я картинку сделала, хвалюсь. Обезьяны, среди прочих других, умеют такое, что мы с вами не можем даже состязаться. Если вы влезете и наберете что-то насчет интеллектуальных задач, которые дают обезьянам, там есть просто фильмы, вы можете посмотреть онлайн, как это происходит: ей показывают на короткое время какие-то цифры и убирают, а после этого начинают мелькать эти цифры, и она должна пальцем тыкать в те, которые она видела.
Абсолютно не возможная для меня задача. Не только с такой скоростью, а вообще, я даже не могу подумать. Она это делает с космической скоростью, что вы видите просто. Так что не стоит про себя слишком много думать.
Дельфины. Огромный мозг. И если бы жизнь иначе пошла, на планете они вполне бы могли быть высшим видом. Но обычно говорят, но они же не создали свою цивилизацию. Это вызывает у меня смех. В каком смысле не создали цивилизацию? А они что, обещали кому-нибудь? Что они Днепрогэс не построили на океанском дне? Что они не создали? Их цивилизация такая. Они самые умные в океане, у них огромный мозг, который, кстати, никогда не спит целиком, у них одно полушарие спит, второе бодрствует.
Большой мозг, у них есть юмор, они обучаются — я работала с дельфинами – ужас. Вы дельфинам в глаза смотрели когда-нибудь? Советую посмотреть. Мы все знаем, что дельфин не рыба, а млекопитающее, но если руку на сердце положить, ведь рыба? Ты смотришь ему в глаз и ждешь там глаза, который есть, к примеру, у трески, а видишь глаз, в котором а) ум, юмор, некоторая ирония, то есть это не ты на него смотришь, это он, он с тобой шутит, играет, ну это страшное дело.
А живут они чудесно: у них нет врагов в океане, потому что они очень умны. С ними по мощности сопоставимы, конечно, акулы, но у акулы вот такой мозг, она глупа очень, но она может, конечно, покусать и все такое. Но он – то умный зато. Поэтому он, разогнавшись- у него огромные скорости- он, разогнавшись ее таранит. Он носом своим- резиновый нос- попробуйте при случае- сказка — он вот так ей в брюхо бьет, и привет! Понимаете, они пляшут и поют, у них бесконечное количество еды- весь океан, экология прекрасная, плыви куда хочешь. Только поют, играют, любовью занимаются и все, а чего больше, что они должны сделать? Стройку коммунизма устроить там на Фиджи или что? Что они должны сделать, чтобы мы были довольны?
Вороны. Вот я говорю – хорошая картинка (изображение)- она смотрит на себя в зеркало, она знает, что она- это она. Это проверялось. Это не из этой картинки, это проверено.
Так вот эта способность строить модель психического «Другого» как термин очень важна. Потому что она дает поведенческое преимущество. Я могу предсказать поведение другого человека и я, значит, выигрываю. Выигрывает тот, кто на несколько шагов больше сделал. И вот эти вот зеркальные нейроны помогают нам это сделать. Мы знаем, что они поломаны у людей с аутизмом и с шизофренией.
Опять же доказано это, есть эксперименты. Так что способность к таким экстраполяциям, когда я вот, глядя на человека говорю- вот какой-то он такой, я думаю, он будет себя так вести. Вот способность к такому размышлению, как бы выходя за то, что я считаю правильным, умным, нужным, это не я смотрю, это я его глазами смотрю. Это особая способность, я должна сказать, что мое впечатление такое, что большинство людей, населяющих землю, просто не обладает этим качеством вообще.
Ну что, перед нами важная проблема – насколько вот этот новый мир, в который мы вошли и в котором мы уже живем – нравится нам или нет – он на наш мозг может влиять? Например, мы читаем по-другому. Книга, гипертексты, с компьютерами все имеют дело. Там щелкнул на слово- тебе открывается новый текст, который про это слово. В нем щелкнул – еще открывается текст, то есть ты не читаешь линейно, страница за страницей. А ты как бы ползаешь по этому пространству, иногда уходишь вообще, из этой книги давно ушел, даже из этой области ушел.
Это что такое? Это значит сознание у нас – оно и раньше-то не сильно линейно было у нас организовано, но сейчас-то оно вообще полностью разъехалось. Причем, оно разъехалось с самого детства. Когда ты смотришь на двухлетнего ребенка, который там с планшетом черт знает что вытворяет, ты же понимаешь, что это не тот ребенок, с которым мы привыкли дело иметь, что он в шесть лет будет нечто делать, что, возможно, не будут понимать его родители. Но это так."
11 авг 2019 12:25

Истории о...

Астрид Линдгрен: Сказочная история:---
Начало взрослой жизни Астрид Линдгрен сложилось отнюдь не сказочно. И пройти сквозь череду выпавших на её долю испытаний можно было только при изрядном запасе оптимизма.
Астрид Анна Эмилия Эриксон родилась 14 ноября 1907 года и провела свои детство и юность на хуторе Нэс близ самого обыкновенного
шведского городка Виммербю. У самого обыкновенного папы Самуэля Августа и самой обыкновенной мамы Ханны, занимавшихся столь обыкновенным для провинциалов фермерством, было четверо детей: сын Гуннар и трое дочерей — Астрид, Стина и Ингегерд. Росли они в атмосфере любви, весёлых игр и сказочных историй, почерпнутых из книг, которые получали один раз в год, на Рождество.
Родители были спокойны за будущее Астрид, ведь в школьном аттестате были отмечены её таланты в рукоделии, а также сделан педагогический вывод, что эта девушка станет хорошей женой. Потенциальная идеальная жена была умна. И потому решила, что с внешностью, которой одарила её природа, шансов составить счастье мужчины маловато. Астрид не вняла советам матери и не стала постигать секретов ведения домашнего хозяйства в терпеливом ожидании жениха. Вместо этого она устроилась на работу в местную газету на должность репортёра, увлеклась кино, джазом и танцами. И коротко подстриглась, чем вызвала волну неодобрения. Даже собственный отец, отличавшийся лёгким нравом и отменным чувством юмора, настаивал на том, чтобы дочь не позорила семью и ходила в шапке. Однако смелая стрижка оказалась лишь началом бунта. Вскоре 18-летняя Астрид узнала, что беременна...
В планы молодого повесы женитьба на старшей дочери Эриксонов не входила. Однако Астрид не ославила своего мимолётного любовника на всю округу. Родителям, соседям, друзьям, а позже и всей мировой общественности оставалось только догадываться, кто же этот юноша. Бунтарка ни разу за свою жизнь не открыла его имени. Смелости ей было не занимать. В Стокгольме одинокой молодой девушке в положении можно легко затеряться среди жителей и туристов. Туда она и отправилась в надежде начать новую жизнь без пересудов, сплетен и упрёков. Некоторое время ей даже удавалось скрывать свою беременность, и Астрид смогла закончить курсы стенографисток. Однако с природой не поспоришь: девять месяцев были на исходе. На исходе были и деньги...
«Я одинока и бедна. Одинока потому, что так оно и есть, а бедна потому, что всё моё имущество состоит из одного датского эре. Я страшусь наступающей зимы», — писала она в ту нелёгкую пору брату Гуннару. Он единственный из семьи поддерживал сестру. О жизни Астрид Эриксон в этот период ходит масса историй. Согласно одной из них, девушка узнала из столичных газет об Эве Анден. Эта смелая женщина была адвокатом и защитницей прав одиноких матерей. К ней отчаявшаяся Астрид и обратилась за поддержкой. В соседнем Копенгагене у женщин была возможность произвести на свет ребёнка, не называя своего имени и не отчитываясь о семейном положении. Эва помогла своей новой подопечной, выдав её за дальнюю родственницу и устроив девушку в датскую семью Стеванс. Юная Эриксон прожила там до самых родов. Фрау Стеванс оказалась женщиной доброй и отзывчивой. Проникшись сочувствием к обстоятельствам Астрид, она согласилась взять на воспитание её новорожденного сына Ларса и подождать, пока его мать не найдет в Швеции достойную работу. Скрепя сердце Астрид возвращается домой, в Швецию, находит не бог весть какую работу и при каждом удобном случае мчится в Данию к сыну.
Наконец удача улыбнулась Астрид. В 1928 году она пришла на очередное собеседование к директору Королевского автомобильного клуба, и он взял её на место секретаря. Деньги Астрид раздобыла, но разрываться между работой и сыном, а тем более жить на две страны было невыносимо. Спасли положение родители Астрид. Они по счастью сумели простить свою блудную дочь, и маленький Лассе увидел наконец бабушку и дедушку. На некоторое время можно было вздохнуть с облегчением. Однако вскоре ребёнок тяжело заболел, и оказалось, что денег на дорогостоящее лечение у Астрид и её семьи катастрофически не хватает. Пожалуй, впервые за все минувшие годы скитаний и лишений мужество отказало Астрид. И она изменила своему правилу не просить ни у кого помощи. Тем более у собственного патрона. Но что было делать?! Благодетеля звали Стуре Линдгрен.
Спустя некоторое время Астрид Эриксон стала носить фамилию, известную сегодня каждому, кто хотя бы раз держал в руках её книгу. Но до книг было ещё далеко. На повестке дня были собственная семья и дети: вскоре у молодожёнов родилась дочка Карин, а Стуре со временем усыновил Ларса. Пророчество школьных учителей осуществилось: Астрид всецело посвятила себя мужу и детям. Стуре и Астрид были очень разными людьми, но, по её словам, они всегда любили друг друга.
Шёл 1941 год. Линдгрены перебрались в квартиру с видом на Васа-парк, где их дочка Карин заболела воспалением лёгких. Ничто не помогало, никакие лекарства. Поможет только чудо! — сказали миссис Линдгрен. Отчаянию матери не было предела. Астрид дни и ночи проводила у постели девочки. Однажды она решила рассказать ей сказку. Карин хотя и была очень слаба, но слушала с интересом и даже сама придумала имя героини новой истории: Пиппи Длинныйчулок. (В оригинале эту озорную девчонку зовут именно так. Во избежание ненужных ассоциаций советские переводчики дали ей имя Пеппи.) Астрид на ходу придумала историю о Пеппи и её друзьях. В этот день больная с удовольствием съела и обед, и ужин. Были проглочены пилюли и порошки, на бледных щёчках девочки появился слабый румянец. Она даже стала вставать с кроватки. Мама Астрид сочиняла вдохновенно, и волшебное лекарство сработало. Карин пошла на поправку, а Астрид поняла, что уже и сама не может жить без Пеппи. Она вооружилась бумагой и ручкой и принялась записывать.
Вскоре копии рукописей полетели во все столичные издательства. Ни одно не пожелало иметь дело с Астрид Линдгрен. Печатать рассказы о такой невоспитанной девчонке?! Ужас! Это так непедагогично. Автору — отказать. Доказывать писательнице абсолютную непедагогичность её творений будут ещё не раз. Во многих странах её истории будут печататься с купюрами. А она просто хотела, чтобы дети улыбались. «Детская книга должна быть просто хорошей. И всё. Других рецептов я не знаю», — сказала Астрид, когда стала известной на весь мир.
И миллионы детей во всем мире, выросшие на приключениях Карлсона и Пеппи, с ней согласны.
Уже будучи взрослым, Ларс Линдгрен рассказывал, что его мама никогда не сидела на лавочке с другими родительницами, пока дети играли. Астрид принимала участие во всех играх и даже лазила по деревьям! Надо сказать, что эта привычка сохранялась за ней до глубокой старости. Однажды, штурмуя очередное дерево, бабушка Линдгрен заявила изумленным прохожим, что закон не запрещает старушкам лазать по деревьям. Но вернёмся назад. Итак, первый контакт с издательствами закончился ничем. Но Астрид это не остановило. В 1944 году сказочница отправляет на литературный конкурс, объявленный не слишком известным издательством «Рабен и Шегрен» повесть «Бритт-Мари изливает душу» и, ко всеобщей неожиданности, получает за неё вторую премию, а вместе с ней и договор на издание. В итоге в этом издательстве вышли все последующие шедевры Астрид. Получила второй шанс и «Пеппи Динныйчулок». После выхода первой же книжки о Пеппи её автор проснулась знаменитой. Какова была судьба её сказочных детищ в дальнейшем, думаю, хорошо известно всем. Если вам доведётся побывать в Стокгольме, отправляйтесь на Вулканус Гатан в дом № 12. Заберитесь на балкон верхнего этажа и прислушайтесь: возможно, вы услышите жужжание моторчика. А если сказочно повезёт, то увидите и в меру упитанного мужчину в самом расцвете сил. По словам Астрид Линдгрен, впервые она увидела своего Карлсона именно здесь, в доме № 12, в котором они с мужем жили первое время после свадьбы. Писательница утверждала, что готова присягнуть на книге о Пеппи в подтверждение того, что однажды Карлсон прилетел к ней. Но Карин поведала более прозаическую историю рождения Малыша и Карлсона. Задолго до появления на литературный свет этой парочки проказников Астрид сочинила рассказ о господине Швабре, который мог летать сам по себе и однажды познакомился с больным мальчиком, который не вставал с постели. Этот Швабра значительно скрасил будни несчастного ребёнка, а со временем дал почву для сочинения истории о летающем человечке. Стоит отметить, что сказочные предпочтения русских и шведских ребят оказались различными. В Швеции Карлсон не смог дорасти до популярности Пеппи, а вот в СССР и России всё сложилось наоборот.
В 80-е годы ХХ века Астрид перестала писать книги, но не превратилась в пенсионерку. Она ежедневно отвечала на сотни писем. Однажды ей написал владелец панк-кафе, которое власти хотели закрыть. Автор утверждал, что он многому научился у Пеппи Длинныйчулок и приглашал Астрид Линдгрен присоединиться к его борьбе. Состояние писательницы, нажитое на издании и переиздании книг, кассет, как и гонорары от снятых по её произведениям фильмов и поставленных по ним же спектаклей, не лежало недвижимым грузом. Но до самых последних дней Астрид проживала всё в той же скромной квартирке и неустанно помогала людям. Открыла и спонсировала центр реабилитации детей-инвалидов. При её лоббировании в 1988 году в Швеции появился закон о защите животных, который получил название Lex Lindgren (Закон Линдгрен). Под её влиянием в Европе был принят первый закон о защите прав ребёнка. Астрид стала, пожалуй, первой писательницей, которой был поставлен памятник ещё при жизни. Правда, в то время слух и зрение писательницы уже сильно ослабли, и она знакомилась с монументом в свою честь наощупь. «Похоже», — только и сказала она. В её честь даже назвали небольшую планету. Узнав об этом, Астрид пошутила, что теперь её вполне можно называть Астероид Линдгрен. Незадолго до её кончины шведы назвали свою любимицу Человеком года. Она в ответ посоветовала своим соотечественникам быть осмотрительней в следующий раз, иначе может сложиться впечатление, что все шведы подобны ей: стары, глухи и слепы. Линдгрен прожила долгую жизнь. Она умерла в 2002 году, не дожив до столетия всего пять лет. Но у долголетия есть и обратная сторона. Астрид пережила мужа, друзей и даже своего сына. Опустела квартирка напротив Васа-парка, опустел почтовый ящик, принимавший сотни писем в день. Но Астрид Линдгрен заставила нас поверить, что Карлсон прилетит. Ведь он обещал вернуться...
11 авг 2019 12:21

Русский мир Ивана Тургенева

Кинг Жиллетт: Жизнь на лезвии бритвы:----
Он мечтал, чтобы его имя осталось в веках благодаря какому-либо изобретению, и в итоге открыл одну из самых недолговечных вещей на свете. Недолговечных, но не бесполезных. Шерлок Холмс говаривал, что ничего нет важнее мелочей, а Кинг Жиллетт доказал: на мелочах делаются очень большие деньги!

Мечтать не вредно, вредно не мечтать!
В 1891 году никому неизвестный 36-летний коммивояжёр Кинг Жиллетт переехал в Балтимор и устроился на работу в фирме Baltimore Seal Company, производившей штопоры и пробки. Его работодатель Уильям Пейнтер (тот самый, что изобрел штопор и латунную крышку с внутренней пробковой прокладкой) вскоре стал его близким другом. По воскресеньям они частенько посиживали за бутылочкой вина, обсуждая новые технические штучки вроде радиоприёмника или электрической лампочки. Жиллетт не скрывал своей белой зависти. «Ты счастливчик, Уильям! — говорил он, подбрасывая на ладони латунную пробку. — Твоё имя останется в истории, и миллионы любителей выпить не раз скажут тебе спасибо за эту штуковину. Мне бы тоже хотелось придумать что-нибудь нужное, но... велосипед уже есть». — «Кинг, дружище, я уверен, что у тебя ещё всё впереди», — утешал его Пейнтер. — Знаешь, в чём прелесть моей пробки? В том, что она дешёвая и послужит только один раз. Подумай, на свете ещё масса вещей, которые бы не мешало заменить на одноразовые: купил — использовал — выбросил, а завтра пришёл к тебе за новой»! «А что, в этом что-то есть!» — подумал, уходя в тот вечер от своего успешного приятеля, Жиллетт и твёрдо решил, что непременно найдет своё «ноу-хау для одноразового применения».
Эврика!
Он вообще с детства был большим мечтателем, этот Кинг Кемп Жиллетт из маленького провинциального городка Озерная Глубь, что в штате Висконсин. Возможно, это передалось мальчику по наследству. Его мать не просто любила готовить, она была настоящей волшебницей в своём деле и написала книгу кулинарных рецептов «Поваренная книга Белого дома», пережившую не одно издание. А отец будущего миллионера хотя и владел скромной скобяной лавкой, но любую свободную минутку использовал, чтобы усовершенствовать самые простые в хозяйстве вещи: от тисков до швейной машинки. Когда лавка сгорела, он с горя запил и вскоре умер, взвалив на плечи сына заботы по содержанию семьи. Улыбчивый коммуникабельный юноша быстро освоился с ролью коммивояжера, наладив коммерческие связи не только внутри страны, но и за рубежом. Однако он и не думал всю жизнь заниматься разъездной торговлей, убеждая людей покупать товары, изобретённые... кем-то другим. Он страстно мечтал заниматься распространением своих собственных изобретений. Но что бы это могло быть?! Он придумал новую резиновую прокладку для крана, усовершенствовал ещё пару-тройку предметов, но всё это не могло произвести взрыва на рынке. Требовалась конструктивная идея. И вот одним прекрасным утром, зайдя в ванную и критически осматривая в зеркале то свою щетину, то затупившуюся старенькую бритву, он внезапно почувствовал то же, что должен был испытать некогда Архимед, открыв свой первый закон. «Ну конечно же, одноразовая бритва! — вскричал молодой человек, вспомнив совет Уильяма Пейнтера. — Вот что я оставлю в наследство этому миру!»
Я стоял и улыбался как последний дурак. Я ничего не понимал в бритвах, а в свойствах стали разбирался и того меньше.
Его идея была проста, как всё гениальное: лезвие бритвы должно быть съёмным, чтобы, когда оно придет в негодность, его выбросили. Вместо борьбы за долговечность вещей Жиллетт предлагал новую концепцию — дешевизну товара, за которым не нужно ухаживать и который не стоит беречь. Его надо только использовать. Революционная для того времени мысль! По мнению Кинга, предмет не должен служить веками и передаваться от отца к сыну. В бурно развивающийся век технического прогресса всё должно быть быстрым, лёгким, доступным. Использовал — выбросил — купил новое. Сломалось? Не жаль. Долой рабство вещей, да здравствует свобода! Что бы мы делали сегодня без одноразовой посуды и предметов быта?.. Спасибо Кингу Жиллетту, не отступившему перед трудностями, не побоявшемуся на 11 лет стать практически отшельником, но добиться своей цели.
Итак, фокус одноразовой бритвы состоял в том, что нужно было найти способ заточить тонкую полоску стали с обеих сторон, закрепить её в простом съёмном горизонтальном держателе и прикрепить к ручке перпендикулярно. Сказано — сделано. Жиллетт бросился в ближайший хозяйственный магазин, купил там моток стальной ленты для изготовления часовых пружин по 16 центов за фунт, необходимые инструменты и чертёжную бумагу. Через неделю модель была готова. Но. Если бы Кинг Жиллетт был «отягощён» образованием, и в особенности техническим, он бы даже не взялся за такую затею. Но, к счастью, наш герой не подозревал о «сопромате». Иногда и незнание — сила! Выяснилось, что сталь для лезвия должна быть одновременно прочной, тонкой и дешевой. Специалисты, к которым Жиллетт обращался за консультацией, крутили пальцем у виска и уверяли новоявленного изобретателя, что такое «невозможно в принципе». Но тот не сдавался. В течение 8 лет кропотливых изысканий он потратил 25 тысяч долларов из личных накоплений, всё более убеждаясь в правильности своего пути. Лишь в 1900 году ему по-настоящему улыбнулась удача: в идею поверил талантливый выпускник Массачусетского технологического института Уильям Никерсон, который и разработал технологию укрепления и заточки стальной ленты.
Находка для военных
Дело было за «малым» — найти стартовый капитал для открытия массового производства необычного товара. 28 сентября 1901 года Жиллетт, Никерсон и ещё двое их единомышленников зарегистрировали в Бостоне компанию American Safety Razor Company и получили патент на безопасную бритву. Они тут же объявили, что компания стоит. 500 тысяч долларов, и выпустили в свободную продажу 40% акций. Конечно, учитывая нулевые активы и штат из 8 человек, это была авантюра чистой воды, но кто не рискует, тот не пьет шампанского. На собранные 5 тысяч долларов партнёры осуществили первый выпуск одноразовых бритв. В 1903 году удалось продать 51 бритву и 168 лезвий. В 1904-м — 91 тысячу бритв и 123 тысячи лезвий. А к 1906 году предприимчивый Жиллетт уже развернул дистрибьютерскую сеть в Европе с центром в Германии. Пригодились навыки коммивояжера: он был первым, кто пошёл на эффектный маркетинговый ход — раздавать бритвенные станки бесплатно, чтобы приучить людей к безопасным лезвиям. На руку Жиллетту сыграла и начавшаяся Первая мировая война. Военным пришлись по душе удобные гигиенические бритвы, да и необходимость в полковом брадобрее отпала сама собой. Это был звёздный час Кинга, ставшего единственным поставщиком американской армии. К началу 1917 года он ежегодно продавал 1 миллион бритв и 120 миллионов лезвий.
С чувством выполненного долга
Вскоре скромный торговец из Висконсина стал одним из самых богатых людей Америки. Его изобретение разорило не одну парикмахерскую, оставив без работы цирюльников, специализирующихся на бритье. (Кто знает, если бы у Кисы Воробьянинова в руках оказался не «бритвенный ножичек», а безопасная бритва от Жиллетта, быть может, великий комбинатор Бендер остался бы даже без шрама на шее...) Постепенно компания Gillette расширялась, начав производить не только бритвы и лезвия, но и сопутствующие товары: кремы для бритья, лосьоны после бритья и бритвенные помазки. Следующим революционным шагом был выпуск бритвы, в которой лезвие было вставлено в цельный пластмассовый корпус. После использования её выбрасывали целиком. Кинг Жиллетт считал свой долг перед историей выполненным: он оправдал значение своего имени, став буквально королём одноразовых лезвий (King — король в пер. с англ.). Но его личный долг обществу был ещё далеко не отдан. Ведь Жиллетт, как это ни странно, всю жизнь боролся против устоев капитализма и мечтал изменить этот грешный мир. Он был капиталистом-утопистом. Ещё задолго до того, как изобрести бритву, молодой Кинг задумал глобальную перестройку общества.
Он детально рассчитал, «как обустроить Америку», изложив свои мысли в фундаментальном труде «Будущее человечества». Идеальная цивилизация, без конкуренции, зависти и, возможно, даже денег, где будут только государственные монополии, а каждый член общества — держатель акций мегакорпораций. «Если бы я верил в дьявола, то был бы уверен, что конкуренция во имя наживы — самое гениальное его изобретение», — говорил Жиллетт. Американцы поселятся в одном мегаполисе под названием Метрополис на берегу Великих Озер в Онтарио и заживут счастливо и безмятежно. Электричество будет давать Ниагарский водопад, не будет войн и зависти. Великая идея не нашла отклика в сердцах современников.
Позже, став уже богатым и знаменитым, Кинг Жиллетт вновь вернулся к мысли о вселенской перестройке. На сей раз наш герой не стал теоретизировать, а пошёл дальше, зарегистрировав в далекой Аризоне некую компанию под названием World Corporation и предложив Теодору Рузвельту, ушедшему к тому времени с поста президента США, её возглавить. Экс-президент ответил: «Я не доверяю человеку, продающему бритвы, но при этом носящему усы».
«Нью-Йорк Таймс» писала: трудно воспринимать всерьёз человека, владеющего виллами, лимузинами и недюжинным капиталом, когда он говорит, что «мы впустую тратим жизнь на накопление капиталов». И тогда Кингу Жиллетту пришлось смириться. Он понял, что бороться против этого мира — всё равно, что идти в поход против ветряных мельниц. Продав большую часть своих акций, он отошёл от дел, купил в Калифорнии усадьбу с апельсиновыми плантациями и спокойно умер в своей постели в 1932 году.
P.S. В 2006 году компания Gillette была куплена новыми владельцами за 57 миллионов долларов.
11 авг 2019 12:18

Все сразу!

Иван Бунин:жизнь втроем... Иван Бунин считался признанным знатоком женщин. Так, как он воспел любовь в своём цикле рассказов «Тёмные аллеи», не удавалось сделать ещё никому из русских писателей. Именно там, в аллеях маленького французского городка Грасс, ему по иронии судьбы было суждено встретить свою последнюю любовь. Встретить, чтобы вскоре потерять навсегда..
Осенью 1933 года в Стокгольме Нобелевскую премию по литературе вручали русскому писателю Ивану Алексеевичу Бунину, жившему в эмиграции в Париже. На торжественном приёме по случаю этого события было по традиции шумно и весело. Искрилось в хрустальных бокалах французское шампанское, радовали глаз декольтированные туалеты дам. Виновник торжества произнёс речь.
Рядом с Буниным стояли две женщины. Одна, Вера Николаевна Муромцева, рано поседевшая, была одета скромно и то и дело рассеянно улыбалась. Вторая, Галина Николаевна Кузнецова, молодая девушка с причёской на прямой пробор и удивительными серыми глазами, с восхищением ловила каждое слово лауреата. «Кто это? — шушукалась публика. — Ведь, кажется, у господина Бунина нет дочери?» — «Та, что постарше, его жена, — угодливо просвещали любопытных сплетники из русских эмигрантов. — А другая — наверное, та, что «даёт ему как писателю наиболее полное удовлетворение»... Представьте, они так и живут — втроём...»
Увы, это было почти правдой.
В феврале 1920 года Иван Алексеевич Бунин вместе с женой Верой Николаевной эмигрировал во Францию. Здесь он напишет свои лучшие произведения, несмотря на то, что жили они очень скромно, а иногда и в откровенной нужде. Единственной отдушиной для писателя были воскресные поездки к морю.
Тёплым августовским днём 1926 года, во время прогулки по пляжу в уютном курортном городке Грасс, произошла встреча, изменившая всю его дальнейшую жизнь. Подходя к террасе летнего кафе на набережной, Бунин заметил писателя Михаила Гофмана в компании молодого офицера и дамы в лёгком белом платье. При беглом взгляде на эту женщину Иван Алексеевич поразился её смелости и непосредственности: было жарко, и незнакомка непринужденно сняла босоножки, водя голой ножкой по кафельному полу веранды.
«О, Иван Алексеевич, какой приятный сюрприз! — обрадованно подскочил к нему Гофман. — Мы как раз говорили о вас! Познакомьтесь с моими друзьями — Дмитрий Петров и его супруга Галина». Бунин перебросился несколькими ничего не значащими вежливыми фразами с офицером, но уже не мог оторвать глаз от удивительной молодой женщины. «Можете звать меня просто Галя, — с милой застенчивой улыбкой сказала она. — Вы ведь мой кумир, я знаю наизусть почти все ваши стихи!» Почувствовала ли уже тогда смутную тревогу жена Бунина, разглядывая эту «милую девочку»? Неизвестно. Известно другое: в тот вечер в Париж Иван Алексеевич вернулся совершенно иным человеком — он влюбился не на шутку. На момент знакомства ему было пятьдесят шесть лет, а Галине Кузнецовой — именно своей девичьей фамилией подписывала стихи начинающая поэтесса — на каких-то тридцать лет меньше.
О, как на склоне наших лет
Нежней мы любим и суеверней...
Сияй, сияй, прощальный свет
Любви последней, зари вечерней!
Фёдор Тютчев
Уже на следующий день Бунин отыскал телефон Кузнецовой, и они до ночи гуляли по Парижу, не в силах наговориться. На эту необычную пару нельзя было не обратить внимания: он — в элегантном белом костюме и шляпе, стройный, сухощавый, она — маленькая, тоненькая, с глазами цвета пепла и прической на прямой пробор в стиле рафаэлевских мадонн.
Почти целый год влюблённые тайно встречались в Париже в маленькой «гарсоньерке» в Пасси, которую сняла Галина. Практически сразу после того памятного уик-энда в Грассе она ушла из семьи. «Дима-муж», как она называла его в дневнике, никак не мог понять причину её внезапного ухода, а когда она всё честно объяснила, долго не мог поверить. «Ты променяла меня на этого старика? Невозможно! Немыслимо!» Но это было правдой. Дмитрий стал напиваться до беспамятства, устраивал жене страшные скандалы и угрожал застрелить счастливого соперника. Галина плакала, переживала, но в своём решении была тверда: «Я хочу быть с этим человеком». Первое время после её ухода обманутый муж ещё надеялся, что она вернётся. Он оставлял на пороге квартиры в Пасси огромные букеты роз и конверты с деньгами, умоляя одуматься. Галя ничего не принимала. Постепенно блестящий офицер спился, и,чтобы не пропасть с голоду, стал водителем такси, а вскоре окончательно затерялся среди русских эмигрантов в Париже...
А что же Вера Николаевна? Конечно, она догадывалась о двойной жизни мужа, но предпочитала закрывать на это глаза. Когда Париж им стал совсем не по карману, 0 они были вынуждены перебраться в Грасс, где сняли старую виллу «Бельведер». Бунин поставил жену перед фактом: «Я хочу чтобы Галя поехала с нами». Вера Николаевна стоически перенесла и это. Всем знакомым она объяснила, что принимает в своём доме госпожу Кузнецову в качестве «литературной ученицы» мужа и своей «приёмной дочери».
Это известие мгновенно распространилось в русских кругах и произвело эффект разорвавшейся бомбы. Мужчины откровенно завидовали Бунину, женщины — открыто смеялись над Верой Николаевной. И только Иван Алексеевич и Галина ничего не замечали, наслаждаясь своим счастьем. Такая странная «жизнь втроём» продолжалась почти семь лет.
До конца своих дней Бунин будет называть это время самым прекраснейшим в своей жизни. За этот период писатель, будто сбросивший лет двадцать, напишет удивительно проникновенные рассказы о любви. Он будет хлопотать и об издании сборника стихов Гали. Основное время после работы над очередной рукописью они проводят только вдвоём: то гуляя по набережной, то коротая время в модном в то время синематографе, то распивая дорогое шампанское в одном из уютных грасских кафе. И это в то время, когда в доме уже экономили продукты, а Вера Николаевна была вынуждена подолгу торговаться с рыбаками, покупая мелкую свежую рыбу к обеду...
Но и это ещё не всё. Пикантность ситуации была в том, что её спальня находилась между комнатами Бунина и Гали. Нетрудно себе представить, что могла испытывать Вера Николаевна, когда Ян, так она всегда называла мужа, крался мимо её дверей по предательски скрипящему паркету в комнату Кузнецовой.
Красноречивы её дневниковые записи, приходящиеся на канун 1933 года: «Мы так бедны, как, я думаю, очень мало кто из наших знакомых. У меня всего 2 рубашки, наволочки все штопаны, простыней всего 8, а крепких только 2, остальные в заплатах. Ян не может купить себе тёплого белья. Я большей частью хожу в Галиных вещах». Увы, никто из участников этой истории тогда не знал, что до прихода настоящей беды оставались считаные дни.
Всё началось с приездом в гости Фёдора Степуна — философа, критика, писателя, отчаянного спорщика, близко знавшего таких великих писателей своей эпохи, как Александр Блок и Андрей Белый. Он был необычайно интересным рассказчиком, и под обаяние гостя быстро попали все обитатели виллы.
24 декабря 1933 года Вера Николаевна записала в дневнике: «Ян с Ф.А. (Степуном) перешли на «ты». У них живёт его сестра Марга. Странная большая девица — певица. Хорошо хохочет». Сестра Степуна — Маргарита Августовна — была неординарной личностью. Она родилась в 1895 году в семье главного директора известных на всю Россию писчебумажных фабрик. Её отец был выходцем из Восточной Пруссии, а мать принадлежала к древнему шведско-финскому роду Аргеландеров. Марга, как звали её близкие друзья, получила блестящее образование и от природы обладала великолепным контральто. Она много гастролировала по миру, прославившись блестящим исполнением Шумана, Сен-Санса и Чайковского. Высокая эффектная брюнетка неизменно притягивала жадные взгляды мужчин, но... у неё была страшная тайна: она отличалась нетрадиционной сексуальной ориентацией, что для начала прошлого века было ещё редкостью и «позором».
Из воспоминаний современницы Бунина писательницы Ирины Одоевцевой становится ясно, что Кузнецова сразу же пала жертвой «неприличных чар» Маргариты Степун:
«Галина влюбилась страшно — бедная Галина. Выпьет рюмочку — слеза катится: «Разве мы, женщины, властны над своей судьбой?» Степун властная была, и Галина не могла устоять». Все в доме заметили их странную «дружбу», и только Бунин до последнего оставался в неведении. Он плодотворно работал и первое время не придавал значения тому, что Галя всё чаще грустна и задумчива, избегает его на прогулках, а по ночам не отпирает свою дверь, ссылаясь на головную боль.
Вот как деликатно пытается описать происшедший всё же скандал Вера Николаевна в дневнике 11 июля 1934 года: «В доме у нас нехорошо. Галя, того гляди, улетит. Её обожание Марги какое-то странное. Если бы у Яна была выдержка, то он это время не стал бы даже с Галей разговаривать. А он не может скрыть обиды, удивления и потому выходят у них неприятные разговоры, во время которых они, как это бывает, говорят друг другу лишнее». Лишнее — это мягко сказано. Прозревший Бунин рвал и метал. Он то умолял Кузнецову одуматься, то проклинал и ругался как сапожник. А главное — он никак не мог понять «такую» измену: когда женщина уходит к другому мужчине — это неприятно, но нормально. А вот когда она уходит к другой женщине — этого Бунин не мог представить даже в страшном сне.
В октябре Кузнецова уехала вместе с Маргой в Германию. «Галя, наконец, уехала, — запишет Вера Николаевна. — В доме стало пустыннее, но легче. Она томилась здешней жизнью, устала от однообразия, от того, что не писала. Ян очень утомлен. Вид скверный. Грустен. Главное, не знает, чего он хочет. Живёт возбуждением и очень от этого страдает».
Мне крикнуть хотелось вослед:
«Воротись, я сроднился с тобой!»
Но для женщины прошлого нет:
Разлюбила — и стал ей чужой.
Иван Бунин
Почти до 1938 года Бунин не мог оправиться от предательства Кузнецовой. Он пребывал в жесточайшей депрессии. «Что вышло из Галины? — то и дело спрашивал он жену. — Какая тупость, какое бездушие, какая бессмысленная жизнь!»
Он стал много пить и даже покушался на самоубийство. Но постепенно их жизнь вошла в привычную колею. Вот только место Галины в сердце Бунина так больше никто и не занял. Когда к власти в Германии пришли нацисты, Галина Кузнецова написала семье Буниных отчаянное письмо с просьбой приютить их с Маргой, иначе им может грозить смерть в застенках гестапо. Бунин поморщился, прочтя письмо, и сухо сказал Вере Николаевне: «Чёрт с ними, пусть приезжают!» На возврат былых чувств он уже не надеялся…
...Шёл по набережной, вдруг остановился. Да к чему же вся эта непрерывная, двухлетняя мука? Всё равно ничему не поможешь! К чёрту, распрямись, забудь и не думай! А как не думать? Всё боль, нежность. Особенно, когда слушаешь радио, что-нибудь прекрасное...
Кузнецова прожила с Маргой до конца своих дней. В 1949 году они эмигрировали в США, где работали в русском отделе ООН. Бунину после расставания со своей последней возлюблённой было суждено прожить ещё долгих 19 лет и скончаться на руках у преданной Веры Николаевны. Из её дневника: «Ян третьего дня сказал, что не знает, как переживет, если я умру раньше него. Господи, как странна человеческая душа!» Действительно — неисповедимы пути настоящей любви, но счастлив тот, кто хотя бы единожды её испытал.
11 авг 2019 12:16

Русский мир Ивана Тургенева

Мы ценим их талантливые произведения,Ирочка,и поэтому им сочувствуем. Слаб человек,и всегда старается оправдать свои пороки.Люди,иногда,в *свободной любви* делают что хотят,не считаясь со страданиями других.Вспомните политику *свободной любви* послле революции.Кошмар!и это не любовь,а страсть.Настоящая любовь не может принести никому страдания.Давно нет рабства,когда кто-то решал твою судббу.Всегда право выбора за тобой,мужчина или женщина.Любовь не имеет расстояний,а когда есть возможность ещё и обладания взаимного,это счастье,но не всем могут его иметь.Есть такое слово-честь,раньше настоящие офицеры его употребляли,оно со временем исчезло,как и для некоторых-советь.А жить без морали нельзя,иначе можно далеко зайти.И женщина,как правило,сама решаеть,с кем ей быть.Извините,что так длинно.
10 авг 2019 17:47

Игорь Ливанов. Рай, который создал я...

Замечательный фильм об актёре Игоре Ливанове! Вседга испытывала к нему симпатию,но то,что рассказали о нём в фильме,заслуживает большого уважения.И актёр он талантливый.
10 авг 2019 17:04

Истории о...

Глазунья для политбюро:----
Особая кухня существует в Кремле еще со сталинских времен. Место, где готовится пища богов, периодически модернизировалось, но глобальная перестройка случилась при Пал Палыче Бородине. С тех пор святая святых Большого Кремлевского дворца соответствует самому последнему слову кулинарной техники. Не изменилось только одно: особая кухня по-прежнему является секретным
объектом и находится в ведении Федеральной службы охраны…
В советские годы кухня вместе со спецбазой по обслуживанию первых лиц входила в 6-й отдел 9-го управления КГБ. И у всех, кто там работал, начиная с поваров и заканчивая обслугой, под белейшей форменной одеждой скрывались погоны сотрудников госбезопасности. Командовал кулинарным парадом полковник ГБ Геннадий Коломенцев, который пришел в систему рядовым при Сталине, а ушел в отставку уже при Горбачеве.
Как известно, на работу в КГБ с улицы не принимали. А уж на этот объект всегда отбирались люди с безупречной биографией, которую кадровики изучали особенно тщательно, почти под микроскопом. Ведь персонал особой кухни, по выражению Коломенцева, к руководству страны был даже ближе охранников, те во время трапез стояли у дверей.
Владимир Евдокимович Бондарев, молодой повар столичного ресторана «Бухарест», в 1969 году получил по почте запечатанную в конверт открытку с просьбой позвонить по поводу работы. Он был членом партии, имел пятый разряд и хорошую анкету. И все равно проверка заняла несколько месяцев. Так Владимир неожиданно для себя стал сержантом госбезопасности. И начальник кухни, и главный технолог были офицерами. Шеф-повар, к примеру, имел звание капитана.
Владимир Бондарев – сержант КГБ, 1970 г.
Сразу после оформления нового сотрудника предупредили, что о работе, особенно о первых лицах государства, которых придется обслуживать, распространяться не следует. Поэтому, кроме семьи, никто не знал, что он теперь готовит для верхушки КПСС.
– Несмотря на то что у меня в ресторане был пятый разряд, на особой кухне первое время я чувствовал себя пэтэушником, – вспоминает Владимир Евдокимович. – Там работали великие мастера, настоящие асы, которые начинали еще при Сталине. Они знали особые секреты русской кухни, которыми иногда делились с молодыми поварами.
В ресторане у каждого повара своя специализация. Есть супники – специалисты по первым блюдам, соусники, кондитеры и так далее. На особой кухне трудились универсалы, которые умели абсолютно все, вплоть до сбивания мороженого. Это мастерство особенно требовалось на выездах, когда два-три повара обслуживали определенный «объект»: на даче, на курорте и так далее.
«Объектами» называли членов Политбюро и кандидатов, причем у каждого был свой порядковый номер: ноль один, ноль два. Конечно же, на кухне все знали, чье имя скрыто за безликим номером, но порядок есть порядок.
Членам Политбюро полагалось иметь трех поваров, а кандидаты довольствовались двумя. Трудились посменно. Рабочий день был ненормированным, мог начаться в полседьмого утра, а закончиться глубокой ночью. Довольно часто случались непредвиденные командировки и срочные выезды. Поскольку распорядок дня первых лиц традиционно не разглашался, персонал особой кухни постоянно находился в состоянии боевой готовности.
Владимир Бондарев всегда брал с собой на службу в Кремль чемоданчик с вещами первой необходимости: бритвенным станком, сменой белья. Могли позвонить: собирайся, через полчаса за тобой придет машина. Порой не успевал предупредить жену, чтобы не ждала к ужину.
Где только не пришлось поработать! И в театрах, и на стадионах, и в поездах, и на теплоходах. Вот только на самолетах не довелось. В поездах сановным пассажирам готовили на отдельной кухне при спецвагоне. В Большом театре на премьере оперы «Зори здесь тихие» в 1975 году хлопотала целая бригада поваров. В антракте зрители из правительственной ложи направлялись в банкетный зал, где, помимо разнообразных закусок, их дожидались горячие цыплята.
Когда обслуживались крупные приемы или съезды, приглашали на подмогу поваров из московских ресторанов. Готовилось столько перемен блюд, что съесть все это кулинарное богатство было невозможно. То, что оставалось, отдавали на съедение «халдеям» – официантам. Бедняги нагуливали себе зверский аппетит, вдыхая часами дивные ароматы роскошных кушаний и не имея возможности перекусить.
Был трагикомический случай с одним официантом, который по дороге из кухни в Георгиевский зал, где проводился банкет, решил незаметно перехватить кусочек с блюда и чуть не преставился. Еда попала не в то горло, человек стал задыхаться, его едва откачали. Пришлось срочно звать на помощь дежурного врача.
Кормили членов Политбюро на 400 рублей в месяц. По тем временам, когда килограмм осетрины стоил всего пятерку, деньги были немалые. Кандидаты питались вдвое скромнее. Если партийные бонзы не укладывались в отведенную сумму, то доплачивали из своего кармана или залезали в бюджет следующего месяца. Все было очень строго.
К качеству пищи предъявлялись очень высокие требования. Пробу снимал санитарный врач. Если повар делал котлетки, то одну маленькую отдавал на проверку. Продукты укладывались в специальный контейнер и минимум на сутки ставились в холодильник. Мало ли что! Правда, случаев пищевого отравления не было.
Леонид Ильич обожал блюда русской кухни и особенно курник. Основа курника – слоеное тесто, на которое рядами укладываются рис, курица, грибы, зелень, яйца. Все это прокладывается, в свою очередь, блинчиками.
Вот этот курник и заказала повару Бондареву жена Дмитрия Федоровича Устинова, который был в ту пору кандидатом в члены Политбюро. То ли с финансами в семье было туго, то ли по причине особой экономии супруга Устинова на даче в Зубалове принесла повару ножку дохленького цыпленка. Как выйти из положения? Разве что положить побольше соуса и специй? Пришлось напрячь фантазию.
Один из торжественных кремлевских обедов
Несмотря на то что партийная элита не отличалась экзотическими пристрастиями в еде и предпочитала питаться без особых затей, случались непредвиденные казусы. Причины таились отнюдь не в изощренности вкуса, а скорее в консерватизме стариков-коммунистов, который распространялся и на пищу.
Привыкнув к почерку прежних кухарок, они упорно не хотели ничего менять в своем привычном меню и цепко держались за простые кулинарные рецепты. Например, секретарь ЦК Константин Катушев – первый «объект» Владимира Бондарева – всем блюдам предпочитал сибирские пельмени, слепленные из тончайшего теста. Таких пельменей можно было съесть уйму.
– Года полтора я обслуживал министра обороны СССР маршала Гречко, бывшего к тому же членом Политбюро, – рассказывает бывший кремлевский повар. – Надо сказать, что министр отличался крутым характером, и я не раз видел, как от него вылетали генералы красные, как раки.
Однажды Андрей Антонович приехал вечером на дачу и потребовал к ужину яичницу. «Вы один будете ужинать?» – «Один». Я взял специальную порционную сковородку из нержавеющей стали. Голову надо оторвать тому, кто эти сковородки придумал! Жарить на них невозможно – все прилипает. Приготовил кое-как яичницу. Гречко вызывает. Захожу, он злой страшно и говорит: мне эти ресторанные дела не нужны! Ты мне сделай яичницу, как в Завидове Леониду Ильичу. Пришлось переделывать. А тут и внучки прибежали к столу. «Передайте повару спасибо», – сказал Гречко.
В Завидове, куда Брежнев, как известно, любил ездить на охоту, готовили две бригады. Одна кормила всю охрану и прикрепленных лиц, другая – самого Леонида Ильича. К приезду генсека варили свежий супчик на свиных косточках с морковкой и картошкой. После охоты, которая всегда была удачной, на кухню приносили охотничьи трофеи, разделанные предварительно егерями. Сытый и довольный Брежнев заходил на кухню, лично благодарил поваров, а некоторых даже по русскому обычаю лобызал троекратно.
Так вот, яичница для «самого» была достаточно простой. На большой чугунной сковороде до золотой корочки обжаривались приличные куски сала, которые заливались яйцами. И вся высокая компания с удовольствием поглощала это немудреное блюдо.
В другой раз грозный маршал Гречко заказал на завтрак жареные пирожки с картошкой. Владимир Евдокимович расстарался: пирожки получились на славу – пышные, румяные. Но семья только нос воротила: мы такие не едим! Спасла положение старая кухарка, когда-то кормившая семейство. Оказывается, в этом доме привыкли к пирожкам, которые раскатывались скалкой, как язычки, и действительно получались необыкновенно вкусными, хрустели жареной корочкой во рту.
Однажды на отдыхе в Крыму Гречко пожелал хачапури. Вообще-то ему доставляли спецсамолетом из Леселидзе тридцатилитровые бутыли «Хванчкары» и горячие, с пылу с жару, хачапури. А тут почему-то не прислали. На санаторской кухне маршалу не угодили: вместо элегантной грузинской выпечки получились гигантские ватрушки с сыром. Пришлось Владимиру Бондареву срочно звонить Анне Григорьевне Дышкант, которая кормила семью Хрущева, и узнавать рецепт.
– К слову, Гречко скончался при странных обстоятельствах, – говорит мой собеседник. – После ужина он пошел к себе, беспокоить хозяина дома было не принято. А утром семья не дождалась Андрея Антоновича к завтраку. Побежали внучки и нашли деда в кресле. Он был мертв. Смерть наступила около одиннадцати часов вечера, вскоре после ужина. Официальная причина – сердечная недостаточность. Скорее всего, так оно и было, но смерть на объекте – всегда ЧП, поэтому перетрясли весь персонал. К счастью, я там уже не работал. Так что Бог отвел.
П.-Шелест
Когда всесильного секретаря ЦК Компартии Украины Петра Шелеста перевели в Москву на должность первого заместителя Председателя Совета Министров СССР, что было, конечно, понижением, обслуживать его семью прикомандировали Владимира Бондарева. Шелесты, как истинные украинцы, обожали борщ и вареники. Причем украинский борщ мало того что с салом, еще и по цвету отличается. Тот темно-красный колер, который украшает этот суп, в настоящем малороссийском варианте вываривается до бледного оттенка.
– Если моя смена выпадала на выходной день, – улыбается мой собеседник, – я знал, что придется делать вареники с вишней. Приходилось лепить огромное количество, посыпая готовые вареники сахарным песком, чтобы не слиплись. Тесто раскатывалось тончайшее. В доме имелись запасы консервированной вишни без косточек. За стол усаживалось все семейство: сам Шелест с супругой, сыновья с невестками, и целый обливной таз улетал со свистом.
Отношения между «объектом» и обслугой, как правило, были чисто деловыми, хотя повар имел тесный контакт с высокопоставленным семейством и, случалось, видел хозяек в неглиже. Но дистанция всегда сохранялась. Куда более привередливыми, чем известные на всю страну мужья, оказывались их жены, которые так и норовили заглянуть в каждую кастрюлю под крышку и сделать замечание.
Когда дежурство выпадало на Новый год, глава семьи непременно выходил на кухню и поздравлял персонал. Частенько дарили бутылку шампанского. Гречко, к примеру, особо выделял День Советской Армии. К этому празднику каждый повар получал полсотни рублей.
В те времена было принято приглашать на отдых лидеров дружественных стран, которых ублажали гастрономическими усладами повара особой кухни. Наши руководители тоже охотно гостили по соседству. Вожди приезжали с семьями.
Долго думали повара, чем порадовать секретаря Социалистической единой партии Германии Эриха Хонеккера, и решили, помимо традиционных русских закусок, подать тушеную капусту с сосисками. Сосиски из спеццеха были отменные. И немцы их буквально сметали со столов.
Иранскому деятелю Мухаммеду Реза Пехлеви готовили густые супы пити из баранины, заправленные горохом, картошкой и морковью. Он так доволен был едой, что подарил поварам по шкурке каракуля.
– Загорать на курортах нам не приходилось, – рассказывает Владимир Евдокимович. – Как стемнеет, сбегаешь быстро на море, предварительно договорившись с охраной, а то везде «сигналки» стояли – такие тонкие провода. В сезон иностранные гости сменяли друг друга.
Только уехал Гусак, нам объявили: прибывает Чаушеску с женой и сыном. С ними охрана – человек пятнадцать. Наши девчонки-официантки плакали, когда их обслуживали. Она идет с тяжелым подносом, а охранник ее хватает.
Когда эта команда напивалась, творилось что-то невообразимое. С ними был капитан Ион Попа, который, перебрав спиртного, потерял портфель с деньгами и документами. Кто-то из наших сердобольных нашел и отдал ему. Ион Попа все время стоял за спиной, когда мы готовили. Это было очень неприятно. А Чаушеску ел, по-моему, то, что ему варил румынский повар.
Владимир Евдокимович не может забыть гигантскую белугу, которую министру обороны Гречко прислали в подарок из одного военного округа. Стокилограммовую рыбину с трудом несли четыре солдата. Пришлось поварам распилить белугу пилой, чтобы прибрать ее в погреб. Потом деликатесный продукт варили, жарили, запекали до тех пор, пока Гречко рыбная кухня не надоела до смерти. «Разрубите и заберите себе», – скомандовал он наконец.
Несмотря на то что в те не самые сытые годы служащие ресторанов и продуктовых магазинов без набитых сумок с работы не выходили, сотрудники особой кухни ничего подобного себе не позволяли. Не последнюю роль играл, конечно, тотальный контроль, присущий всем подразделениям КГБ.
На работе поесть разрешалось, но с собой – ни-ни! К роскоши спецбазы, поставлявшей отменные продукты, персонал тоже не имел доступа, даже за деньги ничего купить было нельзя. Зато к большим праздникам – 7 ноября, Новому году и 1 мая – полагались заказы: язычки, судачки, ножки на холодец, икорка.
На особой кухне Владимир Евдокимович за семь лет дослужился до звания старшего сержанта КГБ, а шестой поварской разряд получил уже в Кремлевском дворце съездов, где несколько лет готовил знаменитые жюльены и прочие блюда. Его белоснежная форма по-прежнему в образцовом порядке. Куртка, фартук, полотенце и, конечно, колпак всегда выстираны и щегольски отутюжены. Время от времени бывший кремлевский повар работает на приемах и званых ужинах. Его клиенты знают толк в русской кухне. А в этом вопросе старший сержант патриот, каких поискать.
Рецепты от Владимира Бондарева:
«Полосатый рулет»: взять филе любой красной свежезамороженной рыбы (форель, семга, чавыча) и филе судака. Рыбное филе отбить и слегка приправить. Укладывать пластами, промазывая каждый слой замоченным в воде желатином. Четыре – шесть полученных слоев свернуть в рулет и завернуть в пергамент. Положить в холодную воду и варить пять – семь минут.
Вытащить, дать настояться несколько часов и лишь затем нарезать наискосок.
«Трубочки»: вырезку нарезать, отбить и завернуть в нее предварительно обжаренный лучок с грибками. Затем прокатать в муке, чтобы не утратилась сочность, обжарить на сковородке и залить соусом по вкусу. Эстеты могут посыпать готовые трубочки сыром и запечь в духовке.
10 авг 2019 16:57

Это интересно

Герман Гессе о старости:---
Старость — это ступень нашей жизни, имеющая, как и все другие ее ступени, свое собственное лицо, собственную атмосферу и температуру, собственные радости и горести. У нас, седовласых стариков, есть, как и у всех наших младших собратьев, своя задача, придающая смысл нашему существованию, и у смертельно больного,
у умирающего, до которого на его одре вряд ли уже способен дойти голос из посюстороннего мира, есть тоже своя задача, он тоже должен исполнить важное и необходимое дело.
Быть старым — такая же прекрасная и необходимая задача, как быть молодым, учиться умирать и умирать — такая же почтенная функция, как и любая другая, — при условии, что она выполняется с благоговением перед смыслом и священностью всяческой жизни.
Старик, которому старость, седины и близость смерти только ненавистны и страшны, такой же недостойный представитель своей ступени жизни, как молодой и сильный, который ненавидит свое занятие и каждодневный труд и старается от них увильнуть.
Короче говоря: чтобы в старости исполнить свое назначение и справиться со своей задачей, надо быть согласным со старостью и со всем, что она приносит с собой, надо сказать ей «да». Без этого «да», без готовности отдаться тому, чего требует от нас природа, мы теряем — стары мы или молоды — ценность и смысл своих дней и обманываем жизнь.
Каждый знает, что старческий возраст приносит всякие тяготы и что он кончается смертью. Год за годом надо приносить жертвы и отказываться от многого. Надо научиться не доверять своим чувствам и силам. Путь, который еще недавно был маленькой прогулочкой, становится длинным и трудным, и в один прекрасный день мы уже не сможем пройти его. От кушанья, которое мы любили всю жизнь, приходится отказываться. Физические радости и удовольствия выпадают все реже, и за них приходится все дороже платить. И потом, всяческие недуги и болезни, притупление чувств, ослабление органов, и различные боли, особенно ночами, часто такими длинными и страшными,- от всего этого никуда не денешься, это горькая действительность. Но убого и печально было бы отдаваться единственно этому процессу упадка и не видеть, что и у старости есть свои хорошие стороны, свои преимущества, свои утешения и радости. Когда встречаются два старых человека, им следует говорить не только о проклятой подагре, о негнущихся частях тела и об одышке при подъеме по лестнице, но и о веселых и отрадных ощущениях и впечатлениях. А таковых множеств
Когда я напоминаю об этой положительной и прекрасной стороне в жизни стариков и о том, что нам, седовласым, ведомы и такие источники силы, терпения, радости, которые в жизни молодых не играют никакой роли, мне не подобает говорить об утешениях религии и церкви. Это дело священника. Но кое-какие дары, которые приносит нам старость, я могу перечислить. Самый дорогой для меня из них — сокровищница картин, которые носишь в памяти после долгой жизни и к которым, когда твоя активность идет на убыль, обращаешься с совершенно другим участием, чем когда-либо прежде. Образы и лица людей, отсутствующих на земле уже шестьдесят-семьдесят лет, составляют нам компанию, глядят на нас живыми глазами. Дома, сады, города, уже исчезнувшие и полностью изменившиеся, мы видим целыми и невредимыми, как когда-то, и далекие горы, взморья, которые мы видели в поездках десятки лет назад, мы снова находим во всей их свежей красочности в этой своей книге с картинками.
Рассматривание, наблюдение, созерцание все больше становится привычкой и упражнением, и незаметно настроение и позиция наблюдающего определяют все наше поведение.
Гонимые желаниями, мечтами, влечениями, страстями, мы, как большинство людей, мчались через годы и десятилетия нашей жизни, мчались нетерпеливо, с любопытством и надеждами, бурно переживая удачи и разочарования, — а сегодня, осторожно листая большую иллюстрированную книгу нашей собственной жизни, мы удивляемся тому, как прекрасно и славно уйти от этой гонки и спешки и отдаться vita contemplativa (созерцательной жизни).
Здесь, в этом саду стариков, цветет множество цветов, об уходе за которыми мы прежде и думать не думали. Тут цветет цветок терпения, злак благородный, мы делаемся спокойнее, снисходительнее, и чем меньше становится наша потребность вмешиваться и действовать, тем больше становится наша способность присматриваться и прислушиваться к жизни природы и к жизни наших собратьев, наблюдая за ее ходом без критики и не переставая удивляться ее разнообразию, иногда с участием и тихой грустью, иногда со смехом, светлой радостью, с юмором.
Недавно я стоял у себя в саду у костра, подбрасывая в него листья и сухие ветки. Мимо колючей изгороди проходила какая-то старая женщина, лет, наверное, восьмидесяти, она остановилась и стала наблюдать за мной. Я поздоровался, тогда она засмеялась и сказала: «Правильно сделали, что развели костер. В нашем возрасте надо приноравливаться к аду». Так был задан тон разговору, в котором мы жаловались друг другу на всяческие боли и беды, но каждый раз шутливо. А в конце беседы мы признались, что при всем при том мы еще не так уж страшно стары и вряд ли можем считать себя настоящими стариками, пока в нашей деревне жив еще самый старший, которому сто лет.
Когда совсем молодые люди с превосходством их силы и наивности, смеются у нас за спиной, находя смешными нашу тяжелую походку и наши жилистые шеи, мы вспоминаем, как, обладая такой же силой и такой же наивностью, смеялись когда-то и мы, и мы вовсе не кажемся себе побежденными и побитыми, а радуемся тому, что переросли эту ступень жизни и стали немного умней и терпимей.
10 авг 2019 15:50

Русский мир Ивана Тургенева

Ира,мой пост 2-й..Вы правы,И.Тургенев жил *на краю чужого гнезда*,это он сам писал.
Безусловно,у каждого свои понятия о критерии,но на мой вгляд,при самой большой любви делить любимого с кем-то ещё и жить вместе-нонсенс.Всегда можно сделать выбор.Точно также жиил замечательный писатель Иван Бунин,в троём.Ну а женщины,какие бы они там не были,от тщеславия и гордыни,что такие известные и талантливые писатели и поэты *у их ног*,забыли про стыд,или его совсем не было.... У вех есть грехи,а вот каковы они,разница есть.
09 авг 2019 19:36

Истории о...

Художн--ик Карл Брюллов:-
История русского художника Карла Брюллова, который, несмотря на слабое здоровье, прожил невероятную жизнь, спорил с императором, и даже сам Пушкин стоял перед ним на коленях
Чтобы попасть из спален в лазарет, нужно было пройти через квартиры учителей, поэтому двое мальчиков, выскользнувших из спальни через полчаса после отбоя,
сняли туфли. Они осторожно ступали босыми ногами, стараясь не вызвать реакцию скрипучего пола.
— Вот, эта дверь. Ситник взял?
— Взял.
— С рыбой?
— С рыбой не было, взял с маслом.
— Вот раззява! Ну ладно. Он все съест.
Один из мальчиков толкнул тяжелую дверь. На первый взгляд лазарет был пуст — кровати стояли без белья, с голыми матрасами, тумбочки пустовали. Но в самом конце длинной узкой комнаты мерцал свет. На него они и пошли.
— О, кого я вижу, дорогие гости пожаловали, — такими словами полуночников приветствовал сидящий на дальней кровати мальчик. Он даже не поднял глаз на вошедших, как будто увидел их каким-то внутренним зрением. Мальчик сидел со скрещенными по-турецки ногами в просторной ночной рубашке. Густые кудрявые волосы двигались в такт карандашу — он рисовал. Вокруг, на смятых простынях, лежало несколько листов с уже готовыми набросками (была и пара скомканных). За освещение отвечала тусклая одинокая свеча на тумбочке.
— Садись, — сказал один из пришедших. Оба синхронно плюхнулись на соседний матрас.
Некоторое время все трое сидели молча, пока кудрявый заканчивал рисунок. Наконец он отложил карандаш и, держа лист на расстоянии вытянутой руки, удовлетворенно посмотрел на свое творение.
— Брюлло, нужна твоя помощь, — начал один из мальчиков. — Вот он — новенький. Две недели как поступил, а рисунок не идет. Поможешь?
— То есть вы будите больного человека, чтобы я за вас решал ваши проблемы? Дудки.
Брюлло демонстративно зевнул и начал собирать листки, раскиданные по кровати.
— А мы не за просто так.
Парламентер выудил из кармана «новенького», который сидел с несчастным лицом и обруганным преподавателем рисунком в руках, круглую булочку. Брюлло замер. — С рыбой?
— С маслом.
— Как будто так сложно с рыбой достать! Талант, знаете ли, хочет есть. Ладно, давай.
— Не так быстро! Сначала рисунок. Чрез четверть часа рисунок был готов. Еще через минуту был съеден ситник.
— Премного, премного благодарен, — рассыпался в комплиментах мальчик, не верящий тому, как преобразился его рисунок. — А можно, если опять будут трудности… — мальчик наклонился к левому уху маленького художника, отряхивающего с рук крошки, — я снова к вам?
— Он не слышит левым ухом.
— И вовсе я все слышу! — обиженно заявил Брюлло. — А что он сказал?
Академический отпрыск
Карл, младший сын во франко-немецкой семье Брюлло, родился в самом конце века — в декабре 1799-го. Его рождение совпало с непростым периодом в жизни его отца — у Павла Ивановича Брюлло забрали классы, которые он вел в академии. Впрочем, такому мастеру по резному и орнаментальному искусству не составило труда получать выгодные заказы, благодаря чему немаленькое семейство — у Карла было два брата и две сестры — могло жить в достатке. И, разумеется, не подвергалось сомнению, что все сыновья Брюлло пойдут по стопам отца, по художественному направлению.
Едва ребенок вставал на ноги, как ему вручали карандаш
Такая участь постигла и Федора, и Александра — с самого раннего возраста они под надзором строгого родителя обводили рисунки, а затем и сами рисовали. С Карлом получилось иначе. Мальчик не отличался крепким здоровьем: его не обошла вниманием ни одна детская хворь. Когда Карлу пришло время начать ходить, у родителей возник новый повод для беспокойства. Мальчик не мог встать на ноги.
Карл не ходил до пяти лет. Немощность сына не помешала Павлу Ивановичу начать с ним художественные уроки. Отец семейства Брюлло был строг и не допускал в доме нежностей, едва ли от него можно было ждать отцовских объятий и сюсюканий. Кроме того, Павел Иванович не переносил праздности. Вручив Карлу бумагу с карандашом, он давал ему каждый день по новому заданию. А чтобы лежачий Карл выполнял их быстрее, отец запрещал кормить его завтраком до окончания работы.
Автопортрет, 1813—1816 гг.Фото: Wikimedia Commons
Природа тем временем решила компенсировать мальчику годы пребывания в постели. Уже с первых рисунков сына Павел Иванович понял, что у его младшего не просто способности, а полноценный талант. Вскоре случилось другое чудо: Карл пошел.
В девять лет младший Брюлло был зачислен в Академию художеств на казенный счет. Началась привольная жизнь: академия стала для Карла местом, где он жил в свое удовольствие. Талант мальчика был настолько очевиден как для профессоров, так и для других учеников, что к нему лишний раз не приставали. Стоило Карлу объявить, что он неважно себя чувствует (ученики называли эту болезнь «Фебрис Притворялис»), — и его отселяли в комфортный лазарет, где он мог спать допоздна, а по ночам рисовать.
Ученики старших классов носили Карла на спине — в знак глубокого уважения
Брюлло приторговывал талантом, меняя его на булочки. «Я много раз слышал <…> что иногда Брюллов просил товарища, приходившего его будить и звать на работу, принести ситник к нему на постель. Если товарищ исполнял его просьбу, то он съедал ситник, а потом начинал жаловаться на головную боль, снова ложился спать и уже не вставал ни за что на свете», — вспоминал позже художник Железнов. Преподаватели знали о том, что Карл помогает другим ученикам. Иногда, просматривая зачетный рисунок, профессор говорил: “Я смотрю, Брюлло решил дать вам медаль”».
Дома Карлу жилось не так привольно. Все выходные он с братьями должен был по приказу отца перерисовывать карты, тренируя меткость глаза и твердость руки. Никакого полета фантазии, никакой игры. Спорить с Павлом Ивановичем было бесполезно. Один раз Карл пытался возразить и отстоять заслуженные выходные, но получил от отца такую затрещину, что на всю жизнь оглох на левое ухо. Так, между суровым отцом и всепрощающей академией, проходили юные годы Карла.
Вдевятнадцать лет Брюлло подтвердил свой талант картиной «Нарцисс, смотрящий в воду». В печати появилась первая хвалебная рецензия с его именем: «Талант и вкус молодого артиста заметны в каждой черте». Тем не менее продолжать обучение за границей Карл поехал не за счет академии, а за счет только что основанного Общества поощрения художников. С собой он взял брата Александра, заявив обществу, что «из меня, быть может, ничего не выйдет, а из брата Александра непременно выйдет человек».
«Нарцисс, смотрящий в воду», 1819 г.Фото: РИА Новости
16 августа 1822 года Карл и Александр покинули Россию. В знак особого расположения императора к фамилии Брюлло приклеили букву «в» — дабы сделать ее более русской. (Будет кстати, если братья прославятся за границей.) Новоиспеченные Брюлловы простились с родителями — это был единственный случай, когда отец поцеловал Карла. Больше они не увидятся.
тальянское утро Освободившись от родительской опеки и академической чопорности, Карл решил ни в чем себе не отказывать и писать так, как хочется только ему. Помимо копирования работ классиков (например, «Афинской школы» Рафаэля), Брюллов делал небольшие рисунки с бытовыми сценами, портреты многочисленных знакомых, карикатуры. Когда он прислал в Петербург картину «Итальянское утро», Общество поощрения художников ликовало: деньги на содержание Брюлловых тратятся не зря. «Утро» показали императору, который велел написать продолжение.
«Итальянское утро», 1823 г.Фото: Wikimedia Commons
Италия поразила Брюллова не только полотнами Рафаэля и Тициана — его навсегда очаровала красота местных женщин. Одна за другой менялись возлюбленные молодого художника. Благо внешность позволяла. «Небольшой рост его заключал в себе атлетические формы: эта широкая и высокая грудь, эти мощные плечи <…> подбородок и задняя часть головы в профиль, самое даже расположение кудрявых волос напоминают голову Аполлона Бельведерского. Я не знал мужского лица прекраснее его» — так романтично описал Брюллова художник Мокрицкий. Справедливости ради, не забывал «Аполлон» и про соотечественниц. «Ваш братец Карл увезен был в Неаполь графиней Разумовской», — писал Александру общий приятель братьев.
Карл стал частым гостем в салоне княгини Зинаиды Волконской. На ее вилле на Эсквилинском холме всегда царило веселое оживление, здесь не было места манерности и пошлости. В один из вечеров в гостиную зашла невероятно красивая итальянка в подчеркивающем ее южную красоту красном платье. Брюллов, разумеется, не мог остаться в стороне. И был немало удивлен, когда «итальянку» представили как графиню Юлию Павловну Самойлову. Так начался рман, который продолжался десятки лет, то угасая, то вспыхивая с новой силой. В Юлии Павловне Брюллов нашел не только схожий темперамент — оба были людьми пламенными и увлекающимися. Она стала для него главной музой, чьи черты он, кажется, готов был переносить на полотно постоянно. В «Последнем дне Помпеи» графиня изображена сразу в трех ипостасях: матери, прижимающей к себе дочерей; женщине с кувшином на голове; жене, обнимающей ребенка, пока муж укрывает ее плащом.
Портрет графини Юлии Павловны Самойловой, удаляющейся с бала с приемной дочерью Амацилией Паччини («Маскарад»), не позднее 1842 г.Фото: Wikimedia Commons
Работа над «Помпеей» продолжалась почти три года, и все это время Брюллов пребывал в состоянии неопределенности. Во-первых, он рассорился с Обществом поощрения художников. Они посмели прислать письмо с критикой «Итальянского полдня» — продолжения «Итальянского утра». Мол, девушка недостаточно хороша. «Ваша модель была более приятных, нежели изящных соразмерностей». К тому же старший брат Карла Федор честно написал: «Общество или члены оного говорят, что «нам братья Брюлловы стоят 48 тысяч рублей, а что они нам присылали за эти деньги?»
Такого оскорбления Карл вынести не мог. Он тут же написал в общество письмо, отказываясь от его услуг. Теперь он перебивался портретами, но очень рассчитывал написать масштабное полотно, идея которого пришла к нему, когда они с Юлией гуляли близ Везувия. И меценат нашелся — всемогущий Демидов. Он обещал художнику 10 тысяч, если тот завершит «Помпею» к концу 1830 года. Но к концу 1830-го, по воспоминаниям Железнова, «все фигуры были только проставлены на места и пропачканы в два тона». Он не успевал картину в срок, потом не успевал в новый срок и только и писал Демидову письма, умоляя назначить еще один.
Последние недели завершения картины оказались самыми сложными. Брюллова даже выносили из мастерской, потому что ему становилось дурно от переутомления. Наконец осенью 1833 года на выставке в Милане под номером 78 была представлена картина «Последний день Помпеи».
Поэт и художник
— Входи, входи, смелее. Осторожно, у меня тут пыль.
В мастерской царил беспорядок, но поэта это не смущало.
— Так вот, представь себе его черную неблагодарность, — продолжил скульптор свой жалобный монолог, пока поэт стягивал перчатки. — Всего три месяца в Москве, все его хотят видеть, все его хотят приглашать. Немудрено — после итальянского триумфа с «Помпеей». Я решил помочь художнику избежать соблазна — закрыл у себя и заставил работать. А он бежал!
«Последний день Помпеи», 1830—1833 гг.Фото: Wikimedia Commons
У стены, среди многочисленных слепков ног, рук и голов, стоял холст с намечавшимся историческим сюжетом. Скульптор поманил поэта и указал на холст. Неожиданно жалостливая интонация его голоса сменилась нотками восхищения.
«Как этот Брюллов, свинья эдакая, умеет выразить свою канальскую, гениальную мысль, мерзавец он, бестия!»
— Как нарисовал он эту группу, пьяница он и мошенник!
Поэт едва сдержался, чтобы не рассмеяться. Тем же вечером он писал жене в Петербург: «Был я у Перовского, который показывал мне недоконченные картины Брюллова. Брюллов, бывший у него в плену, от него убежал и с ним поссорился. Перовский показывал мне “Взятие Рима Гензериком” (которое стоит “Последнего дня Помпеи”), приговаривая: “Заметь, как прекрасно подлец этот нарисовал этого всадника, мошенник такой…” Умора».
«Нашествие Гензериха на Рим», 1835—1836 гг.Фото: РИА Новости
Симпатия между Пушкиным и Брюлловым возникла моментально. Они были одногодками, общались без стеснения и обнаружили друг в друге искренность, которую оба так ценили. (Между прочим, с великим русским поэтом номер два у Брюллова сразу не сложилось. Он говорил: «Физиономия Лермонтова заслоняет мне его талант».)
В Москву Брюллов прибыл 25 декабря 1835 года, вскоре после своего тридцатишестилетия. Прибыл на волне итальянского триумфа — император пожелал, чтобы создатель знаменитой «Помпеи» вернулся на родину. Почти четырнадцать лет прошло с того момента, как Брюллов уехал, и возвращаться ему не слишком хотелось. «Он хандрит, боится русского холода и прочего, жаждет Италии, а Москвой очень недоволен», — писал жене Пушкин. Художник коротко пожил в Москве, но необходимо было двигаться дальше — на поклон императору. «Брюллов сейчас от меня. Едет в Петербург скрепя сердце, боится климата и неволи. Я стараюсь его утешить и ободрить».
Карл Брюллов. Дагерротипное изображение из собрания ЭрмитажаФото: Wikimedia Commons
Но перерасти в дружбу взаимной симпатии между поэтом и художником было не суждено — слишком поздно они встретились. В январе 1837 года в мастерской Брюллова, согласно воспоминаниям Мокрицкого, было не протолкнуться: «Между прочим, были Пушкин и Жуковский. Сошлись они вместе, и Карл Павлович угощал их своей портфелью и альбомами». Среди «угощений» был недавно оконченный художником карикатурный рисунок «Съезд на бал к австрийскому посланнику». Восторгу Пушкина не было конца — он так хохотал, что на глазах его выступили слезы. Поэт начал упрашивать художника подарить ему рисунок, но, увы, Брюллов уже обещал его княгине Салтыковой и не хотел нарушать слово. «Пушкин был безутешен, — записал Мокрицкий. — Он с рисунком в руках стал перед Брюлловым на колени и начал умолять его… Я, глядя на эту сцену, не думал, что Брюллов откажет Пушкину. Такие люди, казалось мне, не становятся даром на колени перед равными себе».
Карл Павлович обещал Александру Сергеевичу другой рисунок. Даже лучше — он напишет портрет поэта, что давно втайне замышлял. Они назначили время первого сеанса — ровно через пять дней. Через четыре дня у Пушкина состоялась дуэль с Дантесом.
Профессия: профессор
Брюллов снова вернулся в академию, теперь уже в роскошную профессорскую квартиру на первом этаже. Ученики боготворили его и боялись. О темпераменте Карла Павловича ходили легенды. Чего стоит история, когда художник, оставшись недовольным своей законченной «Вирсавией», швырнул в нее сапогом, после чего картину пришлось восстанавливать.
«Вирсавия», 1832 г.Фото: Wikimedia Commons
Не церемонился Брюллов и с заказчиками. Во время одного из сеансов написания портрета графини Клейнмихель Брюллов сказал:
— Сегодня моя графиня меня очень беспокоит.
Графиня заерзала на месте и переспросила:
Что-то не так?
Брюллов засмеялся.
— Нет, все в порядке, это я про свою левую руку. Я называю ее графиней.
— Почему же она графиня? — полюбопытствовала Клейнмихель.
— Потому что ничего не делает, — ответил художник.
В своих оценках ученических работ Карл Павлович был прямолинеен, а в похвалах скуп: комплиментом считалось, когда он, взглянув на рисунок, промолчит. Но высшей похвалой художника был фамильярный удар по плечу — значит, Брюллов доволен так, что не может сдержать чувств.
«Я бывал свидетелем того зрелища, когда Брюллов обходил годичные академические выставки, — вспоминал один из учеников художника. — Громаднейшая толпа следовала за ним, чтобы уловить каждое его слово… Ни одно самое незначащее произведение не было им оставлено на выставках без внимания». И если Карл Павлович замечал настоящее дарование, он делал все возможное, чтобы помочь этому дарованию раскрыться. Брюллов настаивал на том, чтобы малоимущим ученикам академия давала полный пансион, отстаивал их, если они не успевали по другим предметам или поведению. Именно Карл Павлович выкупил из крепостничества Тараса Шевченко, после того как помещик Энгельгардт, увидев, что художник не отступит, поднял цену втрое (за что был за глаза обозван Брюлловым «самой крупной свиньей в торжковских туфлях»).
Репродукция картины Георгия Мелихова «Молодой Тарас Шевченко в мастерской К. Брюллова», 1947 г.Фото: РИА Новости
Если в стенах академии Брюллов чувствовал себя уверенно, то с петербургским светом отношения не складывались, особенно после истории с неудачной женитьбой художника.
Восемнадцатилетняя дочь рижского бургомистра Эмилия Тимм за какие-то пару месяцев очаровала тридцатидевятилетнего художника настолько, что он поспешил сделать предложение. Видимо, накануне свадьбы между женихом и невестой произошла размолвка. Брюллов все-таки явился в церковь, но в повседневном костюме не первой свежести и за все венчание ни разу не поднял глаз на невесту. Молодожены расстались уже через две недели после свадьбы, подкинув петербургскому обществу первоклассный повод для сплетен. Из всеобщего любимца Карл Павлович превратился в изгоя: художника перестали приглашать, из многих знатных домов убрали его бюсты.
Неудобный придворный
Как нельзя кстати из Италии с помпой приехала Юлия Павловна Самойлова, которая за короткий срок успела и Брюллова утешить, и императору досадить своими шумными балами и сборищами.
Надо признать, что и у самого Брюллова отношения с Николаем I не складывались. Во время первой встречи с императором тот великодушно заказал Брюллову картину, в которой на переднем плане должен был быть Иван Грозный с женой, а в окне избы — взятие Казани. Позднее Брюллов рассказал Железнову: «Я, чтобы не обидеть его, старался объяснить ему как можно мягче, что меня закритикуют, если я займу первый план двумя холодными фигурами, а самый сюжет покажу чeрт знает где, в окне!» Карл Павлович попросил императора дать благословение на другую картину, которую он давно задумал, — «Осаду Пскова». Император согласился, но «очень сухо» и «нахмурился».
«Осада Пскова польским королем Стефаном Баторием в 1581 году», 1839—1843 гг.Фото: Wikimedia Commons
Кроме того, художник обратился к Николаю еще с одной просьбой — он никогда не видел взрыва, так нужного для «Осады». «Я тоже, — ответил император. — Но этой беде можно помочь». На поле между Петергофским шоссе и Митрофаниевским кладбищем было сооружено земляное укрепление, которое торжественно взорвали в присутствии императора и художника.
Брюллов, далекий от придворного трепета, много раз испытывал терпение самодержца
Как-то Брюллов заставил императрицу позировать на лошади в одной из аллей Петергофа (при этом сам художник с холстом был под крышей). Когда начался ливень, Брюллов, почувствовавший вдохновение, запретил императрице двигаться. В итоге дождь, по свидетельству Железнова, «пробил насквозь ее платья». В следующий раз Брюллов взял один из костюмов императрицы к себе в мастерскую, чтобы переписать его с большей точностью. Несколько недель простоял костюм Александры Федоровны без внимания художника и в результате покрылся слоем пыли толщиной в палец.
Окончательно отношения художника и царской семьи испортились, когда опоздавший на сеанс на пятнадцать минут Николай I не застал Брюллова на месте. Вместо него он увидел напуганного ученика, который пролепетал, что художник, зная пунктуальность императора, решил, что тот перенес сеанс, — и ушел. И все-таки именно Карлу Павловичу была поручена в 1843 году почетная миссия — роспись плафона большого купола Исаакиевского собора. Этот заказ стал для него роковым.
Последние штрихи
«Сквозной ветер был главной причиной расстройства здоровья моего при работе в куполе, ибо для истребления сырости признано нужным открывать окна для проветривания и осушки… Простуда, ревматизм, переходящий из места в место и павший на сердце, произвели воспаление, и следствием этого была моя опасная болезнь, продолжительная и ужасная, уничтожившая мое здоровье» — так писал в своем прошении об освобождении от работ в соборе Карл Брюллов в июне 1848 года.
Несколько недель художник по настоянию врачей пролежал в постели. Он похудел так, что стал неузнаваем. Тогда же Брюллов написал самый известный свой автопортрет — на нем он выглядит осунувшимся и изможденным. В этот раз император не стал сопротивляться отъезду Карла Павловича за границу. Разумеется, выбор врачей и самого Брюллова пал на Италию. Вместе с ним в путешествие отправились двое его учеников и доктор.
Автопортрет, 1848 г.Фото: Wikimedia Commons
Художник понимал, что это последнее его путешествие. «Я жил так, чтобы прожить на свете только сорок лет. Вместо сорока лет я прожил пятьдесят лет, следовательно, украл у вечности десять лет и не имею права жаловаться на судьбу, — сказал Брюллов приятелю незадолго до отъезда. — Мою жизнь можно уподобить свече, которую жгли с двух концов и посередине держали калеными клещами».
В Риме Карл фактически поселился в семье своего итальянского друга Анджело Титтони. Южный климат пошел на пользу художнику: он не только чувствовал себя окрепшим, но и снова начал рисовать и даже беспокоился о судьбе своих картин, оставшихся в его мастерской в России. Брюллов написал портрет четырнадцатилетней дочери Титтони и все шутил, что, будь она постарше, а он помоложе, он бы обязательно за ней ухаживал.
23 июня 1852 года у художника случился приступ удушья, который оказался последним.
P. S. Одним теплым итальянским вечером Анджело Титтони признался художнику, что ему очень импонирует манера русских держать в каждой комнате по образу святого. И попросил друга нарисовать для него небольшую Мадонну.
«Ты меня смешишь, Анджело, — ответил Брюллов. — Я просидел всю жизнь по горло в грязи, а ты говоришь мне, пиши идеал чистоты и непорочности. А я его не понимаю!»
И все же на следующий день Титтони нашел у себя на столе рисунок с образом святой — кающейся Марии Магдалины.
На сайт есть передача-Третьяковка - дар бесценный! Избранное. Парад звезд. Карл Брюллов.
09 авг 2019 18:29

Это интересно

Некрасов, Маяковский, Тургенев, Герцен и их семья "на троих". -------
«Полиаморная семья» - та, которая состоит больше чем из двух человек (и нет, речь идет не о детях или дедушках и бабушках). Кажется, что это явление совсем новое, но на самом деле так называемые странные семьи существовали уже давно. Вы
даже не догадываетесь, кто из известных людей жил втроем… Термин «шведская семья» существует исключительно в русском языке и к реальной Швеции никакого отношения не имеет. Во всем остальном мире полиаморную семью обычно называют ménage à trois - в буквальном переводе «хозяйство на троих». Живя таким образом, в интимной близости друг с другом могут состоять как все участники, так и только некоторые из них.
«Всех возмущало не то, что Некрасов был многолюб, многоженец, неспособный к однобрачной любви. Таковы почти все лирики…» - писал Корней Чуковский в своей статье «Подруги поэта».
Личная жизнь «певца русской женщины» и правда складывалась непросто. В 26 лет Некрасов без ума влюбляется в красавицу Авдотью Панаеву. И хотя Панаева была далеко не первой зазнобой поэта, именно она традиционно считается его музой и вдохновительницей.
Авдотья Панаева была умна, красива, очень талантлива… и замужем за другим русским писателем Иваном Панаевым. И хотя девушка поначалу стойко отвергала ухаживания молодого повесы, вскоре она сдалась. Во время одной из поездок Панаева и Некрасов признались друг другу в своих чувствах.
Что испытывал по этому поводу Иван Панаев - неизвестно, но, судя по всему, это не помешало их дружбе. А учитывая, что вскоре все трое счастливо зажили в квартире Панаевых, их союз оказался крепче, чем казалось.
В соавторстве с Панаевой Некрасов написал несколько романов - Авдотья писала тогда под мужским псевдонимом, что было обычным делом в те дни. По слухам, Некрасов неоднократно устраивал Панаеву сцены ревности, но размолвки не помешали партнерам прожить вместе целых 16 лет - до самой смерти Панаева.
За это время Авдотья успела забеременеть от Некрасова, но, к сожалению, ребенок вскоре умер. После смерти Панаева Авдотья и Николай тоже прожили вместе недолго. Видимо, «третий» в их причудливой дружбе был не лишним.
В некрологе, напечатанном в «Современнике» (1862, №2), Чернышевский писал: «…Панаева любили все, кто только знал его: столько было в нем доброты, мягкости и той привлекательности, которая сообщается человеку преобладанием в нем хороших душевных свойств…»
Иван Тургенев и Виардо: «на краю чужого гнезда»
Луи Виардо, известный французский писатель и искусствовед, и оперная дива Полина Гарсиа поженились в 1840 году. Ему было уже сорок, а девушке - всего двадцать. Их познакомила писательница Жорж Санд, которая, хотя и была близким другом Луи, все равно признавала, что он «унылый, как ночной колпак».
Полина нашла в Луи порядочного мужа, но этого спокойствия ей было мало. «Как вы мне и обещали, я нашла в Луи возвышенный ум, глубокую душу и благородный характер… Прекрасные качества для мужа, но достаточно ли этого?» - писала Полина Жорж Санд.
Писатели, которые жили в «полиаморной семье»
Через три года после свадьбы и появился повод развеять скучную семейную жизнь. Осенью 1843 года среди зрителей оперного представления оказывается 25-летний Иван Тургенев. А спустя некоторое время Тургенев знакомится и с Луи, тогда уже директором итальянского театра в Париже. Оперная дива не особенно выделяла Тургенева среди толпы своих поклонников, но, когда ее гастроли в Санкт-Петербурге закончились, Иван Тургенев устремился вслед за семьей Виардо.
За привязанность к «проклятой цыганке» мать три года не давала ему денег. Тургенев путешествует по Европе: в Берлин, затем в Лондон, Париж, турне по Франции и опять в Санкт-Петербург, все это время живя в семье Виардо «на краю чужого гнезда», по его собственным утверждениям. В начале 1860-х годов семья Виардо поселилась в Баден-Бадене, а с ними и Тургенев («Villa Tourgueneff»). Благодаря семейству Виардо и Ивану Тургеневу их вилла стала интереснейшим музыкально-артистическим центром.
Тургенев любил четверых детей Полины (среди которых были и его) как родных. Истинный характер отношений Полины Виардо и Тургенева до сих пор является предметом дискуссий. Есть версия, что после того, как Луи Виардо парализовало из-за инсульта, Полина и Тургенев фактически вступили в супружеские отношения. По одной из версий, в этом любовном треугольнике были еще мужчины, к которым Полина Виардо была расположена…
Гревс в своей «Истории одной любви», задаваясь вопросом о том, могли ли быть взаимоотношения Тургенева и Виардо отношениями супругов, говорит: «Получается не совсем вяжущееся с естественными чувствами людей сожительство втроем… На каких моральных началах оно сложилось? При каком-то странном приятельстве Тургенева с мужем любимой женщины, зиждущемся на общих охотничьих увлечениях? Что-то нехорошо!
«Володя не просто влюбился в меня - он напал на меня, это было нападение. Два с половиной года не было у меня ни одной свободной минуты - буквально. Меня пугала его напористость, рост, его громада, неуемная, необузданная страсть. Любовь его была безмерна», - писала о Маяковском его муза Лиля Брик
В автобиографии Маяковского день встречи с Брик в июле 1915 года определен как «радостнейшая дата». Между Маяковским и Лилей Брик очень быстро вспыхнул бурный роман, которому не помешал и муж Лили Брик Осип. Летом 1918 года Маяковский и Брики начали жить втроем, переезжая из квартиры в квартиру. По воспоминаниям советского поэта Вознесенского, в старости Лиля Брик признавалась ему: «Я любила заниматься любовью с Осей. Мы тогда запирали Володю на кухне. Он рвался, хотел к нам, царапался в дверь и плакал…
Впрочем, есть версии, что все было совсем наоборот - у Осипа не хватало сил и здоровья, чтобы заниматься любовью с женой, и он уступил свое место более молодому любовнику.
Лидия Корнеевна Чуковская вспоминала свой визит к Брикам не без неприятия: «Общаться с ними было мне трудно, весь стиль дома - не по душе. Мне показалось к тому же, что Лиля Юрьевна безо всякого интереса относится к стихам Маяковского. Не понравились мне и рябчики на столе, и анекдоты за столом…»
В своих предсмертных записях Маяковский назвал Лилю Брик и Веронику Полонскую, а также свою мать и сестер членами своей семьи, а стихи просил передать Брикам.
Александр Иванович Герцен был русским поэтом, философом и человеком весьма свободных взглядов. В 1838 году он женился на своей двоюродной сестре Наталье Захарьиной, и в течение семи лет Наталья родила ему шестерых детей, трое из которых, впрочем, умерли почти сразу после рождения.
Семья уезжает в эмиграцию в Париж, где Наталья влюбляется в близкого друга Герцена - Георга Гервега. Наталья не скрывает своих отношений с Гервегом и признается, что «неудовлетворенность, что-то оставшееся незанятым, заброшенным искало иной симпатии и нашло ее в дружбе с Гервегом». Мужу же она предлагает «брак втроем». Впрочем, духовный, не плотский. Дополняют картину Эмма - супруга Гервега, а также их дети.
Все четверо взрослых и дети поселяются в одном доме, образовав «коммуну», которая изначально никаких интимных отношений не предполагала. Герцен называл их «четырьмя звездочками, и, как нас ни расположи, всё будем блестеть». Но Наталья все равно стала любовницей Гервега. Узнав правду, Герцен настоял на отъезде Гервегов из Ниццы. На что Гервег заявил, что, раз так, он покончит с собой. Забавно, что в международном сообществе Герцена осуждали за то, что тот пытался разлучить жену с любовником.
В 1850 году Наталья родила дочь Ольгу. Герцен, хотя и сомневался в отцовстве, никогда открыто в этом не признавался.
К 1851 году супруги помирились, но в ноябре семью ждала огромная трагедия: во время крушения корабля погибли их сын - восьмилетний Николай, глухонемой от рождения, - мать Александра Ивановича и воспитатель мальчика. Не сумев справиться с потерей, 34-летняя Наталья умирает в результате преждевременных родов.
09 авг 2019 18:26

Русский мир Ивана Тургенева

Ира,я написала об И.Тургеневе именно о этом.Такую жизнь выбрал он сам.Он писал-*на краю чужого гнеда*,и мне такое самоуничижение-не понятно.А грехи есть у каждого,только понятия критерий рйазные.А женщины,да ещё публичные,безусловно,очень гордились,когда очень известный,очень талантливый писатель или поэт *у их ног*.В полиаморной семье жили Иван Бунин и другие литераторы....
Помещаю стать об этом.....
07 авг 2019 16:26

Это интересно

История изобретения часов:--
Время – четвертое измерение. Оно загадочно и неуловимо, оно всегда движется вперед. Его нельзя остановить, с ним можно только идти в ногу.
Ощущение времени у каждого человека свое: для кого-то оно летит слишком быстро, для кого-то – еле ползет. И главный его измеритель в любую эпоху –
это часы…
Почему человеку даже в незапамятную пору надо было жить, «наблюдая часы», теперь понять сложно, но уже в Древнем Китае время измерялось с помощью подожженной веревки с узлами – его определяли по количеству сгоревших звеньев. Китай славился своим пристрастием к огневым часам. По преданию, их создал первый император Поднебесной Фо Хи примерно три тысячи лет назад. Там же появились первые фитильные, лампадные, а затем газосветные часы, которыми пользовались вплоть до XX века.
Другим древним измерителем времени были солнечные часы. У римских патрициев имелись специальные служители, которые докладывали хозяевам о каждом прошедшем часе. Плоский циферблат уже тогда разделялся на 12 частей – по количеству знаков зодиака.
В Египте, Индии, Греции и Китае были в ходу водные часы – они выглядели как стеклянная емкость с нанесенными на стенки делениями. В античной Греции такие часы применяли для ограничения времени ораторов. В Индии при восходе солнца часы заполняли водой, которая, вытекая, указывала на определенный временной промежуток.
Более удобными в использовании были песочные часы, в Средние века к ним даже прикрепили циферблат. Как только песок из одного сосуда перетекал в другой, смотритель переворачивал его и переводил стрелку на циферблате.
Сначала механические часы были огромными, и прошло много лет, прежде чем они уменьшились, и их начали вешать на стену, устанавливать на каминной полке, носить в кармане, а затем на руке.
Карманные часы появились приблизительно в 1511 году. Изобрел их, как говорит история, часовой мастер из города Нюрнберга (Германия) Петер Генлейн – он уже в детстве удивлял всех своими способностями. Мастер сумел найти замену гирям, заводящим часовой механизм, приспособив для этой цели пружину. В часах Генлейна имелась только одна – часовая – стрелка, стекло отсутствовало, а над каждой цифрой торчали специальные шишечки, с помощью которых и в темноте можно было узнать, который час.
Если взглянуть на обычные карманные часы, то циферблат с 12 цифрами, три стрелки, часовое стекло и головка для завода покажутся самыми естественными деталями. На самом деле они существовали не всегда, и у каждой из них – своя история. Возьмите, например, стрелки. Из трех самая старшая – часовая. Ей уже много веков. Минутная стрелка моложе, в ней возникла необходимость примерно с 1700 года. А самая младшая – секундная стрелка – родилась через 60 лет после минутной.
Часовое стекло стали использовать почти в одно время с минутной стрелкой, в начале XVIII века. А головка для завода часов, оказывается, сначала служила только для их подвешивания, а заводили часы специальным ключом.
Почему же не все стрелки появились одновременно? А потому, что в XVI-XVII веках человеку было достаточно одной часовой, никого не интересовало поминутное измерение времени – жизнь текла неторопливо, и переносные часы сначала воспринимались всего лишь как красивые и дорогие игрушки…
Первые карманные часы были названы «нюрнбергскими яйцами», хотя они имели форму не яйца, а круглой коробочки. Запись в исторических документах по этому поводу гласит: «Из железа он делает маленькие часы со многими колесиками, которые можно заводить. Ходят они 40 часов и бьют; их можно носить на груди и в сумке». Очень скоро часам стали придавать самые разные очертания – звезды, бабочки, книги, сердца, лилии, желудя, креста. Часто они были украшены миниатюрными картинками, эмалью и драгоценными камнями. Столь красивые вещицы жалко было прятать в кармане, поэтому часы принялись носить на шее, на груди и на животе. Некоторые франты демонстрировали на себе сразу двое часов – золотые и серебряные, чтобы никто не сомневался в богатстве их обладателя.
Мода сразу же предъявила часам свои требования, делая акцент на как можно меньшем размере. Совсем крошечные часики носили в ухе в виде серьги или на пальце, как кольцо. Эти ювелирные изделия были снабжены миниатюрными колокольчиками или молоточками, тихонько ударявшими по пальцу в определенное время. Стоили такие произведения искусства очень дорого, поскольку изготавливались вручную.
Впрочем, часы, которые звоном сообщали о каждом прошедшем получасе, беспокоили человека, действуя ему на нервы, поэтому постепенно вышли из употребления.
Спустя некоторое время двум английским часовщикам удалось сделать часы, звонившие только тогда, когда их владелец нажимал на специальную кнопку – репетир. Легенда гласит, что однажды английский король Карл II послал такие часы в подарок французскому королю Людовику XIV. Они еще считались редкостью, поэтому правитель Франции был в восторге. Правда, «короля-солнце» огорчила одна вещь: чтобы сохранить свой секрет, английский мастер снабдил часы весьма хитрым замком, и сколько ни трудился над ними королевский часовщик Мартиньи, ему так и не удалось открыть крышку. Но это удалось сделать Жану Трюше – 90-летнему мастеру, давно отошедшему от дел. Старик разобрался в секрете, чем невероятно порадовал монарха, назначившего Трюше огромную пенсию.
Людовик XIV вообще считался большим любителем необычных механизмов и особенно часов. Настенные часы-кукушка были созданы, как думают историки, в эпоху его правления – примерно в середине XVII века.
Первыми домашними часами в конце XVII века стали часы напольные. Они не только сразу завоевали пространство, но и превратились в показатель общественного положения. Их передавали из поколения в поколение, подчеркивая родовитость владельцев. Часы не только были предметом дорогой обстановки, но и свидетельствовали о вкусе хозяина.
Плоскую форму они приобрели лишь в XIX веке, тогда же появились и наручные часы. Сразу несколько швейцарских компаний утверждало свое право первенства в их создании. Но почти никто не мог представить хоть скольконибудь убедительных доказательств. И только фирма «Брегет» нашла в своих архивах документ, удостоверяющий заказ на изготовление часов с особым типом крепления к руке. Данная бумага датирована 1810 годом и сообщает о желании сестры Наполеона (королевы Неаполя) иметь часы с боем, закрепленные на браслете. Их сделали очень плоскими, «продолговатой формы со свободным ходом, оснащенными термометром и серебряным циферблатом с арабскими цифрами», на браслете, сплетенном из золотых нитей и человеческого волоса.
После этого наручными часами стала обзаводиться вся знать, а с 1880 года они поступили в свободную продажу. Однако в то время часы на руке носили только женщины, мужчины же предпочитали цепочку и специальный кармашек. Неудобство при подобном использовании привело к тому, что уже в 1890 году офицеры начали крепить к руке часы со специальным кольцом. Через него продевался шнурок, чтобы они не соскальзывали.
Ну а в настоящее время две трети подобной продукции составляют именно мужские наручные часы. Спасибо за это нужно сказать знаменитому авиатору – бразильцу, прожившему большую часть во Франции, – Альберто Сантос-Дюмону. Однажды он попросил своего друга, владельца фирмы «Картье», изготовить ему такие часы, по которым можно было бы узнавать время, «не снимая рук со штурвала». И такой прибор у Сантос-Дюмона вскоре действительно появился, а через 40 лет – и у всех остальных.
Создателем первых миниатюрных часов с календарем считается легендарный швейцарский мастер Даниэль Жан-Ришар. В 1698 году он представил миру карманные часы с указателем даты. Тогда же были заложены основные принципы работы этого механизма: вращающийся диск с изображением чисел от 1 до 31 – в соответствии с количеством дней в месяце.
С тех пор каких только часов на нашей Земле не производили! Электронные, кварцевые, противоударные, водонепроницаемые, супертонкие и имеющие с десяток разнообразных функций, украшенные драгоценными камнями и в корпусе из дешевого пластика… А время по-прежнему неуловимо. Утекает, как песок сквозь пальцы, и нет этому движению ни начала, ни конца…
07 авг 2019 16:25

Музыка часов

Об ункальной коллекции часов в Эрмитаже.Красиво,но мало..
07 авг 2019 15:41

Истории о...

Продолжение-----Иван Сергеевич Тургенев.Личная жизн
Первым романтическим увлечением юного Тургенева была влюблённость в дочь княгини Шаховской — Екатерину (1815—1836), юную поэтессу. Имения их родителей в Подмосковье граничили, они часто обменивались визитами. Ему было 15, ей 19. В письмах к сыну Варвара Тургенева называла Екатерину Шаховскую «поэткой» и «злодейкой», поскольку не устоял
против чар молодой княжны и сам Сергей Николаевич, отец Ивана Тургенева, которому девушка ответила взаимностью, что разбило сердце будущего писателя. Эпизод намного позже, в 1860 году, отразился в повести «Первая любовь», в которой писатель наделил некоторыми чертами Кати Шаховской героиню повести
В 1841 году, во время своего возвращения в Лутовиново, Иван увлёкся белошвейкой Дуняшей (Авдотья Ермолаевна Иванова). Между молодыми завязался роман, который закончился беременностью девушки. Иван Сергеевич тут же изъявил желание на ней жениться. Однако его мать устроила по этому поводу серьёзный скандал, после чего он отправился в Петербург. Мать Тургенева, узнав о беременности Авдотьи, спешно выслала её в Москву к родителям, где 26 апреля 1842 года и родилась Пелагея. Дуняшу выдали замуж, дочь осталась в двусмысленном положении. Тургенев официально признал ребёнка лишь в 1857 году
Вскоре после эпизода с Авдотьей Ивановой Тургенев познакомился с Татьяной Бакуниной (1815—1871), сестрой будущего революционера-эмигранта М. А. Бакунина. Возвращаясь в Москву после своего пребывания в Спасском, он заехал в имение Бакуниных Премухино. Зима 1841—1842 года прошла в тесном общении с кругом братьев и сестёр Бакуниных. В сестёр Михаила Бакунина, Любовь, Варвару и Александру, по очереди были влюблены все друзья Тургенева — Н. В. Станкевич, В. Г. Белинский и В. П. Боткин.
Татьяна была старше Ивана на три года. Как и все молодые Бакунины, она была увлечена немецкой философией и свои отношения с окружающими воспринимала сквозь призму идеалистической концепции Фихте. Она писала Тургеневу письма на немецком языке, полные пространных рассуждений и самоанализа, несмотря на то что молодые люди жили в одном доме, и от Тургенева она также ожидала анализа мотивов собственных поступков и ответных чувств. «„Философский“ роман, — по замечанию Г. А. Бялого, — в перипетиях которого приняло живейшее участие всё младшее поколение премухинского гнезда, продолжался несколько месяцев»[14]. Татьяна была влюблена по-настоящему. Иван Сергеевич не остался совершенно равнодушен к разбуженной им любви. Он написал несколько стихотворений (поэма «Параша» также навеяна общением с Бакуниной) и рассказ, посвящённые этому возвышенно-идеальному, большей частью литературно-эпистолярному увлечению. Но ответить серьёзным чувством он не мог.
Среди других мимолётных увлечений писателя было ещё два, сыгравших определённую роль в его творчестве. В 1850-е годы вспыхнул скоротечный роман с дальней кузиной, восемнадцатилетней Ольгой Александровной Тургеневой. Влюблённость была взаимной, и писатель подумывал в 1854 году о женитьбе, перспектива которой одновременно его пугала. Ольга послужила позднее прототипом образа Татьяны в романе «Дым»[78]. Также нерешителен был Тургенев с Марией Николаевной Толстой. Иван Сергеевич писал о сестре Льва Толстого П. В. Анненкову: «Сестра его одно из привлекательнейших существ, какие мне только удавалось встретить. Мила, умна, проста — глаз бы не отвёл. На старости лет (мне четвёртого дня стукнуло 36 лет) — я едва ли не влюбился». Ради Тургенева двадцатичетырёхлетняя М. Н. Толстая уже ушла от мужа, внимание писателя к себе она приняла за подлинную любовь. Но Тургенев ограничился платоническим увлечением, а Мария Николаевна послужила ему прообразом Верочки из повести «Фауст»
«Дым»
Осенью 1843 года Тургенев впервые увидел Полину Виардо на сцене оперного театра, когда великая певица приехала на гастроли в Санкт-Петербург. Тургеневу было 25 лет, Виардо — 22 года. Затем на охоте он познакомился с мужем Полины — директором Итальянского театра в Париже, известным критиком и искусствоведом — Луи Виардо, а 1 ноября 1843 года он был представлен и самой Полине.
Среди массы поклонников она особо не выделяла Тургенева, известного более как заядлого охотника, а не литератора. А когда её гастроли закончились, Тургенев вместе с семейством Виардо уехал в Париж против воли матери, ещё неизвестный Европе и без денег. И это несмотря на то, что все считали его человеком богатым. Но на этот раз его крайне стеснённое материальное положение объяснялось именно его несогласием с матерью, одной из самых богатых женщин России и владелицы огромной сельскохозяйственно-промышленной империи.
За привязанность к «проклятой цыганке» мать три года не давала ему денег. В эти годы образ его жизни мало напоминал сложившийся о нём стереотип жизни «богатого русского»[12]. В ноябре 1845 года он возвращается в Россию, а в январе 1847 года, узнав о гастролях Виардо в Германии, вновь покидает страну: он едет в Берлин, затем в Лондон, Париж, турне по Франции и опять в Санкт-Петербург. Не имея официального брака, Тургенев жил в семействе Виардо «на краю чужого гнезда», как говорил он сам. Полина Виардо воспитывала внебрачную дочь Тургенева[74]. В начале 1860-х годов семья Виардо поселилась в Баден-Бадене, а с ними и Тургенев («Villa Tourgueneff»). Благодаря семейству Виардо и Ивану Тургеневу их вилла стала интереснейшим музыкально-артистическим центром. Война 1870 года вынудила семью Виардо покинуть Германию и переселиться в Париж, куда переехал и писатель
Истинный характер отношений Полины Виардо и Тургенева до сих пор является предметом дискуссий. Существует мнение, что после того как Луи Виардо был парализован в результате инсульта, Полина и Тургенев фактически вступили в супружеские отношения. Луи Виардо был старше Полины на двадцать лет, он умер в один год с И. С. Тургеневым
Последней любовью писателя стала актриса Александринского театра Мария Савина. Их встреча произошла в 1879 году, когда молодой актрисе было 25 лет, а Тургеневу 61 год. Актриса в то время играла роль Верочки в пьесе Тургенева «Месяц в деревне». Роль была настолько ярко сыграна, что сам писатель был изумлён. После этого выступления он прошёл к актрисе за кулисы с большим букетом роз и воскликнул: «Неужели эту Верочку я написал?!»Иван Тургенев влюбился в неё, о чём открыто признался. Редкость их встреч восполнялась регулярной перепиской, которая продолжалась четыре года. Несмотря на искренние отношения Тургенева, для Марии он был скорее хорошим другом. Замуж она собиралась за другого, однако брак так и не состоялся. Браку Савиной с Тургеневым также не суждено было сбыться — писатель умер в кругу семейства Виардо
«Тургеневские девушки»
Личная жизнь Тургенева сложилась не совсем удачно. Прожив 38 лет в тесном общении с семьёй Виардо, писатель чувствовал себя глубоко одиноким. В этих условиях сформировалось тургеневское изображение любви, но любви не совсем характерной для его меланхоличной творческой манеры. В его произведениях почти не бывает счастливой развязки, а последний аккорд чаще грустный. Но тем не менее почти никто из русских писателей не уделил столько внимания изображению любви, никто в такой мере не идеализировал женщину, как Иван Тургенев[12].
Характеры женских персонажей его произведений 1850-х — 1880-х годов, — образы цельных, чистых, самоотверженных, нравственно сильных героинь в сумме сформировали литературный феномен «тургеневской девушки» — типичной героини его произведений. Таковы Лиза в повести «Дневник лишнего человека», Наталья Ласунская в романе «Рудин», Ася в одноимённой повести, Вера в повести «Фауст», Елизавета Калитина в романе «Дворянское гнездо», Елена Стахова в романе «Накануне», Марианна Синецкая в романе «Новь» и другие.
Л. Н. Толстой, отмечая заслуги писателя, говорил, что Тургенев написал удивительные портреты женщин, и что Толстой и сам наблюдал потом тургеневских женщин в жизни
Константин Сомов. «Дама в голубом» (Портрет Е. М. Мартыновой), 1897—1900, Третьяковская галерея. Портрет написан на рубеже веков, но автор специально изобразил модель в старомодной одежде 1850-х годов, чтобы подчеркнуть её одухотворённость
Иван Крамской. «За чтением» (Портрет Софьи Крамской, жены художника), 1863
Валентин Серов. «Девушка, освещённая солнцем» (Портрет Марии Симонович), 1888, Третьяковская галерея
Василий Поленов. «Бабушкин сад», 1878
Потомство
Своей семьёй Тургенев так и не обзавёлся. Дочь писателя от белошвейки Авдотьи Ермолаевны Ивановой Пелагея Ивановна Тургенева, в замужестве Брюэр (1842—1919), с восьми лет воспитывалась в семье Полины Виардо во Франции, где Тургенев изменил её имя с Пелагеи на Полина (Полинет, Paulinette), что казалось ему более благозвучным. Во Францию Иван Сергеевич приехал лишь через шесть лет, когда его дочери уже исполнилось четырнадцать. Полинет почти забыла русский язык и говорила исключительно по-французски, что умиляло её отца. В то же время его огорчало то, что у девочки сложились непростые отношения с самой Виардо. Девочка неприязненно относилась к возлюбленной отца, и вскоре это привело к тому, что девочку отдали в частный пансион. Когда Тургенев в следующий раз приехал во Францию, он забрал дочь из пансиона, и они поселились вместе, а для Полинет была приглашена гувернантка из Англии Иннис.
Пелагея Тургенева (в замуж. Бюэр, 1842-1918), дочь писателя Ивана Тургенева.
В семнадцатилетнем возрасте Полинет познакомилась с молодым предпринимателем Гастоном Брюэром (1835-1885), который произвёл на Ивана Тургенева приятное впечатление, и тот дал согласие на брак дочери. В качестве приданого отец подарил немалую по тем временам сумму — 150 тысяч франков. Девушка вышла замуж за Брюэра, вскоре разорившегося, после чего Полинет при содействии отца скрывалась от мужа в Швейцарии. Поскольку наследницей Тургенева была Полина Виардо, дочь после его смерти оказалась в затруднительном материальном положении. Умерла в 1919 году в возрасте 76 лет от рака. Дети Полинет — Жорж-Альбер и Жанна — потомков не имели. Жорж-Альбер умер в 1924 году. Жанна Брюэр-Тургенева так и не вышла замуж; жила, зарабатывая на жизнь частными уроками, так как свободно владела пятью языками. Она даже пробовала себя в поэзии, писала стихи на французском. Умерла в 1952 году в возрасте 80 лет, а с ней оборвалась и родовая ветвь Тургеневых по линии Ивана Сергеевича"
07 авг 2019 15:41

Истории о...

Русский писатель Иван Сергеевич Тургенев.:--
Иван Сергеевич Тургенев (28 октября (9 ноября) 1818, Орёл, Российская империя — 22 августа (3 сентября) 1883, Буживаль, Франция) — русский писатель-реалист[6], поэт, публицист, драматург, переводчик. Один из классиков русской литературы, внёсших наиболее значительный вклад в её развитие во второй половине XIX века. Член-корреспондент императорской
Академии наук по разряду русского языка и словесности (1860), почётный доктор Оксфордского университета (1879).
Созданная им художественная система оказала влияние на поэтику не только русского, но и западноевропейского романа второй половины XIX века. Иван Тургенев первым в русской литературе начал изучать личность «нового человека» — шестидесятника, его нравственные качества и психологические особенности, благодаря ему в русском языке стал широко использоваться термин «нигилист»[9]. Являлся пропагандистом русской литературы и драматургии на Западе.
Изучение произведений И. С. Тургенева является обязательной частью общеобразовательных школьных программ России. Наиболее известные произведения — цикл рассказов «Записки охотника», рассказ «Муму», повесть «Ася», романы «Дворянское гнездо», «Отцы и дети».
Происхождение и ранние годы
Семья Ивана Сергеевича Тургенева происходила из древнего рода тульских дворян Тургеневых. В памятной книжке мать будущего писателя записала: «1818 года 28 октября, в понедельник, родился сын Иван, ростом 12 вершков, в Орле, в своем доме, в 12 часов утра. Крестили 4-го числа ноября, Феодор Семенович Уваров с сестрою Федосьей Николаевной Тепловой».
Отец Ивана Сергей Николаевич Тургенев (1793—1834) служил в то время в кавалергардском полку. Беспечный образ жизни красавца-кавалергарда расстроил его финансы, и для поправки своего положения он вступил в 1816 годув брак по расчёту с немолодой, непривлекательной, но весьма состоятельной Варварой Петровной Лутовиновой (1787—1850). В 1821 году в звании полковника кирасирского полка отец вышел в отставку. Иван был вторым сыном в семье. Мать будущего писателя, Варвара Петровна, происходила из богатой дворянской семьи. Её брак с Сергеем Николаевичем не был счастливым. Отец умер в 1834 году, оставив троих сыновей — Николая, Ивана и рано умершего от эпилепсии Сергея. Мать была властной и деспотичной женщиной. Она сама рано лишилась отца, страдала от жестокого отношения своей матери (которую внук позднее изобразил в образе старухи в очерке «Смерть»), и от буйного, пьющего отчима, который нередко её бил. Из-за постоянных побоев и унижений она позже переехала к своему дяде, после смерти которого стала владелицей великолепного имения и 5000 душ.
Варвара Петровна была непростой женщиной. Крепостнические привычки уживались в ней с начитанностью и образованностью, заботу о воспитании детей она сочетала с семейным деспотизмом. Подвергался материнским побоям и Иван, несмотря на то что считался любимым её сыном. Грамоте мальчика обучали часто сменявшиеся французские и немецкие гувернёры. В семье Варвары Петровны все говорили между собой исключительно по-французски, даже молитвы в доме произносились по-французски[13]. Она много путешествовала и была просвещённой женщиной, много читала, но также преимущественно на французском. Но и родной язык и литература были ей не чужды: она и сама обладала прекрасной образной русской речью, а Сергей Николаевич требовал от детей, чтобы во время отцовских отлучек они писали ему письма по-русски. Семья Тургеневых поддерживала связи с В. А. Жуковским и М. Н. Загоскиным. Варвара Петровна следила за новинками литературы, была хорошо осведомлена о творчестве Н. М. Карамзина, В. А. Жуковского, А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова и Н. В. Гоголя, которых в письмах к сыну охотно цитировала.
Любовь к русской литературе юному Тургеневу привил также один из крепостных камердинеров (который позже стал прототипом Пунина в рассказе «Пунин и Бабурин»). До девяти лет Иван Тургенев жил в наследственном матушкином имении Спасское-Лутовиново в 10 км от Мценска Орловской губернии. В 1822 году семья Тургеневых совершила путешествие в Европу, во время которого четырёхлетний Иван чуть было не погиб в Берне, сорвавшись с перил рва с медведями (Беренграбен); его спас отец, поймав за ногу. В 1827 году Тургеневы, чтобы дать детям образование, поселились в Москве, купив дом на Самотёке. Учился будущий писатель вначале в пансионе Вейденгаммера, затем стал пансионером у директора Лазаревского института И. Ф. Краузе
В 1833 году в возрасте 15 лет Тургенев поступил на словесный факультет Московского университета. В то же время здесь обучались А. И. Герцен и В. Г. Белинский. Год спустя, после того как старший брат Ивана поступил в гвардейскую артиллерию, семья переехала в Санкт-Петербург, где Иван Тургенев перешёл в Петербургский университет на философский факультет. В университете его другом стал Т. Н. Грановский, будущий знаменитый учёный-историк западнической школы.
Вначале Тургенев хотел стать поэтом. В 1834 году, будучи студентом третьего курса, он написал пятистопным ямбом драматическую поэму «Сте́но». Молодой автор показал эти пробы пера своему преподавателю, профессору российской словесности П. А. Плетнёву. Во время одной из лекций Плетнёв довольно строго разобрал эту поэму, не раскрывая её авторства, но при этом также признал, что в сочинителе «что-то есть»[12]. Эти слова побудили юного поэта к написанию ещё ряда стихотворений, два из которых Плетнёв в 1838 году напечатал в журнале «Современник», редактором которого он был. Опубликованы они были за подписью «…..въ». Дебютными стихотворениями стали «Вечер» и «К Венере Медицейской».
Первая публикация Тургенева появилась в 1836 году — в «Журнале Министерства народного просвещения» он опубликовал обстоятельную рецензию «О путешествии ко святым местам» А. Н. Муравьёва. К 1837 году им было написано уже около ста небольших стихотворений и несколько поэм (неоконченная «Повесть старика», «Штиль на море», «Фантасмагория в лунную ночь», «Сон»)
В 1836 году Тургенев окончил университет со степенью действительного студента. Мечтая о научной деятельности, в следующем году он выдержал выпускной экзамен и получил степень кандидата. В 1838 году отправился в Германию, где поселился в Берлине и всерьёз взялся за учёбу В Берлинском университете посещал лекции по истории римской и греческой литературы, а дома занимался грамматикой древнегреческого и латинского языков. Знание древних языков позволило ему свободно читать античных классиков. Во время учёбы он подружился с русским литератором и мыслителем Н. В. Станкевичем, который оказал на него заметное влияние. Тургенев посещал лекции гегельянцев, заинтересовался немецким идеализмом с его учением о мировом развитии, об «абсолютном духе» и о высоком призвании философа и поэта. Вообще весь уклад западноевропейской жизни произвёл на Тургенева сильное впечатление. Молодой студент пришёл к выводу, что только усвоение основных начал общечеловеческой культуры может вывести Россию из того мрака, в который она погружена. В этом смысле он стал убеждённым «западником».
В 1830—1850-х годах сформировался обширный круг литературных знакомств писателя. Ещё в 1837 году произошли мимолётные встречи с А. С. Пушкиным. Тогда же Тургенев познакомился с В. А. Жуковским, А. В. Никитенко, А. В. Кольцовым, чуть позже — с М. Ю. Лермонтовым. С Лермонтовым у Тургенева было всего несколько встреч, которые не привели к тесному знакомству, но творчество Лермонтова оказало на него определённое влияние. Он постарался усвоить ритм и строфику, стилистику и синтаксические особенности поэзии Лермонтова. Так, стихотворение «Старый помещик» (1841) местами по форме близко к «Завещанию» Лермонтова, в «Балладе» (1841) чувствуется воздействие «Песни про купца Калашникова». Но наиболее ощутима связь с творчеством Лермонтова в стихотворении «Исповедь» (1845), обличительный пафос которого сближает его с лермонтовским стихотворением «Дума».
Заболотский, Пётр Ефимович
****
В мае 1839 года старый дом в Спасском сгорел[24], и Тургенев вернулся на родину, но уже в 1840 году вновь уехал за границу, посетив Германию, Италию и Австрию. Под впечатлением от встречи с девушкой во Франкфурте-на-Майне Тургенев позднее написал повесть «Вешние воды» В 1841 году Иван вернулся в Лутовиново.
В начале 1842 года он подал в Московский университет просьбу о допуске к экзамену на степень магистра философии, однако в то время штатного профессора философии в университете не было, и его просьбу отклонили. Не устроившись в Москве, Тургенев удовлетворительно выдержал экзамен на степень магистра по греческой и латинской филологии на латинском языке в Петербургском университете и написал диссертацию для словесного факультета. Но к этому времени тяга к научной деятельности остыла, всё более стало привлекать литературное творчество. Отказавшись от защиты диссертации, он прослужил до 1844 года в чине коллежского секретаря в Министерстве внутренних дел.
году Тургенев написал поэму «Параша». Не очень надеясь на положительный отзыв, он всё же отнёс экземпляр В. Г. Белинскому. Белинский высоко оценил «Парашу», через два месяца опубликовав свой отзыв в «Отечественных записках». С этого времени началось их знакомство, которое в дальнейшем переросло в крепкую дружбу; Тургенев был даже крёстным у сына Белинского, Владимира. Поэма вышла весной 1843 года отдельной книгой под инициалами «Т. Л.» (Тургенев-Лутовинов)[12]. В 1840-х годах, помимо Плетнёва и Белинского, Тургенев встречался с А. А. Фетом.
В ноябре 1843 года Тургенев создал стихотворение «Утро туманное», положенное в разные годы на музыку несколькими композиторами, в том числе А. Ф. Гедике и Г. Л. Катуаром. Наиболее известна однако романсовая версия, публиковавшаяся первоначально за подписью «Музыка Абаза»; принадлежность её В. В. Абазе, Э. А. Абазе или Ю. Ф. Абаза окончательно не установлена. После публикации стихотворение было воспринято как отражение любви Тургенева к Полине Виардо, с которой он встретился в это время.
В 1844 году была написана поэма «Поп», которую сам писатель характеризовал скорее как забаву, лишённую каких-либо «глубоких и значительных идей». Тем не менее поэма привлекла общественный интерес своей антиклерикальной направленностью. Поэма была урезана российской цензурой, зато целиком печаталась за границей.
В 1846 году вышли повести «Бретёр» и «Три портрета». В «Бретёре», ставшем второй повестью Тургенева, писатель попытался представить борьбу между лермонтовским влиянием и стремлением дискредитировать позёрство. Сюжет для его третьей повести, «Три портрета», был почерпнут из семейной хроники Лутовиновых.
С 1847 года Иван Тургенев участвовал в преобразованном «Современнике», где сблизился с Н. А. Некрасовым и П. В. Анненковым.
В журнале был опубликован его первый фельетон «Современные заметки», начали публиковать первые главы «Записок охотника». В первом же номере «Современника» вышел рассказ «Хорь и Калиныч», открывший бесчисленные издания знаменитой книги. Подзаголовок «Из записок охотника» прибавил редактор И. И. Панаев, чтобы привлечь к рассказу внимание читателей. Успех рассказа оказался огромным, и это навело Тургенева на мысль написать ряд других таких же. По словам Тургенева, «Записки охотника» были выполнением его Аннибаловой клятвы бороться до конца с врагом, которого он возненавидел с детства. «Враг этот имел определённый образ, носил известное имя: враг этот был — крепостное право». Для осуществления своего намерения Тургенев решил уехать из России. «Я не мог, — писал Тургенев, — дышать одним воздухом, оставаться рядом с тем, что я возненавидел <…> Мне необходимо нужно было удалиться от моего врага затем, чтобы из самой моей дали сильнее напасть на него».
В 1847 году Тургенев с Белинским уехал за границу и в 1848 году жил в Париже, где стал свидетелем революционных событий[K 5]. Будучи очевидцем убийства заложников, множества атак, строительства и падения баррикад февральской французской революции, он навсегда вынес глубокое отвращение к революциям вообще. Чуть позже он сблизился с А. И. Герценом, влюбился в жену Огарёва Н. А. Тучкову.
Драматургия
Конец 1840-х — начало 1850-х годов стали временем наиболее интенсивной деятельности Тургенева в области драматургии и временем размышлений над вопросами истории и теории драмы. В 1848 году он написал такие пьесы, как «Где тонко, там и рвётся» и «Нахлебник», в 1849-м — «Завтрак у предводителя» и «Холостяк», в 1850-м — «Месяц в деревне», в 1851-м — «Провинциалка». Из них «Нахлебник», «Холостяк», «Провинциалка» и «Месяц в деревне» пользовались успехом благодаря прекрасным постановкам на сцене. Особенно ему был дорог успех «Холостяка», ставший возможным во многом благодаря исполнительскому мастерству А. Е. Мартынова, сыгравшего в четырёх его пьесах. Свои взгляды на положение русского театра и задачи драматургии Тургенев сформулировал ещё в 1846 году. Он считал, что кризис театрального репертуара, наблюдавшийся в то время, мог быть преодолён усилиями писателей, приверженных гоголевскому драматургизму. К последователям Гоголя-драматурга Тургенев причислял и себя.
"В ложе. 1909", Кустодиев
****
Для освоения литературных приёмов драматургии писатель работал также над переводами Байрона и Шекспира. При этом он не пытался копировать драматургические приёмы Шекспира, он лишь интерпретировал его образы, а все попытки его современников-драматургов использовать творчество Шекспира в качестве образца для подражания, заимствовать его театральные приёмы вызывали у Тургенева лишь раздражение. В 1847 году он писал: «Тень Шекспира тяготеет над всеми драматическими писателями, они не могут отделаться от воспоминаний; слишком много эти несчастные читали и слишком мало жили»

В 1850 году Тургенев вернулся в Россию, однако с матерью, умершей в том же году, он так и не увиделся. Вместе с братом Николаем он разделил крупное состояние матери и, по возможности, постарался облегчить тяготы доставшихся ему крестьян.
В 1850—1852 годах жил то в России, то за границей, виделся с Н. В. Гоголем. После смерти Гоголя Тургенев написал некролог, который петербургская цензура не пропустила. Причиной её недовольства стало то, что, как выразился председатель Петербургского цензурного комитета М. Н. Мусин-Пушкин, «о таком писателе преступно отзываться столь восторженно». Тогда Иван Сергеевич отослал статью в Москву, В. П. Боткину, который напечатал её в «Московских ведомостях». Власти усмотрели в тексте бунт, и автора водворили на съезжую, где он провёл месяц. 18 мая Тургенева выслали в его родную деревню, и только благодаря хлопотам графа А. К. Толстого через два года писатель вновь получил право жить в столицах.
Существует мнение, что истинной причиной ссылки был не некролог Гоголю, а чрезмерный радикализм взглядов Тургенева, проявившийся в симпатиях к Белинскому, подозрительно частых поездках за границу, сочувственных рассказах о крепостных крестьянах, хвалебный отзыв эмигранта-Герцена о Тургеневе. К тому же необходимо учитывать предупреждение В. П. Боткина Тургеневу в письме 10 марта, чтобы он был осторожен в своих письмах, ссылаясь на сторонних передатчиков совета быть осмотрительнее (указанное письмо Тургенева полностью неизвестно, но его выдержка — по копии в деле III Отделения — содержит резкий отзыв о М. Н. Мусине-Пушкине). Восторженный тон статьи о Гоголе лишь переполнил чашу жандармского терпения, став внешним поводом для наказания, смысл которого обдумывался властями заранее. Тургенев опасался, что его арест и ссылка станут помехой выходу в свет первого издания «Записок охотника», но его опасения не оправдались — в августе 1852 года книга прошла цензуру и вышла в свет.
Однако цензор В. В. Львов, пропустивший в печать «Записки охотника», был по личному распоряжению Николая I уволен со службы с лишением пенсии («Высочайшее прощение» последовало 6 декабря 1853 года). Российская цензура наложила запрет также на повторное издание «Записок охотника», объясняя этот шаг тем, что Тургенев, с одной стороны, опоэтизировал крепостных крестьян, а с другой стороны, изобразил, «что крестьяне эти находятся в угнетении, что помещики ведут себя неприлично и противозаконно… наконец, что крестьянину жить на свободе привольнее»
Во время ссылки в Спасском Тургенев ездил на охоту, читал книги, писал повести, играл в шахматы, слушал бетховенского «Кориолана» в исполнении А. П. Тютчевой с сестрой, проживавших в то время в Спасском, и время от времени подвергался наездам станового пристава.
В 1852 году, ещё находясь в ссылке в Спасском-Лутовинове, написал ставший хрестоматийным рассказ «Муму». Большая часть «Записок охотника» создана писателем в Германии. «Записки охотника» в 1854 году были выпущены в Париже отдельным изданием, хотя в начале Крымской войны эта публикация носила характер антирусской пропаганды, и Тургенев вынужден был публично выразить свой протест против недоброкачественного французского перевода Эрнеста Шаррьера. После смерти Николая I одно за другим были опубликованы четыре из наиболее значительных произведений писателя: «Рудин» (1856), «Дворянское гнездо» (1859), «Накануне» (1860) и «Отцы и дети» (1862). Первые два были опубликованы в некрасовском «Современнике», два других — в «Русском вестнике» М. Н. Каткова.
Сотрудники «Современника» И. С. Тургенев, Н. А. Некрасов, И. И. Панаев, М. Н. Лонгинов, В. П. Гаевский, Д. В. Григорович собирались иногда в кружке «чернокнижников», организованном А. В. Дружининым. Юмористические импровизации «чернокнижников» порой выходили за рамки цензуры, так что издавать их приходилось за границей. Позднее Тургенев принял участие в деятельности «Общества для пособия нуждающимся литераторам и учёным» (Литературный фонд), основанного по инициативе того же А. В. Дружинина. С конца 1856 года писатель сотрудничал с журналом «Библиотека для чтения», выходившим под редакцией А. В. Дружинина. Но его редакторство не принесло ожидаемого успеха изданию, и Тургенев, надеявшийся в 1856 году на близкий журнальный успех, в 1861 году называл «Библиотеку», редактируемую к тому времени А. Ф. Писемским, «глухой дырой».
Осенью 1855 года круг друзей Тургенева пополнился Львом Толстым. В сентябре того же года в «Современнике» был опубликован рассказ Толстого «Рубка леса» с посвящением И. С. Тургеневу.
Тургенев принял горячее участие в обсуждении готовившейся Крестьянской реформы, участвовал в разработке различных коллективных писем, проектов адресов на имя государя Александра II, протестов и прочее. С первых месяцев издания герценовского «Колокола» Тургенев был его деятельным сотрудником. Сам он в «Колоколе» не писал, но помогал в сборе материалов и их подготовке к печати. Не менее важная роль Тургенева состояла в посредничестве между А. И. Герценом и теми корреспондентами из России, кто по различным причинам не хотел быть в прямых отношениях с опальным лондонским эмигрантом. Кроме того, Тургенев направлял Герцену подробные обзорные письма, информация из которых без подписи автора также публиковалась в «Колоколе». При этом Тургенев всякий раз выступал против резкого тона герценовских материалов и излишней критики правительственных решений: «Не брани, пожалуйста, Александра Николаевича, — а то его и без того жестоко бранят в Петербурге все реаки, — за что же его эдак с двух сторон тузить, — эдак он, пожалуй, и дух потеряет»
В 1860 году в «Современнике» вышла статья Н. А. Добролюбова «Когда же придёт настоящий день?», в которой критик весьма лестно отозвался о новом романе «Накануне» и творчестве Тургенева вообще. Тем не менее Тургенева не устроили далеко идущие выводы Добролюбова, сделанные им по прочтении романа. Добролюбов поставил в связь замысел тургеневского произведения с событиями приближавшегося революционного преобразования России, с чем либерал Тургенев примириться никак не мог. Добролюбов писал: «Тогда и в литературе явится полный, резко и живо очерченный, образ русского Инсарова. И не долго нам ждать его: за это ручается то лихорадочное мучительное нетерпение, с которым мы ожидаем его появления в жизни. <…> Придёт же он, наконец, этот день! И, во всяком случае, канун недалёк от следующего за ним дня: всего-то какая-нибудь ночь разделяет их!…» Писатель поставил Н. А. Некрасову ультиматум: или он, Тургенев, или Добролюбов. Некрасов предпочёл Добролюбова. После этого Тургенев ушёл из «Современника» и перестал общаться с Некрасовым, а впоследствии Добролюбов стал одним из прототипов образа Базарова в романе «Отцы и дети».
Тургенев тяготел к кругу литераторов-западников, исповедовавших принципы «чистого искусства», противостоявшего тенденциозному творчеству революционеров-разночинцев: П. В. Анненкова, В. П. Боткина, Д. В. Григоровича, А. В. Дружинина. Недолгое время к этому кругу примыкал и Лев Толстой. Некоторое время Толстой жил на квартире Тургенева. После женитьбы Толстого на С. А. Берс Тургенев обрёл в Толстом близкого родственника, однако ещё до свадьбы, в мае 1861 года, когда оба прозаика находились в гостях у А. А. Фета в имении Степаново, между ними произошла серьёзная ссора, едва не закончившаяся дуэлью и испортившая отношения между писателями на долгие 17 лет. Какое-то время сложные отношения складывались у писателя и с самим Фетом, а также и с некоторыми другими современниками — Ф. М. Достоевским, И. А. Гончаровым.
В 1862 году начали осложняться хорошие отношения с былыми друзьями молодости Тургенева — А. И. Герценом и М. А. Бакуниным. С 1 июля 1862 года по 15 февраля 1863 года герценовский «Колокол» опубликовал цикл статей «Концы и начала» из восьми писем. Не называя адресата писем Тургенева, Герцен отстаивал своё понимание исторического развития России, которая, по его мысли, должна двигаться по пути крестьянского социализма. Герцен противопоставлял крестьянскую Россию буржуазной Западной Европе, чей революционный потенциал он считал уже исчерпанным. Тургенев возражал Герцену в частных письмах, настаивая на общности исторического развития для разных государств и народов.
В конце 1862 года Тургенев был привлечён к процессу 32-х по делу о «лицах, обвиняемых в сношениях с лондонскими пропагандистами». После предписания властей о незамедлительной явке в сенат Тургенев решил написать письмо к государю, постаравшись убедить его в лояльности своих убеждений, «вполне независимых, но добросовестных». Допросные пункты он попросил выслать ему в Париж. В конце концов он вынужден был выехать в 1864 году в Россию на сенатский допрос, где сумел отвести от себя все подозрения. Сенат признал его невиновным. Обращение Тургенева лично к императору Александру II вызвало жёлчную реакцию Герцена в «Колоколе». Много позднее этот момент в отношениях двух писателей использовал В. И. Ленин для иллюстрации различия либеральных колебаний Тургенева и Герцена: «Когда либерал Тургенев написал частное письмо Александру II с уверением в своих верноподданнических чувствах и пожертвовал два золотых на солдат, раненных при усмирении польского восстания, „Колокол“ писал о „седовласой Магдалине (мужеского рода), писавшей государю, что она не знает сна, мучась, что государь не знает о постигнувшем её раскаянии“. И Тургенев сразу узнал себя». Но колебания Тургенева между царизмом и революционной демократией проявляли себя и иначе
В 1863 году Тургенев поселился в Баден-Бадене. Писатель активно участвовал в культурной жизни Западной Европы, устанавливая знакомства с крупнейшими писателями Германии, Франции и Англии, пропагандируя русскую литературу за рубежом и знакомя русских читателей с лучшими произведениями современных ему западных авторов[49]. В числе его знакомых или корреспондентов были Фридрих Боденштедт, Уильям Теккерей, Чарльз Диккенс, Генри Джеймс, Жорж Санд, Виктор Гюго, Шарль Сен-Бёв, Ипполит Тэн, Проспер Мериме, Эрнест Ренан, Теофиль Готье, Эдмон Гонкур, Эмиль Золя, Анатоль Франс, Ги де Мопассан, Альфонс Доде, Гюстав Флобер.
Несмотря на жизнь за границей, все мысли Тургенева по-прежнему были связаны с Россией. Он написал роман «Дым» (1867), вызвавший много споров в русском обществе. По словам автора, роман ругали все: «и красные, и белые, и сверху, и снизу, и сбоку — особенно сбоку.
В 1868 году Тургенев стал постоянным сотрудником либерального журнала «Вестник Европы» и разорвал связи с М. Н. Катковым. Разрыв не прошёл легко — писателя стали преследовать в «Русском вестнике» и в «Московских ведомостях». Нападки особенно ужесточились в конце 1870-х годов, когда по поводу оваций, выпавших на долю Тургенева, катковская газета уверяла, что писатель «кувыркается» перед прогрессивной молодёж
С 1874 года в парижских ресторанах Риша или Пелле проходили знаменитые холостяцкие «обеды пяти» — Флобера, Эдмона Гонкура, Доде, Золя и Тургенева. Идея принадлежала Флоберу, но Тургеневу на них отводилась главная роль. Обеды проходили раз в месяц. На них поднимали разные темы — об особенностях литературы, о структуре французского языка, рассказывали байки[K 8] и просто наслаждались вкусной пищей. Обеды проходили не только у парижских рестораторов, но и дома у самих писателей.
И. С. Тургенев выступал как консультант и редактор зарубежных переводчиков русских писателей, писал предисловия и примечания к переводам русских писателей на европейские языки, а также к русским переводам произведений известных европейских писателей. Он переводил западных писателей на русский язык и русских писателей и поэтов на французский и немецкий языки. Так появились переводы произведений Флобера «Иродиада» и «Повесть о св. Юлиане Милостивом» для русских читателей и произведений Пушкина для французских читателей. На какое-то время Тургенев стал самым известным и самым читаемым русским автором в Европе, где критика причислила его к первым писателям века. В 1878 году на международном литературном конгрессе в Париже писатель был избран вице-президентом. 18 июня 1879 года его удостоили звания почётного доктора Оксфордского университета, при том что до него университет не оказывал такой чести ни одному беллетристу.
Плодом размышлений писателя 1870-х годов стал самый крупный по объёму из его романов — «Новь» (1877), который также подвергся критике. Так, например, М. Е. Салтыков-Щедрин расценивал этот роман как услугу самодержавию.
Тургенев дружил с министром просвещения А. В. Головниным, с братьями Милютиными (товарищем министра внутренних дел и военным министром), Н. И. Тургеневым, был близко знаком с министром финансов М. Х. Рейтерном. В конце 1870-х годов Тургенев теснее сошёлся с деятелями революционной эмиграции из России, в круг его знакомых входили П. Л. Лавров, П. А. Кропоткин, Г. А. Лопатин и многие другие. Среди прочих революционеров Германа Лопатина он ставил выше всех, преклоняясь перед его умом, отвагой и нравственной силой.
В апреле 1878 года Лев Толстой предложил Тургеневу забыть все бывшие между ними недоразумения, на что Тургенев с радостью согласился. Дружеские отношения и переписка возобновились. Тургенев объяснял значение современной русской литературы, в том числе творчества Толстого, западному читателю. В целом Иван Тургенев сыграл большую роль в пропаганде русской литературы за рубежом.
Однако, Достоевский в романе «Бесы» изобразил Тургенева в виде «великого писателя Кармазинова» — крикливого, мелкого, исписавшегося и практически бездарного литератора, считающего себя гением и отсиживающегося за границей. Подобное отношение к Тургеневу вечно нуждавшегося Достоевского было вызвано в том числе обеспеченным положением Тургенева в его дворянском быту и самыми по тем временам высокими литературными гонорарами: «Тургеневу за его „Дворянское гнездо“ (я наконец прочёл. Чрезвычайно хорошо) сам Катков (у которого я прошу 100 руб. с листа) давал 4000 рублей, то есть по 400 рублей с листа. Друг мой! Я очень хорошо знаю, что я пишу хуже Тургенева, но ведь не слишком же хуже, и наконец, я надеюсь написать совсем не хуже. За что же я-то, с моими нуждами, беру только 100 руб., а Тургенев, у которого 2000 душ, по 400?
Тургенев, не скрывая своей неприязни к Достоевскому, в письме М. Е. Салтыкову-Щедрину 1882 года (после смерти Достоевского) также не пощадил своего оппонента, назвав его «русским маркизом де Садом»
В 1880 году писатель принял участие в пушкинских торжествах, приуроченных к открытию первого памятника поэту в Москве, устроенных Обществом любителей российской словесности.
Последние годы жизни Тургенева стали для него вершиной славы как в России, где писатель вновь стал всеобщим любимцем, так и в Европе, где лучшие критики того времени (И. Тэн, Э. Ренан, Г. Брандес и др.) причислили его к первым писателям века.
Иван Сергеевич Тургенев,1879 г
Николай Дмитриев-Оренбургский
****
Его приезды в Россию в 1878—1881 годах стали настоящими триумфами. Тем тревожнее в 1882 году были вести о тяжёлом обострении его обычных подагрических болей. Весной 1882 года обнаружились и первые признаки заболевания, вскоре оказавшегося для Тургенева смертельным. При временном облегчении болей он продолжал работать и за несколько месяцев до кончины издал первую часть «Стихотворений в прозе» — цикл лирических миниатюр, который стал своеобразным его прощанием с жизнью, родиной и искусством. Книгу открывало стихотворение в прозе «Деревня», а завершал её «Русский язык» — лирический гимн, в который автор вложил свою веру в великое предназначение своей страны:
Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!.. Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома. Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!
Парижские врачи Шарко и Жакко поставили писателю диагноз — грудная жаба; вскоре к ней присоединилась межрёберная невралгия[66]. Последний раз Тургенев был в Спасском-Лутовинове летом 1881 года. Зимы больной писатель проводил в Париже, а на лето его перевозили в Буживаль в имение Виардо.
К январю 1883 года боли усилились настолько, что он не мог спать без морфия. Ему сделали операцию по удалению невромы в нижней части брюшной полости, но операция помогла незначительно, поскольку никак не облегчала болей в грудной области позвоночника. Болезнь развивалась, март и апрель писатель так мучился, что окружающие начали замечать минутные помутнения рассудка, вызванные отчасти приёмами морфия. Писатель полностью осознавал свою близкую кончину и смирился с последствиями болезни, которая лишила его возможности ходить или просто стоять.
Противостояние между «невообразимо мучительным недугом и невообразимо сильным организмом» (П. В. Анненков) завершилось 22 августа (3 сентября) 1883 год в Буживале под Парижем. Иван Сергеевич Тургенев скончался от миксосаркомы (злокачественной опухоли костей позвоночника). Врач С. П. Боткин свидетельствовал, что истинная причина смерти была выяснена лишь после вскрытия, во время которого учёными-физиологами был также взвешен его мозг. Как оказалось, среди тех, чей мозг был взвешен, Иван Сергеевич Тургенев обладал самым большим мозгом (2012 граммов, что почти на 600 граммов больше среднего веса).
Смерть Тургенева стала большим потрясением для его почитателей, выразившимся в весьма внушительных похоронах. Похоронам предшествовали траурные торжества в Париже, в которых приняли участие свыше четырёхсот человек. Среди них было не менее ста французов: Эдмон Абу, Жюль Симон, Эмиль Ожье, Эмиль Золя, Альфонс Додэ, Жюльетта Адан, артист Альфред Дьедонэ (фр.)русск., композитор Жюль Массне. К провожавшим обратился с прочувствованной речью Эрнест Ренан. В соответствии с волей покойного 27 сентября его тело было привезено в Петербург
Файл:Тургенев death-bed.jpg
Иван Тургенев на смертном одре. Рисунок, набросанный в Буживале, в день кончины великого писателя, художником Е. Липгардтом
Ещё от приграничной станции Вержболово на остановках служили панихиды. На перроне петербургского Варшавского вокзала произошла торжественная встреча гроба с телом писателя. Сенатор А. Ф. Кони так вспоминал о похоронах на Волковском кладбище:
Приём гроба в Петербурге и следование его на Волково кладбище представляли необычные зрелища по своей красоте, величавому характеру и полнейшему, добровольному и единодушному соблюдению порядка. Непрерывная цепь 176-ти депутаций от литературы, от газет и журналов, учёных, просветительных и учебных заведений, от земств, сибиряков, поляков и болгар заняла пространство в несколько вёрст, привлекая сочувственное и нередко растроганное внимание громадной публики, запрудившей тротуары, — несомыми депутациями изящными, великолепными венками и хоругвями с многозначительными надписями. Так, был венок «Автору „Муму“» от общества покровительства животным… венок с надписью «Любовь сильнее смерти» от педагогических женских курсов…
— А. Ф. Кони, «Похороны Тургенева», Собрание сочинений в восьми томах. Т. 6. М., Юридическая литература, 1968. Стр. 385—386.
Не обошлось и без недоразумений. На следующий день после отпевания тела Тургенева в соборе Александра Невского на улице Дарю в Париже 19 сентября известный народник-эмигрант П. Л. Лавров в парижской газете «Justice» (фр.)русск., редактируемой будущим премьер-министром социалистом Жоржем Клемансо, опубликовал письмо, в котором сообщал, что И. С. Тургенев по своей инициативе перечислял Лаврову ежегодно в течение трёх лет по 500 франков для содействия изданию революционной эмигрантской газеты «Вперёд».
Российские либералы были возмущены этой новостью, посчитав её провокацией. Консервативная печать в лице М. Н. Каткова, наоборот, воспользовалась сообщением Лаврова для посмертной травли Тургенева в «Русском вестнике» и «Московских ведомостях» с целью воспрепятствовать чествованию в России умершего писателя, чьё тело «без всякой огласки, с особой осмотрительностью» должно было прибыть в столицу из Парижа для погребения. Следование праха Тургенева очень беспокоило министра внутренних дел Д. А. Толстого, опасавшегося стихийных митингов. По словам редактора «Вестника Европы» М. М. Стасюлевича, сопровождавшего тело Тургенева, меры предосторожности, предпринятые чиновниками, были столь неуместны, как если бы он сопровождал Соловья-разбойника, а не тело великого писателя."
Продолжение----
07 авг 2019 15:41

Русский мир Ивана Тургенева

Великолепный фильм о великом русском писателе Иване Сергеевиче Тургеневе! Замечательно рассказывает о И.Тургеневе российский историк литературы, писатель Игорь Золотусский! Он литературны критик,и занимается исследованиями творчества и жизни классиков русских.Его слушать-одно удовольствие.Прекрасные съёмки,много интересного в этом фильме.Люблю и глубоко ценю И.Тургенева,но до сих пор не постигаю-как он при всех достоинтсвах и огромном таланте,так не щадил себя с П.Виардо.Он же всё понимал, и писал об этом.И несмотря на то ,что очень долго жил во Франции,он всегда был русским писателем и любил Россию.
05 авг 2019 15:29

Истории о...

Его величество парфюмер:----
Альфонс Ралле, Жорж Дюфтуа, Эдуард Бо... Эти громкие иноземные фамилии в конце XIX века символизировали «золотой век» русской парфюмерии. Но настоящим королем в области ароматов считали тогда Генриха Брокара. Сегодня — увы! — мало кто помнит о нем, а ведь этот француз так много сделал для Москвы...

Француз Генрих Афанасьевич
Имя Брокара впервые появилось на вывеске парфюмерного магазина еще в начале XIX века, но не в Москве, а в Париже, близ Елисейских полей. Дела Атанаса Брокара, родоначальника династии, шли неплохо, но он решил все же попытать счастья за океаном и отправился в Америку. Не прижился Атанас на чужбине и, оставив сыновьям процветающее предприятие в Филадельфии, вернулся во Францию. Но заразил охотой к перемене мест младшего сына Генриха, который в 1861 году, в возрасте 25 лет оказался в холодной России. Подписал договор с купцом Константином Гиком, согласно которому француз должен был в течение трех лет «заведовать работами в качестве главного парфюмерного мастера». Для Генриха Афанасьевича (так теперь его именовали на русский манер) это была возможность познакомиться со страной, которую он собирался покорить.
На фабрике Гика молодой Брокар отслужил весь срок, положенный контрактом, за это время успел изобрести технологию изготовления концентрированных духов, продал свое открытие французской фирме «Рур Бертран» и на полученные деньги организовал собственное предприятие.
Вначале было мыло...
Заметим, что к тому времени соотечественники Брокара уже освоили наши просторы. Французам принадлежали парфюмерные фабрики в обеих столицах: в Москве лидером считалась фабрика Альфонса Ралле (ныне «Свобода»), а в Санкт-Петербурге — предприятие Жоржа Дюфтуа (ныне «Северное сияние»). И, тем не менее, Брокар в себя верил. Его фабрика расположилась в бывшей конюшне (в Теплом переулке), где работали первое время двое рабочих и сам владелец. Начав с производства мыла, Брокар придумал интересный маркетинговый ход: он выпустил детское мыло, на каждом куске которого был великолепно исполненный оттиск буквы русского алфавита. Кто же мог устоять! Для взрослых тоже выпускались «нескучные» сорта. Например, мыло с названием «Шаром» имело форму шара, а мыло «Огурцом» имело такую рекламу: «Своим внешним видом оно производит полную иллюзию настоящего огурца и в то же время является хорошим туалетным мылом».
Виновница успеха
Через год продукция Брокара была отмечена малой серебряной медалью на московской выставке русских мануфактурных изделий. И тогда же господь послал Генриху большое счастье — умную помощницу и любимую женщину в одном, как говорят парфюмеры, флаконе. В 1862 году он женился на Шарлотте Андреевне Равэ, бельгийке по происхождению. Еще в детстве она приехала в Москву с отцом, получила воспитание в одном из лучших московских пансионов и вполне могла сойти за русскую барышню. Только хватка была европейская. Ей принадлежала идея, превратившая маленькую фабричку Брокара в одно из крупнейших предприятий: «предметы личной гигиены могут и должны быть не роскошью, а средством, доступным для всех слоев населения». Так начался выпуск «Народного мыла», кусок которого стоил одну копейку. Это было настоящей сенсацией! Спрос подскочил так, что оптовикам приходилось подолгу ждать заказанных товаров. Брокар быстро разбогател.
«Цветочный» фонтан
Вдохновленный успехом, он задумался над выпуском более изысканной продукции, так появился одеколон «Цветочный». Чтобы привлечь покупателя, Брокар придумал эффектную рекламную акцию: на Всероссийской промышленно-художественной выставке 1882 года он построил фонтан, из которого вместо воды бил одеколон. Посетители были в восторге, газеты захлебывались эпитетами, от покупателей новой ароматной продукции Брокара не было отбоя. «Цветочный» стал первым в России массовым одеколоном.
Его следующим хитом стала «Персидская сирень». Она принесла создателю Большую золотую медаль на Международной выставке в Париже в 1889-м, а потом были золотые медали в Мадриде и Брюсселе в 1890 году, и высшая награда на выставке в Чикаго в 1893-м. Апофеозом деятельности Генриха Брокара стала Всемирная парижская выставка 1900 года, где продукция «Товарищества Брокар и Ко», официального поставщика двора герцогини Эдинбургской, испанского королевского двора и российского императорского дома, получила высшую награду «Гран-при».
Букет императрицы
Кстати, для великой княгини Марии Александровны Брокар создал в 1882 году «Букет императрикс» — лучшие свои духи. Из-за названия их часто путают с «Любимым букетом императрицы» 1913 года, созданным уже после смерти Брокара парфюмером его дома Августом Мишелем. С 1922 года этот парфюм носил имя «Красная Москва». Но вернемся к Брокару. Помимо парфюмерии, была у него еще одна страсть: двадцать лет Генрих Афанасьевич собирал предметы искусства, начиная с картин и кончая веерами. За два десятилетия коллекция достигла столь невероятных размеров, что уже и сам владелец с трудом понимал, чем обладает. Артефакты покупались не только у респектабельных московских антикваров, но и на знаменитом Сухаревском рынке, где за бесценок можно было приобрести самые неожиданные вещи. Именно там, к примеру, за несколько рублей была куплена закопченная доска, оказавшаяся картиной Дюрера.
Интересны воспоминания современников о некоторых странностях Брокара-коллекционера. Алексей Бахрушин писал: «У него страсть реставрировать картины, причем он слишком широко пользуется своею властию хозяина — прибавляет и убавляет по своему усмотрению...» Да, это правда. Однажды на картине Грибкова Брокар собственноручно «замазал» кота, который ему чем-то не приглянулся, а на другой картине переписал слишком глубокое декольте дамы. «Что же это, как не глубокое невежество, не варварство!» — возмущался Бахрушин.
Яндекс.ДиректПерестань учить английский!18+
Брокаровская галерея
В первом российском универмаге, распахнувшем двери в 1883 году, разместились 322 салона-магазина, среди которых были самые известные российские фирмы — Товарищество Абрикосовых, Трехгорная Прохоровская мануфактура, Товарищество «Эмиль Циндель» и, конечно же, парфюмерное производство «Брокар и Ко». С парадного входа с Красной площади к ним на третий этаж постоянно текла толпа, а с марта 1891-го, когда здесь открылась первая выставка шедевров из коллекций Брокара, народу стало еще больше. Экспозиции сменяли друг друга в течение десяти лет. Это тоже был удачный маркетинговый ход: говорили, что после Эрмитажа, Третьяковской галереи и Румянцевского музея галерея Брокара была самой ценной из доступных обозрению публики частных художественных сокровищниц. Первой не только в России, но и в Европе!
Брокар не завещал по примеру П.М. Третьякова свою коллекцию городу, но меценатствовать любил. Например, подарил Императорскому Историческому музею небольшую коллекцию масонских предметов. Всего 70 единиц, зато совершенно уникальных! Кто знает, если бы не скорая его смерть, возможно, музеи Москвы обогатились бы еще какими-то из реликвий Брокара... Но в декабре 1900-го Генрих Афанасьевич скончался. Похоронили «парфюмерного короля» в местечке Провен близ Парижа. А в костеле Святого Людовика на Малой Лубянке совершили заупокойную мессу. И газета «Московский листок» поместила некролог: «Вчера на юге Франции в Канне состоялись похороны „москвича“ Г.А. Брокара...»
Да, он, и правда, был москвичом. «У этого человека были три основных свойства: твердый промышленный ум, искренняя любовь к искусству и живая душа», — так писала пресса...
В 1918-м «Товарищество Брокар и К°» стало именоваться Государственным Замоскворецким Парфюмерно-мыловаренным заводом № 5. Как прозаично! А через четыре года предприятие получило имя «Новая Заря». Знакомо, правда? Может, вернуть имя Брокара? Глядишь, тогда и с «Dior» сможем конкурировать?
05 авг 2019 14:44

Веселый жанр невеселого времени

М. Жванецкий: «Не верю!»:---
Наш человек, если сто раз в день не услышит, что живет в полном дерьме, не успокоится.
Он же должен во что-то верить!
Что железнодорожная авария была – верю, а что двадцать человек погибло – не верю. Мало! Мало! Не по-нашему!
Что чернобыльская авария была – верю,
что первомайская демонстрация под радиацией в Киеве была – верю, а что сейчас там все в порядке – не верю. Счетчика у меня нет, а в слова: «Поверьте мне как министру», – не верю. Именно, как министру , – не верю. Не верю! Что делать – привык.
Что людям в аренду землю дают, с трудом – верю, что они соберут там чего-то – верю, и сдадут государству – верю, а что потом – не верю.
Где начинается государство – не верю. Кто там? Здесь люди – Петя и Катя. Они повезли хлеб, скот и до государства довезли – верю. Дальше не верю. Государство приняло на хранение, высушило, отправило в магазины – не верю. Государство – это кто?
Когда государство ночью нагрянуло, знаю – милиция пришла.
Кое-как государство в виде милиции могу себе представить.
«Родина не простит!» И родину представляю в виде ОВИРа, выездной комиссии обкома партии, отдела учета и распределения жилой площади.
Какие-то прокуренные мясистые бабы в исполкомовской одежде это и есть та Родина, которая главные бумаги дает.
Чо что-то в магазинах появилось – не верю .
Что последнее мыло и сахар исчезли – верю сразу и мгновенно.
Что с первого января цены повысят, никого не спросят, а спросят – не услышат, – верю сразу.
Во-первых, у нас вся гадость всегда с первого числа начинается, никогда с шестнадцатого или двадцать восьмого.
В то, что что-то добавят, – не верю . Что отберут то, что есть, – верю сразу и во веки веков.
Никто не войдет никогда и не скажет: «Добавим тебе комнату, что же ты мучаешься».
А всегда войдут и скажут: «Отнимем у тебя комнату – шикарно живешь».
Никакая комиссия самого близкого, народного революционного исполкома не позвонит: «Что-то не видно тебя, может, ты не ел уже три дня, одинокий, голодный, может, у тебя сил нет в магазинах стоять». А радостно втолкнется: «Вот жалоба на вас – три дня не видать, а мусор жирный, кал крепкий, в унитазе вода гремить, значить, на нетрудовые пожираете, ночами при лампаде; государство беспокоится, как бы вы тут жить лучше не стали, а это противоречит интересам, мы должны по справедливости еще раз допеределить и допереконфисковать, чтоб руководству не обидно было…»
Верю. Верю. Оно ! В слово «запрещено», – верю свято. Наше слово.
В то, что «все разрешено, что не запрещено», – не верю . И не поверю никогда. Сто раз буду биться, умру на границе запрещено-разрешено, а не пересеку явно, потому что знаю – тяжело в Воркуте пожилой женщине с гитарой.
В то, что, может, и будет закон – не сажать за слова, с трудом, но верю , а в то, что даже этот закон будет перечеркнут одним росчерком пера того секретаря обкома, где живет и суд, и подсудимые, – верю сразу и во веки веков. Ибо никто у него власть не отнимал.
А все кричат – идите возьмите, он отдасть, он уже спрашивал, где же они…
Ах ты дурачок, Петя, кто же те власть отдасть, я что ли… Ты же видишь, что всего не хватает. А раз не хватает буквально всего, то, чтоб есть спокойно, жить спокойно, —власть нужна . Без нее войдут и скажут: «Ты сажал – тебя сажаем».
В море житейском, в отличие от морского, буря всегда внизу. Никакой урожай ни одной помидоры не добавляет, никакой рост добычи нефти в Тюмени ни капли бензина не добавляет.
Поэтому в то, что нефть в Тюмени добывают, – не верю , что урожай в стране убирают, – не верю .
В то, что с Парижем насчет одежды соглашение, – не верю . Нету ее. Я есть, Париж есть, а ее нету.
Бесконечные совещания, пленумы, а ко мне ничего нет. Как к трактору – меня выпускают, а ко мне – ни еды, ни одежды, ни лекарств.
На хрена меня выпускать?!
Я сам лично не знаю как страной командовать – меня никто не учил, я и не берусь. Но можно подыскать тех, кто знает, особенно на местах, где мы все живем.
В то, что командиры теперешние на совещание соберутся – я еще верю , что неделю сидеть будут – верю, а что что-нибудь придумают – не верю . Не верю , извините.
Через желудок воспринимаю, через магазин.
Как на эти рубли смогу жить – так буду, и телеграмму сдам в правительство: «Начал жить. Чувствую правительство, чувствую».
А пока читаю в газетах: «Правительство приняло решение самое решительное среди всех решений…»
Все! Пошел чего-нибудь на ужин добывать…
05 авг 2019 14:13

Полезные советы

ВОДА очень полезна для здоровья:----
Всего один стакан воды на ночь модет уберечь от инсульта! Если бы мы с детства придерживались правильного питьевого режима, многие проблемы со здоровьем не беспокоили бы нас сейчас. Ценность воды осознают все, но, оказывается, важно не только выпивать достаточное количество жидкости. Имеет огромное значение время,
когда именно ты пьешь заветный стакан воды.
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------\
Вода - лекарство от утомляемости,раздражительности, депрессии:---
В случае утомления, стресса, повышенной раздражительности врачи
советуют медленно и сосредоточенно выпить 1-2 стакана воды.
Почему же вода так необходима?
Наш организм - это целое "водное хозяйство", на 70% состоящее из воды.
Если вы весите 60 кг, то 42 кг приходится на долю воды.
Мышцы на 75% состоят из воды, кровь содержит 93% воды,
и даже в костях ее почти 50%.
Часто в старшем возрасте у людей мышцы становятся дряхлыми,
нарушается ясность мышления, а причина в том, что их мышцам
и мозгу не хватает воды.
Многие приучили свой организм к "засушливому режиму",
руководствуясь принципом: я пью столько, сколько просит мой организм.
Но в том то и дело, что, испытывая постоянный дефицит жидкости,
организм вообще может не просить воды.
Однако, независимо от наличия или отсутствия чувства жажды,
вода ему необходима.
Признаки дефицита воды в организме
1. Изменение настроения. Поскольку мозг на 85 % состоит из воды,
о при ее нехватке человек становится раздражительным, пропадает
ясность мышления, болит голова, звенит в ушах, его охватывает депрессия.
Если же содержание воды в мозге уменьшается до 70%, может развиться
острый психоз, бред и галлюцинации.
2. Усталость. Человек чувствует усталость, если кровь загрязняется
большим количеством вредных веществ, которые не могут быть выведены
без достаточного объема воды.
Физиолог из Гарварда Джон Питс убедился в непосредственной связи между
потреблением воды и утомляемостью. Он исследовал 3 группы атлетов на
беговой дорожке, по которой они двигались со скоростью 6 км/ч.
Первой группе атлетов вообще не давали воды, во второй группе пили только,
когда испытывали жажду, а атлеты 3 группы пили один стакан воды каждые
15 минут семичасовой тренировки.
И вот результаты: у атлетов из первой группы через 3,5 часа тренировки
температура поднялась до 38,9оС и наблюдалась крайняя усталость;
у атлетов из второй группы повышение температуры тела и чувство усталости
наступило через шесть часов. А у атлетов третьей группы через семь часов
тренировки не только не было значительного повышения температуры,
но у них еще оставались силы, чтобы продолжать тренировку.
Итак, если вы будете пить достаточно воды, то сможете предупредить утомление.
Поэтому, если вам предстоит тяжелая работа, пейте больше.
Если ваши дети устали или капризничают, дайте им стакан воды
и сами выпейте стакан или два, и вы станете более уравновешены
и менее уязвимы для стрессов и болезней.
3. Сухость во рту. Слизистые на 90% состоят из воды, при ее нехватке
Язык становится обложенным, появляется неприятный запах,
слюна густеет и затрудняется поглощение пищи.
По этой причине пищу хочется запивать во время еды.
4. Состояние кожи. При недостаточном поступлении жидкости в
организм кожа становится сухой, морщинистой и бледной.
Поверхность тела "обветренная".
5. Низкая сопротивляемость организма. При недостатке воды,
лейкоциты, белые кровяные клетки, отвечающие за защиту
организма от инфекции, не могут выполнять свои функции.
В результате вы слишком часто болеете простудой и другими
болезнями, т. к. "солдатики", находящиеся в нашей крови без
воды теряют способность выслеживать и уничтожать "врагов"
(микробов, бактерий, вирусов). Вода помогает снять жар,
интоксикацию, нормализовать обмен веществ.
Когда и сколько надо пить воды?
Это зависит от погоды и вида деятельности.
В среднем за день мы теряем 1,5 л через почки, около 0,5 л через кожу,
200-300 мл через стул и столько же через легкие.
Это составляет примерно 2,5 л или 10 стаканов.
Около 4-5 стаканов мы восполняем с пищей.
Сколько остается? 5-6 стаканов.
Чтобы узнать, какое минимальное количество воды вы должны пить
ежедневно, разделите свой вес на 12.
Например: вы весите 70 кг, разделите 70 на 12, минимальная доза воды
для вас - 6,6 стаканов.
Распланируйте прием воды следующим образом: два стакана теплой воды сразу
после подъема утром, и вам не придется тратить деньги на слабительное.
Еще два стакана между завтраком и обедом, и 1-2 между обедом и ужином.
"Между", потому что во время еды лучше не пить.
Пейте либо за 30-60 минут до еды, либо через 1-2 часа после.
Это важно, так как вода и другие напитки, выпитые за едой, разбавляют
желудочный сок, тормозя процесс пищеварения.
Не выпивайте за один раз большое количество воды.
Это перегрузка для сердца. Приучайте организм к большему употреблению
воды постепенно. Если обычно вы выпивали три стакана, добавьте еще один.
И так увеличивайте количество выпиваемой воды до 1,5 л.
Выпивая 6-8 стаканов воды, вы сможете решить проблему с избыточным весом.
Чувствуете голод? Выпейте воды, и ваша печень начнет активно превращать
жиры в полезную энергию.
Итак, употребление большого количества воды поможет вам противостоять
болезням, утомлению, депрессии. Вы сохраните ясность мышления и молодость.
Вода - самое дешевое и эффективное "лекарство", которое всегда есть в вашем
распоряжении." Выпивай два стакана воды сразу после пробуждения — так ты поможешь внутренним органам начать работу. Активные обменные процессы невозможны без воды, потому с самого утра увлажнить тело необходимо. Чтобы улучшить пищеварение, выпивай стакан воды за 30 минут до приема пищи. Если ты собираешься принимать ванну, обязательно выпей стакан воды перед этой процедурой. Это снизит артериальное давление. Особенно это полезно людям, склонным к гипертонии. Стакан воды, выпитый вечером, предотвратит проблемы с сердцем и убережет от инсульта. Выпив воды на ночь, ты спасешь себя еще от одной досадной неприятности — от ночных судорог. Ученые выяснили, что причиной ночных мышечных судорог является обезвоживание. Обязательно расскажи о правильном питьевом режиме своим близким людям. Особенно важно пить воду на ночь людям в преклонном возрасте — это поможет сердцу лучше справиться с нагрузкой, ночные аритмии и другие проблемы будут не так вероятны.
03 авг 2019 20:16

Александр Абдулов. Жизнь на большой скорости

Замечательны фильм -(13 июля 2019г). Пожалуй этот фильм особенный.(95мин.).- В конце фильма Александр Абдулов поёт:-*Уходят любимые лица с экрана,но нам их вовек не забыть....* Да,Саша Абдулов такой незабываемый актёр!
03 авг 2019 14:36

Это интересно

Загадки Царицыно:--
Почему Екатерина II отстранила от работы первого архитектора Царицыно Василия Баженова и какие изменения в проект усадьбы привнес Матвей Казаков? В каком стиле построены здания и что такое «русская готика»? Что археологи нашли в нижнем зале во время раскопок XX века и когда в Царицыно появился первый музей?
Обо всем этом читайте в интервью с экскурсоводом музея-заповедника «Царицыно» Еленой Ернылёвой.Вердикт императрицы— Елена Васильевна, почему все-таки Екатерина забраковала первый проект Царицыно? — На самом деле она изначально утвердила весь проект Баженова, в который входило пять дворцов. Причем утвердила не только изначально, но и в ходе строительства. Баженов строил дворец десять лет, и все эти годы императрица ни разу здесь не была, но Баженов вел переписку с ней. У нас есть выставка «Быль и новь Царицына», и там представлены копии переписки Екатерины с Баженовым через ее секретаря.
— О фотографии в тот век еще не помышляли, а значит, царица могла читать, но не видеть. Как же она тогда контролировала процесс строительства?
— Баженов отсылал к ней все чертежи. Допустим, он хотел украсить Фигурный мост изразцами, а Екатерина не разрешила. Таким образом, Екатерина вникала во все мелочи, во все детали. И даже то, что Баженов не успел оформить интерьеры, связано с тем, что Екатерина никак не отдавала приказа о том, как их оформлять. Баженов перечислял ей различные стили, но она все их не утверждала. И только к тому моменту, когда она приехала в Царицыно в 1785 году, он построил практически всё, кроме двух сооружений — конюшни и башни с часами. Интерьеры также оставались незаконченными, но архитектор к ним приступил.
— Какова была реакция Екатерины?
— Она прошлась по залам, осмотрела их и молча уехала. И только потом в письме к Павлу она написала, что жить там неудобно, дворец надо перестроить. Помещения показались ей слишком тесными, узкими и темными.
— Я читала, что истинная причина недовольства Екатерины могла заключаться в фигуре самого Баженова, который тесно общался с масонами. Могло ли это повлиять на отношение императрицы к архитектору?
— Это тоже спорная версия. Но Баженов действительно был членом масонской ложи: он вступил в нее в 1784 году, а в 1785-м Екатерина приказала отстранить его от работы над проектом Царицынского дворца. В принципе, к масонам Екатерина относилась иронически, но масонство может быть связано с этим вот как: Баженов по заданию ложи встречался с Павлом. Масоны считали, что все-таки Павел должен быть императором. Это, конечно, могло не понравиться Екатерине, но это всего лишь одна из версий.
Между Баженовым и Казаковым
— После того как Екатерина отстранила Баженова, проектом усадьбы стал заниматься Матвей Казаков, который, как я понимаю, многое здесь изменил. Баженов ведь был его наставником?
— Казаков считается учеником Баженова. Если Баженов учился в Академии художеств в Санкт-Петербурге, а потом за границей, то Казаков учился только в архитектурной школе. Далее он уже начал трудиться и был помощником у Баженова, работал вместе с ним в Кремле.
— Какие изменения привнес Казаков в проект Царицынской усадьбы? От Баженова здесь вообще что-то осталось?
— Весь дворцово-парковый ансамбль — это работа Баженова, и только Большой дворец принадлежит Казакову.
— А что осталось от дворца Казакова к тому моменту, когда Царицыно решили наконец реставрировать?
— Дворец был в состоянии руин: не было крыши, не было межэтажных перекрытий. Все, что сохранилось к моменту реставрации, пришлось восстанавливать. Но ни одну несущую стену не снесли — остов здания полностью сохранился. У Казакова было два варианта дворца, первый из них Екатерина утвердила. В первом варианте дворец на целый этаж выше, в нем присутствуют нарядные украшения, шпили со звездами и так далее. Но уже в ходе строительства происходят некоторые изменения: начинается вторая война с Турцией, и Екатерина останавливает строительство. К этому времени Казаков достроил центральную часть до третьего этажа. Далее императрица приказывает срочно завершить строительство, и Казаков оставляет тот вариант, который вы видели у нас на выставке: с темными крышами, без нарядных шпилей, на целый этаж ниже, без двухсветного парадного зала на третьем этаже. Это то, что построил Казаков. У нас в верхнем зале археологии вы могли видеть законсервированные фундаменты: там как раз частично представлены фундаменты дворца Баженова, а далее — фундаменты Казакова. В этих фундаментах даже видны архитектурные детали (например, части колонн) разобранных дворцов Баженова.
Сплав архитектуры
— Чей вариант попытались воспроизвести при реставрации — Баженова или Казакова?
— В 2005 году, когда началось восстановление здания, решили осуществить соединение двух вариантов. Эта идея возникла еще в 70-е годы XX века, хотели восстановить историческую справедливость. Изначально здание хотели восстанавливать для Художественного института имени Сурикова (полное название: Московский государственный академический художественный институт имени В. И. Сурикова при Российской академии художеств. — Прим. ред.). Проект реконструкции был разработан в архитектурной мастерской № 13 «Моспроект-2». Но в итоге этот план так и остался нереализованным, и со смертью Евгения Вучетича, который тогда был вице-президентом Академии художеств СССР, эта идея уходит. Кроме того, там же анфиладная планировка, и под учебные классы такое помещение приспособить невозможно; помимо этого, там не было коммуникаций. Видимо, комплекс этих причин привел к тому, что эту идею тогда так и не осуществили. В 2005 году работа над реконструкцией Царицыно возобновилась. Работал все тот же «Моспроект-2». За основу архитекторы взяли ту самую идею 70-х годов, но воплотили ее в более упрощенном виде.
— Как можно охарактеризовать архитектурный стиль, в котором выполнена усадьба?
— Вы знаете, здесь идут многочисленные споры, поскольку Царицыно — это такой сплав разных архитектурных стилей. Но все-таки большинство специалистов определяют этот стиль как неоготику. Екатерина заказала Баженову дворец в мавритано-готическом стиле, который в то время был в моде. Связано это с тем, что в 1775 году, когда императрица купила это имение, в окрестностях Москвы, на Ходынском поле, праздновалась победа над Турцией (имеется в виду праздник в честь заключения Кючук-Кайнарджийского мира. — Прим. ред.). Декорации для этого праздника создавал Баженов: это были декоративные театральные павильоны в восточном стиле, символизировавшие взятые русскими войсками турецкие крепости.
— Теперь ясно, откуда в XVIII веке у нас взялась мода на турецкий стиль. А что такое «русская готика»?
— Под «готикой» тогда понимали всё Средневековье: русское, европейское — различий не делали. Ну а так как Баженов обучался и во Франции, и в Италии и в целом был очень талантливым архитектором, он сумел создать такой уникальный сплав архитектуры. Поэтому разбирать его по деталям, конечно, невозможно. Здесь до сих пор можно заметить некую театральность: ведь сама усадьба выполнена в образе средневекового города! Царицыно создавалось главным образом как летняя увеселительная усадьба, а все праздники раньше проводились на улице. Баженов подразумевал, что императрица будет прогуливаться по здешним аллеям, рассматривать здания со всех сторон.
Дачи поверх некрополя
— Екатерина в свое время отказалась поселиться в Царицыно, но неужели тут так никто и не жил до самого появления музея?
— В 60-е годы XIX века многие здания на территории парка Царицыно арендовались под дачную застройку; конечно, была и перепланировка. Дворец стоял нетронутым, и только в конце XIX века начали постепенно сносить крышу: перекрытия были деревянными, и мог возникнуть пожар, поскольку по этим руинам постоянно лазили местные отдыхающие.
— Кто из знаменитостей жил и гостил на Царицынских дачах?
— В 1870-х годах здесь возник целый дачный поселок — Новое Царицыно. Здесь было очень много известных дачников. У нас в Третьем Кавалерском корпусе есть выставка «Дачное Царицыно». Там хранятся фотографии и имена всех этих людей. В разные годы в Царицыно снимали дачи или гостили у друзей и родственников многие знаменитые писатели: Федор Достоевский, Федор Тютчев, Алексей Плещеев, Антон Чехов, Андрей Белый, Иван Бунин… Бунин, кстати, именно здесь познакомился со своей будущей второй женой, Верой Муромцевой. Также здесь жили и гостили многие известные композиторы (Чайковский, Римский-Корсаков, Балакирев), историк Владимир Ключевский, естествоиспытатель Климент Тимирязев, председатель первой Государственной думы Сергей Муромцев и многие другие. Также тут находилась дача основателя Императорского исторического музея Ивана Егоровича Забелина. Он вел в Царицынском парке раскопки курганов вятичей.
— Здесь раньше жили вятичи? Какие-то следы их пребывания сохранились?
— Конечно. В нижнем зале археологии нашего музея есть женские украшения вятичей, они были найдены уже при раскопках XX века, их вел Артемий Арциховский. А то, что нашел Забелин, находится в Государственном историческом музее и, если не ошибаюсь, в Эрмитаже.
— А сейчас археологи еще приезжают в Царицыно?
— В 2000-е годы были раскопки на береговой линии. Там были очень интересные находки именно советского времени: нашли много стеклянной посуды, монет. В советский период здесь была зона отдыха: происходили массовые гулянья, люди загорали, купались… Отсюда и большое количество стеклянной посуды. У нас на выставке даже лежит неразбитая стеклянная бутылка того времени. В те же 2000-е годы велись раскопки в парке. Там, если помните, есть беседка «Храм Цереры» — вот на этом месте происходили раскопки. Там нашли глиняные черепки бронзового века, которые тоже есть в нашей экспозиции. Также есть находки XV века. Как считают археологи, именно на этом высоком мысу, где стоит беседка, поселений не было. Судя по находкам, которые были сделаны, это было ритуальное место — некрополь. Там вятичи хоронили своих умерших. Вместе с прахом в могилу клали украшения и предметы быта: женщинам — особые семилопастные височные кольца и «решетчатые» перстни с узорчатыми прорезями, мужчинам — ножи и серпы.
Таинственные домики «для кавалеров»
— В ансамбль Царицыно, помимо главного дворца, входит множество других, более мелких зданий. Для кого и для чего они предназначались?
— Баженов построил пять дворцов, из пяти сохранились два — Малый и Средний. Это — дворцы для Екатерины. Средний дворец иногда называют Оперным домом, потому что в XIX веке там хотели давать концерты. К тому времени Царицыно уже перешло в управление уездного ведомства, и нужно было, чтобы имение приносило доход казне. Здания начали сдаваться в аренду, возник дачный поселок. Все остальные небольшие здания, о которых вы говорите, сейчас называют Кавалерскими корпусами.
— А для чего эти корпуса предназначались?
— Это название было дано им уже в XX веке, при паспортизации. После Великой Отечественной войны Царицыно внесли в список памятников культуры — вначале местного, а потом и всесоюзного значения. И в процессе паспортизации возникла сложность. Во-первых, к тому времени поднимались еще не все архивные документы. Кроме того, даже сам Баженов в своих письмах не пишет, для кого предназначены эти дома, — для него был более важен внешний образ усадьбы. Поэтому, для чего эти здания построены, точно сказать нельзя, есть только разные предположения. К примеру, в одном из писем к Екатерине Баженов написал, что построил домик для официантов, но какой — неизвестно. Возможно, это самый маленький домик на территории, отсюда он самый крайний. Эта постройка отличается от остальных более скромной отделкой. Но это опять же только предположение. Так вот, возвращаясь к Кавалерским корпусам. В версии Баженова был Большой кавалерский корпус, который впоследствии снес Казаков. Сейчас на этом месте сохранился старый фундамент. Баженов сам дал такое название, и, видимо, оно осталось в памяти через много лет. Поэтому в XX веке три здания назвали Кавалерскими корпусами — Первый, Второй и Третий.
— Название напоминает о кавалерии — как будто это что-то военное…
— Нет, не кавалерия, а кавалеры — то есть придворные. Хотя у нас почти все посетители, которые проходят мимо этих зданий, вместо «кавалерский» читают «кавалерийский». А есть еще одно здание, от которого тоже сохранились фундамент и название: «Камер-юнгфарский корпус». «Юнгфрау» — это девушки, прислуживающие Екатерине. Таким образом, с приходом Казакова изменилась центральная часть ансамбля и вся композиция в целом, поскольку у Баженова не было главенствующего дворца, его выделил уже Казаков. Ему, с одной стороны, нужно было угодить императрице, а с другой — вписать Большой дворец в ансамбль Баженова. То, как он с этим справился, мы можем наблюдать сегодня.
— Здание, где мы сейчас находимся, тоже кажется очень интересным. И название необычное — «Хлебный дом».
— С названием все очень просто: когда это здание строилось, Баженов собирался устроить здесь кухню. Но есть действительно кое-что интересное: на фасадах здания можно увидеть две загадочные эмблемы, напоминающие каравай хлеба и солонку. Есть подозрения, что они связаны с масонским орденом. Ректор Института архитектуры Дмитрий Швидковский в одной из своих статей упоминает масонскую символику на здешних зданиях.
Музей с царским размахом
— Сегодня Царицыно — это одно из самых популярных мест для прогулок москвичей, а кроме того, здесь очень интересные выставки. Когда здесь впервые появился музей?
— После Октябрьской революции началась конфискация дач, а Царицыно вместе с прилегающими к нему территориями переименовали в поселок Ленино. В Хлебном доме были коммунальные квартиры. А в 1927 году, по случаю 10-летия Октябрьской революции, в одном из корпусов открылся Царицынский историко-художественный и краеведческий музей. Он пользовался большой популярностью у горожан: каждый год его посещали более 20 тысяч человек. Они приезжали посмотреть на коллекции баженовских чертежей и находки из курганов вятичей. В 1930-е годы музей был переименован в Ленинский краеведческий музей садово-огородного района, и тогда характер экспозиции резко изменился. Место портретов и канделябров заняли макеты тракторов и плугов, здесь стали проводиться выставки «День урожая» и «Весенняя посевная кампания». Но музей быстро утратил свою популярность, и его закрыли, а вскоре началась война…
— Как усадьба пережила эти тяжелые годы?
— Жители поселка строили рубежи обороны, между курганами была замаскирована зенитная установка. Над руинами дворцов постоянно летали немецкие самолеты, и несколько бомб упали совсем близко от старинных павильонов. В крышах дач стали возникать пробоины. В послевоенные годы в этих зданиях обосновались райисполком и районный архив, затем — клуб и музыкальное училище. В конце 1960-х годов начинается массовая застройка района Орехово-Борисово, и коммуналки в старых дачах стали расселять. Вокруг Царицынского ансамбля была установлена обширная охранная зона.
— А как связано Царицыно с именем Ильи Глазунова?
— Еще в 1950-е годы возникла идея создать Государственный музей декоративно-прикладного искусства народов СССР, но долго не могли найти подходящее помещение. Произошло это в 1984 году благодаря стараниям Ильи Глазунова. Он добился того, чтобы именно Царицыно со всеми постройками передали в ведение музея. Тогда и началась реставрация. Но начинать ее с Большого дворца не было возможности, поэтому стены законсервировали, проемы окон и дверей закрыли сетками. С 1987 по 1995 год велись реставрационные работы. В эти сроки удалось восстановить все, кроме Большого дворца и Хлебного дома. Благоустраивать парк и павильоны начали в 2005 году. И вот 2 сентября 2007 года состоялось официальное открытие реконструированного дворцового комплекса «Царицыно». С этого момента памятник обрел новую жизнь."
03 авг 2019 09:56

Все сразу!

Оригинальная информация---
Какая птица покровительствует человеку в зависимости от месяца его рождения.
Январь - сова
Не просто так считается символом мудрости. Со стороны никогда не угадаешь, что происходит в совиной душе. То же самое касается и людей, рождённых в январе. Но при это внешней отстранённости, они прекрасно знают, как добиваться
своего, в том числе и с помощью эмоций.
Февраль – Попугай
Даже если очень сильно постараться, не обращать внимания на попугая не получается – слишком уж яркая эта птичка. Как и люди, рождённые в феврале. И эта «яркость» чаще всего находит своё выражение через искусство или фантазию.
Март – Малиновка
Маленькая, но очень упорная и решительная птичка. Как и все, рождённые в марте. Они чётко знают, как правильно добиваться своего, умеют полностью концентрироваться на своей цели и идти вперёд, игнорируя препятствия.
Апрель – Канарейка
Люди издавна ценили канареек за их голос и способность поднимать настроение. Эти качества характерны и для тех, кто родился в апреле. С ними всегда интересно, они всегда могут приободрить и вдохнуть желание двигаться дальше и добиваться чего-то интересного.
Май – Соловей
Соловьиное пение не просто так закрепилось в культуре, как один из символов чего-то прекрасного. И рождённые в мае люди так же умеют ценить красоту во всех её проявлениях. Красоту и личный комфорт – соловьям, всё же, комфортнее в золотых клетках, а не на голых ветках.
Июнь – Голубь
Не те серые «городские крысы», что норовят на голову нагадить, а царственные птицы, символ мира, благородства, решительности и жизненной силы. Люди, которым эта птица покровительствует, не боятся вести за собой других. Причём не только не боятся, но и приводят туда, куда надо.
Июль – Орёл
Воплощение гордости и благородства. Не просто так является символом очень многих стран и дворянских родов. И люди, рождённые в июле, тоже отличаются некой аристократичностью, но в хорошем понимании этого слова. Да и вести других за собой они тоже умеют.
Август – Зимородок
Добродушная и яркая птичка, привлекающая всеобщее внимание. К людям из августа окружающие тянутся просто потому, что им так хочется самим. И потом только выясняется, такие люди ещё и помощь в трудную минуту могут оказать, причём очень даже значительную.
Сентябрь – Ястреб
Лёгкость, решительность, мужество, умение быстро преодолевать любые препятствия. Собственно, и люди, рождённые в сентябре, такими качествами тоже отличаются. Правда, с ними бывает иногда тяжело общаться, но поверьте, друзья из них получаются замечательные.
Октябрь – Лебедь
Лебедь не просто так является символом верности – он и гнездо может роскошное соорудить, и свою половинку обеспечить всем, что только может понадобиться. Один момент – им нельзя перечить. Всё это, кстати, подходит и людям, родившимся в октябре.
Ноябрь – Петух
Прекрасный друг, великолепный семьянин, отличный товарищ. И на этом перечень положительных качеств не заканчивается. Разве что поведение что у петуха, что у людей, родившихся в ноябре, несколько вызывающее. И они не всегда думают о том, к чему могут привести их действия.
Декабрь – Ворон
Удел воронов – ум,знания,мистика,тайны.И людей, рождённых в декабре, это тоже касается. Но не думайте, что они не способны на активные действия – очень даже способны, причём будут проявлять такую изобретательность, какая никому и не снилась."
03 авг 2019 09:50

Истории о...

Режиссёр Татьяна Лиознова...
Каждую весну *семнацать мгновений*на Плющие зацветают тополя,и всё это нам расскалаа Татьяна Лиознова в свих фильмах,которые мы все очеь любим.И кто-бы знал об улице Плющиха,которая идёт от Пироговки до Смоленской площади паралельно с Садовым кольцом...
Изящная,маленькая женщина,талантливая и с волевым характером сняла фильмы,которые стали классикой в советском
кинематогрофе.Она заслуживает вечной памяти благодарных зрителей!
"На счету у Татьяны Лиозновой всего девять картин, но даже одной из них, будь то «Три тополя на Плющихе», «Семнадцать мгновений весны», «Карнавал» или «Мы, нижеподписавшиеся», вполне достаточно, чтобы войти в историю кино. А ведь когда-то девушку, поступившую во ВГИК на курс Сергея Герасимова и Тамары Макаровой, чуть было не исключили после первого же пробного семестра — знаменитые педагоги решили, что юная студентка (Лиозновой тогда было 19 лет) не сможет стать режиссером, для этого ей не хватает жизненного опыта.
Возможно, опыта Татьяне недоставало, а вот характер был налицо — причем не простой, а железный. Студентка не только сумела убедить преподавателей в том, что занимает на курсе свое место, но вскоре стала помощницей Герасимова в Театре-студии киноактера и на съемочной площадке фильма «Молодая гвардия».
Среди поклонников Татьяны Михайловны числились поэт Константин Симонов, актер Арчил Гомиашвили, академик и партийный деятель Владимир Кириллин, но она ни разу не выходила замуж, а детей так и не завела.
Всю себя Лиознова посвятила кинематографу. Трудно сказать, был ли у нее любимый фильм, но то, что она редко говорила о главной работе своей жизни — сериале «Семнадцать мгновений весны», известно доподлинно. Возможно, потому, что за эту картину Государственную премию получили все, кроме режиссера...
В 1975 году Татьяна Лиознова набрала свой единственный курс во ВГИКе. Актер Вадим Андреев был ее любимым учеником, хотя их отношения складывались непросто.
— Вадим Юрьевич, почему Татьяну Лиознову называли «железной леди» и «железным канцлером» советского кино?
Вадим Андреев: «Несмотря на свою силу и властность, Лиознова оставалась женщиной до мозга костей»
— При маленьком росте Татьяны Михайловны — всего метр 50 — внутри у нее был несгибаемый металлический стержень, но, несмотря на всю свою силу и властность, она оставалась женщиной до мозга костей. Труднее всего было мириться с перепадами ее настроения, которое менялось не только по нескольку раз в день, но и по нескольку раз в час.
В различных обстоятельствах Лиознова переходила от полной благостности к жесткости и даже жестокости. К тому же умела найти у человека слабое место и ударить в него так, чтоб мало не по­казалось. Она могла очень долго кричать, но куда страшнее крика был шепот — если Лиознова переходила на шепот, всех присутствующих сковывал ужас, поскольку это означало крайнюю степень раздражения.
Все неприятности она предпочитала переживать сама, не нуждаясь в чужом сочувствии или поддержке. Во время нашей учебы в институте у нее внезапно умерла мама Ида Израилевна, которую она очень любила, та, по сути, была ее единственным близким человеком — отец Татьяны погиб на фронте. Мы узнали об этом, когда она не пришла на занятия, и тут же поехали к ней домой — думали, может, сможем чем-то помочь. Так она нас даже на порог не пустила — предпочла остаться со своим горем один на один.
— Со знаменитым кинорежиссером Лиозновой вы познакомились на вступительных экзаменах во ВГИК?
— Татьяна Михайловна вместе с другой легендой советского кино Львом Александровичем Кулиджановым — режиссером таких фильмов, как «Отчий дом» и «Когда деревья были большими», — набирали свой курс. Я попал на него со второго захода, когда выяснилось, что девочек взяли достаточно, а вот ребят не хватает.
Экзамены стали для меня серьезным испытанием — Лиознова отбирала студентов очень тщательно и ответственно, и угодить ей было трудно. Но меня все-таки зачислили, моими однокурсниками были Андрей Эшпай (ныне известный режиссер), Татьяна Пименова и Татьяна Чернопятова, ставшие актрисами.
— После вашего курса Лиознова больше не брала студентов?
— Ей нравилось работать со студентами, и я знаю, что Татьяна Михайловна хотела набрать еще один курс, но что-то у них там не сложилось с Кулиджановым, а одной ей сделать этого не дали — по правилам на курсе должно было быть два мастера.
«А вас, Штирлиц, я попрошу остаться!». Леонид Броневой и Вячеслав Тихонов в сериале «Семнадцать
мгновений весны», 1973 год
— Свою первую роль в кино — в фильме «Баламут» — вы сыграли на третьем курсе ВГИКа. Известно, что преподаватели неохотно отпускают студентов сниматься. Как Татьяна Михайловна отнеслась к тому, что вы стали звездой экрана?
— Так она меня на эту роль и утверждала — фильм снимался на Киностудии имени Горького, в творческом объединении, которым руководила Лиознова. И потом нам категорически запрещали сниматься только на первых двух курсах, а на третьем уже относились к этому терпимо.
После «Баламута» была картина «У матросов нет вопросов», в которой я играл главную роль. Пока длились съемки, мы перешли на четвертый курс и начали репетировать дипломные спектакли. И вот тут-то Татьяна Михайловна была мной очень недовольна — говорила, что, работая в кино, я забыл все, чему она меня научила.
«Роговой (режиссер «Баламута» и «Матросов». — В. А.) тебя испортил, — кричала она мне, — хоть с курса тебя выгоняй!». Хотя по-настоящему она чему-то меня научила гораздо позже, когда пригласила на главную роль в свою картину «Конец света с последующим симпозиумом». Помню, она все время заставляла меня держать крупный план, не хлопоча при этом лицом: «Почему ты все время чем-то двигаешь — то губами, то бровями?! Да потому что ты не уверен в себе — ты боишься, что на тебя неинтересно будет смотреть, а надо верить в себя. Посмотри, как это делал Слава Тихонов, — у него же ни один мускул в кадре не дрожал!».
Несмотря на недовольство моей работой, вскоре Лиознова пригласила меня в свою картину «Карнавал» — на роль руководителя школьного драматического кружка Вадима Артуровича. И тут она на меня кричала так, что просто ой-ой-ой. Впрочем, доставалось и другим.
Например, Максим Дунаевский, который тогда еще был молодым композитором, по нескольку раз переделывал звучавшую в картине музыку: Лиозновой не нравилось то одно, то другое. И надо отдать ей должное — она добилась своего, все песни из «Карнавала» стали шлягерами, хоть это и стоило Дунаевскому здоровья. Но те мучения, которые он пережил во время работы, ни в какое сравнение не шли с тем, что пришлось пережить мне. На съемках я был очень зажат, и Татьяна Михайловна ругала меня каждую минуту, что приводило к противоположному результату — я зажимался еще сильнее.
Три дня мы снимали мою сцену, и все это время длилась пытка, которой Лиоз­но­ва меня подвергла. Правда, человеческая память очень странно устроена: за пять лет, прошедших после «Карнавала», я успел обо всем позабыть, и когда Татьяна Михайловна позвала меня в свою новую картину — «Конец света с последующим симпозиумом», тут же согласился. В результате пережил, наверное, самые ужасные восемь месяцев своей жизни — когда съемки закончились, я находился на грани нервного истощения.
«ИГРАЙТЕ В МЕРУ НАКОПЛЕННОГО ОПЫТА, НЕ СТРАДАЙТЕ БЕЗ ПОВОДА»
— Почему, несмотря на сложившиеся между вами отношения, на главную роль в этом фильме Татьяна Михайловна пригласила именно вас — выходит, не все в
Ирина Муравьева и Александр Абдулов в комедии «Карнавал», 1981 год
ваших отношениях было так уж плохо?
— Если говорить честно, на роль драматурга Майкла Трента я попал случайно, она предназначалась другому актеру, мне же Лиознова предложила сыграть Джима — эту роль впоследствии получил Дима Певцов — она стала его первой работой в кино. Но когда мне начали придумывать грим и приклеили усы, Татьяна Михайловна загорелась и — в порядке бреда — решила попробовать меня на Трента. Мне в то время было 28, а моему герою, как минимум, на 20 лет больше, поэтому меня усиленно старили: седили виски, делали возрастную кожу. В итоге Лиознова меня утвердила, и это, наверное, была самая серьезная ошибка во всей ее режиссерской карьере.
Поняла она это довольно быстро и не преминула сказать об этом мне, причем неоднократно и в самой жесткой форме, что только ухудшило наши отношения. Вскоре после выхода картины на экран мы с ней поехали в творческую поездку в Берлин, жили в соседних номерах в Доме дружбы, и она третировала меня каждый день.
Город Татьяна Михайловна знала хорошо, в экскурсиях не нуждалась, поэтому все свободное время сидела в номере и смотрела телевизор, а там по одному из каналов, как назло, крутили ее «Конец света». «Только сейчас я поняла, — сказала она мне как-то, — какой плохой фильм сняла».
Позже Лиознова написала статью с подробным разбором всех своих режиссерских проколов, на первое место в этом списке поставив меня: «Все дело в том, что я неправильно поняла ставшую основой сценария пьесу Артура Копита, неверно определилась с ее жанром, но самой главной моей ошибкой стал выбор Вадима Андреева на роль главного героя».
Сейчас я понимаю, что во многом она была права: для того чтобы соответствовать замыслу драматурга и режиссера, мне элементарно не хватило опыта — как актерского, так и человеческого. Не зря сама Лиознова на занятиях часто нам говорила: «Играйте в меру накопленного опыта, не страдайте без повода». Но тогда я был молодым и горячим, ее слова казались мне очень обидными, мы с Татьяной Михайловной расстались и не общались почти 20 лет.
— Вы не пытались помириться?
— Пробовал, и не однажды, но, видимо, мне не везло: каждый раз я попадал на ее очередное плохое настроение, и попытка примирения оканчивалась ничем.
Наверное, мне, как мужчине, нужно было быть настойчивее и дипломатичнее, и мы бы не потеряли столько времени. Я же знал, что она очень одинокий человек и надо смотреть на ее странности сквозь пальцы.
Впервые после ссоры мы с Лиозновой встретились на праздновании ее 80-летия, в 2004 году. Юбилей отмечали в ресторане «Яръ», пришли ее любимые актеры, многие из них тогда еще были живы — Клара Лучко, Вячеслав Тихонов, Светлана Светличная...
Татьяна Лиознова так и не создала семьи, но пережила несколько головокружительных романов — среди ее поклонников были известный поэт Константин Симонов,
актер Арчил Гомиашвили, выдающийся ученый-физик, заместитель председателя Совета Министров СССР Владимир Кириллин
У Татьяны Михайловны в то время уже начались серьезные проблемы с ногами, она передвигалась в инвалидной коляске, и ребята-телевизионщики сказали, что она просила именно меня встретить ее, помочь выйти из машины и дойти до зала. Лиознова с такой радостью кинулась ко мне при встрече и так расцеловала, что мне стало одновременно и приятно, и стыдно за то, что все это время я на нее обижался.
В тот вечер нам с ней удалось немного поговорить, и она сказала, что видела мои последние работы и очень рада, что я вырос в серьезного, хорошего актера. Вы даже не представляете, как приятно мне было слышать эти слова именно от нее, ведь это была ее единственная за все время нашего знакомства похвала в мой адрес.
— Татьяна Михайловна со всеми актерами была так же строга?
— Вообще-то, она любила актеров: обожала Юрия Яковлева, Вячеслава Тихонова, Армена Джигарханяна, которому была безумно благодарна за то, что он согласился сниматься в «Конце света». Но иногда у нее возникали конфликты с исполнителями главных ролей в ее картинах. Так, какие-то сложные отношения связывали Татьяну Михайловну с Ириной Муравьевой, хотя во время съемок «Карнавала» она в ней просто души не чаяла. Что именно между ними произошло, я не знаю, но после выхода картины они больше не общались.
«НЕ РОДИЛСЯ ТОТ МУЖЧИНА, КОТОРЫЙ МОГ БЫ ВЗЯТЬ НАД ТАТЬЯНОЙ МИХАЙЛОВНОЙ ВЕРХ ИЛИ ХОТЯ БЫ БЫТЬ С НЕЙ НА РАВНЫХ, А СО СЛАБАКАМИ ЕЙ БЫЛО НЕИНТЕРЕСНО»
— Фильм «Конец света с последующим симпозиумом» стал последней работой Лиозновой — после 1986 года Татьяна Михайловна не сняла ни одной картины...
— Выход на экран этой ленты совпал с перестройкой и травлей маститых режиссеров молодняком и теми, кто не добился особого успеха в кино. На V съезде кинематографистов они набросились на Бондарчука, Матвеева, Наумова, обвиняя их во всех смертных грехах. Нашим бывшим педагогам, Кулиджанову и Лиозновой, тоже здорово досталось.
Первым делом Татьяну Михайловну сняли с должности руководителя Второго творческого объединения при Киностудии имени Горького, которым она руководила, да и вообще всячески прижимали, неудивительно, что она обиделась. А потом начали критиковать ее творчество, особенно досталось Лиозновой именно за «Конец света», и она все это очень близко к сердцу приняла.
Конечно, можно было переступить через это, сделать вид, что ничего не случилось, и снимать дальше. Кто-то бы так и сделал, а Татьяна Михайловна не захотела. У нее были имя, репутация, ожидания зрителей, которые она не могла обмануть: ее картины очень любили, после выхода на экран «Семнадцати мгновений весны» Лиознова получила 12 мешков писем — по мешку за каждую серию.
— Кстати, о «Семнадцати мгновениях» — как вы думаете, почему она согласилась на цветную версию фильма?
— Татьяна Михайловна считала, что у каждого поколения должен быть свой Штирлиц. Наше поколение привыкло к черно-белой версии, а молодежи она кажется скучной, им нужен цвет. Никакой трагедии в этом нет, ведь ту картину, которую мы любим и помним, у нас никто не отнимает — каждый волен смотреть то, что ему больше нравится. А вот «Три тополя на Плющихе» колорировали без ее разрешения, что Татьяну Михайловну чрезвычайно разозлило и расстроило.
— Если судить по редким документальным кадрам, запечатлевшим Лиознову на съемочной площадке, Татьяна Михайловна была очень элегантной женщиной...
— Она всегда выглядела на все сто — хорошо и к лицу одетая, с красивой прической — волосы Татьяна Михайловна стригла довольно коротко, но без аккуратной укладки, как и без каблуков, ее никто никогда не видел. Лиознова тщательно ухаживала за собой — она хотела нравиться мужчинам, и у нее это получалось — у Татьяны Михайловны было несколько головокружительных романов, правда, я знаю о них на уровне слухов, поэтому имен ее возлюбленных назвать не могу.
«Опустела без тебя земля, как мне несколько часов прожить?..». Татьяна Доронина и Олег Ефремов, «Три тополя на Плющихе», 1967 год
— На ум сразу же приходит Вячеслав Тихонов — народная молва много раз женила их...
— Вот как раз с Вячеславом Васильевичем у Лиозновой, помимо рабочих отношений, ничего не было. Они познакомились еще во время учебы во ВГИКе — оба учились у Герасимова и Макаровой, но Тихонов всегда называл Татьяну Михайловну только по имени-отчеству, а она его — по имени, правда, букву «ч» Лиознова произносила мягко, и у нее получалось «Славощка».
— Почему же Татьяна Михайловна так и не вышла замуж?
— Думаю, не родился тот мужчина, который мог бы взять над ней верх или хотя бы быть с ней на равных, а со слабаками ей было неинтересно.
— За границей режиссер таких культовых, а, стало быть, и кассовых фильмов, как те, что снимала Лиознова, был бы обеспечен на всю оставшуюся жизнь. Татьяна Михайловна много зарабатывала?
— Никаких особых материальных благ у Лиозновой не было. Жила она очень долго в крохотной однокомнатной квартирке в Останкино, которую получила когда-то от киностудии, потом смогла обменять на двухкомнатную в блочном доме на метро «Сокол». Прибавьте к этому «Жигули» и небольшую дачу где-то на Истре, вот и все, что заработала Лиознова за фильмы, которые смотрела вся страна. Когда она заболела, ей очень помогал деньгами еврейский комитет — без его содействия Татьяна Михайловна ушла бы из жизни гораздо раньше.
— Последние годы Лиознова жила на попечении своей приемной дочери Людмилы Васильевны Лисиной. Вы не виделись с Татьяной Михайловной?
— К сожалению, нет. Да и смысла в этих встречах, по большому счету, уже не было: из-за болезни Паркинсона говорила она нечленораздельно, поэтому ее слова «переводила» женщина, которая за ней ухаживала. У Лиоз­но­вой часто бывали Таня Чернопятова и Андрей Эшпай. Таня ходила к ней в больницу и читала ей стихи, которые Татьяна Михайловна очень любила.
Еще во ВГИКе Лиознова часто давала нам задание выучить произведения какого-нибудь поэта, а потом с удовольствием слушала, как мы их декламируем. А Андрей — кстати, он снял к ее юбилею документальный фильм — рассказывал мне, что за несколько месяцев до смерти, лежа в больнице, Татьяна Михайловна, у которой уже практически отнялась речь, сама себе вслух командовала: «Лиознова, встать!». Все-таки потрясающая сила духа была у этой женщины...
Памяти Татьяны Лиозновой
Без тебя «опустела земля…»,
Комом в горле «…мгновения…» тают…
На Плющихе твои тополя
Потемнели и тихо рыдают…
Александр Кованов"
02 авг 2019 20:34

Александр Борисов. Что так сердце растревожено

Замечательный филм о актёре Александре Борисове!.Как прекрасно он пел,звук его голоса сразу узнаёшь.В фильме *Верные друзья*-* Что так сердце растревожено* (Т. Хренников - М. Матусовский).В фильме *Мусоргский* великолепно сыграл главную роль.В Фильме *Война и мир* играл дядюшку Наташи Ростовой,где опять замечательно пел,и во многих др.фильмах и спектаклях.Великолепный актер! Хорошо,что есть такая память.
02 авг 2019 18:26

Это интересно

Сэмюэл Финли Бриз Морзе---художник-изобретатель азбуки Морзе:----
Samuel Finley Breese Morse,
27 апреля 1791, Чарлзтаун, штат Массачусетс — 2 апреля 1872, Нью-Йорк
Думаю, трудно найти человека, который не слыхал о Морзе - изобретателе телеграфа со специальным кодом, названным азбукой Морзе.
Сэмюэл Морзе до 34 лет был художником и не интересовался техникой.
В 1825 году посыльный доставил ему письмо от отца, в котором говорилось, что его жена умирает. Морзе немедленно покинул Вашингтон и отправился в Нью-Хейвен, где жило его семейство, но к его прибытию супругу уже похоронили. Говорят, что именно этот случай заставил Морзе оставить живопись и углубиться в изучение способов быстрой доставки сообщений на длинные расстояния, что привело к разработке азбуки Морзе и электрического телеграфа в 1838 году.
В детстве Сэмюэль не выказывал каких-либо способностей к рисованию. Но есть данные, что в четырнадцать лет он нарисовал достаточно удачный семейный портрет.
Немного позже – картину маслом “Высадка паломников”, которая отображала высадку первых поселенцев, пилигримов, в Америке.
Эта работа привлекла внимание известного в то время художника Вашингтона Олстона. Олстон предложил Сэмюэлу отправиться вместе с ним в Англию, чтобы тот изучал живопись под руководством знаменитого английского учителя Бенджамина Уэста.
Родители с трудом отпустили Морзе в это путешествие, ведь они считали, что живопись – это ерунда, которая не принесет необходимых для существования денег. Но их сын уже вырос и закончил Йельский колледж в Массачусетсе, получил профессию, таким образом выполнив все их условия. 15 июля 1811 года Морзе отправился в Англию и приступил к обучению в Королевской академии.
Морзе усовершенствовал свою технику живописи, изучал нео-классическое искусство эпохи Возрождения, особое внимание уделял работам Микеланджело и Рафаэля. Сэмюэл стал любимым учеником Бенджамина Уэста и целиком оправдал надежды своего профессора шедевром “Умирающий Геркулес”.
На выставке Лондонской академии эта работа привлекла всеобщее внимание и молодой американский художник вполне заслуженно получил за нее золотую медаль.
Вторая значительная работа Морзе, созданная под крышей Академии – это
“Суд Юпитера”.
В 1815 году, когда Морзе исполнилось 24 года, он вернулся на родину известным художником, но совершенно бедным. В галерее Бостона он выставил картину “Суд Юпитера”, но наполняющая выставку публика только восторгалась ею. Никто не покупал и не заказывал художнику другой картины. Пришлось Морзе начать путешествовать и рисовать портреты на заказ. Он был очень обаятельным и общительным, получалось знакомиться с влиятельными людьми и получать заказы на портреты. В 1815 – 1825 годы отмечен значительный рост мастерства в работах Морзе. Он написал портрет бывшего президента США Джона Адамса (1816 год), портреты президента Дартмутского колледжа Френсиса Брауна и судьи Вудворта (1817 год).
Чуть позже он с женой переезжает в Нью-Йорк. Там он основал Национальную академию живописи. Морзе получает важный заказ нарисовать большой портрет великого человека маркиза де Лафайета, ведущего французского сторонника американской революции, который помог создать свободную и независимую Америку.
С 1830 по 1832 годы Морзе путешествовал и продолжал свое обучение в Европе, чтобы улучшить свои навыки живописи, побывал в Италии, Швейцарии и Франции. Когда жил в Париже, завел дружбу с писателем Джеймсом Фенимором Купером.
Следующий интересный портрет Сьюзан Уокер Морзе (1819 – 1885), старшей дочери художника, который был написан в годы создания телеграфа, около 1835 – 1837 годов. Картина называется “Муза” и является одной из последних работ художника.
Портрет был впервые выставлен в Национальной академии дизайна в 1837 году и получил восторженные похвалы. Сьюзан вышла замуж за Эдварда Линда в 1839 году и переехала на его сахарные плантации в Пуэрто-Рико. Она часто навещела отца в Нью-Йорке, который был одиноким, ведь ее мать умерла, когда ей исполнилось только шесть. В браке она со временем ставала все менее счаслива и жизнь на плантации ее тяготила. Линд умер в 1882 году и через три года, в 1885 году, она решилась переехать в Нью-Йорк, но погибла в кораблекруш
И особенно...
Когда Морзе путешествовал по Европе с 1830 по 1832 годы, он написал миниатюрные копии тридцати восьми известных картин Лувра на одном холсте.
Галерея Лувра, (1831 — 1833), картина "Портрет короля Франциска I" кисти самого Самюэля Морзе.
На сайте есть-Гении и злодеи. Сэмюэль Морзе.
02 авг 2019 18:20

Истории о...

КАВЕНДИШ ГЕНРИ (1731 – 1810)--гений:---
Кавендишскую лабораторию Кембриджского университета в Англии называли «питомником гениев». В то же время история этого уникального научного центра является отражением истории дворянского рода Кавендишей.
В этом старинном английском роду были и мореплаватели, и крупные вельможи, приближенные к королям и королевам, а позднее, в ХХ веке
– даже премьер-министр Великобритании. Были в этом роду и известные книгоиздатели, и крупные ученые, а среди них — великий химик и физик, член Лондонского Королевского общества, чудаковатый отшельник Генри Кавендиш, сын лорда Чарльза Кавендиша и одной из дочерей герцога Кентского.
Внучатный племянник Генри Кавендиша Уильям Кавендиш, седьмой герцог Девонширский, был одно время канцлером Кембриджского университета. К счастью, это время совпало со временем работы в этом университете великого физика Джеймса Клерка Максвелла. Герцог был мало похож на своих предшественников, зачастую формально исполнявших роль канцлера. Он сам много времени отдавал научным исследованиям, обладал математическими способностями и был даже удостоен премии Смита за научные достижения (как Уильям Томсон, получивший титул лорда Кельвина, и сам Джеймс Клерк Максвелл).
Герцог понимал, что для научных открытий в конце XIX века уже недостаточно хорошо знать математику, чтобы открывать новые законы природы путем умозаключений. Университету была необходима современная лаборатория экспериментальной физики с приборами и оборудованием. В октябре 1870 г. герцог представил в сенат университета меморандум о своем желании построить и оборудовать при Кембриджском университете физическую лабораторию. Сенат соблаговолил принять этот дар и учредить при лаборатории должность профессора (руководителя лаборатории). Вначале лаборатория называлась Девонширской, а затем Кавендишской (в честь как Генри Кавендиша, так и ее основателя — канцлера университета). И первым кавендишским профессором экспериментальной физики был назначен Джеймс Клерк Максвелл.
Максвеллу домой было доставлено еще одно пожертвование герцога, занявшее в дальнейшем пять лет напряженной работы мысли ученого. Это были двадцать пакетов рукописей Генри Кавендиша.
До сих пор историки науки не могут объяснить, почему Максвелл в расцвете сил потратил пять лет на редактирование и подготовку к изданию казалось бы устаревших не менее чем на полвека рукописей Генри Кавендиша. Может быть, Максвелл чувствовал свой долг перед герцогом, пожертвовавшим значительные средства на создание прекрасной лаборатории? А может, его заинтересовал человек, преданный науке настолько, что довел эту преданность почти до абсурда? Наверное, определенную роль сыграли человеческие и научные интересы Максвелла: легендарный Кавендиш раскрывался перед ним в своих работах как личность и как ученый.
ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ.
Генри Кавендиш родился 10 октября 1731 г. в Ницце (Франция), где его мать безуспешно пыталась поправить слабое здоровье. Она умерла, когда мальчику было всего два года. Генри не стал герцогом, так как его отец был третьим сыном в семье герцога Девонширского.
Еще в детстве Генри часто наблюдал за опытами отца и первые научные исследования провел под его руководством. Отец был большим поклонником естествознания, членом Лондонского Королевского общества и на протяжении почти всей жизни занимался научными наблюдениями и конструированием приборов. За создание одного из них, максимального термометра, сэр Чарльз был удостоен высшей награды Лондонского Королевского общества – медали Копли. О заслугах Кавендиша-старшего высоко отзывался Б. Франклин: «Хотелось бы, чтобы такой уважаемый ученый больше сообщал миру о множестве проводимых им с большой тщательностью экспериментов». С ранних лет Генри увлеченно занимался наукой и отдавал исследованиям много времени. Будучи вторым сыном в семье, он не унаследовал богатств отца и должен был довольствоваться довольно скромным состоянием. Кавендиш поступил в один из Кембриджских колледжей, но проучился там всего четыре года и в 1753 г. ушел из университета, даже не пытаясь сдать выпускные экзамены. Может быть, потому, что выпускные экзамены ему были не нужны: он оценивал себя сам, причем куда более критично, чем любые экзаменаторы. Например, Кавендиш очень любил и хорошо знал математику, но не хотел испытывать лишних переживаний, формальностей и гонений заключительного годового экзамена по математике.
После выхода из университета и путешествия вместе с братом по Европе Кавендиш поселяется в доме отца и посвящает себя научным исследованиям. Любовь к науке прошла через всю его жизнь. Он стал одним из первых профессиональных английских ученых.
Его приняли в члены Лондонского Королевского общества, когда ему было всего 29 лет.
ПЕРВЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ.
Наиболее ранние из сохранившихся рукописей Кавендиша свидетельствуют о том, что он начал с занятий механикой — точнее, его интересовали проблемы динамики. Изучение этих проблем подвело его вплотную к открытию закона сохранения энергии.
Считая, что тепло объясняется быстрым движением мельчайших частиц вещества, Кавендиш пытается распространить выводы своих динамических опытов на тепловые явления. Он исследовал нагревание тел, установление теплового равновесия, а также процессы плавления и испарения. Независимо от шотландского физика Джозефа Блэка Кавендиш приходит к выводу о том, что для каждого вещества характерна определенная удельная теплоемкость и что в процессе плавления поглощается «скрытая» теплота (которая называется сегодня удельной теплотой плавления).
Интерес к тепловым явлениям привел Кавендиша к экспериментам с газами, или к «пневматической химии» (химии газов).
Хотя тематика исследований Кавендиша была разнообразной, все его работы были направлены на решение задачи, поставленной еще Ньютоном: объяснить все явления природы на основе представлений о взаимодействии частиц с помощью сил, подчиняющихся простым законам наподобие закона всемирного тяготения. Отсюда и последовательность работ Кавендиша: столкновение частиц (динамика), взаимодействие частиц при тепловых явлениях, изучение химических процессов для определения сил, действующих между частицами…
РАБОТЫ В ОБЛАСТИ ЭЛЕКТРИЧЕСТВА.
Кавендиш надеялся установить закон электрических сил и с его помощью объяснить многие свойства вещества.
Уже первое большое теоретическое исследование Кавендиша по электростатике показало, что он является знатоком в этой области. В статье в журнале Лондонского Королевского общества Кавендиш рассмотрел некоторые вопросы электростатики в духе теории Франклина – Эпинуса. Главным в работе был анализ возможной зависимости силы электростатического взаимодействия от расстояния. Однако по этой работы трудно судить, проводил ли Кавендиш необходимые эксперименты. После статьи 1771 г. была лишь одна статья о моделировании свойств электрического ската.
На самом же деле, как выяснил впоследствии Максвелл, Кавендиш в очень тщательно поставленном опыте открыл закон, носящий сегодня название «закон Кулона». Сделал он это открытие задолго до Кулона, но эту свою работу Кавендиш почему-то не захотел публиковать…
Тем не менее, судя по оформлению работы, она была подготовлена для публикации. Характер оформления рукописи дает основание предположить, что описанные в ней эксперименты Кавендиш провел около 1773 г. (за 12 лет до открытия Кулоном «закона Кулона»).
НАУЧНЫЕ ОТКРЫТИЯ, О КОТОРЫХ УЗНАЛИ СОВРЕМЕННИКИ.
Кавендиш опубликовал 18 научных статей (малую часть сделанного им), был членом Лондонского Королевского общества и принимал активное участие в его работе. Современники считали его одним из крупнейших английских естествоиспытателей второй половины XVIII века. Кавендиш был избран иностранным членом Института Франции (Академии наук). У себя на родине он многократно входил в состав различных комиссий, создаваемых Лондонским Королевским обществом для решения научно-технических проблем, в том числе по электричеству. Например, в комиссию по определению оптимальной формы концов громоотводов входили Б. Франклин и Г. Кавендиш.
Кавендиш поддерживал также контакты с людьми, интересующимися наукой вне Лондонского Королевского общества: большой известностью пользовалась его библиотека, куда был открыт доступ всем желающим. Известны также случаи, когда Кавендиш приглашал коллег по Лондонскому Королевскому обществу к себе домой для демонстрации особенно эффектных экспериментов.
Но о большей части исследований Кавендиша его современники и коллеги по Лондонскому Королевскому обществу не знали ничего. Кавендиш не публиковал работ, если не был уверен в их законченности и достоверности (вспомним аналогичную ситуацию с публикацией работ Исааком Ньютоном!). Не исключено также, что Кавендиш иногда довольствовался тем, что сам узнавал о новом законе природы и просто не считал нужным сообщать о нем другим (вспомним его нежелание сдавать выпускные экзамены по окончании университета).
О многих исследованиях Кавендиша стало известно лишь спустя более чем пятьдесят лет после смерти ученого, и то только благодаря усилиям Максвелла.
Генри Кавендиша еще при жизни называли «Ньютоном современной химии».
ОСОБЕННОСТИ КАВЕНДИША КАК ЛИЧНОСТИ.
Кавендиш был робок и застенчив и поэтому часто казался посторонним замкнутым и нелюдимым. Окружающим он казался загадочным, и, может быть, такая маска его устраивала: ведь это позволяло полностью посвятить себя науке.
Кавендиш настолько погружался в свои исследования, что замыкался в своем мире и часто поражал окружающих чудаковатостью частной жизни.
Он избегал людей за пределами научного общения. Даже с домашними он предпочитал не встречаться и, чтобы не терять напрасно время, объяснялся знаками. Женщин он не замечал, прислуге запрещал показываться ему на глаза, со служанками общался при помощи записок, и в полном одиночестве работал в своем кабинете и домашней лаборатории. Это не мешало ему, однако, в случае необходимости привлекать слуг к участию в экспериментах. Так, известно, что слуга Ричард выполнял в электрических опытах вместе с хозяином роль «живого гальванометра».
Известен также случай, когда Кавендиш бросился на помощь женщине, на которую напал бык, и отвлек быка. После этого ученый ушел, ни слова не говоря и даже не простившись.
Кавендиш был одержим пунктуальностью, каждый его новый костюм являлся точной копией предыдущего с учетом произошедших в фигуре изменений. (Поэтому существует легенда, что Кавендиш вообще не менял костюма, а всю жизнь проходил в одном и том же).
Все сорок лет в клубе, где он обедал раз в неделю, шляпа его всегда занимала одно и то же место. Кавендиш, как мы уже говорили, был весьма критичен и щепетилен в общении, поэтому почти всегда молчал и открывал рот лишь тогда, когда мог сообщить что-либо из ряда вон выходящее (так же, видимо, он относился и к своим публикациям).
Единственное, известное изображение Кавендиша, (рисунок Александера) хранится в Британском музее.
В 42 года Кавендиш получил огромное наследство, но не изменил скромного образа жизни скромного образа жизни, а лишь расширил исследования, требовавшие значительных средств. Незнакомцы не могли и думать о приглашении в дом, зато друзья злоупотребляли его доверием, особенно в пользовании его богатейшей библиотекой. Кавендиш поддерживал также студентов и молодых ученых, не придавая значения при этом тому, возвращены деньги или нет. Он был холодно — безразличен ко всему, что не касалось науки – никогда не слышали, чтобы он о чем-то отозвался более или менее положительно.
Умер Кавендиш 24 февраля 1810 г. (по новому стилю) после единственной в его жизни болезни. Свое миллионное состояние и неопубликованные работы он оставил кузену. Этот кузен был дедом Уильяма Кавендиша — того самого седьмого герцога Девонширского, который был канцлером Кембриджского университета во времена Максвелла.
ДОСТИЖЕНИЯ В ОБЛАСТИ ХИМИИ.
В шестидесятые годы Кавендиш сделал ряд прекрасных работ, изучая свойства газов: определил природу водорода – открыл inflammable air как самостоятельное вещество (позднее французский ученый Антуан Лавуазье назвал этот газ водородом). Другой газ, двуокись углерода, Кавендиш назвал fixed air (сгущенный или плотный воздух). Сейчас мы знаем его как углекислый газ. Ученый подтвердил, что атмосферный воздух представляет собой смесь кислорода и азота, определил состав воды и показал, как ее можно получить искусственным путем. Кавендиш также обнаружил, что «воспламеняющийся воздух» (так он называл водород) намного менее плотен, чем «обычный» воздух.
Исследуя состав воздуха, Кавендиш обнаружил в небольшом количестве некоторое вещество, которое не удавалось соединить с азотом при помощи электрического разряда. Этот опыт был забыт, пока его не повторил Рамзай – неизвестное вещество оказалось инертным газом аргоном. Кавендиш опубликовал при жизни несколько статей (около 20), из них наиболее значительные: «On Fractious airs» (о частях воздуха), об электрическом скате «торпедо» (Кавендишу удалось создать «электрическую модель» ската, которая наносила такие же удары) и статья с изящным доказательством того, что позже было названо «законом Кулона».
За работы по исследованию газов ученого справедливо называли одним из «отцов пневматической химии».
В 1781 г. Кавендиш определил содержание кислорода в воздухе. Работы его были также посвящены молекулярной физике, теплоте, математической физике и др.
ИЗМЕРЕНИЕ ГРАВИТАЦИОННОЙ ПОСТОЯННОЙ.
Кавендиш использовал чувствительные крутильные весы (весы Кавендиша) для измерения гравитационной постоянной. Опыт Кавендиша по измерению гравитационной постоянной иногда образно называют «взвешиванием Земли», поскольку измерив гравитационную постоянную, можно определить также массу и плотность Земли (точность результатов Кавендиша не была превзойдена в течение почти 100 лет!).
МАКСВЕЛЛ И РУКОПИСИ ГЕНРИ КАВЕНДИША.
Едва начав разбирать рукописи Кавендиша, Максвелл поразился: как много крупных открытий было сделано Кавендишем, о которых тот не посчитал нужным рассказать ни ученым, ни обществу! Максвелл пишет:
«…В своих рукописях он (Кавендиш) обнаруживает знакомство с законами параллельного и последовательного соединения проводников, однако для того, чтобы пролить свет на смысл его слов нужно обратиться к его опубликованной статье (об электрическом скате торпедо)… Создается впечатление, что он достоин еще больших почестей, так как он превзошел Ома задолго до того, как были открыты постоянные токи. Его измерения электрической емкости заставят нас попотеть в Кавендишской лаборатории, прежде чем мы достигнем точки, где он остановился…».
К этому следует добавить, что все свои открытия в области электричества Кавендиш сделал до того, как Вольта изобрел первый источник постоянного электричества – вольтов столб (первую электрическую батарею). Все исследования Кавендиш проделывал только с малыми электрическими зарядами, образующимся при трении, – статическим электричеством.
Кстати, занятная деталь: Кавендиш обнаружил, что собачий мех при натирании электризует сильнее, чем кошачий. И когда Максвелл проверял точность этого результата Кавендиша, в лаборатории всегда присутствовал его любимый пес Тоби, который непосредственно участвовал в эксперименте. И Максвелл вместе с Тоби доказали, что и тут Кавендиш был прав!
Все тонкие измерения быстро протекающих процессов были проделаны Кавендишем без приборов – они просто еще не были изобретены. У исследователя был только «физиологический гальванометр», называемый «шокометр» – Кавендиш мог оценивать электрический потенциал лишь по силе получаемого человеком электрического удара (удар по-английски «шок»).
Максвелл решил исследовать эффективность «живых гальванометров» и в течение многих дней каждому новому посетителю лаборатории предлагали взяться руками за два оголенных конца провода, к которым подводилось напряжение, чтобы проверить, «хороший» или «плохой» гальванометр представляет собой очередной посетитель. Конечно, Максвелл заботился о том, чтобы подаваемое на провода напряжение не представляло опасности!
Максвелл также проверял в лаборатории со своими сотрудниками и измерения электроемкости, и влияние диэлектрика на емкость конденсатора, и уточнение закона Ома, и определение плотности Земли. Он справедливо считал, что никогда не следует пренебрегать мыслями классиков. Максвелл очень тщательно работал над рукописями Генри Кавендиша, изучал все детали опытов, стремился точно воспроизвести их детали – и для практики стажеров, и для проверки, а может, и для поиска новых идей.
Он копировал опыты Кавендиша по определению сопротивления электролитов и хотел сравнить показатели сопротивления набора электролитов с результатами Кавендиша. Максвелл обнаружил, что Кавендиш был первым, кто открыл закон Ома.
Еще одна интересная находка была обнаружена в работах Кавендиша по развитию идей петербургского академика Франца Эпинуса, который применил к исследованию электрических и магнитных явлений высшую математику и в 1759 году выступил с трактатом «Опыт теории электричества и магнетизма», где последовательно развивал теорию Франклина об электричестве, распространив ее на магнитные явления. Во времена Кавендиша Эпинус считался одним из больших авторитетов в теории электричества и был почитаемым ученым в Кембридже.
Максвелл не только упорядочил рукописные материалы, но снабдил их подробными комментариями, многие из которых являются небольшими самостоятельными научными исследованиями. Тексту работ Кавендиша он предпослал очерк жизни и деятельности ученого, в котором особенно подробно осветил исследования по электричеству. На основе рукописей Кавендиша и свидетельств его современников Максвелл составил детальное описание лаборатории, где ученый проводил электрические опыты.
Известный английский физик и химик Х. Дэви, знавший Кавендиша лично, писал, что при конструировании приборов последний не придавал никакого значения их внешнему виду, его интересовала только эффективность данного устройства. Опыты должны были проводиться в наиболее «чистом» виде, с уменьшением побочных факторов.
Кавендиш во многом опередил свое время: и в терминологии, и в стремлении предельно точно фиксировать условия эксперимента, обеспечивая его воспроизводимость.
Большинство открытий Кавендиша после него было повторено другими учеными – еще одно доказательство неизбежности открытий, когда приходит их время."
На сайте есть док.фильм-Энциклопедия. Генри Кавендиш.
01 авг 2019 11:36

Это интересно

Суперхит ХХ века Sebastian Iradier «La Paloma»---"Голубка":-
"Голубка"... Наверное, любой человек, даже напрочь лишенный слуха и голоса, сможет напеть, насвистеть, набормотать музыкальную фразу из этой песни. Уверен, что десятки, нет, сотни композиторов, авторов шлягеров-однодневок и хитов на час, всевозможных лауреатов и членов союзов композиторов, не задумываясь отдали бы все свои
регалии и заслуги за хотя бы десятую долю той славы и народного признания, которая получила эта песня. Во всем мире ее давно считают народной песней, но какое счастье, что история все же сохранила нам имя ее автора.
Себастьян Ирадьер (Sebastián Iradier, позже Yra i, испанский композитор и вокальный педагог, автор танцевальной музыки и многих песен, родился в “стране басков” в Лансьего (провинция Алява) в 1809 году.
В 9 лет он пел в хоре церкви Санта-Мария в Виттории, в 16 играл на органе. С 1839 преподавал в Мадридской консерватории. С начала 1850-х много путешествовал, жил в Париже, где был придворным музыкантом - учителем пения французской императрицы Евгении (супруги Наполеона III), затем переехал в США. В начале 1860-х годов прожил два года на Кубе, в те времена одном из заокеанских владений Испании, где усердно изучал музыку креолов.
Именно после пребывания в кубинской столице им была написана “La Paloma”. Мелодия “Голубки” была навеяна композитору кубинскими хабанерами - особенным стилем испанского танца, возникшего на Кубе (название происходит от столицы Кубы - Гавана). Там же, в Гаване, она впервые прозвучала. Считается, что самой первой исполнительницей была Мариетта Альбони (Marietta Alboni, 1826-1894 гг.), итальянская оперная певица, которая была признана лучшим контральто XIX века. Во время ее американских гастролей (концерты проходили в США, Мексике, Кубе) Себастьян Ирадьер был ее концертмейстером.
Кроме “Голубки”, Себастьян Ирадьер является автором еще одной всемирно известной песни - "Хабанеры" Кармен из одноимённой оперы Ж.Бизе. Согласно преданию, Бизе услышал песню "Помолвка" (El arreglito) в исполнении одной дамы как раз в то время, когда он работал над созданием "Кармен", и эта песенка показалась ему подходящей для его цели: он записал её, а затем гармонизовал и оркестровал по-своему, приспособив к ней французский текст. Даже в партитуре в сноске внизу страницы напечатано: "Подражание испанской песенке”. Только после неоднократных представлений оперы мелодия была узнана: оказалось, что это вовсе не народная мелодия, а романс автора, современника Бизе - Себастьяна Ирадьера
"La Paloma" быстро проникла в Мексику, мексиканские мятежники-революционеры сделали её своей строевой песней. Популярность песни стала всемексиканской. Император Мексики Максимилиан, который происходил из семьи германских Габсбургов, был казнен под музыку “Голубки”, из-за этого в Австро-Венгрии, где правили Габсбурги, мелодия "La Paloma" была под запретом, за исполнение песни грозило заключение в тюрьму.
В это же время “Голубка” через Францию залетает в Европу, и ее распевают на французском языке как гимн Республиканской Гвардии.
Впервые “Голубка” была увековечена на валик Эдисона в США в 1896 году. С тех пор она записывалась в разных странах на десятках языках и во всевозможных музыкальных стилях: военные оркестры, симфонические, эстрадные и джазовые бигбэнды, рок, твист, буги-вуги, рэггей, кантри-фольк…
На рубеже XIX и XX веков внедряется музыкальный инструмент под названием гавайская гитара, и "La Paloma", как пожар, распространяется по ресторанам, барам и другим местам отдыха.
В 60-х годов новая волна для “Голубки” наступила после исполнения ее Элвисом Пресли в фильме “Голубые Гавайи” (Blue Hawaii). Этот фильм стал одним из лидеров кассовых сборов 1960-х гг. в США и его успех задал тон всем последующим фильмам Пресли (по формуле: экзотические места, модные амплуа, красивые девушки и лёгкая, специально написанная к фильму музыка). В исполнении Пресли песня звучала на английском языке и называлась “No more”.
В соответствии с Книгой рекордов Гиннесса, самой часто записываемой песней является сингл “Yesterday” легендарной группы Тhe Beatles. Однако, по самым достоверным подсчётам, песня “Голубка” была записана в разных редакциях и разными исполнителями более двух тысяч раз. По неподтвержденным и неофициальным данным, пять тысяч раз.
Но “Голубка” всё-таки отмечена Гиннессом особым рекордом: в день Победы над фашизмом в городе Гамбурге в 9 мая 2004 году ее спел хор из 88 600 человек, приехавших со всего мира.
Песня звучит в десятках художественных и документальных фильмов; изначально написанная как хабанера, она “переведена” в ритмы танго, блюза, джаза и рока. “Король” твиста Чабби Чекер (Chubby Checker, американский певец и автор песен, популяризатор твиста в 1960-е годы предложил свою версию “La Paloma”. Необычайно популярна была “Голубка” и в Советском Союзе. Существует несколько вариантов текста песни на русском языке, но наиболее распространенном и удачным является текст, написанный супругами Самуилом Болотиным и Татьяной Сикорской в 1952 году. Они переводили песни многих народов, причем очень часто адаптировали их к нуждам исполнителей и требованиям цензуры настолько, что собственно переводами их произведения могут считаться лишь условно. Ярким примером тому является американская песня военных лет, "Бомбардировщики" (1943 год) - для того, чтобы обойти цензуру, переводчикам пришлось изъять из текста упоминание о молитве во фразе “on a wing and a prayer”(на одном крыле и на молитве) и заменить его выражением: "на честном слове и на одном крыле", которое стало в СССР крылатым и живо до сих пор.
Песни в переводе Сикорской и Болотина становились знамениты на всю страну, ибо попадали в репертуар самых известных артистов того времени. как это случилось и с “Голубкой”, которую исполнила великая Клавдия Шульженко
Когда из твоей Гаваны отплыл я вдаль,
Лишь ты угадать сумела мою печаль!
Заря золотила ясных небес края,
И ты мне в слезах шепнула, любовь моя: "Где б ты не плавал, всюду к тебе, мой милый,
Я прилечу голубкой сизокрылой!
Парус я твой найду над волной морскою,
Ты мои перья нежно погладь рукою...". О, голубка моя!
Будь со мною, молю,
В этом синем и пенном просторе,
В дальнем, родном краю!
О, голубка моя!
Как тебя я люблю!
Как ловлю я за рокотом моря
Дальнюю песнь твою! Когда я вернусь в Гавану, в лазурный край,
Меня ты любимой песней моей встречай.
Вдали от Гаваны милой в родном краю
Я пел день и ночь прощальную песнь твою: "Где б ты не плавал, всюду к тебе, мой милый,
Я прилечу голубкой сизокрылой!
Парус я твой найду над волною морскою,
Ты мои перья нежно погладь рукою..."
О, голубка моя!...
Разные культуры, разные традиции, разные стили, разные исполнители и языки – а голубка, как полтора столетия назад, по-прежнему летит с весточкой к любимому человеку..."
Кому интересно-можно посмотреть ролик с замечательным оркестрм Джеймса Ласта “La Paloma” или оркестром *Johann Strauss Orchestra* Андре Рьё,в Мехико 31 июля 2018г.-весь огромный зал встал и пел вместе с оркестром *Голубку*-впечатляет!.....
01 авг 2019 11:08

Истории о...

Михаил Огинский-- человек и полонез.:---
В современной России классическая музыка не имеет широкой популярности. Классические музыкальные произведения, известные всем, можно пересчитать по пальцам. В это число, без сомнения, входит полонез «Прощание с Родиной», известный также как «Полонез Огинского». Ещё из школьного курса музыки ученики советских, а затем и российских школ
узнавали, что композитор Огинский написал своё произведение, навсегда прощаясь с Польшей после поражения восстания, в котором участвовал…
Удивительное дело — несмотря на то, что восстание Тадеуша Костюшко, в котором участвовал композитор, было направлено против Российской империи, в нашей стране Огинскому всегда сочувствовали и сопереживали несчастью, вдохновившему его на творчество.
Но неудачное восстание и создание полонеза — это всего лишь один эпизод из жизни Михаила Огинского, похожей на приключенческий роман, где перемешаны политика, музыка и любовь.
Внук воеводы, сын воеводы, племянник воеводы
Михал Клеофас Огинский родился 25 сентября 1765 года в поместье Гузов в Мазовецком воеводстве, недалеко от Варшавы.
Собственно, Огинские по происхождению не были поляками. Предки князей Огинских являлись потомками западных русинов — белорусов, принявших католицизм. По этой причине автор полонеза скорее Михаил, а не Михал.
С фамилией тоже есть путаница — в польском варианте она произносится как «Огиньский», в то время как в русском варианте мягкий знак отсутствует.
Герб князей Огинских
Князья Огинские полагали, что их родословная идёт от самого Рюрика. В Речи Посполитой они занимали положение, соответствующее столь высокородному происхождению. Предки Михаила занимали высокие должности во входившем в Речь Посполитую Великом княжестве Литовском.
Прадед Михала Клеофаса был витебским воеводой, дед и отец — трокскими воеводами, а его дядя Михал Казимир Огинский был виленским воеводой и Великим гетманом Литовским.
Родные Михаила были убеждены, что и его ждёт большая политическая карьера, и готовить к ней мальчика стали с малых лет. Для его воспитания был приглашён Жан Ролен, ранее обучавший будущего императора Австрии Леопольда II и считавшийся одним из лучших педагогов Европы.
Чтобы понимать, насколько серьёзно готовили Михаила, нужно сказать, что в возрасте 7 лет учебные занятия занимали у него до 16 часов в день.
Находилось время и для обучения музыке, причём весьма серьёзного. Михаилу прививали не только навыки игры на музыкальных инструментах, но и преподавали теорию музыки.
Осип Козловский (1757-1831) Ирония судьбы — музыкальным педагогом Михаила Огинского, прославившегося как пламенный польский патриот, был Осип Козловский, ставший автором музыки первого гимна Российской империи «Гром побед, раздавайся!».
Министр и повстанец
В возрасте 19 лет Михаил Огинский стал депутатом польского сейма, затем послом Речи Посполитой в Нидерландах и Великобритании, а в 28 лет он стал министром финансов Великого княжества Литовского.
Блестящая политическая карьера омрачалась внутренними распрями в Речи Посполитой и потерей территорий, переходивших к более успешным соседям — Австрии, Пруссии и России.
Молодой политик оказался в числе тех, кто не был готов мириться с этим. Он примкнул к антироссийскому восстанию под руководством Тадеуша Костюшко.
Михаил Огинский
Участие Огинского в восстании не было формальным — на собственные деньги он сформировал и вооружил отряд численностью боле 2000 человек, во главе которого не без успеха развернул партизанскую войну против русских войск.
Восстание Костюшко было жестом отчаяния. Против повстанцев выступили войска не только Российской империи, но также Пруссии и Австрии. Совместными усилиями выступление поляков было подавлено, Костюшко оказался в плену, а Михаилу Огинскому пришлось бежать.
Из князи — в грязи
В этот момент, согласно основной версии, и был написан знаменитый полонез.
Огинский, создавая «Прощание с Родиной», не был новичком. Он успешно совмещал политическую карьеру с музыкальным творчеством, и на его счету к тому времени было немало произведений. Но ни одному их них, как, впрочем, и тем, что были написаны позднее, не удалось повторить успех полонеза.
Восстание Костюшко обернулось катастрофой и для Польши, которая в результате очередного раздела исчезла с карты мира, и для самого Огинского, который лишился всех своих поместий.
Деньги и даже драгоценности жены он потратил на оплату оружия, амуниции и продовольствия для повстанцев и в итоге остался практически без средств к существованию.
Жена Михаила Изабелла, не понимавшая пассионарности мужа, вскоре оставила его, уехав к родственникам. Огинский продолжил скрываться в Европе в одиночку, меняя имена и места проживания.
Особо опасный преступник
Это не было манией преследования: за Огинским действительно шла охота. Российские власти по достоинству оценили таланты Михаила во время восстания и теперь желали отправить его в тюрьму.
Сам Огинский тоже не унимался. Он встречался с польскими эмигрантами, посещал Францию, где пытался добиться поддержки от революционного правительства, ездил в Константинополь, где призывал султана начать новую войну против России. Дипломатические усилия Михаила не возымели действия — ни одна из стран не желала вступать в войну с Российской империей, тем более, ради интересов Польши.
Измученный и разочарованный, Михаил Огинский приехал в Нидерланды, где раньше был послом. Старые связи ему помогли — король Нидерландов смог договориться с монархом Пруссии об амнистии для Огинского. Таким образом, одна из трёх стран, участвовавших в подавлении восстания, сменила гнев на милость, и Михаил получил возможность жить в Пруссии под своим именем.
Изабелла Ласоцкая, жена Огинского.
Он воссоединился с женой, и Изабелла родила ему двух сыновей — Тадеуша и Ксаверия. Но в 1801 году супруги расстались. Возможно, Михаил так и не смог простить жене того, что она оставила его в трудную минуту. А быть может, Изабелла поняла, что Михаил ничуть не изменился и снова может ввязаться в политическую авантюру, потратив на неё все деньги семьи.
Император добр, а любовь зла
Но в 1802 году судьба Михаила Огинского делает крутой поворот — новый русский император Александр I объявляет амнистию участникам восстания Костюшко. Огинский не только получил право вернуться домой, но ему вернули и все его владения.
Подобной милостью Михаил был обязан поляку Адаму Чарторыйскому, входившему в ближайшее окружение молодого императора и убедившего Александра простить повстанцев.
Князь Огинский поселился в своём имении Залесье, где построил усадьбу и заложил парк.
В возрасте 37 лет Михаил Огинский женился на вдове своего умершего друга, графа Каэтана Нагурского, 25-летней Марии Нагурской, которая была итальянкой по национальности, родилась во Флоренции, и от рождения её звали Мария Нери.
Мария Огинская (де Нери), супруга Михала Клеофаса Огинского.
Об этом браке Огинского ходила весьма дурная слава. Наиболее вежливые биографы называют его «легендарным», не вдаваясь в подробности. Более откровенные сообщают, что темперамент итальянки Марии не знал границ до такой степени, что количество её любовников не мог сосчитать никто.
Мария родила Михаилу четверых детей — трёх девочек и одного мальчика, но лишь в отношении одной из дочерей, Амелии, у современников не было сомнений в том, что её отцом является Огинский.
Несмотря на столь дурную репутацию жены, он прожил с ней целых тринадцать лет. Что ж, как говорится, любовь зла…
Сенатор Российской империи
В 1810 году дворянство Виленской и Гродненской губерний решало вопрос о том, кого направить к императору Александру I в качестве советника по делам края. Выбор пал на Михаила Огинского. Кандидатуру бывшего бунтовщика и польского политика поддержал и губернатор Михаил Кутузов.
Так, Михаил Огинский стал сенатором Российской империи и вошёл в число доверенных лиц русского императора, вернувшись в большую политику.
Михаил Огинский
Князь увидел в этом возможность добиться для своей родины если не независимости, то хотя бы автономии, представив императору проект создания Великого княжества Литовского в составе Российской империи. Но Александр I отверг этот проект.
В 1817 году, устав от политической жизни, Михаил Огинский сложил с себя полномочия сенатора и вернулся в своё поместье, затем некоторое время жил в Вильно и Варшаве. Ни о какой новой опале речи не шло — к Огинскому в России относились благожелательно, никоим образом не попрекая прошлым.
В 1823 году Огинский, здоровье которого сильно пошатнулось, переехал во Флоренцию, где и провёл последние годы жизни.
Композитор нашёл последний приют рядом с Галилеем
Согласно второй, менее распространённой версии, прославивший его полонез был написан в 1820-х годах, когда немолодой и лишившийся надежд князь прощался со своей Родиной, которую ему уже не суждено было увидеть.
В 1831 году во Флоренции Огинский выпустил отдельной книгой сборник нот своих музыкальных произведений. Собирать было что — на счету композитора Огинского более 60 фортепьянных композиций, романсы, песни и даже одна опера под названием «Зелис и Валькур, или Бонапарт в Каире».
Михаил Огинский умер во Флоренции 15 октября 1833 года. Бурная молодость дала о себе знать — после смерти композитора пошли слухи, что его убили, заколов кинжалом, якобы отомстив за прежние похождения. Но вряд ли кто всерьёз захотел бы мстить больному 68-летнему мужчине, давно отошедшему от политических дел.
Похоронили Михаила Огинского в Пантеоне выдающихся личностей во флорентийской церкви Санта Кроче рядом с Галилео Галилеем, Микеланджело Буонарроти, Джоаккино Россини и Никколо Макиавелли.
А написанный им полонез завораживает всё новые и новые поколения слушателей в разных странах мира…
31 июл 2019 11:55

Полезные советы

Фольга вредна для человека!!!------
Каждый, кто использует фольгу для запекания, делает эту ошибку !
Обязательно прочитайте.
Во всём мире люди используют разные принадлежности для приготовления вкусной
еды . Их разнообразие поистине огромно — от дешёвой фольги до очень дорогих
керамических ножей .
В большинстве домов алюминиевая фольга — привычная вещь
. Она универсальна ,
удобна и гигиенична.
Фольгой можно накрыть блюдо или обернуть картошку для запекания .
Но если вы ей пользуетесь , вы должны кое - что знать . Скорее всего, вы об этом даже
и не подозреваете.
Короче говоря: фольга ОЧЕНЬ опасна для здоровья.
Вред для мозга . Алюминий — нейротоксический тяжёлый металл , связанный с развитием болезни Альцгеймера.
Также этот токсин может вызывать нарушения координации , памяти и равновесия.
Вред для костей . Этот токсичный металл также накапливается в костях.
Он соревнуется с кальцием за место в костях — и угадайте , кто выигрывает в этом перетягивании каната ?
Вред для лёгких . Вдыхание алюминия может привести к респираторным заболеваниям, в том числе к фиброзу лёгких
Как же этот тяжёлый металл вообще попадает в организм?
В качестве основных источников обычно называют алюминиевые банки с напитками и
дезодоранты, содержащие алюминий.
Но при этом почему-то забывают про алюминиевую фольгу.
Вы глотаете чешуйки алюминия.
Понятно, что никто не откусывает кусок фольги и не начинает её жевать (разве что кошки , играющие с комками фольги ). Но именно это происходит, когда вы нагреваете фольгу до высокой температуры.
Из-за жара в металле образуются крошечные трещинки, отчего чешуйки отслаиваются и попадают в пищу. Они не видны невооружённым глазом, и вы их проглатываете !
Химическое выщелачивание. Даже если чешуйки и не отваливаются, вы всё равно можете случайно вызвать химическое выщелачивание алюминия, используя в готовке некоторые специи или кислотные продукты ( типа лимонов ).
Д - р Эссам Зубаиди обнаружил, что в приготовлении всего одного блюда в алюминиевой фольге может выщелачиваться до 400 мг алюминия !
« Чем выше температура, тем больше выщелачивание. Фольгу нельзя использовать для приготовления еды и нельзя использовать с помидорами, цитрусовым соком и специями ».
Всемирная организация здравоохранения называет максимально допустимой дневной дозой 60 мг алюминия ..
Вы вдыхаете металлы. Вовсе не обязательно глотать этот металл, чтобы он попал к вам в организм. Если вы не закрываете рот и нос, запекая еду в фольге на решётке, частицы алюминия могут попасть в ваше тело через дыхательные пути. Выделяемый при нагревании дым несёт в себе микроскопические чешуйки алюминия, которые можно запросто вдохнуть и не заметить!
Ясно, что тяжёлые металлы опасны для здоровья. Вот несколько рекомендаций, как обезопасить себя от этой отравы
1. Не используйте алюминиевую фольгу на кухне, и точка !
Её можно использовать только для оборачивания холодных продуктов в холодильнике.
И то — лучше используйте стеклянные контейнеры.
2.Не храните в фольге специи, помидоры и цитрусовые. Кислоты выщелачивают
алюминий прямо вам в тарелку!
3.Выбросьте алюминиевую посуду. Как только будет возможность, купите кастрюли из нержавейки. Можно даже подержанные ..
4.По возможности замените алюминиевую фольгу на пищевой пергамент.
А вы используете фольгу в готовке ? ......"
31 июл 2019 10:42

Истории о...

Писатель Анатолий Рыбаков:----
14 января родился Анатолий Рыбаков (А.Н.Аронов--1911 – 1998), крепкий, профессиональный беллетрист.
Трилогию Рыбакова «Кортик», «Бронзовая птица» и «Выстрел» я перечитывал в детстве много раз. Очень любил многосерийку «Каникулы Кроша» с участием Василия Фунтикова и Владимира Корецкого (она мне, кстати, напоминала «Два капитана» Каверина, но без героической романтики,
бытовой московский вариант). Помню, какой ажиотаж вызвал роман «Дети Арбата» у меня был экземпляр и за ним выстроилась в очередь вся школа.
Но также быстро роман устарел. Вышедшее в 1988 году продолжение «Тридцать пятый и другие годы» не вызвало ажиотажа. Жизнь развивалась в разы быстрее литературы. Тем более, литературы облегченной, газетной.
ВОТ ТАКОЕ ИЗДАНИЕ У МЕНЯ БЫЛО
«Дети Арбата» стали бестселлером в немалой степени благодаря антисталинскому пафосу. Мало кто из читателей помнил, что написал его лауреат Сталинской премии.
У Рыбакова были причины вождя не любить. В 1933 юноше вкатили три года ссылки по обвинению в контрреволюционной агитации. После ссылки будущий писатель не имел права жить в городах с паспортным режимом.
Спасла Рыбакова война. Он три года учился в институте инженеров транспорта, и служить ему выпало в автомобильных частях. Начав с обороны Москвы, Рыбаков дошел до Берлина. Воевал так хорошо, что с него сняли судимость.
Вернувшись в Москву, тридцатипятилетний дембель затеял писать приключенческую повесть для детей «Кортик». Ее, может быть, и не напечатали бы («Детгиз» завалили рукописи нужных людей), но сыграло роль тридцатилетие комсомольской организации. В редакторском портфеле не нашлось достойной вещи и переделавший по требованию редакции «Кортик» два раза Рыбаков попал в темплан. Повесть мгновенно стала любимым подростковым чтением. Ее переиздавали десятки раз.
ТАКОЕ ИЗДАНИЕ У МЕНЯ БЫЛО
«Кортик» еще висел в воздухе, непонятно было, - издадут : не издадут, а Рыбаков уже сел за второй роман «Водители». Взрослый роман на современном материале. На склоне лет писатель признался:
«На «Водителей» я возлагал больше надежд, чем на «Кортик»: теперь требуется «рабочая тема», пафос защиты страны сменился пафосом ее восстановления после разрушительной войны. При всем отвращении к Сталину я не мог отрицать его умение сосредоточивать усилия народа на задаче, которую он считал главной. Многие авторы писали о заводах, фабриках, я видел свое преимущество перед ними: они пишут, о чем не знают, а я автомобильное дело знаю».
Рыбаков сделал только первую часть романа, а в журнале «Октябрь» уже прознали, что автор «Кортика», сам по профессии автомобилист, пишет о водителях. Прочитав же написанное поставили роман в номер. Рыбакову вахтовым методом пришлось делать вторую и третью часть.
«Водители» пришлись ко двору, став вторым, правда, быстро позабытым бестселлером Рыбакова.
«Попался» Рыбаков при приеме в Союз Писателей.
Вот что он вспоминал:
«Пришлось заполнять анкету. В графе «судимость» — написал «нет»: судимость с меня снята. Но вслед за этой графой следовал вопрос: «Если судимость была, но снята, то кем и когда снята». Вопрос незаконный: он лишал меня права не писать о своей судимости. И в этой графе я тоже написал «нет».
Прожектор на писателя был направлен мощный. Вот его хотят ввести в редколлегию «Октября», а это номенклатура ЦК и Рыбаков вынужден отказаться. В этом случае при заполнении анкеты словом «нет» не отделаешься. Приходится сочинять себе фронтовые болячки, объясняя, почему в редколлегии работать полноценно не сможет, а на тебя смотрит как на идиота сам Фадеев, - от такой должности отказывается!
А потом Рыбакова выдвинули на Сталинскую премию.
Рассуждал писатель так:
«Наверняка рано или поздно мое прошлое откроется. Но чем известнее я становлюсь, тем безопаснее. Рядового инженера посадить просто. Но если я получу Сталинскую премию, то есть официальное признание правительства, посадить меня можно будет только с санкции правительства. Решатся ли «органы» загружать его столь мелким делом — анкету человек не так заполнил? Не думаю. Значит, вопрос стоит так: разоблачат меня до того, как я получу Сталинскую премию, или после».
Разоблачили «до», при обсуждении кандидатур лауреатов в Совете Министров. Сталин остановился на фамилии Рыбакова и спросил, известно ли присутствующим, что автора «Водителей» исключали из партии и судили по 58-ой статье. Больше всего Иосифа Виссарионовича возмутила попытка скрыть судимость. Ведь наградили же премией осужденного Ажаева (https://ygashae-zvezdu.livejournal.com/107323.html) и побывавшего в немецком плену Злобина!
«Да, неискренний человек, не разоружился!», - таков вердикт вынес Сталин насчет Рыбакова и, учитывая дальнейший творческий путь писателя, так ли уж он был неправ?
Рыбаков объяснил в Союзе Писателей, что из партии его не исключали (он в ней попросту не состоял), предоставил справку о снятии судимости и стал ожидать: пан или попал?
Оказалось, - пан! Сталин признал, что Рыбаков имел право не писать о судимости и разрешил восстановить его в списке.
Рыбаков получил Сталинскую премию.
Но добрых слов о Сталине на склоне лет у него все равно не нашлось. "
На сайте есть:-Анатолий Рыбаков. Послесловие док. фильм; Тяжелый песок (сериал); Дети Арбата,Екатерина Воронина, Бронзовая птица,Кортик и др.
31 июл 2019 09:44

Это интересно

История еврейского танго -«Утомленное солнце»:-----
Эту дивную мелодию танго под названием «Утомленное солнце» и сейчас знают и любят очень многие. Еще до второй мировой войны она звучала в парках отдыха, скверах, на танцплощадках, из домашних патефонов. Это знаменитое танго имеет весьма интересную историю.
В 1935 польским композитором Ежи Петерсбурским было
создано музыкальное произведение, названное им «Последнее воскресенье». Этот творческий человек по материнской линии происходил из еврейского семейства Мелодистов. Фамилия весьма символична. Ведь мама Ежи прекрасно играла на пианино, а братья – на скрипках. Сам мальчик с четырехлетнего возраста обучался игре на фортепиано, впоследствии продолжив музыкальное образование в консерватории Варшавы и Академии Музыки в Вене. Талант молодого исполнителя получил высокую оценку известного венгерского композитора Имре Кальмана, который дал ему совет заняться эстрадным сочинительством.
Ежи Петербурский
В 1922 начинающий музыкант совместно со своим кузеном Артуром Голдом создали джазовый оркестр, включив в его название свои фамилии. Коллектив имел успех, выступая в известном в Варшаве театре-кабаре Qui Pro Quo. Об оркестре и его создателях писал в стихах польский поэт-песенник Анджей Власт.
К слову сказать, именно он создал польский вариант текста знаменитого эстрадного шлягера «У самовара я и моя Маша», открыв, таким образом, для русских и польских слушателей имя его автора, Фанни Гордон (Фаины Марковны Квятковской). Впоследствии песня благодаря Петру Лещенко получила дополнительно два куплета, написанных на русском языке, став очень популярной в России и в Польше.
Осенью 1939 Ежи попал на территорию, присоединенную к Советскому государству, и стал его гражданином Юрием Алексеевичем Петерсбурским. Он продолжил свою творческую деятельность в качестве руководителя белорусского джаз-оркестра, собранного из польских музыкальных исполнителей. Этот творческий коллектив побывал на гастролях во многих уголках Советского Союза. В начале Великой Отечественной войны Петерсбурский стал военнослужащим армии польского генерала Андерса. Вместе с ней он в 1942 оставил СССР.
Любопытно, что музыку обожаемого в военный период «Синего платочка» также создал Петерсбурский. А вот слова к мелодии, услышанной во время концертного выступления оркестра маэстро в саду «Эрмитаж», сочинил поэт Яков Маркович Гольденберг (Яков Галицкий).
Однако возвратимся к истории польского танго. Слова к нему были написаны Зеноном Фридвальдом не просто так, а потому, что он сочувствовал Петерсбурскому, переживавшему личную трагедию. А дело было в том, что возлюбленная композитора Надин ушла к богатому английскому промышленнику. А маэстро будто бы сказал Голду, что из собственных слез он сделает свое лучшее танго. Так и случилось. Творение Петерсбурского оказалось невероятно популярным. Под эту мелодию люди даже лишали себя жизни, массово стреляясь от несчастливой любви, поэтому ее стали называть «Танго самоубийц».
В 1937 это музыкальное произведение добралось до Советского Союза. Практически сразу на данную мелодию были написаны оригинальные русские тексты, которые не являлись переводами с польского языка. Самым популярным стало танго под названием «Расставание» с поэтическими строками Иосифа Альвека. Его впервые спел Павел Михайлов под аккомпанемент джазового оркестра Цфасмана. Со временем это произведение стали называть по первым двум словам «утомленное солнце».
Версии танго на польском и русском языках обрели долгую жизнь благодаря кинематографу. «Последнее воскресенье» прозвучало в исторической драме С.Спилберга «Список Шиндлера», во 2-й части «Три цвета: Белый» кинотрилогии К.Кесьлевского, в драме А.Вайды «Хроника любовных происшествий». Несколько измененное название русского варианта стало наименованием российско-французской киноленты Н.Михалкова «Утомленные солнцем». Мелодия танго прозвучала в фильме Ю. Кары «Завтра была война», мультфильме Ю. Норштейна «Сказка сказок», во многих спектаклях для создания атмосферы предвоенной поры.
Интересно и то, что слова польского варианта танго были переведены на иврит энтузиастом-гебраистом М.Бидерманом. Правда, называлось оно уже «Последняя суббота». Перевод вышел на редкость точным, наполненным поэтизмами, которые традиционно употребляются в библейском иврите
Так получилось, что время войны это танго сопровождало трагические события. Кузен Петерсбурского, сам замечательный композитор, музыкант Артур Гольд, пребывая в заключении в концлагере Треблинка, стал дирижером оркестра. Громкая веселая музыка, которую было слышно в соседних поселках, как бы демонстрировала, что евреям в лагере живется хорошо. На самом деле оркестр в клоунских одеяниях, стоя у дверей газовой камеры, громко исполнял легкие эстрадные мелодии для того, чтобы не было слышно нечеловеческих криков, доносившихся с места страшной смерти людей. Впоследствии там завершил свой земной путь и сам руководитель лагерного оркестра.
Евреи Львовского гетто, в так называемом Яновском трудовом лагере, мелодию, исполняемую музыкантами Львовского оркестра и профессорами консерватории, которую они называли «Танго смерти». Ведь она звучала, когда расстреливали несчастных людей. Фотография оркестра фигурировала как обвинительное свидетельство во время Нюрнбергского процесса. Практически все участники этого музыкального коллектива были уничтожены фашистами
Немногим узникам Треблинки и Яновского трудового лагеря удалось остаться в живых. Выжившие люди при попытке воспроизведения мелодии застывали от страха либо захлебывались слезами. Искусствоведы склоняются к тому, что они в нечеловеческих условиях концлагеря слушали знаменитое танго Петерсбурского «Последнее воскресенье».